Софизм

Софизм

Мне эта статья попадалась давно, я еще в школе учился, но запомнилась. А тут опять на нее наткнулся. Мне кажется сейчас с развитием интернета и соцсетей, она актуальна как никогда. Потому как сталкиваться с ней (демагогией) приходиться всем ежедневно в этих самых интернетах, я уже не говорю о реале. Появились даже профессиональные интерактивные демагоги — тролли, которые ради спортивного интереса и эстетического удовлетворения (лузлов), разводят людей на эмоции использую старые как Мир приемы.
Ну а вообще я думаю эти приемы используют время от времени все — начиная от сантехника и заканчивая политиками, ну и в научных дебатах конечно :). Вот только границы каждый определяет для себя сам. Вот интересно как Вы считаете: каков процент в современном море информации занимает демагогия ( софистика, троллинг — как не назови). И вообще допустима ли она в дискуссии, что бы отстоять свою точку зрения и убедить оппонента, например если вы убежденны что он неправ, а доводов не хватает
Надеюсь свою косноязычность я искупил краткостью.. Ну а вот собственно сам пост:
Демагогия: опыт классификации
Б. КАЦЕНЕЛЕНБАУМ, доктор физико-математических наук
За много столетий существования этого термина содержание его неоднократно менялось, Например, в Советском энциклопедическом словаре 1985 года издания в его определении участвуют слова «обман», «малосознательные массы» и так далее. Мы будем понимать под демагогией совокупность методов, позволяющих создать впечатление правоты, не будучи правым. При таком понимании демагогия находится между логикой и ложью. От логики она отличается тем, что используется для отстаивания неправильного суждения, от лжи – тем, что демагог не формулирует это суждение, а лишь подводит к нему слушателя, поручая тому самому обманывать себя.
Разумеется, приведенное определение – не единственно возможное понимание демагогии, но это та ее форма, которая, вероятно, наиболее интересна читателям «Науки и жизни». Из этого определения следует и классификация методов демагогии – по степени их близости к логике и по постепенному переходу ко лжи. Заметим, кстати, что ложь заслуживает не только осуждения, но и анализа или хотя бы классификации.
Ниже приводятся четыре основных типа демагогии. В каждом из них произведено дальнейшее разбиение. Большинство примеров, приведенных для иллюстрации, не выдуманы.
1. Демагогия без нарушения логики
1а. Пропуск факта, подозревать о котором слушатель не может, но который меняет кажущийся очевидным вывод. Пример: «Н. открыл три кометы. Является ли он крупным ученым?» «Моя теща открыла пять комет». Пропущено: «моя теща – ученый с мировым именем».
1б. Пропуск фактов, который виден и заполняется слушателями «по очевидности», что приводит к неверному заключению. Пример: на заседании кафедры обсуждается вопрос об ошибке в лекции доцента Н. Выясняется, что ошибки не было. Решено повысить уровень преподавания. В отчете о заседании приводятся только первая и третья фразы.
1в. Пропуск фактов, меняющий вывод; об этом пропуске слушатель может догадаться, только если он не доверяет докладчику. Пример: «Теорему, которую доказал Н., я тоже доказал». Пропущено: «я доказал ее позже».
1г. Создание недоверия у слушателей к какому-либо факту посредством соответствующих словесных оборотов. Вот пример такого нагнетания недоверия «по степеням»: «Произошло событие А», «Мне сообщили, что произошло событие А»; «Мне пытались внушить, что произошло событие А»: «Мне назойливо внушали, что якобы произошло событие А. Впрочем, было известно, что проверить это утверждение я не могу».
2. Демагогия с незаметным нарушением логики
2а. Используется известная еще древним философам логическая ошибка, когда временная связь между двумя событиями толкуется как причинно-следственная («после этого – значит, вследствие этого»). Пример: «После моего выступления голосование подтвердило мою правоту», – но говорящий не указывает, что в своем выступлении он лишь поддержал общепринятую точку зрения.
2б. Из А следует В либо С, но вариант С не упоминается. Пример: «Если вы не согласны со мной, значит, вы согласны с Н.» – на самом деле я могу иметь третье мнение.
2в. Подразумевается, что если из А следует В, то из В следует А. Пример: «Все бездельники владеют демагогией, Н. владеет демагогией, следовательно, он бездельник».
3. Демагогия без связи с логикой
3а. Использование словесных блоков «одноразового действия» («вы сами понимаете, что…», «вы же умный человек и не можете не понимать, что…», «не считаете же вы, что не можете ошибаться», «это – не наука!» и много других).
3б. Ответ не на заданный, а на близкий вопрос. Пример: «Можно ли верить утверждению докладчика, что он доказал ошибочность этой теоремы? – Я знаю докладчика как хорошего семьянина и общественника».
3в. Ссылка на авторитет неспециалистов. Пример: «Моя теорема очень понравилась народному артисту Н., а какой-то м.н.с. доказывает, что она неверна!».
3г. Смешение в одной фразе верного и неверного утверждений. Пример: «На семинаре вы не выступили и не опровергли докладчика, так как боитесь его!». Между тем ошибка в докладе была указана первым же выступавшим.
3д. Неверное утверждение содержится в постановке вопроса. Пример: «Почему вы молчали на семинаре, когда вас критиковали?» – спрашивают человека, который не был на семинаре.
3е. Признание своих мелких и несущественных ошибок. (В ответ на замечание, что теорема ошибочна: «Действительно, доказывая теорему, я сделал грамматическую ошибку»).
4. За границей собственно демагогии (переходная область между демагогией и ложью)
4а. Силовая демагогия (по Крылову: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»).
4б. Шантаж, иногда относящийся даже не к самому оппоненту. Пример: «Вы правы, доказывая, что Н. не виноват в том, в чем я его обвиняю. Но если вы будете на этом настаивать, то я предъявлю ему другие, более серьезные обвинения. Вы докажете свою правоту, но погубите его».
4в. Срыв дискуссии, перевод ее в скандал (истерика, жалобы типа «Меня травят», «Меня оскорбляют», оскорбления оппонента, обвинение его в демагогии.
Наука и жизнь. 1989. №9

ulovki_net

Фото jovivebo

Нигде в мире так внимательно не читают иностранные газеты, как в России. Разве что в Сербии, наверное : там можно встретить заголовки типа «Чудеса случаются: CNN хвалит Сербию!».

В советские времена в каждом номере «Правды» и «Огонька» обязательно должна была быть ссылка на репортаж о демонстрации английских профсоюзов в «Морнинг Стар», а в каждом газетном ларьке  —  последний номер «Юманите». Собственно, за счёт этого все эти левацкие газеты в капстранах и выживали  —  как только в 1991 году Москва перестала оптом скупать каждый тираж «Морнинг Стар», газета оказалась на грани разорения, а тираж упал на порядок.

В силу иностранной прессы свято верили не только в КПСС, где занимались всем от явной поддержки левых изданий до «активных мероприятий» КГБ по скармливанию дезинформации «настоящим» буржуазным изданиям типа New York Times. Первое, что сделали советские диссиденты после знаменитой демонстрации на Красной площади в августе 1968 года с лозунгом «За нашу и вашу свободу»  —  написали письмо в редакции тех же газет.

Главным редакторам газет: «Руде право», «Унита», «Морнинг Стар», «Юманите», «Таймс», «Монд», «Вашингтон пост», «Нойе Цюрихер цайтунг», «Нью-Йорк Таймс» и всех газет, которые опубликуют это письмо.

Уважаемый господин редактор, прошу Вас поместить моё письмо о демонстрации на Красной площади в Москве 25 августа 1968 г., поскольку я единственный участник этой демонстрации, пока оставшийся на свободе.

из «Хроники текущих событий»

Такое могли и напечатать  —  поэтому, как пишут в «Хронике», ещё до начала ввода советских войск в Чехословакию с московских газетных прилавков исчезли не только чехословацкая «Руде право», но и «Юманите» и «Морнинг Стар». Последние выходят до сих пор, и хотя без российской поддержки они влачат довольно жалкое существование, но используютсяроссийской государственной пропагандой ровно в том же качестве, что и 50 лет назад.

Сегодня российская публика  от рядового гражданина до президента  поддерживает в себе такую же несколько наивную и парадоксальную веру в силу иностранной прессы. Парадоксальную ,  потому что россиянин уверен, что «у них» там то же самое, то есть главные редакторы крупнейших изданий сидят в приёмных руководства страны в ожидании инструкций, про что и как писать или не писать.

При этом как минимум 300 тысяч россиян каждое утро встают с мыслью «А что там про нас написали в Нью Йорк Таймс?». Это не преувеличение, а статистика сайта inosmi.ru (как в таких случаях пишут в зарубежной прессе, full disclosure: с 2012 по 2014 год я был главным редактором inosmi.ru). Сайт основал в начале 2000-х яркая личность Ярослав Огнев с концепцией «Посмотрите, какие гадости пишут про нас эти буржуи», и хотя концепция с тех пор успела несколько раз существенно поменяться, популярность inosmi.ru растёт по экспоненте.

При мне в 2012 году у сайта каждый день было в районе 100-150 тысяч уникальных посетителей, сейчас уже в районе 300 тысяч. Сайт inosmi.ru уверенно держится в первых строчках рейтингов всех российских СМИ. Это действительно уникальный проект, которому нет аналогов в мире (хотя есть отечественные конкуренты типа inopressa.ru). Есть, конечно, сайты типаWorldCrunch, dekoder или Interpreter Magazine, которые публикуют переводы статей на английский или немецкий, но, во-первых, они слишком узкоспециальные (Interpreter переводит почти исключительно «Новую газету»), а, во-вторых, посещаемость их по сравнению с «ИноСМИ» ничтожна: у «ИноСМИ» больше миллиона просмотров в день, у WorldCrunch едва дотягивает до 100 тысяч.

Поэтому если об одном и том же напишет «Новая газета» и «Гардиан», то в Кремле и в администрации президента внимательнейшим образом прочитают именно последнее. И не только прочитают, а организуют целую операцию с участием пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, российского посольства в Лондоне и британской PR-фирмы Portland Communications (правда, в конце прошлого года кремлёвские контракты с американскими пиарщиками Ketchum, всеми его дочками и субподрядчиками типа Portland продлевать не стали) по публикации в Guardian ответа на шутливую статью про ужасы российской бюрократии.

Если хотите, чтобы о вашей проблеме узнал лично Путин или хотя бы его пресс-секретарь, пишите в «Гардиан».

В лентах новостей российских СМИ каждый день можно видеть «дайджесты зарубежной прессы» и перепечатки (часто куцые и безграмотные) из New York Times и Washington Post. В обратную сторону, то есть когда иностранные издания пишут заметки по мотивам российских публикаций, это работает крайне редко :  это или всякий смешной трэш типа «Голодные медведи терроризируют уральский посёлок» или «Два детсадовца сделали подкоп, чтобы попасть в автосалон». Или же это откровенная деза, которую проглотил не слишком разборчивый редактор, как это было недавно с Forbes, или вот разбор запущенной из России фальшивки, на которую попался Vox.

Проблема сайтов типа «ИноСМИ» и вообще републикаций иностранной прессы в России в том, что в день появляется по 50–60 таких статей, идущих сплошным потоком, и у читателя нет никакой возможности выстроить иерархию источников (это одна из проблем, которую я хотел решить редизайном сайта, но не сложилось). В результате в сознании российского читателя всё многообразие иностранных медиа слипается в один ком «зарубежных СМИ», в котором оказываются и NYT, и крошечная партийная газетка, и блог одинокого энтузиаста.

Это даёт большой простор для манипуляций. Сейчас, когда стоимость издательства чего угодно фактически равняется нулю, и уже нет необходимости тратить государственные валютные запасы на поддержку зарубежных изданий с правильной партийной линией, в распоряжении российских СМИ есть масса сайтов, которые выстраивают нужную российской пропаганде конспирологическую картину мира. Доверие к иностранным источникам у российского читателя заведомо выше, чем к российским, поэтому одно дело, когда про мировую гегемонию США пишет обозреватель «Комсомольской правды», а другое  —  когда это какой-нибудь «западный эксперт» или «британский журналист».

Мнение этих никому не известных экспертов, опубликованных на глубокомаргинальных сайтах, подаётся как авторитетное, хотя таковым однозначно не является. Один такой очень популярный у российских пропагандистов сайт  —  GlobalResearch.ca, созданный съехавшим на почве заговоров мирового правительства канадским профессором (я про это писал более подробно). РИА Новости постоянно цитируют «экспертов» этого «исследовательского центра», хотя это, конечно никакой не «исследовательский центр», а любительский сайт про всякую конспирологическую чепуху. Или вот, скажем, «чешский аналитик», которыйвысказывается по важному вопросу в «чешском издании». Если не полениться и пройти по ссылке, то можно убедиться, что «издание»Svobodné Noviny  —  это сделанный на коленке блог на WordPress. Как и немецкое «издание» Propagandaschau, которое обожает цитировать Russia Today.

Часто манипулировать читателем позволяет схожесть названий разных изданий. Вот, скажем, есть Washington Post  —  газета со 150-летней историей, одно из самых уважаемых изданий мира, в нём публиковались расследования Уотергейта, которые в итоге привели к отставке Никсона.

А есть Washington Times —  основанная в 1982 году пастором Муномультраконсервативная газета. Её очень любят цитировать в российских государственных изданиях, потому что на её страницах постоянно критикуют Обаму.

Но есть ещё и Washington Free Beacon — по сути блог, основанный в 2012 году, но выросший до настоящего издания с редакцией. С очень специфической редакционной политикой — в Washington Free Beacon работают исключительно члены Республиканской партии США, поэтому на страницах WFB чаще всего можно встретить острую критику Хиллари Клинтон. Но после одного их расследования был вынужден уволиться советник сенатора-республиканца Рэнда Пола. В общем, такая сугубо внутренняя американская политическая история.

Три издания, у всех в названии есть Washington, но это три совершенно разных СМИ с с разной аудиторией и разным уровнем доверия к ним: всемирно известная газета с многолетней историей и высокими редакционными стандартами, другая гораздо меньше, младше и более предвзятая, и маленький партийный блог. И вот в третьем вышло «расследование», которое радостно процитировали все главные российские СМИ, от федеральных информагентств до провинциальных газет, с громкими заголовками типа «СМИ США: Пентагон напуган/обеспокоен/в истерике».

Если дойти до источника всех этих триумфальных выступлений, то обнаружатся никакие не «СМИ», а одна-единственная заметка на сайте Washington Free Beacon, написанная со слов анонимного «представителя Пентагона». Неанонимный представитель, пресс-секретарь Пентагона, эту информацию опроверг. Но истинная суть заметки не в этом.

Ядерный подводный беспилотник —  это очередное доказательство того, что власти называют агрессивной модернизацией стратегических ядерных сил, начатой при президенте Владимире Путине. Строительство продолжается в то время, как администрация Обамы стремится снизить роль ядерного вооружения в защите США и использовать в качестве средства сдерживания ядерные силы меньшего размера.

Washington Free Beacon

Картина складывается следующая: один заинтересованный источник (Пентагон, который не хочет, чтобы Обама его сокращал) сливает другому заинтересованному источнику (Washington Free Beacon —  республиканское издание, Республиканская партия  —  политические противники Обамы) некую информацию, нагнетая панику по поводу «российской угрозы». Есть она или нет, нам неизвестно, но можно предположить, что русские ядерные подводные роботы сотрут Нью-Йорк с лица земли не завтра и не послезавтра. То есть это сугубо внутренняя американская политическая борьба, побочным результатом которой стало ложное чувство собственной важности у российского читателя: «Эк мы уделали этих пентагонских ястребов!».

Ещё один пример того, как важно критически относиться к источникам и учитывать контекст — недавняя «новость» про то, что якобы в Европу вместе с беженцами из Сирии проникли 4 тысячи боевиков ИГИЛ. Новость перепечатали все ведущие российские издания, самые читаемые и самые уважаемые, но никто не потрудился изучить, откуда она, собственно, взялась. Единственный источник новости про «4 тысячи боевиков ИГИЛ в Европе» — британский таблоид Daily Express, цитирующий безымянного «агента ИГИЛ».

Сама заметка в Daily Express написана по мотивам другой статьи на портале BuzzFeed, но полугодовой давности. Daily Express —  это желтейшее из всех жёлтых британских изданий, там публикуется совсем уж фантастическая чепуха типа «По вине Путина Великобританию наводнил гигантский ядовитый борщевик» и «Русские сбили НЛО над Ираном». Кроме того, Daily Express — это тоже партийная газета, она поддерживает ультраправую популистскую «Партию независимости Соединённого Королевства» (UKIP), так что её интерес в нагнетании паники по поводу волны беженцев в Европу очевиден.

Короче, будьте бдительны, граждане, и не позволяйте вешать себе лапшу на уши. Наша лапшеснималка продолжает свою работу.

СОФИЗМ

(греч. sophisma — хитрая уловка, измышление) — рассуждение, кажущееся правильным, но содержащее скрытую логическую ошибку и служащее для придания видимости истинности ложному утверждению. С. является особым приемом интеллектуального мошенничества, попыткой выдать ложь за истину и тем самым ввести в заблуждение. Отсюда «софист» в одиозном значении — это человек, готовый с помощью любых, в т.ч. недозволенных, приемов отстаивать свои убеждения, не считаясь с тем, истинны они на самом деле или нет.
Обычно С. обосновывает к.-н. заведомую нелепость, абсурд или парадоксальное утверждение, противоречащее общепринятым представлениям. Примером может служить ставший знаменитым еще в древности С. «Рогатый»: «Что ты не терял, то имеешь; рога ты не терял; значит, у тебя рога».
Др. примеры С. сформулированных опять-таки еще в античности:
«Сидящий встал; кто встал, тот стоит; следовательно, сидящий стоит»;
«Но когда говорят «камни, бревна, железо», то ведь это — молчащие, а говорят!»;
«Знаете ли вы, о чем я сейчас хочу вас спросить? — Нет. — Неужели вы не знаете, что лгать нехорошо? — Конечно, знаю. — Но именно об этом я и собирался вас спросить, а вы ответили, что не знаете; выходит, вы знаете то, чего вы не знаете».
Все эти и подобные им С. являются логически неправильными рассуждениями, выдаваемыми за правильные.С. используют многозначность слов обычного языка, омонимию, сокращения и т.д.; нередко С. основываются на таких логических ошибках, как подмена тезиса доказательства, несоблюдение правил логического вывода, принятие ложных посылок за истинные и т.п. Говоря о мнимой убедительности С. Сенека сравнивал их с искусством фокусников: мы не можем сказать, как совершаются их манипуляции, хотя твердо знаем, что все делается совсем не так, как это нам кажется. Ф. Бэкон сравнивал того, кто прибегает к С. с лисой, которая хорошо петляет, а того, кто раскрывает С. — с гончей, умеющей распутывать следы.
Нетрудно заметить, что в С. «Рогатый» обыгрывается двусмысленность выражения «то, что не терял». Иногда оно означает «то, что имел и не потерял», а иногда просто «то, что не потерял, независимо оттого, имел или нет». В посылке «Что ты не терял, то имеешь» оборот «то, что не терял» должен означать «то, что ты имел и не потерял», иначе эта посылка окажется ложной. Но во второй посылке это значение уже не проходит: высказывание «Рога — это то, что ты имел и не потерял» является ложным.
С. нередко использовались и используются с намерением ввести в заблуждение. Но они имеют и др. функцию, являясь своеобразной формой осознания и словесного выражения проблемной ситуации. Первым на эту особенность С. обратил внимание Г.В.Ф. Гегель.
Ряд С. древних обыгрывает тему скачкообразного характера всякого изменения и развития. Некоторые С. поднимают проблему текучести, изменчивости окружающего мира и указывают на трудности, связанные с отождествлением объектов в потоке непрерывного изменения. Часто С. ставят в неявной форме вопрос доказательства: что оно представляет собой, если можно придать видимость убедительности утверждениям, явно несовместимым с фактами и здравым смыслом? Сформулированные в тот период, когда логика как наука еще не существовала, древние С. хотя и непрямо, ставили вопрос о необходимости ее построения. В этом плане они непосредственно содействовали возникновению науки о правильном, доказательном мышлении.
Употребление С. с целью обмана является некорректным приемом аргументации и вполне обоснованно подвергается критике. Но это не должно заслонять того факта, что С. представляет собой также неизбежную на определенном этапе развития мышления неявную форму постановки проблем.

СОФИЗМ

от греч. sophisma — уловка, ухищрение, выдумка, головоломка) — рассуждение, умозаключение или убеждающая речь (аргументация), обосновывающие какую-либо заведомую нелепость (абсурд} или утверждение, противоречащее общепринятым представлениям (парадокс). Вот пример софизма, основанного на разъединении смысла целого: «5 = 2 + 3, но 2 четно, а 3 нечетно, следовательно 5 одновременно четно и нечетно». А вот софизм, построенный с нарушением закона тождества и семиотической роли кавычек: «Если Сократ и человек не одно и то же, то Сократ не то же, что Сократ, поскольку Сократ — человек». Оба эти софизма приводит Аристотель. Он называл софизмами «мнимые доказательства», в которых обоснованность заключения лишь кажущаяся и обязана чисто субъективному впечатлению, вызванному недостаточностью логического или семантического анализа. Внешняя убедительность многих софизмов, их «логичность» обычно связана с хорошо замаскированной ошибкой — семиотической (за счет метафоричности речи, амонимии или полисемии слов, амфиболии и пр.), нарушающей однозначность мысли и приводящей к смешению значений терминов, или же логической (за счет игнорирования или подмены тезиса в случае доказательств или опровержений, ошибок в выведении следствий, использования «неразрешенных» или даже «запрещенных» правил или действий, к примеру, деления на нуль в математических софизмах).

Исторически с понятием «софизм» неизменно связывают мысль о намеренной фальсификации, руководствуясь признанием Протагора, что задача софиста — представить наихудший аргумент как наилучший путем хитроумных уловок в речи, заботясь не об истине, а о практической выгоде, об успехе в споре или в судебной тяжбе. С этой же задачей обычно связывают и его известный «критерий основания»: мнение человека есть мера истины. Уже Платон, который называл софистику «постыдной риторикой», заметил на это, что основание не должно заключаться в субъективной воле человека, иначе придется признать законность противоречий, и поэтому любые суждения считать обоснованными. Эта мысль Платона нашла отражение в аристотелевском «принципе непротиворечия» (см. Закон логический) и, уже в современной логике, — в требовании доказательства абсолютной непротиворечивости теорий. Но вполне уместное в области «истин разума» это требование не всегда оправдано в области «фактических истин», где критерий основания Протагора, понятый, однако, более широко, как относительность истины к условиям и средствам ее познания, оказывается весьма существенным. Поэтому многие рассуждения, приводящие к парадоксам, но в остальном безупречные, не являются софизмами. По существу они только демонстрируют интервальный характер связанных с ними гносеологических ситуаций. Таковы, в частности, известные апории Зенона Элейского или т. н. софизм «куча»: «Одно зерно — не куча. Если зерен не куча, то + 1 — тоже не куча. Следовательно, любое число зерен — не куча». Это не софизм, а лишь один из парадоксов транзитивности, возникающих в ситуациях неразличимости (или интервального равенства), в которых принцип математической индукции неприменим. Стремление усматривать в такого рода ситуациях «нетерпимое противоречие» (А. Пуанкаре), преодолеваемое в абстрактом понятии математической непрерывности (континуума), не решает вопроса в общем случае. Достаточно сказать, что содержание идеи равенства (тождества) в области фактических истин существенно зависит от того, какими средствами отождествления при этом пользуются. К примеру, далеко не всегда нам удается абстракцию неразличимости заменить абстракцией отождествления. А только в этом случае и можно рассчитывать на «преодоление» противоречий типа парадокса транзитивности.

Первыми, кто понял важность теоретического анализа софизмов были, по-видимому, сами софисты (см. Софистика). Учение о правильной речи, о правильном употреблении имен Продик считал важнейшим. Анализ и примеры софизмов представлены и в диалогах Платона. Но их систематический анализ, основанный уже на теории силлогистических умозаключений (см. Силлогистика), принадлежит Аристотелю. Позднее математик Евклид написал «Псевдарий» — своеобразный каталог софизмов в геометрических доказательствах, но он не сохранился.

Лит.: Платон. Соч., т. 1. M., 1968 (диалоги: «Протагор», «Горгай», «Менон», «Кратил»), т. 2. M., 1970 (диалоги: «Теэтет», «Софист»); Аристотель. «О софистических опровержениях».— Соч., т. 2. M., 1978; АхмановА, С. Логическое учение Аристотеля. М., I960, гл. 1, § 3.

M. M. Новоселов

Оцените определение: Отличное определение — Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

История

Этот раздел нуждается в переработке. Нужно разбить текст на параграфы и выделить подзаголовки для улучшения читабельности
Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей. (12 декабря 2016)

Софизм как приём обучения был введён древнегреческими софистами в греческих полисах ок. V в. до н.э. — профессиональными учителями, обучавшими знатную молодежь красноречию, ораторскому мастерству и искусству публичных дебатов в целях подготовки к политической или иной карьере. В отличие от философов, занимавшихся научными изысканиями в русле методологии институализированных философских школ, софисты были личными наёмными учителями и опирались на плюралистическую методологию, нацеленную на решение задач. Философы обвиняли методы софистов в субъективизме и релятивизме, что повлекло отрицательную оценку деятельности софистов как софистической. Платон («Евтидем», «Протагор»,»Теэтет») развенчивал софизмы и методы их решения как «мнимое знание», «призрачные подобия знания, но не истинные» («Софист»). Аристотель считал софизмы «натаскиванием», а не научным поиском истины, и составил в «О софистических опровержениях» первую классификацию софизмов — уловок софистов, выделив 13 видов софизмов, возникающих из-за двусмысленностей двоякого рода: 6 связанных с оборотами речи, и 7 паралогизмов, или неправильно построенных рассуждений. Аристотель называл софизмом «мнимые доказательства», в которых обоснованность заключения кажется верной и обязана чисто субъективному впечатлению, вызванному недостаточностью логического или семантического анализа. Убедительность на первый взгляд многих софизмов, их «логичность» обычно связана с хорошо замаскированной ошибкой — семантической: за счёт метафоричности речи, омонимии или полисемии слов, амфиболий и пр., нарушающих однозначность мысли и приводящих к смешению значений терминов, или же логической: подмена основной мысли (тезиса) доказательства, принятие ложных посылок за истинные, несоблюдение допустимых способов рассуждения (правил логического вывода), использование «неразрешённых» или даже «запрещённых» правил или действий, например деления на нуль в математических софизмах (Последнюю ошибку можно считать и семиотической, так как она связана с соглашением о «правильно построенных формулах»).

Вот один из древних софизмов («рогатый»), приписываемый Эвбулиду: «Что ты не терял, то имеешь. Рога ты не терял. Значит, у тебя рога». Здесь маскируется двусмысленность большей посылки. Если она мыслится универсальной: «Всё, что ты не терял…», то вывод логически безупречен, но неинтересен, поскольку очевидно, что большая посылка ложна; если же она мыслится частной, то заключение не следует логически. Последнее, однако, стало известно лишь после того, как Аристотель сформулировал логику.

А вот современный софизм, обосновывающий, что с возрастом «годы жизни» не только кажутся, но и на самом деле короче: «Каждый год вашей жизни — это её 1 / n {\displaystyle 1/n} часть, где n {\displaystyle n} — число прожитых вами лет. Но n + 1 > n {\displaystyle n+1>n} . Следовательно, 1 / ( n + 1 ) < 1 / n {\displaystyle 1/(n+1)<1/n} «.

Исторически с понятием «софизм» неизменно связывают идею о намеренной фальсификации, руководствуясь признанием Протагора о том, что задача софиста — представить наихудший аргумент как наилучший путём хитроумных уловок в речи, в рассуждении, заботясь не об истине, а об успехе в споре или о практической выгоде. (Известно, что сам Протагор оказался жертвой «софизма Эватла»). С этой же идеей обычно связывают и «критерий основания», сформулированный Протагором: мнение человека есть мера истины. Уже Платон заметил, что основание не должно заключаться в субъективной воле человека, иначе придётся признать законность противоречий (что, между прочим, и утверждали софисты), а поэтому любые суждения считать обоснованными. Эта мысль Платона была развита в аристотелевском «принципе непротиворечия» (см. Логический закон) и, уже в современной логике, — в истолкованиях и требовании доказательств «абсолютной» непротиворечивости. Перенесённая из области чистой логики в область «фактических истин», она породила особый «стиль мышления», игнорирующий диалектику «интервальных ситуаций», то есть таких ситуаций, в которых критерий Протагора, понятый, однако, более широко, как относительность истины к условиям и средствам её познания, оказывается весьма существенным. Именно поэтому многие рассуждения, приводящие к парадоксам и в остальном безупречные, квалифицируются как софизмы, хотя по существу они только демонстрируют интервальный характер связанных с ними гносеологических ситуаций. Так, софизм «куча» («Одно зерно — не куча. Если n {\displaystyle n} зёрен не куча, то n + 1 {\displaystyle n+1} зерно — тоже не куча. Следовательно, любое число зёрен — не куча») — это лишь один из «парадоксов транзитивности», возникающих в ситуации «неразличимости». Последняя служит типичным примером интервальной ситуации, в которой свойство транзитивности равенства при переходе от одного «интервала неразличимости» к другому, вообще говоря, не сохраняется, и поэтому принцип математической индукции в таких ситуациях неприменим. Стремление усматривать в этом свойственное опыту «нетерпимое противоречие», которое математическая мысль «преодолевает» в абстрактном понятии числового континуума (А. Пуанкаре), не обосновывается, однако, общим доказательством устранимости подобного рода ситуаций в сфере математического мышления и опыта. Достаточно сказать, что описание и практика применения столь важных в этой сфере «законов тождества» (равенства) так же, вообще говоря, как и в эмпирических науках, зависит от того, какой смысл вкладывают в выражение «один и тот же объект», какими средствами или критериями отождествления при этом пользуются. Другими словами, идёт ли речь о математических объектах или, к примеру, об объектах квантовой механики, ответы на вопрос о тождестве неустранимым образом связаны с интервальными ситуациями. При этом далеко не всегда тому или иному решению этого вопроса «внутри» интервала неразличимости можно противопоставить решение «над этим интервалом», то есть заменить абстракцию неразличимости абстракцией отождествления. А только в этом последнем случае и можно говорить о «преодолении» противоречия.

По-видимому, первыми, кто понял важность семиотического анализа софизмов, были сами софисты. Учение о речи, о правильном употреблении имён Продик считал важнейшим. Анализ и примеры софизмов часто встречаются в диалогах Платона. Аристотель написал специальную книгу «О софистических опровержениях», а математик Евклид — «Псевдарий» — своеобразный каталог софизмов в геометрических доказательствах. Сочинение «Софизмы» (в двух книгах) написал ученик Аристотеля Феофраст (D.L. V. 45). В средние века в Западной Европе составлялись целые коллекции софизмов. Например, собрание, приписываемое английскому философу и логику XIII века Ричарду Софисту, насчитывает свыше трехсот софизмов. Некоторые из них напоминают высказывания представителей древнекитайской школы имён (мин цзя).

Классификация ошибок

Логические

Так как обычно вывод может быть выражен в силлогистической форме, то и всякий софизм может быть сведён к нарушению правил силлогизма. Наиболее типичными источниками логических софизмов являются следующие нарушения правил силлогизма:

  1. Вывод с отрицательной меньшей посылкой в первой фигуре: «Все люди суть разумные существа, жители планет не суть люди, следовательно, они не суть разумные существа»;
  2. Вывод с утвердительными посылками во второй фигуре: «Все, находящие эту женщину невинной, должны быть против наказания её; вы — против наказания её, значит, вы находите её невинной»;
  3. Вывод с отрицательной меньшей посылкой в третьей фигуре: «Закон Моисеев запрещал воровство, закон Моисеев потерял свою силу, следовательно, воровство не запрещено»;
  4. Особенно распространённая ошибка quaternio terminorum, то есть употребление среднего термина в большой и в меньшей посылке не в одинаковом значении: «Все металлы — простые вещества, бронза — металл: бронза — простое вещество» (здесь в меньшей посылке слово «металл» употреблено не в точном химическом значении слова, обозначая сплав металлов): отсюда в силлогизме получаются четыре термина.

Терминологические

Грамматические, терминологические и риторические источники софизмов выражаются

  • в неточном или неправильном словоупотреблении и построении фразы (всякое quaternio terminorum предполагает такое словоупотребление); наиболее характерные:
    1. Ошибка омонимии (equivocation). Например: реакция в смысле химическом, биологическом и историческом; доктор как врач и как учёная степень.
    2. Ошибка сложения — когда разделительному термину придаётся значение собирательного. «Все углы треугольника < π {\displaystyle <\pi } » в том смысле, что «каждый угол < π {\displaystyle <\pi } «.
    3. Ошибка разделения, обратная, когда собирательному термину даётся значение разделительного: «все углы треугольника = π {\displaystyle =\pi } » в смысле «сумма углов треугольника = π {\displaystyle =\pi } «.
    4. Ошибка ударения, когда подчёркивание повышением голоса в речи и курсивом в письме определённого слова или нескольких слов во фразе искажает её первоначальный смысл.
    5. Ошибка выражения, заключающаяся в неправильном или неясном для уразумения смысла построении фразы, например: «сколько будет пять плюс два умножить на два?» Здесь трудно решить имеется ли в виду 9 (т.е. 5 + ( 2 × 2 ) {\displaystyle 5+(2\times 2)} ) или 14 (т.е. ( 5 + 2 ) × 2 {\displaystyle (5+2)\times 2} ).

В устную речь математиками введены такие слова как «сумма», «произведение», «разность». Так 5 + 2 × 2 {\displaystyle 5+2\times 2} — это сумма произведения два на два и пятёрки, а ( 5 + 2 ) × 2 {\displaystyle (5+2)\times 2} — удвоенная сумма двух и пяти.

  • Более сложные софизмы проистекают из неправильного построения целого сложного хода доказательств, где логические ошибки являются замаскированными неточностями внешнего выражения. Сюда относятся:
    1. Petitio principii: введение заключения, которое требуется доказать, в скрытом виде в доказательство в качестве одной из посылок. Если мы, например, желая доказать безнравственность материализма, будем красноречиво настаивать на его деморализующем влиянии, не заботясь дать отчёт, почему именно материализм — безнравственная теория, то наши рассуждения будут заключать в себе petitio principii.
    2. Ignoratio elenchi заключается в том, что начав доказывать некоторый тезис, постепенно в ходе доказательства переходят к доказательству другого положения, сходного с тезисом.
    3. A dicto secundum ad dictum simpliciter подменяет утверждение, сказанное с оговоркой, на утверждение, не сопровождаемое этой оговоркой.
    4. Non sequitur представляет отсутствие внутренней логической связи в ходе рассуждения: всякое беспорядочное следование мыслей представляет частный случай этой ошибки.

Психологические

Психологические причины софизмов бывают троякого рода: интеллектуальные, аффективные и волевые. Во всяком обмене мыслей предполагается взаимодействие между 2 лицами, читателем и автором или лектором и слушателем, или двумя спорящими. Убедительность софизма поэтому предполагает два фактора: α — психические свойства одной и β — другой из обменивающихся мыслями сторон. Правдоподобность софизма зависит от ловкости того, кто защищает его, и уступчивости оппонента, а эти свойства зависят от различных особенностей обеих индивидуальностей.

Интеллектуальные причины

Интеллектуальные причины софизма заключаются в преобладании в уме лица, поддающегося софистике, ассоциаций по смежности над ассоциациями по сходству, в отсутствии развития способности управлять вниманием, активно мыслить, в слабой памяти, непривычке к точному словоупотреблению, бедности фактических знаний по данному предмету, лености в мышлении (ignava ratio) и т. п. Обратные качества, разумеется, являются наиболее выгодными для лица, защищающего софизм: обозначим первые отрицательные качества через b {\displaystyle b} , вторые соответствующие им положительные через a {\displaystyle a} .

Аффективные причины

Сюда относятся трусость в мышлении — боязнь опасных практических последствий, вытекающих от принятия известного положения; надежда найти факты, подтверждающие ценные для нас взгляды, побуждающая нас видеть эти факты там, где их нет, любовь и ненависть, прочно ассоциировавшиеся с известными представлениями, и т. д. Желающий обольстить ум своего соперника софист должен быть не только искусным диалектиком, но и знатоком человеческого сердца, умеющим виртуозно распоряжаться чужими страстями для своих целей. Обозначим аффективный элемент в душе искусного диалектика, который распоряжается им как актёр, чтобы тронуть противника, через c {\displaystyle c} , а те страсти, которые пробуждаются в душе его жертвы и омрачают в ней ясность мышления через d {\displaystyle d} . Argumentum ad hominem, вводящий в спор личные счёты, и argumentum ad populum, влияющий на аффекты толпы, представляют типичные софизмы с преобладанием аффективного элемента.

Волевые причины

При обмене мнений мы воздействуем не только на ум и чувства собеседника, но и на его волю. Во всякой аргументации (особенно устной) есть элемент волевой — императивный — элемент внушения. Категоричность тона, не допускающего возражения, определённая мимика и т. п. ( e {\displaystyle e} ) действуют неотразимым образом на лиц, легко поддающихся внушению, особенно на массы. С другой стороны, пассивность ( f {\displaystyle f} ) слушателя особенно благоприятствует успешности аргументации противника. Таким образом, всякий софизм предполагает взаимоотношение между шестью психическими факторами: a + b + c + d + e + f {\displaystyle a+b+c+d+e+f} . Успешность софизма определяется величиной этой суммы, в которой a + c + e {\displaystyle a+c+e} составляет показатель силы диалектика, b + d + f {\displaystyle b+d+f} есть показатель слабости его жертвы. Прекрасный психологический анализ софистики даёт Шопенгауэр в своей «Эристике» (перев. кн. Д. Н. Цертелева). Само собой разумеется, что логические, грамматические и психологические факторы теснейшим образом связаны между собой; поэтому софизм, представляющий, например, с логической точки зрения quaternio ter.

Способ нахождения ошибки в софизме

  • Внимательно прочитать условие предложенной вам задачи. Начинать поиск ошибки лучше с условия предложенного софизма. В некоторых софизмах абсурдный результат получается из-за противоречивых или неполных данных в условии, неправильного чертежа, ложного первоначального предположения, а далее все рассуждения проводятся верно. Это и вызывает затруднения при поиске ошибки. Все привыкли, что задания, предлагаемые в различной литературе, не содержат ошибок в условии и, поэтому, если получается неверный результат, то ошибку они ищут непременно по ходу решения.
  • Установите области знаний (темы), которые отражены в софизме, предложенных преобразованиях. Софизм может делиться на несколько тем, которые потребуют детального анализа каждой из них.
  • Выясните, соблюдены ли все условия применимости теорем, правил, формул, соблюдена ли логичность. Некоторые софизмы построены на неверном использовании определений, законов, на «забывании» условий применимости. Очень часто в формулировках, правилах запоминаются основные, главные фразы и предложения, всё остальное упускается. И тогда второй признак равенства треугольников превращается в признак «по стороне и двум углам».
  • Проверяйте результаты преобразования обратным действием.
  • Часто следует разбить работу на небольшие блоки и проконтролировать правильность каждого такого блока.

> См. также

  • Апория
  • Правила простого категорического силлогизма
  • Парадокс лжеца
  • Парадокс
  • Парадокс лотереи
  • Полилогизм

Литература

  • Ахманов А. С., Логическое учение Аристотеля, М., 1960;
  • Брутян Г. Паралогизм, софизм и парадокс // Вопросы философии.1959.№ 1.С.56-66.
  • Брадис В. М., Минковский В. Л., Еленев Л. К., Ошибки в математических рассуждениях, 3 изд., М., 1967.
  • Билык А. М., Билык Я. М. К вопросу о проблемной технике софизма (её связь с современным пониманием научной проблемы) // Философские науки. № 2. 1989. — С.114-117.
  • Лапшин И. И. Софизм // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Морозов Н. А. О научном значении математических софизмов // Известия научного института им. П. Ф. Лесгафта. Пг., 1919.Т.1.С.193-207.
  • Павлюкевич В. В. Логико-методологический статус софизмов // Современная логика: проблемы теории, истории и применения в науке. СПб.,2002. С. 97-98.
  • Read, Stephen (ed).: Sophisms in Medieval Logic and Grammar, Acts of the 8th European Symposium for Medieval Logic and Semantics, Kluwer, 1993
  • Cassagnac, Joachim .: Merde à Celui qui le lira, Flammarion, 1974
  • Тульчинский М. Е. Занимательные задачи-парадоксы и софизмы по физике. М. 1971.
  • Дёмин Р. Н. Собрание «задач» Ричарда Софиста как контекст для «парадоксов» древнекитайской школы имен // Вестник РХГА № 6, СПб., 2005. С. 217—221. https://web.archive.org/web/20110310082224/http://www.rchgi.spb.ru/Pr/vest_6.htm
  • Неркарарян К. В., Софизмы и парадоксы, 1 издание, 2001
  • Лисанюк Е.Н. Софистика – это не аргументация \\ ΣΧΟΛΗ. 8 (2) 2014. С. 136-151.

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

NDL: 00565692

Интересные примеры софизмов

В отличие от паралогизма, софизм представляет собой намеренное нарушение законов логики. При этом софизмы тщательнейшим образом маскируются под истинные умозаключения. Есть немало подобных примеров, которые сохранились с древности до наших дней. И заключение большей части из этих уловок носит достаточно курьезный оттенок. Например, таким образом выглядит софизм о воре: «Вор не испытывает желания воровать что-то дурное; приобретение чего-либо хорошего – благое дело; стало быть, вор занимается благим делом». Забавно звучит и такое утверждение: «Лекарство, которое нужно принимать больному, – это добро; чем больше добра, тем лучше; стало быть, лекарства нужно пить как можно больше».

Еще один интересный пример софизма – это знаменитое умозаключение о Сократе: «Сократ является человеком; понятие «человек» – это не то же самое, что понятие «Сократ»; стало быть, Сократ представляет собой нечто иное, нежели Сократ». Подобные софизмы нередко применялись в Древнем Риме для того, чтобы ввести в заблуждение своего оппонента. Не будучи вооруженными логикой, собеседники софистов совершенно ничего не могли противопоставить этим уловкам, хотя вся нелепость их была очевидна. Нередко споры в Древнем Риме заканчивались кровавыми драками.

Забавные софизмы

Эти философские уловки всегда использовались для того, чтобы ввести собеседника в заблуждение, а иногда над ним и потешиться. Следующие примеры логических софизмов показывают, что авторы древности не были лишены чувства юмора. Например:

Чтобы видеть, глаза человеку не нужны. Ведь он видит без правого глаза. И без левого он тоже способен видеть. Стало быть, глаза не являются необходимым условием, чтобы называться зрячим.

Следующий софизм построен в форме диалога, в котором мудрец задает вопросы крестьянину:

— А что, крестьянин, есть ли у тебя собака?

— Да, есть.

— Есть ли у нее кутята?

— Да, недавно появились на свет.

— Иными словами, получается, что эта собака – мать?

— Именно так, моя собака – мать.

— И эта собака твоя, крестьянин, не так ли?

— Моя, я же тебе сказал.

— Вот, ты сам признал, что твоя мать – собака. Значит, ты – пес.

И еще несколько примеров древних софизмов:

  • Что человек не терял, то у него есть. Рога он не терял. Значит, у него есть рога.
  • Чем больше самоубийц, тем меньше самоубийц.
  • Девушка – это человек. Девушка является молодой, а значит, она – молодой человек. Последний, в свою очередь, является парнем. Стало быть, девушка не является человеком, так как здесь наблюдается противоречие. (Данный софизм является доказательством от противного).

Эти 5 примеров софизмов показывают, что с мудрецами лучше не спорить, по крайней мере, до той поры, пока не обретены навыки логического мышления.

Парадокс критянина и судьбы несчастных философов

Но если Эпименид лжет, то, значит, его утверждение истинно? Но тогда он не является жителем Крита. Однако, согласно условию софизма, Эпименид – критянин, а значит… Все это значит только одно – мыслителю предстоит снова и снова ходить по замкнутому кругу. И не только ему. Известно, что стоик Хрисипп написал три книги, посвященные анализу этого примера софизма. Его известный коллега по имени Филет Косский не смог одолеть логической задачи и наложил на себя руки.

А знаменитый логик Диодор Кронос, уже будучи в преклонных годах, дал обет – не есть до тех пор, пока ему не удастся решить эту задачку. Об этом случае пишет Диоген Лаэртский. По свидетельству историка, когда мудрец Диодор находился при дворе Птолемея, ему было предложено решить этот софизм. Так как справиться с ним философ не смог, то Птолемей прозвал его Кронос (в переводе это слово не только обозначает имя древнего бога времени, но и просто «глупец, болван»). Ходили слухи, что Диодор погиб то ли от голода, то ли оттого, что не смог выдержать подобного позора. Таким образом, кому-то слишком серьезное восприятие софизмов стоило жизни. Однако не стоит уподобляться древним философам и воспринимать софизмы слишком серьезно. Они являются хорошими упражнениями для развития логики, но ради них не стоит рисковать карьерой, а уж тем более жизнью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *