Влечение к смерти

Влечение к смерти

Классическая дуалистическая теория влечений З. Фрейда

Разработкой теории влечений Фрейд занимался на протяжении всей своей творческой жизни. Развитие его взглядов по данной проблеме отражено в ряде работ и позднее получило название первой и второй дуалистической теории влечений (драйвов). Влечение к смерти было сформулировано и включено в систему влечений только во второй дуальной теории.

  • Первая дуалистическая теория влечений законченную формулировку получила в работе «Влечения и их судьбы» (1915). Инстинкт самосохранения, направленный на сохранение индивида, противопоставлялся половому влечению, направленному на сохранение вида. Однако в дальнейшем при исследовании проблем нарциссизма, мазохизма и агрессивности возник ряд противоречий, обусловленный данным противопоставлением влечений. Неудовлетворённость первой дуалистической теорией и возникший после 1920 г. интерес Фрейда к теме смерти, заставил его пересмотреть свои взгляды.
  • Вторая дуалистическая теория влечений. Тема деструктивности и влечения к смерти неоднократно поднималась и обсуждалась в психоаналитической среде. Открытие самого деструктивного влечения принадлежит Сабине Шпильрейн. Сам термин «влечение к смерти» в работе «Деструкция как причина становления» в качестве концепта не фигурирует. Однако уже в дневниках, письмах и других документах он уже употребляется именно как концепт. Так, например, в дневнике С. Шпильрейн есть запись о том, что она пишет работу о «влечении к смерти». Фрейд лишь придал известность этому понятию. Толчком к развитию этой концепции влечения к смерти послужили: сама Сабина Шпильрейн, Альфред Адлер, Вильгельм Штекель, Карл Густав Юнг. Однако заслугой Фрейда является то, что он сумел объединить эти разрозненные взгляды в одну связную теорию. Основные положения второй дуалистической теории были сформулированы в работе «По ту сторону принципа удовольствия» (1920). Согласно новой теории влечение к смерти (агрессивность) противопоставлялось влечению к жизни, которое включало сексуальные инстинкты и инстинкты самосохранения. «Если мы примем как не допускающий исключения факт, — писал Фрейд, — что всё живущее вследствие внутренних причин умирает, возвращается к неорганическому, то мы можем сказать: целью всякой жизни является смерть, и обратно — неживое было раньше, чем живое… Некогда какими-то совершенно неизвестными силами пробуждены были в неодушевлённой материи свойства живого… Возникшее тогда в неживой перед тем материи напряжение стремилось уравновеситься: это было первое стремление возвратиться к неживому»

Развитие теории влечения к смерти

Вторая дуалистическая теория не была признана большинством психоаналитиков при жизни Фрейда и не получила достаточного развития в трудах теоретиков психоанализа после смерти Фрейда.

Среди учеников Фрейда только Александер, Эйтингон и Ференци приняли идею влечения к смерти (Александер позднее изменил своё мнение). Впоследствии к ним присоединились П. Федерн, М. Кляйн, К. Меннингер, Г. Нюнберг и некоторые другие.

В своих работах Зигмунд Фрейд не использовал термин «танатос», а употреблял такие понятия, как «инстинкт смерти», «влечение к деструкции», «влечение к агрессии», «влечение к разрушению». Однако в разговоре с биографом Э. Джонсом он использовал слово «танатос». Впервые термин «танатос» использовал в рамках психоанализа Вильгельм Штекель, но широкое распространение в психоаналитической литературе термин получил благодаря Паулю Федерну.

Карл Меннингер в работе «Война с самим собой» (1938) рассмотрел различные формы саморазрушающего поведения, которые он разделил на собственно самоубийство, хроническое самоубийство (аскетизм, мученичество, неврастения, алкоголизм, антисоциальное поведение, психозы), локальное самоубийство (членовредительство, симуляция, полихирургия, преднамеренные несчастные случаи, импотенция и фригидность) и органическое самоубийство (соматические заболевания). В каждом из этих случаев Меннингер усматривал факт наличия влечения к смерти.

Мелани Кляйн использовала идею влечения к смерти, исследуя психическую динамику детского возраста. Согласно Кляйн, чувство тревоги обусловлено возникновением опасности, которой подвергает организм влечение к смерти. Действие влечения к смерти М. Кляин обнаруживала также в разнообразных детских конфликтах.

Любопытно, что идея влечения к смерти была хорошо воспринята в начале века русскими психоаналитиками (Н. Осиповым, Виноградовым, Гольцем). Достаточно положительно отнеслись к идее влечения к смерти Л. С. Выготский и А. Р. Лурия, которые написали предисловие к русскому переводу работы Фрейда «По ту сторону принципа удовольствия». Однако гонения на психоанализ, начавшиеся в СССР после 1928 года, надолго лишили перспективы серьёзного развития психоаналитических идей.

Альтернативные точки зрения

И. И. Мечников

И. И. Мечников в рамках развивавшейся им теории ортобиоза в работе «Этюды о природе человека» (1903 г.) ввёл термин «инстинкт смерти» или «инстинкт естественной смерти». Учёный утверждал, что при условии гармоничного, здорового течения жизнедеятельности инстинкт жизни имеет своё естественное угасание и в период преклонной старости (после 70—80 лет) он сменяется инстинктом смерти, характеризующимся «удовлетворению уже отжитой жизнью и потребностью небытия». Такую смену векторов И. И. Мечников считал неким идеалом здорового и сбалансированного проживания жизни, который достигается далеко не каждым. Причину того, что инстинкт смерти не обнаруживается у человека повсеместно, учёный видел в ранней смертности, болезнях, дисгармонии инстинктов. В монографиях «Этюды о природе человека» и «Этюды оптимизма» И. Мечников постарался собрать отдельные примеры переживаний людей преклонного возраста в период проявления инстинкта смерти.

…Инстинкт смерти, очевидно, в потенциальной форме, гнездится в природе человеческой. Если бы цикл жизни людской следовал своему идеальному, физиологическому ходу, то инстинкт естественной смерти появлялся бы своевременно — после нормальной жизни и здоровой, продолжительной старости. Вероятно, этот инстинкт должен сопровождаться чудным ощущением, лучшим, чем все другие ощущения, которые мы способны испытывать. Быть может, тревожное искание цели человеческой жизни и есть не что иное, как проявление смутного стремления к ощущению наступления естественной смерти. В нём должно быть нечто сходное с неопределёнными чувствами молодых девственниц, предшествующими настоящей любви.

— И.И. Мечников Этюды о природе человека. М., 1961. – с.231

Предположение И. И. Мечникова о положительных ощущениях, сопровождающих влечение к смерти, отчасти подтверждается в исследованиях переживаний людей, перенёсших клиническую смерть (т. н. околосмертные переживания).

Жан Бодрийяр

В работе «Символический обмен и смерть» (1976 г.) Ж. Бодрийяр уделяет значительное внимание понятию «влечение к смерти». По мнению философа, радикальность фрейдовской идеи равна радикальности самой общественной системы, в определённый момент своего политического и экономического развития. Понятие «влечения к смерти» санкционирует собой определённую культуру смерти в обществе.

Если западноевропейская мысль по Ж. Бодрийяру развивалась либо в направлении отрицания и сублимирования смерти, либо в направлении её диалектизирования, то Фрейд, утверждая идею «влечения к смерти», отменяет эти пути. «Смерть впервые предстаёт как нерушимый принцип, противостоящий Эросу. И притом безотносительно к субъекту, классу или истории — это ни к чему не сводимая дуальность двух влечений, Эроса и Танатоса, в которой отчасти воскресает древнее манихейское видение мира как бесконечного противоборства двух влечений, Эроса и Танатоса…». Утверждая дуализм влечений, Фрейд очень глубоко порывает с христианской метафизикой Запада. Ж. Бодрийяр считает, что дуализм влечений отчётливо отражён в книге «По ту сторону принципа удовольствия», в то время как в «Неудовлетворённости культурой» у Фрейда он усматривает монистическую идею: «…Дуальность завершается циклом одного лишь влечения к смерти. Эрос теперь — не более чем огромный окольный путь, которым культура движется к смерти, подчиняющей всё своим целям» …».

В целом Ж. Бодрийяр рассматривает влечение к смерти не как объективную биологическую реальность, но как абстрактную идею, некий культурный феномен, «мысленную гипотезу», «рационализацию самой смерти», миф, метафору, отражающую фундаментальное устройство современной западной культуры. В этом он видит теоретическую ценность идеи «влечения к смерти» и в этом ракурсе предлагает подходить к пониманию данной категории — как к мифу, требующему своей интерпретации.

Эрос на службе у смерти, процесс культурной сублимации как длинный окольный путь к смерти, влечение к смерти, питающее собой репрессивное насилие и управляющее всей культурой как безжалостное сверх-Я, силы жизни, вписанные в навязчивое повторение, — всё это верно, но верно для нашей культуры, которая в попытке отменить смерть нагромождает мёртвое на мёртвое и которая одержима смертью как своей целью. Обо всём этом метафорически говорит сам термин «влечение», и этим он обозначает собой нынешнюю фазу развития системы политической экономии, когда закон ценности в своей структурной, наиболее террористической форме находит завершение в простом навязчивом воспроизводстве кода, когда закон ценности предстаёт как необратимая целевая установка наподобие влечения, как роковая судьба нашей культуры. Это стадия имманентной повторяемости одного и того же закона в каждый момент жизни. Стадия, когда система утыкается в свой предел и ей предстоит либо полная инвестиция смертью как своей объективной целью, либо полная субверсия влечением к смерти как процессом деконструкции. Обо всём этом одновременно и говорит метафора влечения к смерти — ибо влечение к смерти есть одновременно и система, и её двойник, в этом раздвоении она выделяет из себя радикальную контр-целенаправленность. Вот о чём рассказывает нам миф.

— Жан Бодрийяр Символический обмен и смерть. – М,: Добросвет, 2000. — с.272-273

Ситуацию, когда влечение к смерти рассматривается как «объективный дискурс», Ж. Бодрийяр считает как не имеющую большой ценности. В этих условиях идея «влечения к смерти» интерпретируется лишь как один из моментов западной позитивистской науки, которая произвольно разделяет психологическое и биологическое, жизнь и смерть. Эта наука «в буквальном смысле вырабатывает и мёртвое, неживое как свой концептуальный объект, а отделённость смерти — как исходную аксиому, отправляясь от которой она получает возможность формулировать свои законы». Фрейд предпринял попытку «приручить смерть под знаком влечения к смерти», вписать её в общую систему психоанализа, в то время, как, по мнению Ж. Бодрийяра, в своей сути эта идея отменяет всё наработанное психоанализом.

На самом деле, если мы хотим сохранить всю радикальность идеи влечения к смерти, её следует трактовать вопреки Фрейду и психоанализу. Влечение к смерти должно пониматься как нечто противоположное позитивной научности разработанного Фрейдом психоаналитического аппарата. По отношению к нему это не заострённая формулировка, не радикальный вывод — это его изнанка, и психоаналитики, отвергшие данное понятие, в известном смысле были прозорливее тех, кто принял его по инерции, вслед за Фрейдом, не очень-то поняв, что он говорит. Действительно, влечение к смерти делает потенциально бесполезными, оставляет далеко позади все прежде наработанные психоаналитические подходы и концепции — экономику, энергетику, топику, даже и психику. И уж тем более, разумеется, — унаследованную из научной мифологии XIX века логику влечений, на которую оно само опирается… Принцип контр-целенаправленности, радикальная мысленная гипотеза — метаэкономическая, метапсихическая, метаэнергетическая, метапсихоаналитическая, — смерть (и влечение к ней) находится по ту сторону бессознательного, её следует отнять у психоанализа и обратить против него.

— Жан Бодрийяр Символический обмен и смерть. – М,: Добросвет 2000, — С.274-275

Современные концепции влечения к смерти

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

Среди современных глубинно-психологических концепций, которые не только опираются на теорию влечения З. Фрейда, но и предпринимают попытки существенного пересмотра и развития основных её идей, можно назвать «сводную формально-логическую модель психоаналитической теории влечений Либидо и Лета» Корделии Шмидт-Хеллерау. В работе «Влечение к жизни и влечение к смерти. Либидо и Лета» (1995) Шмидт-Хеллерау проводит фундаментальную ревизию фрейдовской метапсихологии и создаёт на её основе современную модель психики. С точки зрения автора, влечение — векторная величина, которая определяет направление влечения лишь в одну сторону. От этого направления оно может отклоняться, но никогда не может быть устремлено обратно, что исключает фрейдовское понимание влечения к смерти как «стремления к восстановлению прежнего состояния». Кроме того, нельзя определить наличие у влечения цели, так как это означает присутствие у него некой «памяти». Но «память» имеется лишь на уровне структур, которые не являются влечениями. По мнению Шмидт-Хеллерау, влечение к смерти не тождественно деструктивному влечению, которое представляет собой комплекс, включающий влечения и вытеснения, элементы влечения, восприятия и двигательной разрядки. Также она предлагает отказаться от понятия «агрессивное влечение», рассматривая агрессию как аффективный акт или аффект, связанный с самосохранением или сексуальностью.

Шмидт-Хеллерау приходит к выводу об интровертивном характере влечения к смерти, подразумевающем бездействие. Влечение к смерти исподволь способствует вытеснению активного влечения к жизни и тем самым вносит свою лепту в процесс поддержания организменного баланса. Исходя из пассивного характера влечения к смерти, энергию этого влечения Шмидт-Хеллерау предлагает назвать Летой, подчеркивая в этом мифологическом образе присутствие забвения (вытеснения) и обращённость влечения вовнутрь, в сторону бессознательного.

Психология форум: Aгреccивнoе влечение (Aggressive) — Психология форум

Aгреccивнoе влечение (Aggressive Drive)
Вырaженнoе физичеcки или вербaльнo cтремление пoдчинить cебе других либo дoминирoвaть нaд ними. Aгреccия мoжет вырaжaтьcя непocредcтвеннo, кaк при oткрытoй aтaке вo время вoенных дейcтвий или в кoнтрoлируемoй cитуaции cпoртивных cocтязaний; oнa мoжет быть кocвеннoй и зaмacкирoвaннoй, прoявляяcь в фoрме шутки или гиперoпеки co cтoрoны зaтaивших oбиду рoдителей; oнa мoжет прoявлятьcя пaccивнo, кoгдa, нaпример, нaмереннo зaтягивaетcя решение кaкoгo-нибудь делa c целью кoму-либo пoмешaть; oнa мoжет быть oбрaщенa нo cебя в виде caмoрaз- рушительных или cуицидaльных тенденций. Хoтя этoт термин oбычнo упoтребляетcя для oбoзнaчения врaждебных или рaзрушительных нaмерений, инoгдa егo иcпoльзуют в бoлее ширoкoм плaне, рacпрocтрaняя нa дейcтвия, пoрoжденные инициaтивнocтью, чеcтoлюбием или прocтo oтcтaивaнием cвoих прaв. Инoгдa пoдoбные дейcтвия oбoзнaчaютcя кoк caмoутверждение, дaбы пoдчеркнуть, чтo oни пoбуждaютcя неврaждебнoй мoтивaцией. Вcе перечиcленные фoрмы oпиcывaютcя некoтoрыми aнaлитикaми кoк oткрытые и явные пoведенчеcкие прoявления aгреccивнoгo влечения, мoдифицирoвaннoгo функциями Я. Ocтaетcя диcкуccиoнным вoпрoc o тoм, являютcя ли aгреccивные влечения врoжденными и изнaчaльнo врaждебнo-деcтруктивными пo oтнoшению к oбъекту, нa кoтoрый oни нaпрaвлены (при этoм внешне неврaждебные инcтaнции —・ caмoутверждение —・ предcтaвляют coбoй в дейcтвительнocти результaт нейтрaлизующегo влияния функций Я), или же aгреccивные влечения еcть прoизвoднoе oт изнaчaльнo неврaждебных aктивных cтремлений, cлужaщих caмoрегуляции и aдaптaции и cтaнoвящихcя врaждебными и деcтруктивными вcледcтвие фруcтрaции и кoнфликтa. В пoздних теoретичеcких рaбoтaх Фрейд пытaлcя oбocнoвaть aгреccию кaк прoявление врoжденнoгo caмoрaзрушительнoгo влечения к cмерти, oднaкo этo предcтaвление не пoлучилo ширoкoгo признaния пcихoaнaлитикoв. Тем не менее в теoрии Кляйн aгреccивнoму влечению припиcывaютcя дoминирующие и изнaчaльнo деcтруктивные cвoйcтвa, в нем видитcя ocнoвнoй иcтoчник кaк кoнфликтoв, тaк и личнocтнoгo рaзвития. Aгреccивные влечения и либидo пoнимaютcя кaк первичные инcтинктивные влечения. Oднaкo дo cих пoр ocтaетcя неяcным, предcтaвляют ли coбoй aгреccивнocть и либидo при рoждении oтдельные фoрмы энергии влечений, cливaющиеcя в прoцеccе рaзвития, или же oни нерaздельны и лишь пoзже эвoлюциoнируют в две oтдельные целocтнocти. Предcтaвляетcя верoятным, чтo aгреccивные влечения пocтепеннo изменяютcя, приoбретaя хaрaктерные фoрмы нa oрaльнoй, aнaльнoй и фaлличеcкoй cтaдиях. Coглacнo некoтoрым теoретичеcким пocтрoениям, при тaкoм прoгреccирующем рaзвитии прoиcхoдит вcе бoльшее cлияние либидинoзных и aгреccивных импульcoв, и тем caмым рaзрушительные прoявления aгреccии oгрaничивaютcя, чтo привoдит к oбеcпечению Я нейтрaлизoвaннoй энергией, неoбхoдимoй для функциoнирoвaния —・ нoрмaльнoгo либo пaтoлoгичеcкoгo. В тo же время Я приcвaивaет aгреccию Oнo и oвлaдевaет ей, cтaвя нa cлужбу вoзрacтaющей пo cлoжнocти aдaптaции. Cледует дoбaвить, чтo ocoбеннocти aгреccивных кoмпoнентoв эдипoвa кoмплекca непocредcтвеннo влияют нa прoцеcc cтруктурирoвaния Cверх-Я. Тaким oбрaзoм, aгреccия, будучи oднoвременнo иcтoчникoм кaк интрaпcихичеcкoгo кoнфликтa, тoк и егo рaзрешения, игрaет вaжную рoль в рaзвитии личнocти. Aгреccивные влечения мoгут тиcпoльзoвaтьcя в кaчеcтве зaщиты oт либидинoзных кoнфликтoв, рaвнo кaк и caми мoгут быть зaщищены либидинoзными желaниями и фaнтaзиями. Пocкoльку aгреccивные влечения и aдaптивные или зaщитные функции Я нередкo пребывaют в кoнфликте, cущеcтвуют кaк нoрмaльные, тaк и пaтoлoгичеcкие oбрaзoвaния, в кoтoрых функции Я пoзвoляют aгреccивным влечениям прoявлятьcя гaрмoничнo и беcкoнфликтнo. Прoявления aгреccивных влечений рaзличaютcя пo интенcивнocти oт неврaждебных влечений к caмoутверждению и caмocoхрaнению, нa пocледующих урoвнях вoплoщaяcь в рaздрaжительнocть, злoбнocть и нетерпимocть —・ вплoть дo крaйней cтепени бешенcтвa и неиcтoвcтвa, cмертельнoй ярocти. Тaкие прoявления влечений рaзличaютcя тaкже пo cтепени ocoзнaннocти и мoгут cтимулирoвaть иcпoльзoвaние рaзличных зaщитных и aдaптивных мехaнизмoв.

Известные случаи некрофилии

Случаи некрофилии описаны в исторических источниках. Греческий историк Геродот упоминает о фактах некрофилии в Древнем Египте, когда бальзамировщики совокуплялись с телами недавно умерших красивых женщин (История 2:89).

В трактате «Бава Батра» Вавилонского Талмуда приводится легенда, в соответствии с которой царь Ирод в течение семи лет хранил тело полюбившейся ему Мариамны в меду. В легенде указываются и расхожие мнения о причинах такого поступка, в том числе молва о том, что Ирод совершал половой акт с мёртвым телом ради утоления страсти к Мариамне (отсюда и презрительное название акта некрофилии в еврейской религиозной литературе: «акт Ирода» (ивр. ‏מעשה הורדוס‏‎, маасе́ hо́рдус)).

Достаточно большое число случаев некрофилии описано Рихардом фон Крафт-Эбингом, в том числе классический случай сержанта Бертрана, который совершал некрофильные акты сначала с животными, а потом и с трупами людей, как женщин, так и мужчин.

Как образец некрофильного характера Эрих Фромм приводит в пример Адольфа Гитлера. Фромм описал его как нарциссическую личность, с ярко выраженными чертами некрофилии и садомазохизма.

Проявления некрофилии

Проявлениями некрофилии (по Г. фон Гентигу (нем.)русск.) можно считать следующее:

  • Совершение сексуальных действий с трупами.
  • Возникновение полового возбуждения при виде трупа.
  • Влечение к похоронной атрибутике и обрядам.
  • Расчленение трупов и иное надругательство над мёртвыми телами.
  • Стремление видеть или обонять разлагающуюся плоть.

Согласно фон Гентигу, «насильственное прерывание живых связей» — цель некрофильской деструктивности. Эрих Фромм выделяет в качестве характерной черты некрофилов стремление к разрушению, которое может проявляться, в частности, в виде желания расчленения человеческого тела. Фромм писал, что эта тяга может проявляться и в неявном виде:

Я встречал, например, немало людей, у которых эта тяга проявлялась в очень мягкой форме: они любили рисовать на бумаге фигурку обнажённой женщины, а потом отрывать у рисунка руки, ноги, голову и т. д. и играть с этими отдельными частями рисунка. Такая безобидная «игра» на самом деле выполняла очень серьёзную функцию, утоляя страсть к расчленению.

Проявлением речевой некрофилии является преимущественное употребление слов, которые связаны с экскрементами или разрушением. Эрих Фромм приводил в пример некрофила, у которого любимым словом было «говно», который мог называть так всё, что угодно: природу, людей, жизнь, идеи. Про себя самого он с гордостью говорил: «Я мастер по разрушению», что показывает характерную некрофильскую характерологическую черту — страсть к разрушению ради разрушения. Итальянский «Манифест футуризма» Фромм приводил в качестве примера проявления элементов некрофилии в литературе.

Некрофилы также проявляют пристрастие к дурным запахам, например к запаху гниющего мяса, экскрементам и нечистотам. В случае вытесненного желания получить удовольствие от дурных запахов некрофил всюду пытается устранить любую возможность таких запахов и проявляет своеобразную реакцию, даже когда в окружении они явно отсутствуют.

Некрофильский фетишизм проявляется в любви к предметам погребального ритуала: венкам, гробам, портретам покойников, цветам и т. д..

Диапазон некрофильных сексуальных практик очень широк и может включать разнообразные действия с трупами помимо половых актов: испражнение на них, расчленение и иное уродование тела, каннибализм, обмазывание трупными жидкостями и т. д.

В настоящее время случаи некрофилии изредка встречаются в моргах и похоронных бюро. Известны также случаи раскапывания могил. Существуют сайты, посвящённые данной тематике, например, коллекции фотографий девушек в гробах.

Указывается, что некрофилия нередко приводит к совершению убийств с целью совершения полового акта с трупом убитого человека. Таким образом, достаточно большое число серийных сексуальных убийств носит некрофильский характер.

Также проявлением некрофилии может считаться стремление к совокуплению с умирающим, агонизирующим человеком (например, как результат убийства по сексуальным мотивам).

Некрофилия животных

Некрофилия встречается не только у людей, но и среди грызунов и других животных. В частности, Кеес Мёликер (англ.)русск. сделал одно из таких наблюдений (и получил за него Шнобелевскую премию по биологии 2003 года), когда находился в своём офисе в «Натуурмюзеум Роттердам». Он услышал ясно различимый звук лёгкого удара птицы о стеклянный фасад здания. При проверке он обнаружил труп самца дикой утки, лежащей в двух метрах от здания. Рядом с мёртвой птицей находилась вторая особь этого вида, начавшая копуляцию с трупом. Акт некрофилии длился около 75 минут, в течение которого, согласно Мёликеру, живая птица дважды прерывалась перед тем, как завершить копулятивное поведение. Мёликер предположил, что во время столкновения со стеклом обе птицы выполняли обычный паттерн в поведении уток под названием «rape flight» («изнасилование в полёте»). «После того, как первая особь умерла, другая просто продолжила своё поведение и не получила никакой отрицательной обратной связи. Ну, вообще не получила никакой обратной связи», — заметил Мёликер. Это было первое зафиксированное свидетельство гомосексуальной некрофилии у диких уток.

Каннибализм богомола исследует Роже Кайуа. В XVIII веке это явление объясняли тем, что самке богомола для формирования яиц требуются белковые вещества, которых ей негде найти в большем количестве, кроме как у особей своего же вида. Рафаэль Дюбуа, ссылаясь на работы Ф. Гольца и А. Бюске, согласно которым лягушка при удалении центров высшей нервной деятельности немедленно принимает позу copula, которая в обычных условиях бывает у неё лишь весной, — высказывает предположение, что самка богомола, обезглавливая самца перед совокуплением, стремится удалить у него тормозящие мозговые центры и тем самым добиться более длительных спазматических движений при половом акте. На нижней ступени развития живых существ, у простейших, один из организмов полностью поглощает другой при половых сношениях; то есть перед нами явление примитивное. Это замечание подкрепляет тезис Кирнана, согласно которому садизм следует рассматривать «как ненормальную форму, которую принимают у человека явления, встречающиеся уже у истоков животной жизни, как пережиток или атавистический возврат к примитивному сексуальному каннибализму».

Некрофилия в современной культуре

В этом разделе могут перечисляться малозначимые либо слабо связанные с объектом статьи его упоминания и изображения в произведениях культуры. Пожалуйста, отредактируйте его так, чтобы показать влияние объекта статьи на значимые произведения искусства, основываясь на авторитетных источниках, избегайте перечисления незначительных фактов.
Список примеров в этом разделе не основывается на авторитетных источниках, посвящённых непосредственно предмету статьи или её раздела. Добавьте , предметом рассмотрения которых является тема настоящей статьи (или раздела) в целом, а не отдельные элементы списка. В противном случае раздел может быть удалён.
Эта отметка установлена 28 марта 2018 года.
Содержимое этого раздела нуждается в чистке. Текст содержит много маловажных, неэнциклопедичных или устаревших подробностей. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей. (28 марта 2018)

Кинематограф

  • «Безумная любовь» (Crazy Love), реж. Доминик Дерюддер, Бельгия, 1987
  • «Жанна д’Арк» (Jeanne d’Arc), реж. Люк Бессон, Франция, 1999
  • «Зелёный слоник», реж. Светлана Баскова, Россия, 1999
  • Мастера ужасов, «История Хэккеля», реж. Мик Гаррис, 2005
  • «Мертвячка» (Deadgirl), реж. Марсель Сармиенто, США, 2008
  • «Некромантик» (Nekromantik), реж. Йорг Буттгерайт, Германия, 1987
  • «Некрофил» (Le Necrophile) реж. Филипп Барасса, Франция, 2004
  • «Порождённый» (Begotten), реж. Эдмунд Элиас Меридж, США, 1990
  • «После смерти» (Aftermath), реж. Начо Серда, Испания, 1994
  • «Поцелуй со смертью» (Kissed), реж. Линн Стопкевич, Канада, 1996
  • «Страна приливов» (Tideland), реж. Терри Гиллиам, Великобритания, Канада, 2005
  • «Страсть некрофила» (Necrophile Passion), реж. Том Хайденберг, Германия, 2013
  • «Токсичный мститель» (The Toxic Avenger), реж. Майкл Херц, Ллойд Кауфман, США, 1985
  • «Холодная луна» (Lune froide), реж. Патрик Бушите, Франция, 1991
  • «Снафф 102» (Snuff 102), реж. Мариано Пералт, Аргентина, 2007
  • «Если твоя девушка — зомби» (Life After Beth), США, 2014
  • «Ночное дежурство» (Nightwatch), США, 1997
  • «Неоновый демон» (The Neon Demon), США, 2016
  • «Дитя божье» (Child of God), США, 2013
  • «Река», Россия, 2014
  • Говард Лавкрафт, «Любовь к мёртвым»
  • Жорж Батай, «История глаза»
  • Юрий Мамлеев, «Шатуны»
  • Габриэль Витткоп, «Некрофил»
  • Поппи Брайт, «Изысканный труп»
  • Эрих Фромм, «Человеческая ситуация — ключ к психоанализу»
  • Стивен Кинг, «Игра Джералда»
  • Владимир Сорокин, «Санькина любовь»
  • Брет Истон Эллис, «Американский психопат»
  • Маркиз де Сад, «Жюльетта»
  • Чак Паланик, «Колыбельная»
  • Стивен Кинг, «Оно», «Под куполом»
  • Максим Русси, «Кровь на яблоке»
  • Гийом Аполлинер, «Одиннадцать тысяч палок»
  • Михаэль Драу, «Форма жизни»
  • Кормак Маккарти «Дитя Божье»
  • Ричард Лаймон «Джойс»

Музыка

  • Уксусный пирог — «Загробная любовь»
  • Братья Торч и Сексуальные меньшинства — альбом «Некрофилия»
  • Avenged Sevenfold — «A little piece of heaven»
  • Катетер — «Тухлая девушка»
  • Красная плесень — «Некрофил», «Красавица»
  • Cannibal Corpse — «Born in a Casket», «I Cum Blood», «Necropedophile», «Worm Infested»
  • Alice Cooper — «I Love The Dead»
  • Suicide Commando — «Necrophilia»
  • Exventer — «Некродефлоратор»
  • Tom Petty And The Heartbreakers — «Mary Jane’s Last Dance»
  • Terminal Choice — «Necromantic Lover»
  • Goethes Erben — «Die Letzte Nacht»
  • Obszön Geschöpf — «Rapist of Remain»
  • Suicide Commando — «Desire»
  • Voltaire — «Dead Girls»
  • Йорш — «Мёртвая шлюха»
  • Garlic Kings — «Мёртвая шлюха»
  • Endless Gloom — «I fuck your bloody body»
  • Кувалда — «Алкоголик-некрофил», «ДНК»
  • Король и Шут — «Мария»
  • Король и Шут — «Фред»
  • Slipknot — «Iowa»
  • Impetigo — «Mortuaria»
  • Intestinal Disgorge — «Necrocoprophilia», «Castrated Corpse»
  • Rammstein — «Heirate Mich»
  • Die Form — «Necrophilia»
  • Seducer’s Embrace — «Sleep My Darling»
  • Ландыши — «Мёртвая бабушка»
  • Мрачный (С.К.А.Н.А.160) — «Некрофил»
  • Wicked Scoffer — «Люби лишь меня»
  • Апрельский марш — «Сержант Бертран»
  • Гражданская оборона — «Некрофилия»
  • Слава КПСС — «Солнце Мёртвых»
  • ДК — альбом «Чашка Чая»
  • Сектор Газа — «Любовь загробная»
  • Злые Гномы — «Некро-педо-фил»
  • Luna Aeterna — «В твоих руках»
  • Carpathian Forest — «Necrophiliac/Anthropophagus Maniac»
  • Marduk — «Bleached Bones»
  • Slayer — «Necrophiliac»
  • Предел Разума — «Некрофил»
  • Высокое Напряжение — «Некрофилы»
  • Голос Омерики — «Некрофил»
  • Тайм-Аут — «Ночь, Луна»
  • «Хранитель» — «Некрофил»
  • М. И. Ножкин — «А на кладбище всё спокойненько»
  • 9ème Panzer Symphonie — «Necrophile»
  • Mс Val — альбом «Безумие чудовищ»
  • ВнеГОСТа — «Некрофил»
  • Anacondaz — «Мама, я люблю»
  • The Black Dahlia Murder — «Closed Casket Requiem», «A Vulgar Picture», «Deatmask Divine»
  • Infant Annihilator — «Crucifilth»

> См. также

  • Тафофилия
  1. Дерягин, 2008, с. 143.
  2. Фромм, 2004.
  3. 1 2 3 Стоименов Й. А., Стоименова М. Й., Коева П. Й. и др. Психиатрический энциклопедический словарь. — К.: «МАУП», 2003. — С. 588—589. — 1200 с. — ISBN 966-608-306-X.
  4. Вавилонский Талмуд, Бава Батра, лист 3, с. 2.
  5. Мордехай Наор, «Царь Ирод и его период», книга издательства «Яд Ицхак Бен-Цви», Иерусалим (1987), с. 39. (иврит)
  6. 1 2 Фромм Э. Злокачественная агрессия: Адольф Гитлер — клинический случай некрофилии // Анатомия человеческой деструктивности. — АСТ, 2004. — ISBN 5-17-023209-8.
  7. Rosman & Resnick, 1989, с. 153—163.
  8. 1 2 Дерягин, 2008, с. 140.
  9. Дерягин, 2008, с. 141.
  10. Дерягин, 2008, с. 138—139.
  11. 1 2 Фромм, 1994, с. 283.
  12. 1 2 Фромм, 1994, с. 292.
  13. Фромм, 1994, с. 285.
  14. Фромм, 1994, с. 296.
  15. 1 2 Фромм, 1994, с. 284.
  16. 1 2 Дерягин, 2008, с. 139.
  17. Дерягин, 2008, с. 138.
  18. Donald MacLeod Necrophilia among ducks ruffles research feathers // The Guardian, 8 March 2005
  19. Кайуа Р. Богомол // Кайуа Р. Миф и человек. Человек и сакральное. М.: ОГИ, 2003, с. 62 сл.
  20. Б. К. Далгат. Первобытная религия ингушей и чеченцев. — М.: Наука, 2004.

на русском языке

  • Антонян Ю. М. Некрофилия: психолого-криминологические и танатологические проблемы: монография. — М.: Юрлитинформ, 2016. — 239 с. — (Библиотека криминалиста : БК). — 3000 экз. — ISBN 978-5-4396-1230-7.
  • Арьес, Ф. Сближение Эроса и Смерти в эпоху барокко // Человек перед лицом смерти. — М.: «Прогресс» — «Прогресс-Академия», 1992. — С. 314—321.
  • Дерягин Г. Б. Криминальная сексология. Курс лекций для юридических факультетов. — М.: МосУ МВД России, Щит-М, 2008. — С. 136—143. — ISBN 978-5-93004-274-0.
  • Фромм Э. Часть третья. Различные типы агрессии и деструктивности и их предпосылки. XII. Злокачественная агрессия: некрофилия. // Анатомия человеческой деструктивности / Пер. с англ. Э. М. Телятникова, Т. В. Панфилова. — АСТ, 2004. — 635 с. — (Philosophy). — ISBN 5-17-023209-8.
  • Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности = The Anatomy of Human Destructiveness / Перевод / Авт. вступ. ст. П. С. Гуревич. — М.: Республика, 1994. — 447 с. — (Мыслители ⅩⅩ века). — ISBN 5-250-02472-6.
  • Якобзон Л. Я. Некрофилия // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

на других языках

Некрофилия в Викисловаре

Некрофилия в Викицитатнике

Некрофилия на Викискладе

  • Некрофилия как структура сознания

Нормативный контроль

BNF: 122194306 · GND: 4171419-2

Расстройства половой идентификации, сексуальные дисфункции и расстройства сексуального предпочтения в МКБ-10

F65 Расстройства
сексуального предпочтения

  • F65.0 Фетишизм
  • F65.1 Фетишистский трансвестизм
  • F65.2 Эксгибиционизм
  • F65.3 Вуайеризм
  • F65.4 Педофилия
  • F65.5 Садомазохизм
  • F65.8 Другие расстройства сексуального предпочтения
    • фроттеризм
    • некрофилия
    • зоофилия

F64 Расстройства
половой идентификации

  • F64.0 Транссексуализм
  • F64.1 Трансвестизм двойной роли

F66 Расстройства психосексуального
развития и ориентации

  • F66.1 Эгодистоническая половая ориентация

F52 Сексуальные дисфункции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *