Тема и рема

Тема и рема

Со слов брата Балатрона записано верно, поскольку и не записано вовсе, а взято из вчерашней переписки по аське методом Copy/Paste.

Если говорить простым языком, любой текст, если это не бред сумасшедшего, должен быть связным. Связь между отдельными кусками текста называется когезией. Любое предложение имеет в себе то, что связывает его с контекстом – с предыдущим и последующим участками текста. То есть в нём есть исходный посыл (от предыдущего) и новая информация (к последующему). Вот эту упрощённую схему мы обозначим словами «тема» и «рема». В устной речи рема (новое), как правило, дополнительно выделяется интонацией. В письменном тексте (особенно, от автора) приходится рассчитывать только на имеющиеся в нашем распоряжении средства.

Итак, как же обеспечивается связность текста в русском и английском? Значимое различие между нашими языками – в том, что русский язык синтетический, а английский – аналитический.

Расскажу про то, как связность достигается у нас и у них. В английском языке – достаточно жёсткая конструкция предложения. То есть группа подлежащего – группа сказуемого, все слова на своих установленных местах, инверсия – очень сильный приём, а отношения – «новое-старое» часто передаются через артикль (кстати говоря, артикль считается формальным признаком аналитического языка, даже если по остальным параметрам язык близок к синтетическим, как болгарский, например).

В русском – большая часть таких отношений отображается через порядок слов.

Я выпускаю в данном случае усилительные слова и конструкции (вроде «именно», «ни кто иной, как»), которые призваны подчеркнуть значимость члена предложения. Потому что без них можно в большинтсве случаев обойтись, а переводяги злоупотребляют.

Схема актуального членения русского предложения: «от темы к реме».
Пример: «Мальчик (тема) вышел в коридор (рема)». Далее – текст про коридор или про следование мальчика.
«В коридор (тема) вышел мальчик (рема)». Далее – про то, что это за мальчик.

В английском языке: «The boy came into a corridor.»
«A boy came into the corridor.»

Часто бывает так, что в английском языке рема помещена в начале предложения (но не всегда). Особенно это характерно для построения новостных блоков – но это отдельная история. Потом могу рассказать. Суть в том, что ты НИКОГДА НЕ ДОЛЖЕН ОРИЕНТИРОВАТЬСЯ НА ГРАММАТИКУ АНГЛИЙСКОГО ОРИГИНАЛА.

МАКСИМАЛЬНАЯ ОРИЕНТАЦИЯ НА КОНТЕКСТ И ПРАВИЛА РУССКОГО ЯЗЫКА.

Актуальное членение – это то, на чём прокалывается большая часть переводчиков-любителей.
Потом они, конечно, могут зачитать текст делая ударения там, где нужно. Но это уже устная реализация текста, а у нас письменный художественный перевод.

А устной реализации можно многое простить. Нельзя простить только саму эту реализацию в качестве аргумента.

Идём дальше. Что же мы тогда переводим? А переводим мы смысл. Каждое слово содержит в себе одно-несколько смысловых значений. Они называются семами. Семы формируют в сознании картину происходящего. И переводчик средствами родного языка описывает эту картину.

Пример:

«What a damned fool you are, Willie!» he cried out loud.

Переводя слова, мы получим перл вроде:
«Какой же ты проклятый дурак, Вилли!» – закричал он вслух.

Тогда как надо бы (в зависимости от контекста) сказать что-то вроде:
«Ну что ты за идиот такой, Вилли!» – крикнул он. (Потому что «damned fool» здесь вполне передаётся словом «идиот», а «cried out loud» словом «закричал»).

Часто враг переводчика – незнание языка. Родного и неродного. Этим, к сожалению, грешат многие кинопереводчики. Самый распространённый ляп:
«What the devil are you doing here?» – «Какого чёрта вы здесь делаете?» Совершенно безграмотный перевод. В русском языке выражение «какого чёрта» имеет значения «зачем» и «почему». Пример: «Какого чёрта мне лезть на крышу?», «Какого чёрта я буду работать, когда мне второй месяц не платят?»

В английском языке слова «the devil», «the hell» имеют значение, схожее, пардон, с русским «твою мать». То есть фраза без неё звучит так:
«What are you doing here?» – «Что вы здесь делаете?»

Добавление ругательства «the devil» передаётся либо грубостью лексики (так, кстати, лучше, если сумеешь найти эквивалент):
«Why the devil have you come here?» – «Что вы припёрлись?»

Либо добавлением ругательства:
«What the devil are you doing here?» – «Что, чёрт возьми, вы здесь делаете?»

Надо сказать, что экспрессивность русских ругательств намного превосходит экспрессивность английских. Поэтому и наши надо выбирать поскромней.

Теперь – самые простые правила.
Мы переводим смысл.
Мы переводим текст.
Мы переводим их на живой язык.

Но это не разговорный живой язык, а книжный. Он не должен быть перегружен избыточными средствами. Он не должен страдать от излишка причастных-деепричастных оборотов. Если не знаешь, как уместить все семы в одном предложении, разбей его на два.

Теория Языка / 14 Актуальное членение предложения

АКТУАЛЬНОЕ ЧЛЕНЕНИЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ

ТЕМА И РЕМА В ПРЕДЛОЖЕНИИ

В дополнение к традиционной теории о членении предложения на главные и второстепенные члены в XX в. возникла теория «актуального членения» предложения (точнее — высказывания, поскольку сама структура предложения здесь роли не играет). Согласно этой теории в содержании предложения выделяется наиболее важная часть (обозначаемая термином «рема», в английском — rheme или focus) и часть, выступающая в качестве «фона», отправной точки для главной части сообщения («тема», англ. theme или topic). Рема несет на себе логическое ударение и сообщает некоторую новую информацию (ради которой и произносится высказывание), тогда как тема содержит «старую», уже известную информацию. Так, в предложении John sent те a postcard (с фразовым ударением на последнем слове), если оно отвечает на вопрос Что он прислал?, ремой является прямое дополнение, темой — остальная часть предложения. Выделяя логическим ударением иные члены предложения, мы можем превратить в рему предложное дополнение, ср. John sent the postcard to me (ответ на вопрос: Кому?) или подлежащее, ср. John sent me the postcard (Кто!). В утвердительном предложении, как можно видеть, рему легче всего определить, если задать вопрос, на который отвечает это предложение. В частно-вопросительном предложении ремой является само вопросительное слово {Что? Где? Когда!), в обще-вопросительном — сказуемое.

Для акцентирования ремы, помимо логического ударения, могут использоваться специальные эмфатические конструкции (It was John who sent me the postcard; It was to me that John sent the postcard), введение вспомогательного глагола для акцентирования сказуемого (John did send me a postcard), а также эмфатическая инверсия, необходимая в английском предложении, когда мы ставим логически акцентируемый член предложения на не свойственное ему в обычных условиях место в предложении. Вынесение второстепенного члена в начало предложения сопровождается частичной инверсией: Only to me did John send a postcard; Never before had he sent me a postcard. Постановка подлежащего в конечную позицию сопровождается полной инверсией: In the middle of the room stood a big table (ответ на вопрос Что стояло в центре!), в отличие от неинверсионного варианта The table stood in the middle of the room, отвечающего на вопрос Где!.

Возможны также изменения местоположения членов предложения, не связанные с эмфазой. Поскольку для фразового ударения наиболее обычна финальная позиция в предложении, в стилистически «нейтральных» (не эмфатических) вариантах предложения ремой обычно оказывается слово, стоящее в конце. Так, предложение Не sent me this letter yesterday (при нейтральном интонационном прочтении) отвечает на вопрос Когда!, и ремой в нем является обстоятельство времени. В варианте Yesterday he sent те a postcard обстоятельство становится темой, тогда как рему представляет либо вся остальная часть (ответ на вопрос Что произошло вчера!), либо последнее слово (Что он послал мне вчера!). Обстоятельство образа действия обычно следует за сказуемым, если является ремой; ср. Не left the room very quickly. Однако если рематизируется иной член предложения, такое обстоятельство может оказаться в препозиции к глаголу; ср. Не quickly left the room или Quickly, he rose and left the room, где рему представляют слова, стоящие справа от наречия (вопрос: Что он сделал быстро?).

Именно рема высказывания всегда сохраняется в неполном предложении, поскольку опускаться могут лишь тематические элементы, называющие нечто уже известное из предыдущего контекста: Where did Peter go? — (Peter went) To London; Who went to London? — Peter; Did Peter go to London? — He did.

Рассмотрим семантический аспект членения на тему и рему. В вопросе типа Where did Peter go? рема представлена вопросительным местоимением, тогда как подлежащее и сказуемое образуют тему. Задавая такой вопрос, мы, естественно, заранее знаем, что Петр куда-то уехал; эта часть предложения, таким образом, не охватывается вопросительной модальностью (факт отъезда Петра не подвергается сомнению, а принимается за истину). Иными словами, это сообщение представляет собой пресуппозицию — некоторое заранее известное утверждение, на которое мы опираемся как на истинное и которое лишь повторяем в высказывании в качестве отправной точки для основного — нового — сообщения.

Таким образом, рема есть та часть предложения, которая непосредственно входит в его модальную рамку (на нее распространяется вопросительная, утвердительная или отрицательная модальность высказывания), а тема — та часть, которая стоит вне основной модальной рамки, образуя пресуппозицию. Как видим, в данном (простом по структуре) предложении содержатся два высказывания с разными модальностями: пресуппозитивная, тематическая часть содержит утверждение («Как известно, Петр куда-то уехал»), а рематическая часть содержит собственно вопросительное высказывание («Куда?»).

В утвердительном ответе на данный вопрос Peter went to London рема также представлена обстоятельством; здесь также скрыто два высказывания: «Как известно, Петр переехал отсюда в какое-то другое место; этим местом является Лондон». Поскольку в этом случае оба высказывания имеют утвердительную модальность, противопоставление темы и ремы здесь не столь ощутимо, как в вопросе; именно поэтому расчленение на тему и рему в утвердительных предложениях легче всего производить на основе вопроса, на который отвечает такое предложение. По существу, два скрытых в таком предложении утверждения различаются лишь временем их произнесения: тема есть некоторое ранее сделанное утверждение («известно, что ранее утверждалось…»), лишь повторяемое в качестве отправной точки, в реме же сообщается то, что утверждается именно в данный момент.

Обратим внимание на то, что в рему могут входить тематические вкрапления. Так, в предложении Peter went to the city of London рема представлена обстоятельством, в которое входит определенный артикль и собственное имя, а, значит, в его содержание включена пресуппозиция (тематическая информация) о существовании города с таким именем. Однако важно, что собственно новым в данном предложении является не сообщение о существовании Лондона, а сообщение о том, что «то место, куда Петр уехал, есть Лондон», т.е. сообщение о тождестве двух пространственных точек. Таким образом, не представляется оправданным заключение ряда авторов о том, что рема не обязательно связана с неопределенностью существительного, а тема — с определенностью. На самом деле рема действительно всегда несет новую информацию, и при отсутствии каких-либо добавочных пресуппозиций рематическое существительное всегда имеет неопределенный детерминатив (Не came to a big town), однако при этом важно отделить тематические вкрапления от собственно нового сообщения (ср. Не went to London). Случаи же типа One day a little girl went to the wood, где как будто бы неопределенность входит в тему (выделена шрифтом), связаны с многоремностью таких предложений.

Обычно указывается, что могут существовать не членимые на тему и рему, т.е. чисто рематические, высказывания: к ним относят, например, односоставные предложения типа It is cold; Winter; Winter has come; Холодно; Зима; Наступила зима и т.п. Действительно, в них вся лексически выраженная информация представляет собой рему, однако в этих предложениях есть также и скрытая, лексически не выраженная пресуппозитивная информация (тема). Так, Холодно означает «холодно в данный момент в том месте, где находится говорящий» (ср. «Мы не можем сказать «идет дождь», «идет снег», не представляя себе мысленно окружения, в котором происходит процесс, как бы ни было оно неясно»). Следовательно, в таких предложениях всегда есть скрытая, представленная как нечто известное информация о наличии говорящего, его акта речи, времени и места осуществления речевого акта. По-видимому, в принципе не может существовать предложений, в которых содержалась бы лишь новая информация, не опирающаяся на что-то уже заранее известное, т.е. не повторяющая эту старую информацию в виде темы. Даже в предложениях типа Было ли когда-нибудь где-нибудь какое-нибудь событие?, при неопределенности всех составляющих, несомненно имеются скрытые пресуппозитивные элементы: прошедшее время глагола (было) указывает на предшествование моменту речи, и, значит, в предложение включена пресуппозиция о наличии акта речи, говорящего, момента речи, места, где находится говорящий и т.п.

Рассмотрим отношения производности между предложениями разных типов актуального членения. Наличие в предложении пресуппозиции означает, что оно включает в свое содержание некоторое предшествующее высказывание, т.е. семантически производно от него. К наиболее элементарным (содержащим наименьшее число пресуппозиций) можно отнести предложения типа Да / Нет, сообщающие о существовании некоторого явления, Так, в предложении Есть ли в группе студенты, которые бы имели двойки? вопросительная модальность охватывает лишь главную часть, придаточное же лишено собственной модальности (не содержит ни утверждения, ни вопроса, на что указывает форма наклонения) и, следовательно, не представляет собой пресуппозиции (повторения старого утверждения). Это же относится к ответу на данный вопрос: Да, в группе есть студенты, которые имеют пятерки (с логическим ударением на глаголе есть).

В предложении с двумя равномерными логическими ударениями (с подъемом тона в конце первой части) В группе есть студенты, которые имеют двойки главная часть содержит сообщение «В группе есть студенты с некоторым отличительным признаком», придаточное же представляет собой второе утверждение, раскрывающее этот признак: «этим отличительным признаком является наличие у данных студентов двоек». В таком сложном предложении есть два отдельных, связанных последовательностью высказывания и, следовательно, две ремы, причем при переходе ко второму утверждению рема первого высказывания («некие студенты») становится темой (пресуппозицией) второго («эти студенты» / «они»). Равнозначной перефразировкой такого двуремного предложения являются высказывания типа Некоторые студенты в группе имеют двойки; неопределенное местоимение указывает рему первого скрытого сообщения {некоторые студенты = «в группе есть какое-то количество студентов с отличительным признаком»), которая далее преобразуется в тему второй части («эти студенты»); ремой же второй части будет группа сказуемого («имеют двойки»). Подобным образом, предложения с обстоятельствами типа однажды, в один прекрасный день всегда двуремны, т.е. содержат скрытое утверждение «существовал такой день, когда…» и далее — утверждение, раскрывающее, что именно произошло в этот день.

Двуремные предложения, в свою очередь, служат основой для семантически более сложных высказываний. Так, местоименный вопрос (Кто приехал?) и ответ на него (Приехал Петр) содержат пресуппозицию «как известно, некто приехал», и, следовательно, производны от описанного двуремного предложения с неопределенным местомением. Точно так же предложения типа Холодно; Пришла весна отвечают на вопрос Что происходит? и, следовательно, содержат пресуппозицию «нечто происходит», опять-таки образованную на базе двуремного высказывания. Предложение Петр разбил чашку (как ответ на вопрос Что случилось?) является уже многоремным высказыванием, в котором рема каждого утверждения поочередно переходит в тему следующего: «(Как известно, имело место некоторое событие); (оно заключается в том, что) некто нечто разбил; (то, что было разбито) есть чашка; (тот, кто разбил) есть Петр» (скобками отмечены пресуппозиции каждого из утверждений). Разумеется, в подобном высказывании есть и другие тематические вкрапления, например: «известно, что существует человек по имени Петр» и т.п.

Говоря об актуальном членении структурно сложного предложения, следует учитывать, по отношению к какой модальной рамке (к какому высказыванию) определяется темо-рематический статус частей. Главная часть предложения Peter is sure that the book is interesting содержит некоторое утверждение, в котором сказуемое является ремой, а подлежащее темой. Заданная в главной части модальность «уверенности (Петра)» охватывает в придаточной части сказуемое интересная (рема придаточного), тогда как книга представляет тему этого второго высказывания, которое опирается на пресуппозицию существования некоторой заранее известной книги. Возможны случаи, когда помимо темо-рематического членения внутри каждой из частей предложения одна из этих частей в целом представляет рему (тему) какого-то третьего, скрыто выраженного утверждения. Так, Peter made a mistake only because he was inattentive представляет собой многоремное предложение, содержащее ряд последовательных высказываний, причем рема каждого из них поочередно преобразуется в тему следующего утверждения: «(Человек по имени Петр) совершил ошиб­ку; (это событие) имело только одну причину; (эта причина заключается в том, что Петр) был невнимателен».

Основные средства актуального членения предложения в устной речи:

  • порядок слов (тема обычно помещается в начале фразы, а рема — в конце), который является не только показателем актуального членения, но и сам в определенной степени зависит от него (если, например, темой является обстоятельство, то сказуемое предшествует подлежащему);

  • интонация (на теме она повышается, на реме — понижается);

  • паузация.

Различия темы и ремы.

  1. по значению:

  • темы — данное, определенное соотносимо с тем элементом конси-туации, который представляется уже известным, присутствующим и в сознании говорящего, и (по его убеждению) в сознании слушателя, не требующим особых пояснений;

  • ремы — неопределенное, новое, т. е. что-то, что еще не идентифицировано;

  1. по способу выражения:

  • темы — любые слова или словосочетания, которые называют факт, предмет, лицо, действие, признак и т. п., уже упомянутые в пред-тексте или подсказываемые конситуацией;

  • ремы — высказывание строится, чтобы помочь адресату среди множества предметов вообще и предметов данного класса найти и идентифицировать тот, о котором собирается говорить собеседник. В некоторых языках определенность предмета, называемого суще­ствительным, выражается определенным артиклем;

  1. по соотношению с членами предложения:

  • темы — соотносится с понятиями подлежащего (грамматического субъекта) и логического субъекта, но предметом сообщения может быть референт любого другого конституента предложения. Темой может оказаться и сказуемое;

  • ремы — соотносится с логическим понятием предиката, т. е. сказуемого;

  1. по месту в предложении:

  • темы — начальное место в предложении;

  • ремы — любое, кроме первого;

  1. по необходимости:

  • темы — могут быть «пустыми» и «формальными» («фиктивными»);

  • ремы — выступают «центром внимания»;

  1. по возможности опущения:

  • темы — допускается, тогда получаются коммуникативно нечленимые (т. е., по сути дела, рематические) высказывания;

  • ремы — не допускается;

  1. по интонации:

  • темы — не выделяется особо в интонационном плане;

  • ремы — может маркироваться паузами, высоким тоном и сильным ударением.

Тест на тематизацию (или топикализацию) — проверяется способность того или иного компонента занять первое место в предложении (без мены интонационного контура, с сохранением нейтрального характера высказывания — без эмфазы, без экспрессивной окраски).

Вопросно-ответный тест (на идентификацию ремы): ремой является то, что служит ответом на вопрос: Что сообщается об Антоне!

Фокус контраста (проминентность, выделение, рематизация) — явление выделения нового (ремы) с помощью интонационных средств (особенно эмфатического ударения), обособления в начальной позиции, расщепленных конструкций, частиц.

Эмпатия (греч. empatheia сопереживание, сочувствие, англ. empathy сочувствие, переживание; умение поставить себя на место другого) или точкой зрения — явление, которое предполагает возможность варьирования в способах упаковки передаваемой смысловой информации. Двух фокусов эмпатии в одном предложении не может быть, иначе предложение становится неотмеченным (неправильным). Говорящий может занимать объективную точку зрения (нулевая эмпатия).

В нормальной ситуации говорящий отдает предпочтение себе (т. е. придерживается своей собственной точки зрения), затем слушающему и лишь потом третьему лицу. Сперва предпочитается человек, потом одушевленное существо, а лишь затем неодушевленный предмет. Сперва эмпатия связывается с данным и темой, а потом с новым и ремой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *