Юнг коллективное бессознательное

Юнг коллективное бессознательное

Коллективное бессознательное

Фильм «Телеканал Культура. Программа Михаила Швыдкого Культурная революция»

По мнению психологов научной ориентации, коллективное бессознательное — скорее красивый миф, придумка. И есть опасение, что придумка скорее вредная, нежели полезная, поскольку снимает с людей ответственность за их антисоциальное поведение.

Коллективное бессознательное — понятие юнгианского психоанализа. Карл Юнг предложил его для обозначения особого класса психических явлений, которые в отличие от индивидуального (личного) бессознательного являются носителями опыта филогенетического развития человечества, передающегося по наследству через мозговые структуры. Содержанием коллективного бессознательного, по Юнгу, выступают архетипы — всеобщие априорные схемы поведения, которые в реальной жизни человека наполняются конкретным содержанием.

По мнению Юнга, существует не только бессознательное субъекта, но и семейное, родовое, национальное, расовое и коллективное бессознательное. Коллективное бессознательное несет в себе информацию психического мира всего общества, в то время как индивидуальное — информацию психического мира конкретного человека. В отличие от психоанализа, юнгианство рассматривает бессознательное как совокупность статичных паттернов, образцов поведения, которые являются врожденными и лишь нуждаются в актуализации. Так же бессознательное делится на латентные, временно неосознаваемые и подавленные, вытесненные за границы сознания процессы и состояния психики.

Психологи научной ориентации этим представлением К. Юнга не пользуются, поскольку оно не проверяемо: экспериментально ни доказать, ни опровергнуть его невозможно. В него можно либо верить, либо нет — как в Бога или Деда Мороза, в связи с чем к области научной психологии это понятие не относится. По мнению психологов научной ориентации, коллективное бессознательное — скорее красивый миф, придумка. И есть опасение, что придумка скорее вредная, нежели полезная, поскольку практика его использования говорит о том, что с его помощью обычно снимают с людей ответственность за их антисоциальное поведение. Серьезные исследователи вместо коллективного бессознательного говорят о влиянии культуры, внутри которой мы рождаемся и пропитываемся которой каждый день.

История термина

Термин «коллективное бессознательное» был введен в психоаналитическую литературу швейцарским психотерапевтом К.Г. Юнгом, который в работе «Психология бессознательного процесса» уделил внимание рассмотрению не только личностно-человеческих характеристик, но и мифологических фигур, выражающих чувства пациентов. В разделе, названном им «Архетипы коллективного бессознательного», он подчеркнул, что некоторые атрибуты нельзя отнести целиком и полностью к человеческой личности, а следует рассматривать в качестве содержаний «сверхличностного или коллективного бессознательного». Поясняя свою точку зрения, Юнг отметил, что «коллективное бессознательное — нечто вроде осадка опыта и одновременно – образ мира как некая его априорность». В этом образе содержатся определенные черты, так называемые доминанты, или архетипы. В другом разделе данного труда, озаглавленном «Личное, сверхличное, или коллективное бессознательное», он писал о том, что в глубинном слое коллективного бессознательного дремлют изначальные общечеловеческие образы, а само по себе оно представляет объективно-психическое, в отличие от субъективно-психического индивидуального бессознательного.

В понимании Юнга содержание коллективного бессознательного — это не только осадки архаических способов функционирования людей, но и осадки функционирования животного ряда предков. В отличие от индивидуального, личного бессознательного, состоящего из содержаний, которые некогда были сознательными, но в силу вытеснения исчезли из сознания, коллективное бессознательное характеризуется тем, что его содержания никогда не были в сознании, никогда не были приобретены индивидуально, а обязаны своему существованию всеобщему унаследованию.

В докладе «Понятие коллективного бессознательного», прочитанном Юнгом в Обществе Абернети (Англия) в 1936, и в ряде последующих его публикаций в той или иной степени изложены представления о коллективном бессознательном. Согласно этим представлениям, коллективное бессознательное можно охарактеризовать следующим образом:

  • оно развивается не индивидуально, а получено по наследству;
  • состоит из архетипов как неких предсуществующих форм, являющихся моделью и образцом инстинктивного поведения;
  • включает в себя продукты архаической природы, т.е. содержания и образы поведения, которые являются у всех индивидов одними и теми же;
  • идентично у всех людей и тем самым образует всеобщее основание душевной жизни каждого;
  • имеет мифологические по своему характеру содержания;
  • состоит из образов, не имеющих кровной или расовой наследственности, а принадлежащих к человечеству в целом;
  • является хранилищем реликтовых остатков и воспоминаний о прошлом;
  • представляет собой единую для всех подоснову, на которой сохраняется нерасторжимая целостность и фундаментальная идентичность;
  • вбирает в себя такие содержания, которые не могут быть объектом произвольного намерения и не подвластны контролю со стороны воли;
  • может активизироваться в большой социальной группе, в результате чего возникает коллективное помешательство — духовная эпидемия, способная привести к революции, войне, катастрофе.

Вводя в концептуальный остов понятие «коллективное бессознательное», Юнг признавал, что на материале анализа сновидений З. Фрейд первым обратил внимание на факт наличия в сновидениях элементов, которые не являются индивидуальными и не выводятся из личного опыта сновидцев. Основатель психоанализа назвал их «прафантазиями», «архаическими остатками», тем самым подчеркнув их коллективную, а не индивидуальную природу. В более широком плане, выходящем за рамки сновидений, в работе «Тотем и табу» Фрейд говорил об «унаследовании психических предрасположений», а позднее — об «архаическом наследии прошлого» и «унаследованных схемах». В частности, в работе «Человек Моисей и монотеистическая религия» он обращал внимание на то, что «в душевной жизни индивида могут оказаться действенными не только лично пережитые, но и усвоенные при рождении содержания, элементы филогенетического происхождения, архаическое наследие». По его мнению, архаическое наследие человека охватывает как предрасположенности, так и «следы памяти о переживаниях прежних поколений».

Вместе с тем, в отличие от Юнга, Фрейд не использовал в своих работах понятие «коллективное бессознательное», считая, что подобное выражение является ни чем иным, как тавтологией. В связи с этим он подчеркивал, что «содержание бессознательного ведь вообще коллективно, оно общее достояние людей». Поэтому, не прибегая к понятию «коллективное бессознательное», Фрейд предпочитал говорить о филогенетическом происхождении бессознательного, об унаследованном, сокращенном повторении развития, пройденного всем человечеством в течение длительного времени, начиная с первобытных времен, о «психическом конденсате», ставшем неотъемлемым наследием, которое с каждым поколением нуждается только в пробуждении, а не в приобретении. Типичным примером подобного наследия является, по его мнению, «врожденная» символика, доставшаяся людям от эпохи развития языка и одинаковая по смыслу у всех народов, несмотря на различие языков.

Теория коллективного бессознательного К. Г. Юнга

К. Г. Юнг – ученик и последователь З. Фрейда – создал собственную концепцию бессознательного. Он считая, что бессознательное имеет не биологическую природу (как заявлял З. Фрейд), а символическую. Содержание бессознательного составляют архетипы, которые определяют канву всех переживаний, представлений и поведения людей. Главная функция бессознательного – компенсаторная: дополняя сознание, оно обеспечивает целостность личности – единство сознания и бессознательного. Бессознательное иррационально, и потому его невозможно познать, но можно изучать его проявления.

Бессознательное спонтанно проявляет себя в снах, фантазиях, оговорках и ошибках; кроме того, его содержание можно выявить с помощью гипноза и свободных ассоциаций. Одним словом, само по себе бессознательное недоступно, но сделать косвенные выводы о его природе возможно.

По мнению К. Г. Юнга, существует личное и коллективное бессознательное. Личное бессознательное – все психологические приобретения личного существования: все, что человек думал, чувствовал, а потом забыл, вытеснил или подавил, т.е. личный багаж, который человек накапливает в течение всей жизни. Коллективное бессознательное надличностно, т.е. его содержание никогда не было чьим-то личным чувствованием, восприятием или мыслью, – это психологический багаж всего человечества, который проявляется в мифах, сказках, искусстве и литературе в виде повторяющихся образов и сюжетов. Коллективное бессознательное не зависит от конкретной эпохи и культуры – это то общее, что объединяет все народы.

Содержание бессознательного состоит из архетипов. Слово «архетип» происходит от греческого arche – «начало» и typos – «образ»; буквальный смысл термина «архетип» – изначальный, исконный образ. В работах К. Г. Юнга можно найти несколько различных определений архетипов:

  • • изначальные, исконные образы, присущие целым народам и эпохам;
  • • общие мифологические мотивы всех народов и времен;
  • • общая форма всегда возвращающегося душевного переживания;
  • • психический остаток бесчисленных переживаний одного и того же типа;
  • • формальные образцы переживаний и поведения, на основе которых формируются конкретные стереотипы поведения и переживания людей разных эпох и культур.

Во всех определениях К. Г. Юнг подчеркивает, что сам по себе архетип не существует: это форма, которую можно изучать только в связи с конкретным содержанием, обусловленным эпохой и культурой. Для иллюстрации он сравнивает архетип с кристаллической решеткой. Решетка не существует сама по себе, но ее можно обнаружить по веществу, которое выстраивается вдоль определенных линий, называемых кристаллической решеткой. Так же можно охарактеризовать и архетип: сам по себе он скрыт, но проявляется вместе с конкретным психическим содержанием. Действительностью архетип становится в идеях, символах или образах, которыми насыщена культура. Архетипы лежат в основе символов культуры, определяют содержание мифов и верований, опосредованно влияют на философские учения. Герои мифов и сказок, по мнению К. Г. Юнга, в зримой форме передают все глубинные программы, по которым существует каждый человек и все человечество.

Особое внимание К. Г. Юнг уделяет нескольким фундаментальным архетипам: ego, «персона», «душа», «тень» и «самость».

Ego, или «Я», – осознанные психические элементы, комплекс идей и представлений, составляющий центр сознания, обладающий непрерывностью и идентичностью. По мысли К. Г. Юнга, западный человек отождествляет себя именно с «Я», привычно ограничивая свою личность только тем, что сам в себе знает и понимает. Особенно ярко эта тенденция выразилась в классической западноевропейской философии XVII–XIX вв., которая сводила сущность человека к интеллекту или самосознанию, совершенно игнорируя другие проявления личности (см. 2.3). Классическую европейскую философию можно считать проявлением ego-центризма, спровоцировавшего в XX в. переоценку ценностей, которую сами философы назвали кризисом западноевропейской культуры. К. Г. Юнг считает, что ego – лишь небольшая часть внутреннего мира, но именно она более всего знакома западному человеку и служит своеобразной точкой опоры в самоидентификации.

Другим хорошо известным каждому человеку архетипом является «персона», или «внешняя личность». «Персона» – комплекс психических функций для адаптации к обществу. Человек ошибочно может отождествлять себя с «персоной». Если вопрос «Кто Я?» часто является трудноразрешимым и провоцирует мировоззренческие и религиозные искания, то по поводу «персоны» таких проблем не возникает. Человек легко соотносит себя со своей «внешней личностью»: я – врач, я – юрист, я – отец, я – француз. «Персона» формируется на основе тех психологических приемов и установок, которые вырабатываются у человека при общении с другими людьми. Содержание «персоны» – это привычные социальные роли, которые личность играет, стремясь действовать в соответствии с ожиданиями других людей. Если человек отождествляет себя с «персоной», то в психике формируется специфический комплекс элементов и функций, которые К. Г. Юнг называет «маской». «Маска» скрывает, а порой и заменяет собой истинное лицо человека. Полная идентификация с одной или несколькими социальными ролями – одно из проявлений невротичности и чревата серьезными психологическими кризисами, считает философ. Неожиданное изменение социальных функций и ролей может выбить прочную почву из-под ног человека, лишить его привычных способов самоидентификации.

Архетип «души», или «внутренней личности», – это психологическая установка человека по отношению к собственному внутреннему миру. «Душа» дополняет «персону» и по своим свойствам противоположна ей. «Внутренняя личность» может иметь как мужские, так и женские черты. «Внутреннюю личность» женщины К. Г. Юнг называет «Анимусом», а «внутреннюю личность» мужчины – «Анимой». «Душа» женщины несет в себе мужские черты, и напротив, «душа» мужчины – женские – по принципу дополнения до целостности. По мнению философа, из характера «персоны» человека можно вывести характер его «души»: все, что должно быть во внешней установке, но по каким-то причинам отсутствует, находится во внутренней. Если человек не осознает комплекс своих внутренних установок и проявлений, т.е. не осознает свою «душу», то эти психические содержания могут проецироваться вовне, в реального человека, который становится объектом любви или ненависти. Сознательное приспособление к такому объекту и освобождение от его влияния невозможно до тех пор, пока человек не осознает особенности своей «внутренней личности».

Архетип «тени» подразумевает те психологические черты и переживания, которые оцениваются как негативные, т.е. агрессивность, разрушительность и т.п. Чем менее человек осознает в себе такой негативный багаж, тем сильнее и разрушительнее может быть проявление «тени».

Архетип «самости», или «целостности», выражает единство личности, всех ее сознательных и бессознательных проявлений. «Самость» – наиболее таинственный архетип, в культуре он проявляется в виде образов идеальной, божественной личности. «Самость» – цель саморазвития человека. По мнению К. Г. Юнга, смысл человеческой жизни состоит в том, чтобы развивать свои внутренние силы и способности, двигаться к личностной полноте, иными словами, наполнять конкретным личным содержанием архетип «самости».

Коллективное бессознательное

Коллективное бессознательное — согласно психологу К. Юнгу, одна из форм бессознательного, единая для общества в целом и являющаяся продуктом наследуемых структур мозга. Основное отличие коллективного бессознательного от индивидуального в том, что оно является общим для всех людей, представляет собой некий единый «общий знаменатель» для разных людей. Однако важно подчеркнуть, что под словом «коллективное» подразумеваются отнюдь не проблемы общественного порядка, наоборот коллективное бессознательное — часть психэ человека, которая является строго индивидуальной (индивид, в концепции К. Г. Юнга, не изолирован от общества, но, будучи личностью в узком смысле, он одновременно и индивидуален, и часть коллективного), поскольку именно коллективное бессознательное создает условия для индивидуации человека. Юнг обозначил его как более глубокий слой, чем индивидуальное бессознательное — за словом стоят не только прямые значения, но и более скрытые слои и смыслы бессознательного уровня.

Коллективное бессознательное — совокупность универсальных личностных проблем, которые могут возникать перед человеком во все времена.

Коллективное бессознательное состоит из архетипов (общечеловеческих первообразов).

Термин введён Юнгом в 1916 году в статье «Структура бессознательного» («Über das Unbewußte und seine Inhalte», CW 7) и является центральным понятием аналитической психологии. Позднее заменён им на более точный термин «объективная психика», а впоследствии на «трансперсональное бессознательное».

> См. также

  • Инстинкт
  • Индивидуация
  • Эгрегор

Объясните человеческим языком, что такое бессознательное и коллективное бессознательное?

Александра Головина 2788 3 года назад Начинающий психолог (частично клинический по образованию), пишу о всяком Телеграм-канал @siroivt Твиттер @Siroi09598895

Так. Во-первых, бессознательное и подсознание — это не одно и то же. И с бессознательным всё довольно просто — это всё, что делает ваш мозг, но в чём не участвует ваше сознание. Например, большинство взрослых людей не имеет необходимости задумываться о том, как они переставляют ноги во время хотьбы. Хотя это весьма сложная деятельность, вовлекающая большое количество нервных волокон. Мы просто переставляем ноги и всё. Но всё сразу меняется, если нам нужно пройти по гололёду или разучить танец — те же действия сразу становятся осознанными и требующими много внимания.

И, кстати, Фрейд не придумал идею о бессознательном, он её популяризировал. И она вызвала и по сей день вызывает у людей бурю эмоций; очень страшно думать о том, что не всё внутри себя контролируешь. Хотя это довольно очевидно, если сопоставить размеры неокортекса (собственно, кора, тонкое, несколькомиллиметровое образование, клочок которой размером меньше ладошки вмещает в себя всё то, что мы привыкли считать своей личностью) с размером всего остального мозга.

Но в бессознательное попадает много всякого более сложного содержания, всё то, что в сознание не поместилось. В том числе неосознаваемые, но истинные причины сложного поведения (это уже примерно то, о чём говорил Фрейд). Предполагается, что чаще всего это остатки от всяких переживаний, которые не были завершены надлежащим образом и сохраниться в сознании не могли либо в силу того, что были получены в совершенно ином, ни на что знакомое не похожем состоянии (например, в доречевом младенчестве; младенец не знает, как что называется, не может описать, имеет очень ограниченные возможности, поэтому эмоции он может испытывать, а сохранять их в словах — нет, и эти эмоции потом ложатся в основу личности человека); либо в силу того, что были настолько невыносимы, что и вспоминать не хочется и не можется; либо в силу того, что общество и воспитание такие переживания категорически не одобряет и тех, у кого они есть, за людей не держит, приходится все такие переживания подавлять, а то как с таким собой дальше жить, совершенно непонятно. И вот это всё — о подсознании, если очень приблизительно и не отходя далеко от фрейдовской модели.

А коллективное бессознательное — это набор образов, символов и сюжетов, которые перманентно воспроизводятся культурой в разных вариациях, и потому являются общими для всех носителей культуры. Точнее, Юнг считал, что есть набор образов (архетипов), которые общие вообще для всех людей — и кое-что такое, по ходу, правда есть; например, слово «смерть» есть во всех языках, включая самые простые, в которых может не быть счёта или слов для обозначения близких родственников. Но очевидно, что такими глубинными архетипами могут быть только очень базовые вещи, которые очень глубоко вплетены в ткань человеческого языка и мышления, и мы не очень можем их выделить и изучить, по крайней мере, на текущем этапе. Однако есть более простые, обусловленные культурой архетипы. Например, сюжет Гарри Поттера отлично ложится в мифологическую структуру, которую можно обнаружить у самых разных индоевропейских народов. Просто в интересном современном антураже и с приправой из актуальных этических проблем, а сама структура несколько тысяч лет одна и та же. И то же самое касается всей массовой культурой — если некое сюжетное произведение популярно, то к гадалке не ходи, оно битком набито архитипическими образами.

Более мелкая форма содержания коллективного бессознательного — это стереотип. То есть, образ, общий для носителей какой-либо культуры, но более маленькой. Например, для современной русскоязычной культуры влиятельными стереотипами будут доктор Айболит, Пушкин и всякие куски школьной программы по литераутре, которые воспроизводятся рефлекторно. Для американцев жёлтые школьные автобусы, наверное, очень стереотипны. И так для каждого народа — есть общий культурный код, который в значительной степени вырастает из детства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *