Социальные взаимодействия

Социальные взаимодействия

Социальное взаимодействие

Повседневное взаимодействие людей – то самое поле реальных поступков, на котором разворачивается социализация и прорастают семена человеческой личности. Мы то и дело совершаем множество элементарных актов социального взаимодействия, даже не подозревая о том. Встречаясь, мы здороваемся за руку и говорим приветствие; входя в автобус, пропускаем вперед женщин, детей и пожилых людей. Все это – акты социального взаимодействия, складывающегося из отдельных социальных действий. Однако не все, что мы делаем во взаимосвязи с другими людьми, относится к социальному взаимодействию. Если автомобиль сбил прохожего, то это – обычное дорожно-транспортное происшествие. Но и оно становится социальным взаимодействием, когда водитель и пешеход, разбирая происшедшее, отстаивают каждый свои интересы как представители двух больших социальных групп.

Водитель настаивает на том, что дороги построены для автомобилей и пешеход не имеет права переходить, где заблагорассудится. Пешеход, напротив, убежден в том, что главное лицо в городе – он, а не водитель, и города созданы для людей, а не для машин. В данном случае водитель и пешеход представляют разные социальные статусы. У каждого из них свой круг прав и обязанностей. Выполняя роль водителя и пешехода, двое мужчин выясняют не личные отношения, основанные на симпатии или антипатии, а вступают в социальные отношения, ведут себя как обладатели социальных статусов, которые определены обществом. Ролевой конфликт описывается в социологии при помощи статусно-ролевой теории. Общаясь между собой, водитель и пешеход рассказывают нс о семейных делах, погоде или видах на урожай. Содержанием их беседы выступают социальные символы и значения: предназначение такого территориального поселения, как город, нормы перехода проезжей части, приоритеты человека и автомобиля и т.п. Выделенные курсивом понятия составляют атрибуты социального взаимодействия. Оно, как и социальное действие, встречается повсюду, однако это не значит, что оно подменяет собой все другие виды взаимодействия людей.

Итак, социальное взаимодействие складывается из отдельных актов, называемых социальными действиями, и включает статусы (круг прав и обязанностей), роли, социальные отношения, символы и значения.

Поведение – совокупность движений, актов и действий человека, которые могут наблюдать другие люди, а именно те, в чьем присутствии эти действия совершаются. Оно может быть индивидуальным и коллективным (массовым). Основными элементами социального поведения выступают: потребности, мотивация, ожидания.

Сравнивая деятельность и поведение, нетрудно заметить разницу.

Деятельность включает осознанные цели и планируемые действия. Она совершается ради какого-либо вознаграждения, выполняющего функцию внешнего стимула, например заработка, гонорара, повышения в должности.

Поведение не содержит цель как главный, определяющий элемент. Чаще всего оно не преследует никакой цели. Но в поведении есть намерения и ожидания, есть потребность и мотивы. В отличие от стимулов, мотивы относятся не к внешним, а к внутренним побудителям.

Единицей поведения является поступок. Хотя его считают осознанным, он не имеет цели или намерения. Так, поступок честного человека естествен и потому произволен. Просто иначе он поступить не мог. При этом человек не ставит цель продемонстрировать другим качества честного человека, и в этом смысле у поступка нет цели. Поступок, как правило, ориентирован сразу на две цели: соответствие своим нравственным принципам и положительную реакцию других людей, оценивающих поступок извне.

Спасти утопающего, рискую жизнью, – это поступок, ориентированный на обе цели. Пойти против общего мнения, отстаивая собственную точку зрения, – поступок, ориентированный только на первую цель.

Действия, поступки, движения и акты – строительные кирпичики поведения и деятельности. В свою очередь, деятельность и поведение – это две стороны одного явления, а именно человеческой активности. Поступок возможен только при наличии свободы действий. Если родители обязывают вас рассказать им всю правду, пусть и неприятную для вас, то это еще не поступок. Поступок – лишь те действия, которые вы совершаете добровольно.

Говоря о поступке, мы невольно подразумевали действие, ориентированное на других людей. Но действие, исходящее от индивида, может быть направлено или не направлено на другого индивида. Только действие, которое направлено на другого человека (а не на физический объект) и вызывает обратную реакцию, следует квалифицировать как социальное взаимодействие.

Социальное действие представляет собой отдельный акт и может быть направлено на любой объект.

Социальное взаимодействие всегда направлено на другого человека и вызывает обратную реакцию.

Если взаимодействие – двунаправленный процесс обмена действиями между двумя или более индивидами, то действие – всего лишь однонаправленное взаимодействие.

Различают четыре вида действия:

  • 1) физическое действие (пощечина, передача книги, запись на бумаге и др.);
  • 2) вербальное, или словесное, действие (оскорбление, приветствие и т.п.);
  • 3) жесты как разновидность действия (улыбка, поднятый палец, рукопожатие);
  • 4) мысленное действие, которое выражается только во внутренней речи.

Из четырех видов действия три первых относятся к внешним, а четвертое – к внутреннему. Примеры, подкрепляющие каждый вид действия, соответствуют критериям социального действия М. Вебера: они осмысленны, мотивированы, ориентированы на другого. Социальное взаимодействие включает первые три и не включает четвертый вид действия (никто, кроме телепатов, не взаимодействовал при помощи прямой передачи мыслей). В результате мы получаем первую типологию социального взаимодействия (по видам): физическое; вербальное; жестовое. Систематизация по сферам общества (или системам статусов) дает нам вторую типологию социального взаимодействия:

  • • экономическая сфера, где индивиды выступают как собственники и наемные работники, предприниматели, рантье, капиталисты, бизнесмены, безработные, домохозяйки;
  • • профессиональная сфера, где индивиды участвуют как водители, банкиры, профессора, шахтеры, повара;
  • • семейно-родственная сфера, где люди выступают в роли отцов, матерей, сыновей, кузин, бабушек, дядей, тетей, крестных отцов, побратимов, холостяков, вдов, новобрачных;
  • • демографическая сфера, включающая контакты между представителями различных полов, возрастов, национальностей и рас (национальность включается в понятие еще и межэтнического взаимодействия);
  • • политическая сфера, где люди противоборствуют или сотрудничают как представители политических партий, народных фронтов, общественных движений, а также как субъекты государственной власти – судьи, полицейские, присяжные, дипломаты и т.д.;
  • • религиозная сфера, подразумевающая контакты между представителями разных религий, одной религии, а также верующих и неверующих, если по содержанию их действия относятся к области вероисповедания;
  • • территориально-поселенческая сфера – столкновения, сотрудничество, конкуренция между местными и пришлыми, городскими и сельскими, временно и постоянно проживающими, эмигрантами, иммигрантами и мигрантами.

Первая типология социального взаимодействия основана на видах действия, вторая – на статусных системах.

В науке принято различать три основные формы взаимодействия – кооперацию, конкуренцию и конфликт. В данном случае взаимодействие относится к способам, при помощи которых партнеры согласуют свои цели и средства их достижения, распределяя дефицитные (редкие) ресурсы.

Кооперация – это сотрудничество нескольких индивидов (групп) ради решения общей задачи. Простейшим примером является перенос тяжелого бревна. Кооперация возникает там и тогда, где и когда становится очевидным преимущество объединенных усилий над индивидуальными. Кооперация подразумевает разделение труда.

Конкуренция – это индивидуальная или групповая борьба за обладание дефицитными ценностями (благами). Ими могут быть деньги, собственность, популярность, престиж, власть. Дефицитными они являются потому, что, будучи ограниченными, не могут быть поделены поровну на всех. Конкуренция считается индивидуальной формой борьбы не потому, что в ней участвуют только индивиды, а потому, что конкурирующие стороны (группы, партии) стремятся получить как можно больше для себя в ущерб другим. Конкуренция усиливается, когда индивиды осознают, что в одиночку они достигнут большего. Она является социальным взаимодействием потому, что люди обговаривают правила игры.

Конфликт – скрытое или открытое столкновение конкурирующих сторон. Он может возникнуть и в кооперации, и в конкуренции. Соревнование перерастает в столкновение, когда конкуренты пытаются помешать либо устранить друг друга из борьбы за обладание дефицитными благами. Когда равные соперники, например индустриальные страны, соревнуются за власть, престиж, рынки сбыта, ресурсы мирным путем, – это проявление конкуренции. В противном случае возникает вооруженный конфликт – война.

Специфическая черта взаимодействия, которая отличает его от просто действия, – обмен: любое взаимодействие есть обмен. Обмениваться можно чем угодно: знаками внимания, словами, жестами, символами, материальными предметами. Пожалуй, не найдется ничего такого, что не могло бы служить средством обмена. Таким образом, деньги, с которыми у пас обычно связывают процесс обмена, занимают далеко не первое место. Понимаемый столь расширительно обмен – универсальный процесс, который можно обнаружить в любом обществе и в любую историческую эпоху. Структура обмена достаточно проста:

  • 1) агенты обмена – два или более человека;
  • 2) процесс обмена – совершаемые по определенным правилам действия;
  • 3) правила обмена – устанавливаемые устно или письменно предписания, допущения и запреты;
  • 4) предмет обмена – товары, услуги, подарки, знаки внимания и т.п.;
  • 5) место обмена – заранее условленное или спонтанно возникшее место встречи.

Согласно теории социального обмена, сформулированной американским социологом Джорджем Хомансом, поведение человека в настоящий момент обусловлено тем, вознаграждались ли и как именно его действия в прошлом. Хомане вывел следующие принципы обмена.

  • 1. Чем чаще вознаграждается данный тин действия, тем вероятнее, что оно будет повторяться. Если оно регулярно приводит к успеху, то мотивация к его повторению увеличивается, и наоборот, снижается в случае неудачи.
  • 2. Если вознаграждение (успех) за определенный тип действия зависит от тех или иных условий, то высока вероятность, что человек будет стремиться к ним. Неважно, от чего вы получаете прибыль: от того, что действуете легально и повышаете производительность труда, или от того, что обходите закон и укрываете ее от налоговой инспекции, – прибыль, как и любое другое вознаграждение, будет толкать вас к повторению удачного поведения.
  • 3. Если вознаграждение велико, человек готов преодолеть любые трудности ради его получения. Прибыль в 5% вряд ли будет стимулировать бизнесмена на подвиг, но, как отмечал в свое время К. Маркс, ради прибыли в 300% капиталист готов совершить любые преступления.
  • 4. Когда потребности человека близки к насыщению, он все в меньшей и в меньшей степени прилагает усилия к их удовлетворению. Это означает, что если работодатель несколько месяцев подряд платит высокую зарплату, то у работника снижается мотивация увеличивать производительность.

Принципы Хоманса применимы как к действиям одного человека, так и к взаимодействию нескольких людей, ведь каждый из них руководствуется в отношениях с другим одними и теми же соображениями.

В общем виде социальное взаимодействие – сложная система обменов, обусловленных способами уравновешивания вознаграждений и затрат. Когда предполагаемые затраты выше ожидаемого вознаграждения, люди вряд ли начнут взаимодействовать, если их к тому не принуждают. Теория обмена Хоманса объясняет социальное взаимодействие на основе свободного выбора. В социальном обмене – так мы можем назвать социальное взаимодействие между вознаграждением и затратами – нет прямо пропорциональной зависимости. Иначе говоря, если вознаграждение увеличить в три раза, то в ответ индивид не обязательно в три раза увеличит свои усилия. Часто бывало так, что рабочим увеличивали в два раза зарплату в надежде на то, что они во столько же раз увеличат производительность, но реальной отдачи не было: рабочие лишь делали вид, что стараются.

По природе человек склонен экономить свои усилия, и он прибегает к этому в любой ситуации, иногда идя на обман. Причина в том, что затраты и вознаграждения – производные от разных потребностей или биологических побуждений. Стало быть, два фактора – стремление экономить усилия и желание получить как можно большее вознаграждение – могут действовать одновременно, по разнонаправлено. Это и создает сложнейший узор человеческого взаимодействия, где в единое целое вплетены обмен и личная выгода, бескорыстие и справедливое распределение вознаграждения, равенство результатов и неравенство усилий.

Обмен – универсальная основа интеракции. У него есть своя структура и принципы. В идеале обмен совершается на эквивалентной основе, однако в действительности происходят постоянные отклонения, которые и создают сложнейший узор человеческого взаимодействия.

  • В социологии принят специальный термин, обозначающий социальное взаимодействие, – интеракция.

Социальное взаимодействие

Слово «Взаимодействие» имеет и другие значения.

Социа́льное взаимоде́йствие — система взаимообусловленных социальных действий, связанных циклической зависимостью, при которой действие одного субъекта является одновременно причиной и следствием ответных действий других субъектов. Оно родственно понятию «социальное действие», которое является исходным моментом формирования социальных связей. Социальное взаимодействие как способ осуществления социальных связей и отношений предполагает наличие не менее двух субъектов, самого процесса взаимодействия, а также условий и факторов его реализации. В ходе взаимодействия имеет место становление и развитие личности, социальной системы, изменение их в социальной структуре общества и т. п.

Социальное взаимодействие включает передачу действия от одного социального фактора — другому, получение и реакцию на него в виде ответного действия, а также возобновление действий социальных факторов. Оно имеет социальное значение для участников и предполагает обмен их действиями в будущем благодаря присутствию в нём особой каузальности — социального отношения. Социальные отношения формируются в процессе взаимодействия людей и являются результатом их прошлых взаимодействий, приобретших устойчивую социальную форму. Социальные взаимодействия, в отличие от них, представляют собой не «застывшие» социальные формы, а «живые» социальные практики людей, которые обусловливаются, направляются, структурируются, регламентируются социальными отношениями, но способны воздействовать на эти социальные формы и изменять их.

Социальное взаимодействие определяется социальными статусами и ролями личности и социальных групп. Оно имеет объективную и субъективную стороны:

  • Объективная сторона — факторы, независимые от взаимодействующих, но влияющие на них.
  • Субъективная сторона — сознательное отношение индивидов друг к другу в процессе взаимодействия, основанное на взаимных ожиданиях.

Социальная коммуникация. (Социальное взаимодействие и социальные отношения)

Важнейшей составляющей социального взаимодействия является социальная коммуникация. Несмотря на то, что в каких-то ситуациях возможно взаимодействие без коммуникации, все же в подавляющем большинстве случаев социальные контакты включают коммуникацию.

Коммуникация это взаимный обмен информацией, предполагающий ориентацию обоих участников на ответную открытость партнера. Такой обмен может не обязательно Происходить на словесном уровне. Существует как вербальная — словесная — коммуникация, так и невербальная, осуществляемая на языке жестов, Мимики, Поведения в целом. Между вербальной и невербальной коммуникацией существует огромная разница. Невербальная коммуникация значительно древнее вербальной. Наряду с жестами и мимикой она включает в себя танец, музыку, изобразительное искусство, скульптуру и архитектуру. В самом деле, оставшиеся от Прошедших веков сооружения, храмы, дворцах, старинные картины разве не передают они нам без слов информацию о жизни, чувствах, взаимоотношениях давно умерших людей?

Еще один пример невербальной коммуникации представлен тремя формальными языками, разработанными человечеством для Преодоления многозначности обычного языка и национальных барьеров: логикой, математикой и статистикой. Это мощнейшие орудия коммуникации, сила которых в том, что они представляют собой «Пустые формы» и потому не подвергаются влиянию чего-то иного, нежели чистые логические, математические или статистические интересы. Часто такие средства коммуникации используются в сочетании с вербальными пояснениями, являя собой пример смешанного типа коммуникации.

Суть процесса коммуникации, как следует из определения, состоит в передаче другому участнику сообщения, содержащего информацию. Сам акт раскрытия определенного содержания своего сознания в ходе коммуникации в социологии называют сигналом.

Если на улице к нам обратится прохожий па иностранном языке, которого мы не знаем, то мы примем такой сигнал, но не получим реального сообщения. Конечно, в таком случае не состоится ни коммуникации, ни получения информации. Если нам говорят что-то такое, что мы уже знаем, мы получаем сообщение, но оно не является для нас информацией. Оно станет информацией только в том случае, если содержит нечто для нас неизвестное.

Передача информации в ходе коммуникативного процесса требует определенных носителей — символов и знаков. Это объясняется тем, что коммуникация по своей природе — символический процесс. Такими символами и знаками выступают объекты, раскрывающие смысл, который они содержат не сами по себе, а благодаря тому, что этим смыслом их наделило общество. Такой смысл — это значение знака. Таким образом, коммуникация представляет собой процесс расшифровки знаков и прочтения их социальных значений.

Знаками являются, как мы уже говорили, слова, жесты, позы, мимика, иногда — но не всегда — экспрессивное поведение (смех, улыбки, слезы, вздохи и т.д.).

Важнейшая знаковая система, институционализированная обществом и имеющая поэтому исторический характер, — это язык. Индивид рождается и формируется в конкретном социальном контексте, где уже задана конкретная структура языка. Поэтому язык любого общества опосредованно отражает структуры самого общества и как бы задает» специфику социальной коммуникации.{9, стр189-191}

Общество состоит из взаимодействующих индивидов, имеющих определенные цели и желания. В их взаимодействии — подлинный смысл социального. Оно составляет содержание социальных явлений и объединяется в типы: господство, подчинение, сотрудничество, солидарность, соперничество, конфликт, равноправие, разделение труда и т.д., реализующиеся в различных институтах — семье, государстве и т.п.

Действие — проявление человеческой активности, имеющее определенный субъективный смысл или целерациональную основу. Такое действие обеспечивает возможность взаимодействия и тем самым делает его социальным. «Социальным мы называем такое действие, которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действиями других людей и ориентируется на него». М. Вебер выделяет следующие типы социальных действий: 1) целерациональное; 2) ценностно-рациональное; 3) эмоциональное; 4) традиционное. Они разделяются по степени рациональности, наибольшей у первого типа и наименьшей у последнего. Социальное действие «может быть: 1) целерациональным, если в основе его лежит ожидание определенного поведения предметов внешнего мира и других людей и использование этого ожидания в качестве «условий» и в качестве «средств» для достижения своей рационально поставленной и продуманной цели; 2) ценностно-рациональным, основанным на вере в безусловную — эстетическую, религиозную или любую другую — самодовлеющую ценность определенного поведения как такового, независимо от того, к чему оно приведет; 3) аффективным, прежде всего эмоциональным, т.е. обусловленным аффектами или эмоциональным состоянием индивида;

4) традиционным, т.е. основанным на длительной привычке». Соответственно социальным отношением будет поведение нескольких людей, соотнесенное по своему смыслу друг с другом и ориентирующееся на это. Целерациональным Вебер считает поведение, ориентированное только на средства, субъективно представляющиеся адекватными для достижения субъективно однозначно воспринятой пели. Точно так же социальное взаимодействие относится к такому типу взаимодействий, которое ориентировано на поведение других. Случайное столкновение двух прохожих на улице нельзя считать социальным взаимодействием. П.А. Сорокин определяет взаимодействие как любое событие, с помощью которого один человек влияет на открытые действия или состояние ума другого. Элементами социального взаимодействия являются индивиды — два или более. А к компонентам социального взаимодействия, помимо людей, относятся ценности, нормы и материальные носители взаимодействия. Социальные взаимодействия классифицируются по различным признакам.

Социальные взаимодействия можно разделить по характеру связей на жесткие и мягкие (на основании того, легко их расторгнуть или нет), сильно- и слабоорганизованные (по степени их устойчивости и кристаллизации), разветвленные или нет (по наличию или отсутствию нескольких направлений, по которым осуществляется взаимосвязь).

По содержанию взаимодействия выделяют семейные, национальные, расовые, родовые, индивидуальные, производственные, педагогические, религиозные, моральные, государственные, правовые, имущественные и т.п.

Различают формы взаимодействия: 1) каталитическую (знание о другом); 2) открытые действия; 3) воздержание от действий: 4) активная толерантность. Каталитическим называется взаимодействие в процессе воспоминания о ком-либо, когда отсутствует непосредственный контакт. Особенность данного взаимодействия в том, что сам по себе катализатор (то, о чем мыслят) не меняется, но оказывает влияние на реальные действия. Различие между третьей и четвертой формой в том, что под воздержанием от действий понимается пассивное уклонение от совершения действия. Активная толерантность состоит в претерпевании воздействий, исходящих от других людей. При этом терпение рассматривается как добродетель, требующая определенных способностей и внутренних усилий, порой больших, чем для открытых действий. Различие здесь скорее в психологическом переживании, которое в том и другом случае представляет собой «неделание».

В зависимости от силы, производимой ими, действия делятся на эффективные и неэффективные. Одно слово, даже спокойно произнесенное, может произвести громоподобный эффект или же не произвести никакого впечатления.

Проявления результатов действия по времени могут быть продолжительными или краткосрочными. Есть действия, оказывающие влияние на всю последующую жизнь человека, а есть и такие, влияние, которых испаряется почти мгновенно. Глубина взаимоотношений, достигаемая в любви, позволила французскому философу Ж.-П. Сартру утверждать, что истинное общение возможно только в любви и наедине.

Действия могут быть сознательными и неосознанными. Социология изучает действия, сознательные хотя бы со стороны одного участника. Бессознательно совершаемые действия, вызывающие сознательную реакцию, довольно часты. Например, человек может совершить какой-либо поступок, не осознавая, зачем он это делает, но окружающие будут стремиться понять причину данного поступка.

Действия можно также разделить на преднамеренные и не- преднамеренные. Преднамеренные действия мотивируются сознательной целью и осуществляются ради ее достижения. Непреднамеренные действия мотивируются прошлым и настоящим опытом и осуществляются без какой-либо сознательной цели. Не все сознательные действия преднамеренны, а лишь такие, которые совершаются с определенной, заранее поставленной целью, но не спонтанно или в ответ на действия других. действия ради чего-то следует отличать от действий из-за чего-то. Иногда человек действует сознательно, но вопреки своей же собственной цели, например, выпивает, дав зарок не пить. Это пример сознательных непреднамеренных действий. Человек может действовать сознательно на основе «нормативной мотивации», т.е. подчиняясь правовым или моральным нормам, и такие действия также будут непреднамеренными.

Вторым компонентом взаимодействия являются ценности и нормы, на основе которых люди вступают в отношения. Все, значимое для человека, представляет ценность. Материальные ценности — земля, дома, мебель; духовные ценности — наука, религия, образование, искусство и т.п. Нормы составляют особый вид ценностей это правила поведения — нормы права, морали, этикета, конструирования машин, написания стихотворений… Социология изучает только те взаимодействия которые связаны с ценностями и нормами, в противном случае это предмет физических, биологических и иных наук. Является ли действие преднамеренным или нет, дружеским или враждебным, гармоничным или дисгармоничным договорным или неформальным, моральным или аморальным, научным или идеологическим, зависит от ценностей, заложенных в него. Без ценностного компонента национальный флаг — просто кусок материи, привязанный к палке, а книга — совокупность бумажных страниц, скрепленных переплетом.

«Компонент значения, ценностей и норм совершенно отличен от третьего компонента социокультурных явлений — компонента материальных носителей — и ни в коем случае не может быть идентифицирован ни с физическими, ни с биологическими свойствами носителей, и с этими свойствами субъектов взаимодействия». Материально идентичное часто совершенно различно в социокультурном отношении, а то, что различается биофизически может быть идентично по социокультурным параметрам. Например, из двух близнецов один может быть президентом, а другой рабочим, а президенты разных стран могут быть мужчинами и женщинами.

Компонент значения создает причинную связь между людьми и материальными носителями взаимодействия там, где их иначе не было бы, например, объединяет в институт, или препятствует образованию связей, например, запрещает преступления. Ценности и нормы изучаются обстоятельно в курсе культурологии.

Третьим важным компонентом взаимодействия служат его материальные носители.

По определениям Сорокина, «все сенсорные открытые действия, материальные объекты, физические, химические и биологические процессы и силы, используемые для экстернализации, объективизации и социализации значений, являются носителями значимого взаимодействия». Без носителей или проводников невозможно значимое взаимодействие.

Все носители взаимодействия можно разделить на физические и символические. Физические действуют через свои физические свойства — камень, пуля, атомная бомба. Символические носители оказывают действие благодаря не столько физическим свойствам, сколько символическому значению, например, слово.

В свою очередь, в зависимости от вида используемой материи или энергии проводники делятся на: 1) звуковые — речь, музыка, звонок, различные шумы; 2) световые и цветовые — картины, письменность, светофор: З) пантомимические — жест, ритуалы: 4) термические — батареи в домах и т.п.; 5) механические — удары, операции; б) химические — духи, алкоголь; 7) электрические и радиопроводники — телефон, телеграф, радио; 8) предметные — кольцо, флаг, деньги.

Остановимся на каждом из этих видов. Звуковые проводники могут действовать непосредственно (так, например, высота и сила звука влияют на физическую и даже духовную деятельность человека) и опосредованно через свое символическое значение. Посредством слова происходит интеллектуальное общение, посредством музыки — эмоциональное (Л.Н. Толстой называл искусство способом передачи чувств от одного человека другому, а М.П. Мусоргский определял музыку как беседу). Социокультурная жизнь возможна исключительно благодаря языку. Помимо смысла произносимых слов, значение имеет голос сам по себе через свою высоту и тембр, и даже промежутки между словами могут быть очень выразительны. И.П. Павлов назвал слово второй сигнальной системой, с помощью которой формируются условные рефлексы у человека. В мифологии и религии слова воспринимаются как магические силы, управляющие миром и даже (в брахманизме) богами. «Евангелие от Иоанна» открывается так: «В начале было Слово и Слово было у Бога, и Слово было Бог». С изобретением письменности значение слова стало снижаться, но по-прежнему остается высоким.

Музыка дополняет слово, передавая такие оттенки чувств, настроений и умственных состояний, которые не поддаются вербальному выражению. Они вызывают отклик у слушателя, «заражают»(как говорил Л.Н. Толстой) его и вызывают такие действия (танцы, ритуалы), которые без музыки невозможны. Древние греки называли космос «музыкой сфер». Пифагор сопоставлял законы движения небесных тел с законами музыкальной гармонии. Одна из отраслей социологии — социология музыки — изучает воздействие музыки на общество и отдельные его слои.

Звук может означать определенное время: звонок начало учебного занятия; гудок — начало работы предприятия; колокольный звон — начало церковной службы и т. д.

Письменность включает в себя иероглифы, клинопись, буквенное письмо, а также математические знаки. Она позволяет взаимодействовать с прошлым и в более широком пространстве. Сорокин считал письменность самым революционным изобретением всех времен. К этому же типу проводников относятся картины. Каждый цвет может выступать в качестве символа чего-либо: черный означает траур или отказ от мира у монахов, красный — революционные идеи, белый — чистоту и т.п.

Разнообразные проводники соединяются между собой, образуя непрерывную цепочку, где люди могут служить необходимыми промежуточными звеньями. Вместе они образуют «соединительную ткань» общества. Можно сказать, что вся материальная культура представляет собой сумму носителей, определяющих поведение и психическое состояние людей, может быть даже через много поколений (эффект эпохи Возрождения как возвращения к античной культуре).

Носители могут восприниматься сами по себе, идентифицируясь с определенными значениями, ценностями и нормами (фетишизация). Например, флаг рассматривается как эмблема независимости, власти, достоинства, чести и славы нации. Так носитель становится идолом, которому поклоняются, рассматривая его как символ чего-то, хотя в самом по себе носителе этого нет. Идол отождествляется с идеалом. На этом принципе построены магические обряды. Их ценность хотя бы в том, что носители обладают свойством воздействия на сознание людей, которые их используют (рикошетное действие). Представители примитивных культур, например, верят, что само по себе произнесение слова достаточно, чтобы вызвать определенные события в природе. Этим убеждением определяется наличие табу на использование некоторых слов непосвященными, особенно женщинами и детьми.

Существует явление персонификации, когда абстрактное понятие трансформируется в объективную сущность. Так появляются божества Виктория, Фортуна… В. Парето считал, что в наше время подобная персонификация происходит со словами Прогресс, Демократия и т.п.

Все три компонента взаимодействия — люди, ценности и материальные носители — представляют собой нераздельное единство.{8, стр. 144-150}

Почему же социальные отношения, порождаемые подчас сходными взаимодействиями, отличаются друг от друга по содержанию? Почему, например, конфликтные взаимодействия могут порождать одновременно у разных индивидов отношения ненависти и солидарности или даже дружбы?

Очевидно, социальные взаимодействия осуществляются на различной основе. В настоящее время ряд видных социологов (например, Г. Лассвелл и А. Кэплэн считают, что этой основой, придающей социальным взаимодействиям определенные окраску и содержание и делающей из них социальные отношения, являются ценности. Ценность в принципе можно определить как целевое желательное событие. То, что субъект Х ценит объект Y означает, что Х действует так, чтобы достичь уровня Y или хотя бы приблизиться к нему. Личность занимает позицию оценки по отношению ко всем компонентам окружающей ее среды. Но осуществлять социальные действия в отношении кого-то она будет только из-за вещей, которые ценит и считает для себя полезными и желательными, т. е. ради ценностей. Ценности в данном случае служат толчком, необходимым условием для любого рода взаимодействий. Существованием же значимых длительное время, непреходящих ценностей определяется характер устойчивых социальных отношений людей. Например, если во взаимодействиях основой является богатство как ценность, то возникают социальные отношения, которые в зависимости от условий обмена ценностями будут считаться отношениями благотворительности, кредита, экономического принуждения, экономической власти и т.д.

В силу неравенства, существующего в обществе, ценности распределены среди членов общества неравномерно. В каждой социальной группе, в каждом социальном слое или классе существует свое, отличное от других распределение ценностей между членами социальной общности. Такое распределение обусловливает первоначальный характер взаимодействий, а затем и социальных отношений. Именно на неравном распределении ценностей строятся отношения власти и подчинения, все виды экономических отношений, отношения дружбы, любви, партнерства и т.д.

Распределение ценностей в социальной группе называется ценностным образцом данной группы. Для измерения ценностного образца какой-либо определенной социальной группы используется распределительный индекс, показывающий дисперсию показателя какой-либо ценности среди членов группы. Чем выше этот индекс, тем менее равномерно распределяется данная ценность внутри социальной группы.

Что касается места отдельного индивида или однородного социального объекта в ценностном образце, то оно называется ценностной позицией. Личность или группа, имеющая преимущества при распределении ценности, обладает высокой ценностной позицией, а личность или группа, обладающая меньшими ценностями или вообще не имеющая их, имеет низкую ценностную позицию. Ценностные позиции, а стало быть, и ценностные образцы, не остаются неизменными, так как в ходе обмена имеющимися ценностями и взаимодействий, направленных на приобретение ценностей, индивиды и социальные группы постоянно перераспределяют ценности между собой.

В своем стремлении к достижению ценностей люди вступают в конфликтные взаимодействия, если они считают существующий ценностный образец несправедливым, и активно пытаются изменить собственные ценностные позиции. Но они также используют кооперативные взаимодействия, если ценностный образец их устраивает или если надо вступать в коалиции против других личностей или групп. И, наконец, люди вступают во взаимодействия в форме уступок, если ценностный образец считается несправедливым, но часть членов группы по разным причинам не стремится изменить существующее положение.

Активность индивидов определяется двумя показателями: 1) ценностной экспектацией (это позиция, ожидаемая индивидом) — показателем, характеризующим удовлетворенность ценностным образцом; 2) ценностными требованиями (это позиции, которые пытается занять индивид в процессе распределения ценностей). Бывает, что индивид или группа имеет высокие ценностные экспектации, но не предпринимает активных действий для занятия более высоких позиций. Только сочетание ценностных экспектаций с повышенными ценностными требованиями приводит к активному взаимодействию, направленному на перераспределение ценностей. Реальная возможность в достижении той или иной ценностной позиции называется ценностным потенциалом.

Следовательно, социальные отношения возникают из взаимодействий, направленных на достижение разного рода ценностей. Анализ человеческих ценностей позволяет условно разделить их на две основные группы: ценности благосостояния и прочие ценности. Под ценностями благосостояния понимаются те ценности, которые являются необходимым условием для поддержания физической и умственной активности индивидов. В эту группу ценностей входят прежде всего: благополучие, богатство, мастерство (квалификация), просвещенность. Благополучие означает здоровье и безопасность индивидов; богатство — услуги и различные материальные блага; мастерство — приобретенный профессионализм в некоторой практической деятельности; просвещенность — знания и информационный потенциал индивида, а также его культурные связи.

Прочие ценности, как правило, выражаются в действиях как данного индивида, так и других. Наиболее значимыми из прочих ценностей следует считать власть, уважение, моральные ценности и аффективность. Самой значимой из них является власть. Это наиболее универсальная и высокая ценность, так как обладание ею дает возможность приобретать любые другие ценности. Уважение — это ценность, включающая статус, престиж, славу и репутацию. Стремление к обладанию этой ценностью по праву считается одной из основных человеческих мотиваций. Моральные ценности включают в себя доброту, великодушие, добродетель, справедливость и другие моральные качества. Аффективность — это ценности, включающие прежде всего любовь и дружбу.{3, стр. 122-125}

MED24INfO

Общаясь между собой, люди не только передают и получают информацию, так или иначе воспринимают друг друга, но и определенным образом взаимодействуют. Социальное взаимодействие является характерной чертой человеческой жизнедеятельности. Каждый наш день включает множество различных по форме и содержанию типов взаимодействия с другими людьми. Не случайно многие исследователи считают, что проблемы взаимодействия должны занимать центральное место в социально-психологической науке. Самым общим образом социальное взаимодействие можно определить как «процесс, в котором люди действуют и реагируют на действия других» (Смелзер).
Социальное взаимодействие может также рассматриваться как одна из сторон общения, как коммуникационный процесс, направленный на то, чтобы повлиять на действия и взгляды индивидов, вовлеченных в этот процесс.
Американский психолог Холландер выделяет следующие характерные черты социального взаимодействия. Первая черта — взаимозависимость поведения участников взаимодействия, когда поведение одного участника выступает как стимул для поведения другого, и наоборот. Вторая характерная черта социального взаимодействия — это взаимные поведенческие ожидания на основе межличностного восприятия друг друга. Фундаментом, лежащим в основе первой и второй, является третья черта — подразумеваемая каждым участником взаимодействия оценка ценности, приписываемой действиям и мотивам других людей, а также удовлетворенности, которую другие могут обеспечить.
Западные исследователи выделяют две большие категории в понятии «структура взаимодейстеия». Во-первых, это формальная структура взаимодействия, под которой понимают такие образцы взаимоотношений, которые требуются обществом, его социальными институтами и организациями. Во-вторых, имеется также неформальная структура взаимодействия, порождаемая индивидуальными мотивами, ценностями, особенностями восприятия. То, что называется формальным уровнем взаимодействия, закреплено в формальных (официальных) социальных ролях. Неформальный уровень взаимодействия основан на межличностной привлекательности, привязанности людей друг к другу. Этот уровень обусловлен индивидуальными диспозициями. Отметим также, что взаимодействие в официальных ситуациях может приобретать некоторые черты неформального взаимодействия. Будучи длительными и непрерывными, формальные отношения обусловливаются также индивидуальными психологическими свойствами взаимодействующих людей.
При рассмотрении особенностей связей между людьми обычно выделяют два вида взаимозависимости — кооперацию и конкуренцию. В первом случае (кооперация) некоторое количество индивидов вступает в контакт друг с другом и осуществляет согласованные действия с целью достижения определенной цели. Обычно речь идет о цели, которую невозможно достичь, действуя в одиночку. Уровень кооперации возрастает по мере того, как люди осознают свою взаимозависимость и необходимость доверия друг к другу. Во втором случае (конкуренция) действия нескольких индивидов происходят в условиях соревнования, где выигрыш возможен только для одного человека. Например, игра в шахматы.
Указанные два вида взаимодействия не следует противопоставлять, рассматривая как взаимоисключающие. Так, существует немало соревновательных по форме ситуаций, в которых обе участвующие стороны могут выиграть посредством кооперативных действий. Возьмем, например, научную дискуссию. Конечно, каждому из ее участников хочется, чтобы его позиция возобладала над остальными. Однако в процессе научного спора, высказывая собственные аргументы в пользу своей концепции, все его участники движутся в направлении поиска истины. Дипломатия также представляет собой взаимозависимые отношения, которые включают и соревновательные, и кооперативные элементы.
В целом, исследователи отмечают, что зависимость одного человека от другого увеличивает возможности влияния. Такой вид взаимозависимых отношений, при котором подверженность влиянию сравнительно велика, можно отметить в случаях доминирования, включая власть. Хотя термины «власть» и «влияние» иногда используют как взаимозаменяемые, отождествлять эти понятия нельзя. Обычно власть ассоциируется с тем или иным принуждением, пусть даже в «мягкой» форме. В самом крайнем случае наличие власти предполагает ситуацию принудительного доминирования. При этом люди, на которых направлено воздействие власти, не имеют никаких альтернатив, кроме подчинения.
Когда мы говорим о влиянии, то обычно имеем в виду передачу информации, для того, чтобы изменить мнение или поведение индивида (группы лиц). При этом данные индивиды располагают более чем одной альтернативой в качестве ответной реакции.
Самый важный аспект власти (это касается и межличностных отношений) состоит в том, что она является функцией зависимости. Так, чем больше индивид Б зависит от индивида А, тем большей властью обладает А над Б. Если вы обладаете чем-то таким, что требуется другим людям, но что контролируется только вами, то вы ставите этих людей в зависимость от вас. Поэтому вы получаете власть над ними. Порой человек, находящийся в организации на сравнительно низком иерархическом уровне, обладает важными знаниями, которыми могут не располагать другие сотрудники, занимающие более высокие места на служебной лестнице. В подобных случаях чем важнее данная информация, тем больше власти имеет первый над вторыми. Способность человека уменьшать неопределенность ситуации для своей группы также увеличивает его доминирование и индивидуальную потенциальную власть. Вот почему иные работники утаивают информацию или окутывают свои действия покровом секретности. Подобная практика может создать впечатление, что деятельность такого работника является более сложной и важной, чем она есть на самом деле.
Обычно психологи выделяют три следующих процесса, благодаря которым люди оказываются под тем или иным влиянием. Это уступчивость, идентификация и интернализация. Одно и то же поведение может быть производным любого из этих процессов или же их сочетания. Допустим, вы говорите другому человеку, чтобы он что-то сделал, и тот это делает. Поведение данного человека может являться следствием его уступчивости, идентификации или интернализации. Рассмотрим эти процессы.
Уступчивость проистекает из того, что человек (иногда неосознаваемо) прикидывает про себя, во что ему обойдется невыполнение данного требования или приказа, какова может быть «цена» непослушания. Индивид следует какому-либо приказу, но сам, возможно, испытывает чувство негодования, или, наоборот, чувство покорности. Любое влияние человека, имеющего власть, например, руководителя в организации, может основываться на уступчивости, особенно, когда есть страх наказания или желание получить вознаграждение. При этом руководители имеют основания рассчитывать на уступчивость в течение всего времени, пока они контролируют то, в чем нуждаются их подчиненные.
Идентификация отмечается тогда, когда один человек оказывается под влиянием другого человека вследствие привлекательности последнего. Этот другой может вызывать у первого симпатию или предоставлять нечто, к чему первый стремится, например, значительную позицию, положение в обществе. В социальной психологии обычно под идентификацией понимают отождествление индивидом себя с другим человеком, группой лиц. Осознаваемо или неосознаваемо индивид приписывает себе определенные свойства другого лица или группы. ногие лидеры, в том числе политические деятели, часто оказывают воздействие на других людей именно потому, что те идентифицируют себя с этими лидерами.
Интернализация осуществляется тогда, когда некто (часто официальный или неофициальный лидер) обладает достаточной компетентностью, чтобы пользоваться доверием других людей. В таком случае люди полагают, что предложения данного лица являются для них наилучшим курсом действий. Его мнения и оценки считаются надежными, заслуживающими доверия. Итог процесса интернализации состоит в том, что требования, высказываемые этим авторитетным человеком, безоговорочно принимаются другим лицом и становятся его собственными требованиями к себе самому.
В заключение отметим, что сфера социального взаимодействия охватывает широкий круг разнообразных межличностных контактов. В их процессе осуществляются определенные совместные действия, которые далее приводят к новым контактам и взаимодействиям, и т. д. Почти все поведение любого человека является результатом социальных взаимодействий в настоящем или прошлом. При этом передача и прием информации людьми, восприятие, понимание и оценка ими друг друга, их взаимодействие находятся в непрерывном единстве, составляя в итоге то, что можно назвать межличностным общением.

>Социальные взаимодействия >2. визуальный пространственный контакт, или контакт «молчаливого присутствия», когда поведение индивида изменяется под влиянием визуального наблюдения других людей. >г) окружающей обстановки. >6. результат действия.

7.СОЦИАЛЬНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

СОЦИАЛЬНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ.

1. Понятие социального взаимодействия и его основные признаки.

2. Основные теории социального взаимодействия.

1. Понятие социального взаимодействия и его основные признаки.

В своей жизнедеятельности все люди постоянно взаимодействуют с другом. Личность любого человека представляет совокупность тех социальных качеств, которые сформировались и развивались в определенных сетях межличностных взаимодействий. Общаясь со сверстниками, родственниками, знакомыми, со случайными попутчиками каждый человек осуществляет определенные социальные взаимодействия. В процессе взаимодействия производится: 1) восприятие людьми друг друга; 2) взаимная оценка друг друга; 3) совместное действие — сотрудничество, соперничество, конфликт и т. п.

Социальное взаимодействие— это система социально обусловленных индивидуальных и/или групповых действий, связанных взаимной причинной зависимостью, при которой поведение одного из участников является одновременно и стимулом, и реакцией на поведение остальных.

Выделяются четыре основных признака взаимодействия:

1) Предметность — наличие внешней по отношению к взаимодействующим индивидам или группам цели, причины, предмета и т.п., которые побуждают их взаимодействовать.

2) Ситуативность — достаточно жесткая регламентация взаимодействия с конкретными условиями той ситуации, в которой этот процесс протекает: поведение друзей на работе, в театре, на стадионе, на загородном пикнике существенно отличается.

3) Эксплицирование — доступность для стороннего наблюдателя внешней выраженности процесса взаимодействия, будь это работа на заводе, игра или танцы.

4) Рефлективная многозначность — возможность для взаимодействия быть проявлением как основных субъективных намерений, так и неосознаваемых или осознаваемым следствием совместного к межиндивидуальных или групповых видах деятельности (например, совместная работа).

Процесс взаимодействия имеет две стороны. Объективная его сторона — это связи, не зависящие от отдельных личностей или групп, но опосредующие и регулирующие содержание и характер их взаимодействия (например, содержание совместного труда на предприятии). Субъективная сторона — это сознательное, нередко эмоциональное отношение индивидов друг к другу, основанное на взаимных ожиданиях соответствующего поведения.

Социальный механизм взаимодействиядостаточно сложен. В простейшем случае он включает в себя следующие компоненты: 1) индивиды (или их группы), совершающие определенные действия по отношению друг к другу; 2) изменения во внешнем мире, совершаемые этими действиями; 3) изменения во внутреннем мире участвующих во взаимодействии индивидов (в их мыслях, чувств оценках, стремлениях и т.д.); 4) влияние этих изменений на других индивидов; 5) обратная реакция последних на такое влияние.

Способ взаимодействия индивида с другими индивидами социальными группами определяется усвоением и преломлением национальных ценностей, норм и стандартов поведения в сознании и чувствах взаимодействующих людей, в их реальных действиях.

В реальной жизни существует чрезвычайно обширное разнообразие взаимодействий. Но в этом многообразии выделяются два основных типа взаимодействия:

1) сотрудничество, существующее в тех случаях, когда продвижение каждого из партнеров к своей цели способствует или по крайней мере, не препятствует реализации целей остальных партнеров;

2) соперничество, при котором достижение цели одним видом затрудняет или исключает осуществление целей другими участниками взаимодействия.

2. Основные теории социального взаимодействия.

Теория социального обмена — научный подход, основывающийся на концепции социального взаимодействия как процесса обмена, каждый участник которого получает выгоду в результате действий других участников и в свою очередь совершает действия, приносящие выгоду им. В качестве выгод рассматриваются как материальные блага, так и нематериальные, символические блага — знаки уважения, престижа, положительные эмоции и т. п. Совершение людьми по­ступков, полезных для других людей, объясняется наличием ожида­ний, т. е. устойчивых представлений о том, что в ответ на свои дейст­вия они получат пользу от действий других людей. Подтверждение ожиданий в процессе межиндивидуального взаимодействия закреп­ляет обмен поступками в качестве поведенческого образца — своего рода «социального рефлекса», связывающего в сознании индивидов определенные действия как стимулы и реакции.

Образцом для исследователей, использующих концепцию соци­ального обмена, являются работы основателей данного направления, выдающихся американских социологов Джорджа Хоманса (1910-1989) и Питера Блау (1918-2002). В работе «Социальное поведение: его элементарные формы» (1961) Хоманс сформулировал пять поло­жений, объясняющих индивидуальное поведение стремлением к под­держанию социального обмена.

  1. Чем чаще отдельное действие индивида вознаграждается, тем чаще он/она стремится совершать это действие.

  2. Если какой-либо стимул привел к действию, которое было возна­граждено, то при повторении такого стимула индивид будет стре­миться повторить соответствующее действие.

  3. Чем более ценным является для индивида определенный результат действия, тем сильнее он/она будет стремиться совершить дейст­вие, направленное на достижение этого результата.

  4. Чем чаще в прошлом индивид получал определенное вознаграж­дение, тем менее ценным будет для него/нее повторение такого вознаграждения.

  5. Если индивид не получает ожидаемого вознаграждения, то он/она стремится совершить демонстративно агрессивное действие и ре­зультат такого действия становится для него/нее более ценным, чем неполученное вознаграждение; если индивид получает возна­граждение сверх ожидаемого, то он/она стремится совершить де­монстративно лояльное действие и результат такого действия становится для него/нее более ценным.

Пример:

1. Если мы отправляемся на рыбалку и получаем богатый улов, вероятно, мы снова захотим ловить рыбу. Если каждый раз рыбная ловля заканчивается неудачей, вероятно, у нас пропадет интерес к этому занятию. Иными словами, чем больше вознаграждается определенный тип поведения, тем чаще он будет повторяться.

2. Если рыбная ловля более успешна в тенистых заводях, чем в залитых солнцем местах, вероятно, мы будем стремиться ловить рыбу в тенистых уголках. Общий принцип состоит в том, что, если вознаграждение за определенные типы поведения зависит от каких-то условий, человек стремится воссоздать эти условия.

3. Если рыбак знает место, где его наверняка ждет богатый улов, он будет готов пробраться сквозь заросли ежевики и даже вскарабкаться на скалы, чтобы достичь этого места. Значит, если вознаграждение велико, человек готов затратить больше усилий ради его получения.

4. Если у рыбака три дня подряд богатый улов, вероятно, на третий день он меньше увлечен своим занятием, чем в первый. Суть в следующем: когда потребности человека близки к насыщению, он в меньшей степени готов прилагать усилия для их удовлетворения.

В случае с рыбалкой речь идет только об одном человеке, но Хоманс анализирует взаимодействие между двумя лицами на основе тех же четырех принципов. Приведем следующий пример. В моем рабочем помещении появилась новая вычислительная машина. Я не умею пользоваться ею, а моя помощница ее освоила. Когда мне нужно составить что-то вроде отчета, я спрашиваю ее, как пользоваться этой машиной. Обычно она с готовностью сообщает мне то, что требуется, и я ее благодарю. Во-первых, я обращаюсь к ней потому, что по своему прошлому опыту знаю, насколько полезно спрашивать совета у людей, знающих больше, чем я (принцип 2). Если бы я поступил иначе, например, пытался бы самостоятельно освоить этот аппарат, я был бы вознагражден в меньшей мере (принцип 3). Более того, я не злоупотребляю отзывчивостью моей помощницы и обращаюсь к ней только тогда, когда действительно нуждаюсь в помощи (принцип 4). Наконец, поскольку я получаю нужную информацию, а моя помощница — благодарность, наше взаимодействие продолжается, так как устраивает обоих (принцип 1).

Это очень простой вид взаимодействия. Но Хоманс считает, что таким образом можно анализировать даже сложные его виды: отношения власти, переговорный процесс, лидерство и т.д. Он рассматривает социальное взаимодействие как сложную систему обменов, обусловленных способами уравновешивания вознаграждений и затрат.

Поскольку индивиды стремятся поддерживать, постоянно возоб­новлять взаимодействия, приносящие выгоды, и избегать невыгодных взаимодействий, формируются устойчивые межиндивидуальные связи — структуры обмена. Структуры обмена могут складываться на основе непосредственного двустороннего, или прямого, обмена, но также и на основе опосредованного, или генерализо­ванного.

а б

Рис. 1. Структуры обмена

Анализ структур обмена с целью выяснения, получение какого ро­да выгод служит мотивом для участия людей во взаимодействии, как возникают солидарность/сплоченность социальной группы и отноше­ния зависимости, может служить универсальным инструментом со­циологического исследования.

Например, процесс обучения осуществляется и поддерживается как взаимодействие, так как представляет собой прямой социальный обмен. Очевидной выгодой для студентов (А) является получаемая ими в аудитории информация, но и преподаватель (В) получает вы­году в виде самоутверждения и признания его статуса. Если студенты не получают полезной, с их точки зрения, информации, они уклоня­ются от взаимодействия с преподавателем: отвлекаются на посторон­ние занятия, например на разговоры друг с другом. Преподаватель, не получая достаточного внимания и уважения к себе, действует «агрессивно», добиваясь скорее порядка в аудитории, чем внимания слушателей.

Процесс обучения можно представить и как многосторонний комплекс взаимодействий, который воспроизводится потому, что яв­ляется генерализованным социальным обменом. Преподаватели (А) ведут занятия, передавая студентам профессиональные знания; сту­денты (В) посещают учебное заведение, обеспечивая тем самым его финансирование (из государственного бюджета или в качестве платы за обучение); администрация учебного заведения (С), в свою очередь, оплачивает работу преподавателей.

Концепция социального обмена Хоманса хорошо описывает и объясняет взаимовыгодные, симметричные обмены, но П. Блау в ра­боте «Обмен и власть в общественной жизни» (1964) показал, что неравенство и отношения власти/подчинения, рассматриваемые Хомансом как следствия несимметричных обменов, невозможно объяс­нить только стремлением участников взаимодействий к получению выгод в результате своих действий. Согласно Блау, отношения вла­сти/подчинения появляются, когда один из участников обмена обла­дает монопольной возможностью совершать те действия, которые полезны и ценны для других участников обмена. Используя их стрем­ление к обмену, «монополист» устанавливает максимально выгодные для себя условия обмена и способен навязывать свою волю тем участникам, которые готовы на дополнительные затраты усилий, по­скольку находятся в зависимости от желания «монополиста» под­держивать своими действиями социальный обмен. Продолжаясь, такой несимметричный обмен приводит к развитию и закреплению нера­венства. Но изначально данное, предшествующее процессу обмена неодинаковое распределение социально значимых ресурсов — «мо­нополия» — и признание взаимодействующими индивидами этой ситуации как нормальной означают, что реальное взаимодействие не всегда соответствует идеальной модели социального обмена. Откло­нение можно объяснить следующим: 1) либо ожидания взаимовы­годности могут нарушаться без того, чтобы социальный обмен пре­кратился, а это противоречит исходным постулатам теории Хоманса; 2) либо кроме расчета персональных выгод/издержек действия ин­дивидов мотивируются еще и социальными нормами, т. е. верой в ра­зумность совершения даже заведомо индивидуально невыгодных действий, если эти действия способствуют сохранению социального порядка.

Теория обмена проливает некоторый свет на то, почему люди ведут себя с другими так или иначе. Но исчерпывается ли этим весь процесс межличностного общения? Логика обмена иногда не соответствует теории Хоманса. Основу теории обмена составила бихевиористская теория Скиннера, согласно которой (кроме всего прочего) собака, каждый раз получающая вознаграждение — пищу — за выполнение команды, будет продолжать выполнять эту команду. Но реакция людей на вознаграждения и наказания сложнее, чем у животных. Например, когда рабочим предлагают более высокое вознаграждение за повышение производительности труда, в ответ они вовсе не будут просто быстрее работать. Иногда устанавливают для себя нормы, чтобы работать с определенной скоростью. Иногда некоторый период работают очень быстро, а затем медленно, чтобы выполнить эту неофициальную норму. Иногда же вступают в политическую борьбу против системы, основанной на эксплуатации и несправедливости, а то и вовсе отказываются работать. Другие исследования также отмечают, что поведение людей сложнее, чем предполагает теория обмена. Исследование, проведенное Харриет Цукерман (1967), показало, что ученые, удостоенные Нобелевской премии, в дальнейшем трудятся менее продуктивно. А согласно первому принципу теории Хоманса, такая высокая награда, как Нобелевская премия, должна стимулировать творческую активность. Можно предположить, что Нобелевская премия является слишком большим вознаграждением, что вызывает потерю интереса к творческой деятельности. Это, может быть, и верно, но наводит на мысль о противоречивости 1-го и 4-го принципов теории Хоманса. Так или иначе, Цукерман считает, что Нобелевская премия настолько престижна, что ее воздействие надо рассматривать особо. Ведь лауреат Нобелевской премии приобретает новый статус в обществе. Лауреат, недавно удостоенный этой высокой награды, считается не только крупным ученым, но и знаменитостью; кроме того, когда люди обретают новый статус, они по-новому оценивают себя. Теория обмена не объясняет подобные ситуации.

Решение данной проблемы предлагает альтернативная теории соци­ального обмена парадигма — теория рационального выбора, которая представляет собой научный подход, основывающийся на рассмотрении социального взаимодействия как процесса координации действии людей, стремящихся к достижению индивидуальных целей. Рацио­нальность выбора определяется оптимальностью стратегии поведения. Индивид выбирает из альтернатив — фиксированного набора воз­можных вариантов действий — тот вариант, который даст наилучший результат. Однако стремление всех к максимизации индивидуальной выгоды может привести к социальной дилемме — ситуации, в которой возникает конфликт между индивидуальной рациональностью и со­циальной рациональностью.

Проблема оптимизации стратегии поведения в ситуации, когда индивидуально рациональные действия приводят к социально ирра­циональным последствиям, раскрывается на моделях математиче­ской теории игр. Самая известная из них получила название «дилемма узника»

Для каждого из двух арестованных (за участие в одном преступ­лении) существуют два варианта действий: сознаться или отпираться. Матрица возможных исходов для первого участника вклю­чает четыре случая в зависимости от действий второго участника:

  1. оба сознаются и, разделив ответственность, получают одинаковое наказание;

  2. первый сознается, пока второй отпирается, и вина перекладыва­ется на второго;

  3. первый отпирается, второй сознается, и вина перекладывается на первого;

  4. оба отпираются и получают одинаковое минимальное наказание.

Достижение наиболее предпочтительного исхода (2) предполагает выбор варианта «сознаться», т. е. стратегии уклонения от кооперации с соучастником. Но наиболее предпочтительный для второго участ­ника исход (3) предполагает, что он также изберет стратегию уклоне­ния. В результате одновременного выбора обоими участниками ин­дивидуально рациональной стратегии уклонения они окажутся в си­туации общего проигрыша (1). Оптимальным является коллективно рациональный выбор обоими участниками стратегии кооперации (4), т. е. выбор варианта «отпираться». Но такой выбор возможен, если между участниками существует доверие, если каждый уверен, что другой не выберет более выгодный для себя вариант уклонения. Именно отсутствие доверия провоцирует коллективно иррациональ­ный исход.

Применение моделей, подобных «дилемме узника», в анализе самых разных социальных явлений составляет основу исследова­тельской стратегии приверженцев теории рационального выбора. Образцами для них традиционно служат работы экономистов, давно развивающих данный подход, а в последние годы также работа аме­риканского социолога Джеймса Коулмена (1926-1995) «Основания социальной теории» (1990).

Коулмен проанализировал с точки зрения рационального выбора взаимодействия, традиционно связываемые скорее с проявлением чувств, нежели с расчетом. В частности, он показал, что в процессе ухаживания и заключения брака индивид ищет партнера, как можно более привлекательного с точки зрения физической красоты, ума, доброты, престижности работы, уровня дохода или иных качеств. Следовательно, брачное поведение, по Коулмену, сводится к рацио­нальному выбору из фиксированного набора альтернатив. Но стрем­ление каждого участника «брачного рынка» к оптимизации выбора приводит к социальной дилемме, которую можно описать при помощи модели «дилемма узника». Если оба партнера вступают в брак по любви, то каждый «приобретает» внимание и заботу со стороны другого и одновременно «затрачивает» силы и время на внимание к партнеру и заботу о нем, т. е. складывается ситуация общего выиг­рыша (4). Если один из партнеров вступает в брак по расчету, а другой по любви, то один «выигрывает», поскольку «приобретает», не «за­трачивая», т. е. складывается либо ситуация одностороннего выигры­ша (2), либо одностороннего проигрыша (3). Индивидуально ра­циональной является стратегия вступать в брак по расчету, но если оба партнера выбирают такую стратегию, то ни один из них не «приобретает» того, на что рассчитывает (1). Стратегия вступления в брак по расчету является социально иррациональной.

В качестве ситуации рационального выбора, провоцирующего социальную дилемму, можно представить и взаимодействие в сфере образования, рассматриваемой как «рынок образовательных услуг». Например, если руководство учебного заведения, стремясь привлечь наиболее подготовленных абитуриентов, преувеличивает в рекламных материалах уровень преподавания и востребованности своих выпу­скников, то это — индивидуально рациональная стратегия. Но инди­видуально рациональной стратегией для абитуриентов также является преувеличение: стремясь пройти конкурсный отбор в престижное учебное заведение, они могут воспользоваться на экзамене шпаргалкой и тем самым искусственно повысить оценку уровня знаний. В резуль­тате одновременного выбора стратегии получения максимального выигрыша при минимальных затратах реальных усилий складывается ситуация общего проигрыша (1): учебное заведение получает недо­статочно подготовленных студентов, а студенты получают недостаточ­но качественное образование.

Социально рациональной является ситуация общего умеренного выигрыша (4), когда обе стороны — руководство учебного заведения и абитуриенты выбирают стратегию «честной игры» и получают соот­ветственно студентов и образование уровнем не ниже и не выше уровня собственных усилий и способностей. Но при этом участники взаимодействия должны быть уверены, что не рискуют попасть в си­туацию одностороннего проигрыша.

Устранение риска и тем самым решение социальной дилеммы достигается с установлением доверия участников взаимодействия друг к другу. Доверие обеспечивается действенной системой соци­альных норм, поощряющих «кооперацию» и наказывающих за «ук­лонение». Социальные нормы ограничивают выбор, сводя альтернати­вы к социально одобряемым действиям, и ориентируют участников взаимодействия на поддержание собственной репутации, т. е. на сохранение доверия к ним со стороны партнеров по взаимодействию. Таким образом, рациональным может считаться выбор не в пользу индивидуального интереса, а в пользу позитивного мнения других людей. Однако теория рационального выбора недооценивает проблему формирования мнения, т. е. восприятия, истолкования и оценки поступков индивидов другими участниками взаимодействия.

Данная проблема является ключевой для другой парадигмы — символического интеракционизма. Это исследовательский подход, основывающийся на концепции социального взаимодействия как процесса согласования людьми своих поступков с поступками других людей путем установления и изменения значений этих поступков. Взаимодействуя друг с другом, индивиды постоянно определяют и переопределяют значения действий друг друга в зависимости от разви­тия ситуации и ориентируют свои последующие действия на указан­ные значения. При таком подходе общество — это не фиксированная совокупность однозначно заданных социальных норм и не предуста­новленная система поведения, а текучий, хотя и структурированный, процесс интеракции (от англ. — взаимодействие).

Образцом для социологов, придерживающихся концепции симво­лического интеракционизма, служат работы выдающегося американ­ского социального психолога Джорджа Герберта Мида (1863-1931), а также его последователей в социологии Герберта Блумера (1900-1987) и Ирвина Гоффмана (1922-1982).

Мид, чьи идеи уже после его смерти были собраны и системати­зированы его учениками в книге «Разум, человеческое «Я» и общество» (1934), утверждал, что поведение человека — это реакция не столько на стимулы (внешние воздействия и внутренние побуждения), сколь­ко на символы (значения вещей и действий). Социальным поведение индивида является потому, что он/она своим действиям и действиям окружающих людей придает те же значения, что и другие участники взаимодействия. Индивид умеет ориентировать свои действия на определенное истолкование их партнерами по взаимодействию, по­скольку по мере накопления опыта взаимодействия с разными людьми в разных ситуациях в сознании индивида формируется особая уста­новка мышления, названная Мидом обобщенным другим. Обобщен­ный другой — это часть собственного «Я» индивида, но одновременно абстрактный образ партнера по взаимодействию, роль которого ин­дивид внутренне принимает, когда интерпретирует чужие поступки и совершает собственные.

Мид отрицал, что поведение людей — это пассивная реакция на вознаграждение и наказание. Он рассматривал поступки человека как социальное поведение, основанное на коммуникации. Мид считал, что мы реагируем не только на поступки других людей, но и на их намерения. Когда ваш знакомый подмигивает, вас интересует, что он подразумевает: может быть, он стремится поухаживать за вами, вместе посмеяться над шуткой, высмеять чье-то поведение, не исключено, что он просто страдает нервным тиком. Мы «разгадываем» намерения других людей, анализируя их поступки и опираясь на свой прошлый опыт в подобных ситуациях.

Мид выделил два типа действий. Незначимый жест представляет собой автоматический рефлекс вроде моргания. Многие поступки, рассмотренные сторонниками теории обмена, относятся к этому типу. С точки зрения Мида более важную роль играет значимый жест. В этом случае люди не реагируют автоматически на воздействия извне. Они разгадывают значение поступка, прежде чем ответить на него. Когда два мальчика спорят и один из них замахивается на другого, второй, наверное, стремится уклониться от удара. Он действует автоматически, т.е. совершает незначимое действие. Но два боксера сражаются на ринге в более сложной ситуации. Один из них, может быть, не станет уклоняться от удара, если он истолковал его как ложный удар. Вместо этого он может воспользоваться ситуацией и сам нанести удар. Это значимое действие, так как оно связано с осмыслением не только поступков, но и намерений. Для этого необходимо «поставить себя на место другого человека», или, говоря словами Мида, «принять роль другого».

Такой процесс сложен, но он проявляется почти во всех наших взаимодействиях с другими людьми. Мы способны на это, потому что с детства нас учат придавать значение предметам, действиям и событиям. Когда мы придаем значение чему-то, оно становится символом, т.е. понятие, действие или предмет символизируют или выражают смысл другого понятия, действия или предмета. В нашем обществе кольцо с бриллиантом не просто драгоценность, оно символ стремления двух молодых людей вступить в брак. Вытянутая рука может символизировать приветствие, мольбу о помощи или нападение. Лишь придав жесту значение, мы можем на него реагировать — пожать руку другому человеку, крепко схватить ее или удалиться. На нас воздействует не только действие, но и намерение.

Интерпретация стимула осуществляется в промежуток времени между воздействием стимула и нашей ответной реакцией. В это время мы осмысливаем значение стимула и принимаем решение, как на него реагировать. Другими словами, связываем стимул с символом, на основе которого определяется ответная реакция. Поскольку мы усваиваем значения различных символов в процессе социального взаимодействия, они для всех нас оказываются общими.

В какой-то мере все является символом. Для американцев кусок ткани, на котором изображены звезды и полосы, имеет важное символическое значение, это флаг США. Кусок ткани с пуговицами впереди имеет другое значение, мы называем его рубашкой. Слова являются самыми важными символами, с их помощью мы придаем значение предметам, которые иначе остались бы лишенными смысла. Делая это, мы можем общаться с другими людьми. Когда в дом приходят гости и мы предлагаем им сесть, подразумевается, что они сядут на кушетку или стул. Если они сядут на телевизор, коммуникация не удалась: слово «сесть» было неправильно понято. Тот факт, что все люди учатся одинаково интерпретировать значения символов, облегчает общение. Когда кто-то хмурится, мы понимаем, что он или она недовольны. Улыбка символизирует радость, а если человек рыдает, обычно его спрашивают: «Что случилось?»

Наше сходное понимание символов облегчает общение, обычно мы понимаем значение чужих поступков, определяем, что подразумевает другой человек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *