Смех это эмоция

Смех это эмоция

Взято у stelazin

Смех обусловлен биологически. Это не наученное, это в нас изначально заложено. Дети начинают смеяться в 4-6 месяцев. Дети, которые никогда не видели смеющихся взрослых, все равно смеются. Дети, слепоглухие от рождения,- тоже смеются. . У взрослых потом причины для смеха ветвятся разнообразно и сильно отличаются,- человек от человека, культура от культуры и век от века. Все дети смеются примерно об одном. Самая смешная шутка в истории человечества,- «ку-ку», разновидности «Peekaboo» есть у всех народов. Пощекотать, понарошку пихаться, подбросить и поймать. Ну и, разумеется, великий суперблокбастер,- «а вот кого сейчас догоню и поймаю поймаю». Эти твари мертвы уже десятки тысяч лет, мы давно и надежно забыли, кто они такие и как выглядят, и не встретим их даже на дне архетипов и в потаенных углах самых древних кошмаров. И мы до сих пор учим своих детей от них убегать.

И правильно делаем, между прочим. Крыса, выращенная без детской крысиной возни, критично теряет в адаптации и не умеет адекватно подстраивать агрессивное/пассивное поведение под требования ситуации. В давнем техасском исследовании убийцы-соципаты в 90% случаев были лишены обычных детских игр. Так что если с другой стороны взглянуть, то эти твари все еще с нами.

Что такое смех

Аналоги смеха есть у всех высших приматов, и нет больше ни у кого. Игривое настроение, сопровождаемое специфичной мимикой и вокабуляцией,- расслабленное лицо с открытым ртом и ритмический стереотипический звуковой сигнал. Часто сопровождает игры детей и подростков, реже встречается у взрослых особей. Можно пощекотать детенышей разных приматов,- человеческого и других высших обезьян (шимпанзе, бонобо, горилла, орангутан), гиббона-сиаманга (ближайший к нам не-гоминидный примат). Все будут издавать на это какие-то звуки, но структура принципиально отличается у гоминидов и гиббоновых. В пределах высших приматов общие свойства типовые, но конкретные акустические характеристики у человека сильно отличаются от орангутанов, меньше от горилл, и практически идентичны с шимпанзе и бонобо. Типовые 210миллисекундные сигналы образующие стереотипические вокализации, в среднем по 0,6-0,8с каждая, с основной частотой 270Гц (для мужчин) и 510Гц (для женщин) и объединенные в серии в 3-4 раза превышающие стандартный дыхательный акт. Это и есть смех. За счет прямохождения плечевой пояс у нас расправлен, гортань смещена книзу, объем единовременно удерживаемого воздуха выше, поэтому у человеческого смеха самая четко выраженная ритмическая сетка, регулярные вибрации, долгие серии, наибольший частотный диапазон и энергичность выдоха. Но это все тюнинг.

Я это повторяю каждый раз, и не устану, и сейчас опять скажу. В человеческой природе нет ни единого уникального свойства. Вероятный общий предок всех Hominidae, живший примерно 12-16млн лет назад, — вот это было инновационное решение. А мы,- просто топовая модель в линейке (что, в общем, тоже неплохо). Таким образом, смех вообще появился где-то 5-7 миллионов лет назад, на уровне общего предка гоминид, и в дальнейшем усложнялся и эволюционировал. В более-менее нынешнем виде смех появился, когда люди уверенно встали на ноги, т.е. где-то с хабилиса, 2млн лет назад.

(Не важное, но интересное дополнение. Если честно, кроме людей еще смеются крысы. Обычный серые пасюки в игривом и довольном настроении издают не слышимый человеческим ухом щебет в 50кГц, который функционально и ситуационно является аналогом гоминидного смеха.)

Как смех появился и зачем он нужен?

Смех социален, имеет смысл только в рамках межперсональных взаимодействий. Наедине с собою люди улыбаются и смеются в 30 раз реже (причем даже когда человек смеется «тихо сам с собою», все равно там скорее всего присутствует «виртуальное» социальное взаимодействие). Произошел от сигналов тревоги и основан на тех же нейробиологических механизмах, что и страх- вы вряд ли отличите на фМРТ мозг смеющегося человека от мозга испуганного человека.

Общих эволюционных теорий комического существует множество, они частично дополняются, часто конфликтуют. Из самых известных, — модели Фредериксона (расшаренный эмоциональный статус), Рамачандрана (ложная тревога), Оуэна (защита от читера), Ризолатти (автоматическое резонансное поведение). Я, как убежденный сторонник идеи групповой эволюции, здесь и далее собираюсь тенденциозно освещать симпатичные мне концепции и замалчивать все прочие.

Смех гораздо старше языка. Дети начинают смеяться гораздо раньше, чем ходить и уж тем более,- разговаривать. Если рассмотреть типичные ситуации, вызывающие у ребенка смех,- это потенциально опасные и угрожающие события, происходящие в дружественном контексте и в безопасной среде, причем это несоответствие не враждебно и предсказуемо для ребенка. Мы корчим ребенку рожи, хватаем его, щекочем, подбрасываем в воздух. Те же самые действие со стороны рассерженного родителя, либо вообще от незнакомого человека, будут вызывать страх и плач. Если кто-то намного выше и сильнее, схватит вас и начнет подбрасывать в воздух на высоту в 3-4 ваших роста и потом ловить,- насколько вам это понравится? Скорее всего, вообще не понравится. А если этот «кто-то»,- близкий вам человек? Если бы ваш папа сейчас был в состоянии подкинуть вас на 4 метра? Меня бы это все равно не развеселило (хотя черт его знает, гипотеза требует эмпирического подтверждения).

Таким образом детеныши через игривую и забавную возню осваиваются в этом суровом мире. Это у всех млекопитающих так, не только у людей. И котята игривые, и слонята, и щеночки пятнистых гиен, и малыши китов-убийц, и кто угодно. И обычно все эти детские забавы и игры сопровождаются какими-то звуками,- сопение, рычание, повизгивание etc., но это все варианты обычных звуков взрослых животных, лишь у приматов (ну и еще у крыс) для озвучки «веселья и игривости» появился специальный звук, и это оказалось настолько удачной идеей, что смех стал использоваться в самых разнообразных ситуациях.

Виды смеха

Выделяют Дюшенновский и не-Дюшенновский смех (в честь невролога XIX века, который впервые выделил и описал работу мимических мышц, задействованных в процессе). Смех Дюшенна,- это то, что мы называем «искренним», «смехом от сердца». Возникает непроизвольно, человек его сознательно не контролирует. Этот смех заразителен, когда рядом кто-то смеется Дюшенновским смехом, мы непроизвольно сами начинаем улыбаться, наш эмоциональный статус подстраивается под эмоциональный статус смеющегося (особенно, если к этому человеку мы изначально испытываем какую-то симпатию, в частности, поэтому нас так веселит «задорный детский смех», особенно если это наш ребенок). Это не значит, что нон-Дюшенновский смех фальшивый и какой-то плохой, вовсе нет, это обычный наш вполне искренний смех, взрослый человек относительно редко смеется неконтролируемым смехом. Не-Дюшенновский, контролируемый смех, тоже может сопровождать (и часто сопровождает) неподдельное веселье, но этот смех интеллектуально и/или социально обусловлен, это явление более высокого порядка, это уже «от головы», а не «от сердца», он также оказывает влияние на окружающих, но в гораздо меньшей степени.

Классический смех Дюшенна,- синхронное, симметричное и непроизвольные сокращения лицевых мышц с открытием рта, поднятыми кверху углами губ и сокращение круговых мышц глаз с образованием мимических морщин в форме «гусиных лапок». Это то, что мы называем «искренняя улыбка». Специально обученный человек, актер или политик, может изобразить по желанию «открытую улыбку», это очень сложно, но в принципе выполнимо. Весь же комплекс,- и улыбку и звуки смеха,- подделать практически невозможно. Человека можно ввести в заблуждение насчет «степеней неискренности», выдать фальшивую улыбку за дружелюбную, как-то имитировать в пределах контролируемого смеха, но смех Дюшенна любой человек определяет мгновенно и безошибочно. Это биология, этот акустический сигнал не подделывается.

Воздействие смеха на людей

Что же в нем такого важного? Это способ манипулировать эмоциональным состоянием человека, и как следствие,- это способ контроля и управления социальным поведением. Поэтому так важно, чтобы а)действовало на всех, б)эффект был неподвластен сознательному контролю и в)его нельзя было специально подделать и с целью злоупотребления. На практике, разумеется, все три правила можно обойти, это же не законы физики, тут нет абсолютных правил. Но это все-таки отдельные случаи, нам важны типовые реакции, человеческий массив, середина гауссианы.

Мы такой успешный вид, потому что у нас есть сложное и пластичное поведение. А сложное поведение у нас есть, потому что у нас есть социальность. А социальность у нас есть, потому что мы умеем испытывать личные чувства к другим человеческими особям. То есть у нас есть персонально окрашенные эмоции. А они у нас есть, потому что мы способны к эмоциональному вовлечению. А эмоциональное вовлечение у нас есть, потому что есть специальные структуры и механизмы, за это отвечающие. Например, — инсулярный и префронтальный кортекс. Например,- зеркальные нейроны и нейроны фон Экономо.

Зеркальные нейроны появились как способ научения, они фиксируют чужое целевое поведение и воспринимают его как свое, т.е. животное так перенимает опыт старших товарищей. Постепенно зеркальные нейроны стали оценивать не только действие, но и состояние, мы стали понимать чужие эмоции и воспринимать их как свои, от этого появилась эмпатия, симпатия и антипатия, сопереживание и чувство общности (равно как и внутривидовая враждебность), и как следствие,- социальная организация, основанная на личном эмоциональном вовлечении.

Конкретно в восприятии и формировании смеха ключевым узлом является дополнительная премоторная кора, она же зона Бродманна 6. Там собирается моторный импульс, который затем превратится в улыбку и смех. Какая будет улыбка,- настоящая или фальшивая, будет ли смех искренним или контролируемым,- это зависит от других отделов. Базовая, скелетная, сенсорно-моторная схема собирается тут, называется это prefrontal motor circuits.

Поэтому-то смех так заразителен. Другой смеется- мы смеемся. Люди вокруг веселятся,- наше настроение повышается. Так получается пресловутая «волна позитива и хорошего настроения». Сенсорная кора оценивает мимику, экспрессию, вербальные и невербальные сигналы, пластику и вокабуляцию. Инсулярная кора мониторит внутреннее состояние и контекст. Гиппокамп извлекает банки памяти об аналогичном личном опыте. Все это собирается вместе и запускается сходный процесс. Ввод лимбической системы. Ввод таламических моторных зон. Активация хаба ростральной зоны АСС. Готовность префронтальной коры. Готовность премоторной зоны Бродманна 6. Узлы покрышки ствола. Узлы шва. Го. Я танцую пьяный на столе. Нума нума е.

Расшаривание эмоционального состояния,- это полезно. Быстрое переключение на положительные эмоции в моменты сытости и безопасности,- соответственно, сброс предшествующих стрессовых состояний и негативного эмоционального статуса. Кроме того,- обозначение безопасного социального несоотвествия (концепция «nonserious social incongruity»), «ложная тревога» и обозначение не случившейся угрозы .

Поэтому самые незатейливые и смешные шутки,- когда кто-то запнулся, подскользнулся, упал, но это не опасно и не страшно. Смех,- обозначение, что потенциально опасная ситуация на деле не опасна. Фактически, это сигнал fake alert. Потенциально угрожающая ситуация, разрешившаяся без реального вреда. Шутка с тортом или с банановой кожурой, Чаплин наступает на шланг, рыжий клоун дает пинка белому. Самая популярная форма комического, от пещерных костров и до «Сам себе режиссер». Мы не смеемся над чужой болью, мы сигнализируем, что упасть-то упал, но все ок, обошлось, соплеменник жив-здоров. Помимо того, что это истинная правда, это объяснение может сгладить неловкость, если ваша девушка комично навернулась на гололеде и вы не удержались и заржали.

Что вызывало смех в древности и что вызывает сейчас

Причем, что самое забавное, юмора-то до недавних пор вообще не было. Все было,- смех, веселье, забавы и потешки, ирония и сарказм. Веселились всегда. Юмора не было. Горилла Коко, которую обучили языку жестов, научилась играть со смыслами,- надевать на голову папку для бумаг и говорить «шляпа» (нормальная кстати шутка, с моей дочерью прокатывает). Смех, радость и веселье в базисе своем,- изначально в нас заложены. Хихикающие пастушки, увлекаемые фавнами в кусты, или нажраться на дионисийских мистериях и кидать кости в горбуна, или хохот от пьянящего чувства победы, пока твой противник елозит коленями в собственных кишках,- это всегда было необычайно смешно. Ни одна мифология не обходится без трикстера,- от Койота и Ананси, до Ивана-дурака и Ходжи. Шуты и скоморохи, сатурналии и вакханалии, карнавалы и прочая масленица. Культура смеха и веселья есть у всех. Но сказать, чтобы это в нашем современном понимании было «юмором»,- очень сильная натяжка. Возможно, многим знакомо недоумение от комедий Шекспира или Мольера. Ну забавно, ну занимательно, но шутки-то где? Почему это комедия? Где смеяться? Ну забавное, ну занимательное, но вот чтобы бугага? Хм хм. Первые юмористы в истории,- это Дж.Джером и М.Твен. Современное нам западное «чувство юмора» в его узком понимании,- очень недавнее изобретение. humorem вообще означает «жидкость», «влага». Слово использовалось в рамках гиппократова учения о смешении жидкостей,- в частности мозг считался железой, производящей слизь (в каком-то метафорическом смысле не очень-то они и ошибались). С 16го века «гуморными» стали назвать людей странных, эксцентричных и нелепых. И только к 17му веке humor стали использовать в значении «нечто, способное вызвать смех и веселье окружающих». При этом «смех» до 18го века упоминается почти исключительно в негативном контексте, как «смехотворный» (равно как почти все упоминания смеха в Библии,- это проявления презрения, осмеяния, издевательства или неуважения). Собраться вместе и позлословить,- считалось очень замечательным времяпрепровождением, и записные юмористы и остроумцы тех времен это люди, способные долго, многословно и разнообразно поливать грязью отсутствующих под общий одобрительный смех. Обсирать и ржать,- сейчас такое способно развеселить только очень уж скудоумных людей, но когда-то это было изысканным аристократическим занятием. Вспомните, как Печорин клинья к княжне подбивал? Сначала она такая ржала, а потом такая говорит,- в натуре, лучше уж болтаться на рее, чем у тебя на языке (ну или как там у классика). Так впервые в истории появились чисто текстовые шутки, через миллионы лет от возникновения смеха, через десятки тысяч лет от появления языка и через тысячи лет от изобретения текста. Затем постепенно форма потеснила содержание, игры ума и ловкость языка, остроумие и парадокс стали цениться сами по себе. Так к началу 19го века выделился «юмор» как способ «смеяться с», а не «смеяться над», дружелюбный и объединяющий юмор стал противопоставляться агрессивному и оскорбительному остроумию. Потом уже появились первые писатели-юмористы, созданы «Трое в лодке», и так далее и так далее, юмор начал свое победное шествие. Начиная где-то с 30х годов XX века ч.ю. стало элементом пропаганды, и заявлялось как свойство свободных народов демократического мира в противовес угрюмым и серьезным как кирпич диктатурам наци и комми. Эта тема активно педалировалась и педалируется по сей день, например в отношении радикальных исламских движений. Первая улыбка на парадном портрете,- президент Трумен, начиная с Никсона и далее все президенты США в обязательном порядке скалят зубы на официальных фотографиях, и в настоящее время из мировых лидеров разве что генсек КПК может позволить себе держать морду кирпичом.

Таким образом, юмор из локального, специфичного и довольно сомнительного занятия вырос и развился в общечеловеческую ценность, и в настоящее время считается общим термином для любых причин смеха и любых форм комического. Под «чувством юмора» сейчас объединяют все проявления смешного, однако следует иметь в виду, что это очень разнородная группа,- некоторым из этих явлений пару сотен лет от роду, а некоторым- миллионы.

А теперь нечто совершенно иное.

Что такое юмор с точки зрения смеха

Есть смешные шутки, есть вызывающие смех события и есть спонтанный разговорный юмор. Юмор текстовый, ситуационный и контекстуальный. Первые два являются основой индустрии комического, потому что их можно конструировать, запечатлевать и воспроизводить со стабильным успехом. Но на практике 70-75% от всего нашего смеха,- разговорный юмор, который имеет смысл только в контексте и спонтанно сопровождает эмоционально насыщенное общение. Это остроты, колкости, гэги, остроумные замечания и наблюдения, комично выглядящие фразы, которые потом бессмысленно пересказывать, так как «забавляющую» ценность они имеют только в режиме живого эмоционального контакта, они с трудом транслируются, поэтому среди профессиональных юмористов особо не распространены. В кастрированном варианте, могут встречаться в «шутливых текстах», имитирующих формат прямого общения. Этот смех человек особо не отмечает, — сравнение дневника самонаблюдения с аудио/видео-записью показывает, что человек не обращает внимание, когда и почему он смеется.

Существует множество классификаций и теорий юмора, они все описывают какие-то локальные сегменты, ни одна не описывает всего. Общая Теория Юмора невозможна, потому что это инструмент, пытаться разложить по полкам цели и задачи юмора это все равно, что пытаться классифицировать все случаи, когда человек поднимает руку вверх (а)поднятие руки для привлечения внимания b)поднятие руки с целью срывания яблока с ветки c)демонстрация, что вы безоружны и сдаетесь d)рука затекла e)иные причины).

Хорошо проработаны графические и визуальные формы (карикатуры, рисунки, мультфильмы, видеоролики), намного хуже изучена психолингвистика юмора, но в целом по механизмам восприятия юмора данных много. По механизмам создания юмора исследований очень мало. То есть отчего люди смеются,-более или менее ясно, а вот как люди придумывают смешное,- понятного очень мало.

То есть с чувством юмора все сложно и запутанно. С одной стороны,- эта сфера деятельности с трудом поддается формализации, внятной верификации и экспериментальному изучению. Американское (то есть лучшее в мире) «Руководство по социальной психологии»,- фундаментальный и исчерпывающий 2000-станичный труд содержит 2 коротких абзаца, посвященных юмору. Юмор традиционно находится вне сферы изучения, только с конца 90х к нему стали проявлять интерес как к психическому явлению.

С другой стороны,- «чувство юмора» стабильно входит во все топы положительных высоко ценимых человеческих качеств. Шутит реклама, шутит субботний прайм-тайм, шутят политики, шутят блогеры, в 2/3 топ-записей вы обнаружите те или иные формы комического. Все острят, все улыбаются, все смеются. Юмор связывают с душевным и физическим здоровьем, сексуальной привлекательностью, социальной успешностью, интеллектом, креативностью, и поди найди что-то хорошее, с чем его не связывают. Прямо непонятно, как люди раньше без него жили. То есть на него стабильно не обращают внимания, и его же стабильно переоценивают.

Когда и какой юмор уместен

Используют везде и всегда. Используют для налаживания контакта, эротического и дружеского. Используют как социальный лубрикант. Используют для смягчения резких и этически неоднозначных заявлений. Чтобы настроить аудиторию и чтобы донести до собеседника свое критическое мнение. Чтобы выпукло продемонстрировать свои положительные качества и чтобы скрыть негативные эмоции. Чтобы продемонстрировать доминирование и чтобы продемонстрировать подчинение. Для чего угодно.

При этом юмор не является прямым предиктом ни к одной черте характера и ни к одной жизненной ситуации. Юмор не связан с интеллектом, это способ продемонстрировать имеющийся интллект (или его отсутствие). Юмор не связан со стабильностью отношений,- пары, прожившая 50 лет вместе чаще шутят в разговорах, но не потому, что они такие остроумные, а потому что многолетняя взаимная симпатия. А другая пара распадается через полгода, потому что поначалу он был веселый и смешной, но когда месяц за месяцем кроме стеба и дурацких шуточек от него ни одного нормального слова не дождешься,- это утомляет. Юмор не связан с сексуальной привлекательностью, — шутки не делают непривлекательных привлекательными, но делают и без того привлекательных более привлекательными. Юмор не связан с гендерными особенностями,- это все культурально обусловленные стандарты, мужчины чаще шутят- женщины больше смеются, но это только потому, что так предписывают социальные роли. Юмор облегчает сплочению коллектива, как «ради», так и «против», но сам по себе не может быть основой стабильной группы. Юмор может быть признаком креативности, но креативный человек совершенно не обязательно будет обладать развитым чувством юмора. И так далее, и так далее.

То есть он не сам по себе, это не самостоятельный феномен.

Юмор это универсальный усилитель вкуса в мире межперсональных взаимодействий.

И именно поэтому в современном мире субъективная ценность его стабильно растет. Никакой объективной необходимости в чувстве юмора нет, но нам уже невозможно от него отказаться.

Да и незачем. Юмор клевый.

Социальное значение

Обычно воспринимается как средство привлечения внимания к приятной для смеющегося информации (юмор или благоприятное разрешение какого-либо вопроса) или как подтверждение мыслей, выраженных в чужом смехе.

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 мая 2011.

А. Д. Редозубов в книге «Логика эмоций» утверждает, что эмоция смешно не является врожденной и не наследуется на генетическом уровне. Врожденный, рефлекторный характер имеет мимическая экспрессия — смех и улыбка. Изначально смех и улыбка возникают в состоянии «хорошо» и по мере формирования человека распространяются на более сложные формы поведения. Эмоция же смешно формируется как результат социального взаимодействия. Она представляет собой удовольствие от признаков, которые в процессе воспитания сопутствовали ситуациям в которых наш относительный социальный статус повышался за счет понижения статуса другого, например в результате осмеяния его неудачи. В результате, эмоция смешно всегда связана с тем, что есть кто-то попавший в нелепую ситуацию. Смех, сопровождающий эмоцию смешно, можно рассматривать как приобретенный в процессе воспитания условный рефлекс.

Интересные факты

По данным современных этологических исследований, смех, видимо, возник у общих предков человека и человекообразных обезьян более 10 млн лет назад. В этой же работе показано, что вокализация при смехе, вызванном щекоткой у детенышей обезьян, гораздо более похожа на человеческую, чем полагали ранее.

У человека смех коррелирует с дружелюбием, и, как ни странно, с агрессией — его рассматривают как игровую форму поведения, в которой может быть заложена скрытая угроза: «Смотри, что я могу сделать с тобой, но не сделаю».

Отсюда становится понятным происхождение словосочетаний «издевательский смех», «угрожающий смех».

Естественный смех успокаивает нервы, расслабляет мышцы, улучшает самочувствие.

Исследования показали, что при смехе от мышц лица идут особые импульсы, которые благотворно влияют на нервную систему и работу мозга, снимая напряжение. Даже когда вам невесело и вы выдавливаете из себя фальшивую улыбку, механизм срабатывает и на душе становится намного легче. По мнению учёных, смех — это выработанный людьми «социальный рефлекс», поскольку, видя смеющегося или улыбающегося человека, другие люди тоже приходят в хорошее настроение.

Оказалось, что сердитые люди страдают заболеваниями сердца чаще, чем весёлые. Весельчаки менее подвержены риску возникновения инфаркта. Это связано с тем, что смех укрепляет эндотелий — клетки, выстилающие кровеносные сосуды и полости сердца изнутри.

Цитаты о смехе

Ничего более не боится человек так, как смеха Боясь смеха, человек удержится от того, от чего бы не удержала его никакая сила.

639

Если хотите рассмотреть человека и узнать его душу, то вникайте не в то, как он молчит, или как он говорит, или как он плачет, или как он волнуется благороднейшими идеями, а смотрите на него лучше, когда он смеется. Хорошо смеется человек — значит, хороший человек.

438

Удивительно, как это жрецы-пред-сказатели, взглянув друг на друга, могут еще удержаться от смеха.

358

Ничто так не сближает людей, как хороший, безобидный смех. А в сближении людей — главная задача искусства.

275

Серьезное разрушается смехом, смех — серьезным.

233

Жаловаться на неприятную вещь — это удваивать зло, смеяться над ней — это уничтожить его.

179

Посмеяться над собой — не бойтесь, самокритика так же необходима, как необходимо умываться.

177

К смешному я отношусь серьезно, когда представляю его в смешном виде.

147

Прежде чем смеяться над людьми, надо научиться любить их всем сердцем.

145

Смеяться можно над чем угодно, но не когда угодно. Мы шутим по поводу смертного ложа, но не у смертного ложа. Жизнь серьезна всегда, но жить всегда серьезно — нельзя.

143

Из всех животных только человек способен смеяться.

142

От смеха недалеко до высмеивания.

142

Смешного бояться — правды не любить.

141

Хороший смех — верный признак духовного здоровья.

141

Что сделалось смешным, не может быть опасным.

140

Брел, бывающий вместе со смехом, менее опасен, но бред серьезный более опасен.

140

Смех — неплохое начало для дружбы, и смехом же хорошо ее закончить.

138

Смех — это солнце: оно прогоняет зиму с человеческого лица.

133

Смех тоже взрослеет.

133

Со смехом ужас несовместен.

132

Мыслю, следовательно, смеюсь.

131

Палачи смеются редко, да и смех у них не такой, как у всех.

131

Смех — единственное испытание серьезного, а серьезность — смешного. Подозрителен предмет, который не переносит насмешки, и лжива шутка, которая не выдерживает испытания серьезностью.

131

Смех – обеззараживающее средство.

129

Научиться законам жизни — значит испытать целый ряд унижений, — все равно как обучаться катанию на коньках. Единственный выход — смеяться над собой вместе с зеваками.

128

Человек, который смеется, более смешон, нежели его жертва. Для жертвоприношения нужны не только жертвы, но и те, кто на жертву идет.

126

Не будь у меня чувства юмора, я бы давно покончил с собой.

126

Разве смеяться — дурно? И разве нельзя смеяться, сохраняя полную серьезность? Смех лучше сохраняет нам разум, нежели досада и огорчения.

125

Под плачем наследника часто скрыт веселый смех.

125

Писать лучше смеясь, чем со слезами, ибо смех — особенная примета человека.

125

Продолжать смеяться легче, чем окончить смех.

124

Если чего, по мнению нашему, в угощении недоставало, или же что-то в доме нам не понравилось — не насмехаться над тем на стороне.

123

Смех — это физиономия ума.

123

Смех заразителен, так же как и зевота.

123

Не успел я открыть вашу книгу, как зашелся от смеха. Когда нибудь я непременно ее открою.

123

Тот, кто смеется и одновременно смешит, смешон вдвойне.

122

Научить пользоваться оружием смеха — одна из тончайших и сложнейших вещей в формировании моральных взглядов, убеждений, вкусов.

122

Француз – весел, русский – насмешлив, француз осмеивает, потому что он смеется, русский смеется, потому что осмеивает.

122

Смех — самый изысканный способ показать зубы противнику.

122

Смехом исправляют нравы.

122

Смейтесь до слез — совет оптимистам и пессимистам.

122

Если когда-нибудь я поумнею, никто, никогда не увидит меня смеющимся.

122

Я верю, что могущество смеха и слез сможет стать противоядием от ненависти и страха.

122

Смех – кратчайшее расстояние между двумя людьми.

121

Трудно верить, между тем женщины берут уроки даже смеха и здесь также стараются быть хорошенькими! Открывать рот при смехе надо умеренно: на щеках должны быть видны две ямочки и нижняя губа — чуть-чуть приоткрывать низ верхних зубов Смех должен быть, если можно так выразиться, легким и чем-то женственным для уха! Есть женщины, безобразящие себе рот неумеренным смехом. Другие, смеясь, трясутся, можно думать, что они плачут. У третьих смех какой-то хриплый, отвратительный. Когда они смеются, думаешь, что это противный рев ослицы у мельничного жернова.

121

Дурной признак, когда перестают понимать иронию, аллегорию, шутку.

121

Осмеяние, то есть нравственное негодование, должно совмещаться с постоянством возвышенного чувства.

120

Люди лицом своим смеются со смеющимися, а с плачущими плачут.

119

Нет ничего более загадочного, чем смех на чужом языке.

119

Когда смеешься над людьми, на них не сердишься. Юмор учит терпимости, и юморист — когда с улыбкой, а когда и со вздохом — скорей пожмет плечами, чем осудит.

119

Половина людей смеется над другой половиной, и обе равно глупы.

118

Смех есть веселость ума, улыбка — веселость сердца.

118

Смех часто бывает великим посредником в деле отличения истины от лжи.

118

Самым счастливым смехом смеется ребенок.

118

Смех исключительно или почти исключительно вызывается тем, что обозначает или указывает что-нибудь непристойное без непристойности.

118

Я не прочь посмеяться над встречающимися мне людьми, полагая, что ведь и они, если хотят, могут посмеяться надо мной.

118

Смех неуязвим, потому что он смеется и над самим собой.

117

Ты можешь порицать людей, но не поносить и не подымать их на смех, ибо сплетня, смешащая многих, все же дурна, если она копает яму хотя бы одному человеку.

117

Смех — сущность человека.

117

Осмеяние людей умных составляет естественную привилегию глупцов.

116

Смех умолкает, когда эхо не отвечает.

116

Мы глумимся и смеемся над человеком не потому, что он смешон, а потому, что нам нужно развлечься, посмеяться.

116

Смех без причины – признак отличного настроения.

116

Нельзя ненавидеть человека, над которым можно посмеяться.

116

Человек не может быть неисправимо плохим, если он хотя бы раз от души смеялся.

116

Где нет желчи и смеха, там нет надежды на обновление. Где нет сарказмов, там нет и настоящей любви к человечеству.

115

Будем смеяться, не дожидаясь минуты, когда почувствуем себя счастливыми, — иначе мы рискуем умереть, так ни разу и не засмеявшись.

115

Когда мы смеемся над детской нелепостью, наш смех лишь прикрывает стыд, испытываемый при виде того состояния, к которому мы сводим жизнь при выходе ее из ничто.

115

Улыбка всегда хороша, ибо она приоткрывает простой внутренний мир человека.

115

Ничто так не обнаруживает отсутствие чувства юмора, как смех.

115

Звучный хохот во все времена разоблачал цивилизацию. Кино и радио уже больше не требуется выдавать себя за искусство.

115

От смешного до великого тоже только один шаг.

114

Порою закрываешь глаза на истину, добро и красоту, потому что они дают мало пищи чувству смешного.

114

Человек отличается от всех других созданий способностью смеяться.

113

Что может быть смехотворнее, чем зрелище катящегося по улицам катафалка?

113

Лучше давать повод к смеху, чем к насмешкам.

113

Нет силы более разрушительной, чем умение представлять людей в смешном виде.

113

Из животных лишь гиена способна издавать звуки, близко напоминающие наш смех.

113

Всем глупцам не терпится осмеять кого-нибудь.

112

Выставить в смешном свете то, что не подлежит осмеянию, — в каком-то смысле все равно что обратить добро во зло.

112

С кем можно вместе смеяться, с тем можно вместе работать.

112

Кто смеется, тот все прощает.

111

Шуту все дозволено. Когда он плачет, ему не верят, и даже кровь его считают клюквенным соком.

111

Смеяться над умными людьми — это привилегия глупцов, они в мире то же, что и шуты при дворе: с них никто не берет примера.

110

У того, кто смеется над злом, в любых его проявлениях, не совсем здоровое нравственное чувство.

110

Частый и громкий смех есть признак глупости и дурного воспитания.

109

По частому смеху узнаем мы глупца.

108

Кто мешает, смеясь, говорить правду?

107

Смех учит: мудро уклоняясь от элементов смерти, мы пытаемся лишь сохранить жизнь, тогда как вступая в область, от которой мудрость велит нам бежать, мы проживаем жизнь.

107

Кажется, павловский условный рефлекс действительно существует. Каждый раз, когда по ТВ раздается записанный на пленку смех, телезритель непроизвольно зевает.

107

Нельзя по настоящему полюбить человека, с которым никогда не смеешься.

105

Если верить нашим философам, человек отличается от других живых существ умением смеяться.

105

Насмешник всегда существо поверхностное.

104

Совет артистам-юмористам. Я заметил, что очень важно найти смехотворную точку. Если хочешь, чтобы аудитория смеялась, выйди на эстраду и стой молча, пока кто-нибудь не рассмеётся. Тогда подожди ещё немного, пока не засмеётся ещё кто-нибудь, но так, чтобы все слышали., Когда это всё случится, то знай, что смехотворная точка найдена.

14

Я так думаю, что когда смеётся человек, то в большинстве случаев на него становится противно смотреть. Чаще всего в смехе людей обнаруживается нечто пошлое, нечто как бы унижающее смеющегося, хотя сам смеющийся почти всегда ничего не знает о впечатлении, которое производит. Точно так же не знает, как и вообще все не знают, каково у них лицо, когда они спят. У иного спящего лицо и во сне умное, а у другого, даже и умного, во сне лицо становится очень глупым и потому смешным. Я не знаю, отчего это происходит: я хочу только сказать, что смеющийся, как и спящий, большею частью ничего не знает про своё лицо. Чрезвычайное множество людей не умеют совсем смеяться. Впрочем, тут уметь нечего: это — дар, и его не выделаешь. Выделаешь разве лишь тем, что перевоспитаешь себя, разовьёшь себя к лучшему и поборешь дурные инстинкты своего характера: тогда и смех такого человека, весьма вероятно, мог бы перемениться к лучшему. Смехом иной человек себя совсем выдаёт, и вы вдруг узнаете всю его подноготную. Даже бесспорно умный смех бывает иногда отвратителен. Смех требует прежде всего искренности, а где в людях искренность? Смех требует беззлобия, а люди всего чаще смеются злобно. Искренний и беззлобный смех — это весёлость, а где в людях в наш век весёлость, и умеют ли люди веселиться? (О весёлости в наш век — это замечание Версилова, и я его запомнил.) Весёлость человека — это самая выдающая человека черта, с ногами и руками. Иной характер долго не раскусите, а рассмеётся человек как-нибудь очень искренно, и весь характер его вдруг окажется как на ладони. Только с самым высшим и с самым счастливым развитием человек умеет веселиться сообщительно, то есть неотразимо и добродушно. Я не про умственное его развитие говорю, а про характер, про целое человека. Итак: если захотите рассмотреть человека и узнать его душу, то вникайте не в то, как он молчит, или как он говорит, или как он плачет, или даже как он волнуется благороднейшими идеями, а высмотрите лучше его, когда он смеётся. Хорошо смеётся человек — значит хороший человек. Примечайте притом все оттенки: надо, например, чтобы смех человека ни в случае не показался вам глупым, как бы ни был он весел и простодушен. Чуть заметите малейшую черту глуповатости в смехе — значит несомненно тот человек ограничен умом, хотя бы только и делал, что сыпал идеями. Если и не глуп его смех, но сам человек, рассмеявшись, стал вдруг почему-то для вас смешным, хотя бы даже немного, — то знайте, что в человеке том нет настоящего собственного достоинства, по крайней мере вполне. Или, наконец, если смех этот хоть и сообщителен, а всё-таки почему-то вам покажется пошловатым, то знайте, что и натура того человека пошловата, и все благородное и возвышенное, что вы заметили в нём прежде, — или с умыслом напускное, или бессознательно заимствованное, и что этот человек непременно впоследствии изменится к худшему, займется «полезным», а благородные идеи отбросит без сожаления, как заблуждения и увлечения молодости. Эту длинную тираду о смехе я помещаю здесь с умыслом, даже жертвуя течением рассказа, ибо считаю её одним из серьёзнейших выводов моих из жизни. И особенно рекомендую её тем девушкам-невестам, которые уж и готовы выйти за избранного человека, но всё ещё приглядываются к нему с раздумьем и недоверчивостью и не решаются окончательно. И пусть не смеются над жалким подростком за то, что он суётся с своими нравоучениями в брачное дело, в котором ни строчки не понимает. Но я понимаю лишь то, что смех есть самая верная проба души. Взгляните на ребёнка: одни дети умеют смеяться в совершенстве хорошо — оттого-то они и обольстительны. Плачущий ребёнок для меня отвратителен, а смеющийся и веселящийся — это луч из рая, это откровение из будущего, когда человек станет наконец так же чист и простодушен, как дитя.

11

…мальчики смеются, когда видят смешное, и раз уж общество решило избавиться избавляться от своих покойников в обстановке гротескных обрядов, во время которых неизбежно то и дело возникают смехотворные инциденты, то немудрено, что похороны смешили меня, когда я был мальчиком, но внушают мне отвращение теперь, когда я стал старше и кое-что узнал о тех мерзостях, которые таятся за кулисами той сцены, которую сентиментальная публика любит называть «местом последнего успокоения».

11

Миллион людей, собравшись в одно место и стараясь придать правильность своим действиям, убивают друг друга, и всем одинаково больно, и все одинаково несчастны — что же это такое, ведь это сумасшествие? Брат обернулся и вопросительно уставился на меня своими близорукими, немного наивными глазами. — Красный смех, — весело сказал я, плескаясь. — И я скажу тебе правду. — Брат доверчиво положил холодную руку на мое плечо, но как будто испугался, что оно голое и мокрое, и быстро отдернул ее. — Я скажу тебе правду: я очень боюсь сойти с ума. Я не могу понять, что это такое происходит. Я не могу понять, и это ужасно. Если бы кто-нибудь мог объяснить мне, но никто не может. Ты был на войне, ты видел — объясни мне. — Убирайся к чёрту! — шутливо ответил я, плескаясь.

11

А боб осторожней был — он на берегу остался. Остался на берегу и давай смеяться над угольком и соломинкой. Смеялся он, смеялся да и лопнул от смеха. Плохо бы ему пришлось, но, на его счастье, сидел на берегу бродячий портной. Достал портной нитки и сшил обе половинки боба. А так как у портного белых ниток с собой не было, зашил он боб чёрной ниткой. С тех пор у всех бобов чёрный шов посредине.

11

Смех есть веселость ума.

10

…Смех есть событие сугубо динамическое — одновременно движение ума и движение нервов и мускулов: порыв, стремительный как взрыв, — недаром ходячая метафора говорит о «взрывах смеха» — захватывает и увлекает одновременно духовную и физическую сторону нашего естества. Это не пребывающее состояние, а переход, вся прелесть, но и весь смысл которого — в его мгновенности. — Бахтин, смех, христианская культура

10

Смеху, как влюбленности, не научишь.

9

Смех ребёнка за стеной, Близко от меня, Веет свежею весной, Говорит о власти дня.

9

говорит одна девица я хочу дахин дахин сёстры начали давиться шили сёстры балдахин вдруг раздался смех оттуда гибко вышел белый гусь говорит ему Гертруда я тебя остерегусь ты меня не тронь не рань я сложнейшая герань…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *