Слияние в психологии

Слияние в психологии

Слияние

Смотреть что такое «Слияние» в других словарях:

  • Слияние — объединение двух различных объектов в одно целое таким образом, что образуется единый объект с едиными свойствами. Термин «слияние» употребляется, как правило, в отношении жидкостей и жидких предметов слияние красок, слияние ручьёв, либо в… … Википедия

  • Слияние — (merger, amalgamation) Объединение двух или более организаций в их общих интересах. Целью этого всегда является повышение эффективности. Иногда слияния осуществляются для того, чтобы избежать конкуренции, однако в этом случае может потребоваться… … Финансовый словарь

  • слияние — См … Словарь синонимов

  • СЛИЯНИЕ — СЛИЯНИЕ, слияния, мн. нет, ср. (книжн.). 1. Действие и состояние по гл. слить в 6 и 7 знач. сливать и слиться сливаться. Слияние ручьев. Слияние красок. Слияние с окружающей обстановкой. «Мы стремимся к тесному объединению и полному слиянию… … Толковый словарь Ушакова

  • СЛИЯНИЕ — (merger) Объединение двух и более фирм в одну новую фирму. К этой фирме переходят все активы и обязательства сливающихся фирм; акции в новой фирме распределяются между владельцами акций слившихся фирм по заранее оговоренному порядку. Процедуры… … Экономический словарь

  • слияние — Соединение речных потоков в один, в том числе слияние притоков с главной рекой; совместное движение двух или нескольких ледников, слияние ледниковых языков, имеющих обособленные области питания. Syn.: конфлюэнция … Словарь по географии

  • Слияние — объединение двух или более фирм в форме единой фирмы … Словарь терминов антикризисного управления

  • СЛИЯНИЕ — СЛИЯНИЕ, процесс полового размножения путем ДЕЛЕНИЯ ГАМЕТ. Он характерен для некоторых простых животных, низших растений и бактерий. У некоторых водорослей, например, временно образуется особая трубка, по которой содержимое одной клетки проходит… … Научно-технический энциклопедический словарь

  • СЛИЯНИЕ — СЛИЯНИЕ, я, ср. 1. см. слить 1, ся. 2. Место, где сливаются реки, потоки. У слияния двух рек. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

  • СЛИЯНИЕ — двух лун. Публ. Ирон. Об объединении двух организаций, ведомств и т. п. (напр., МВД и КГБ). /em> Выражение из древнего китайского трактата «Дао любви, или Небесное наслаждение», обозначающее сексуальное объединение любящих. Мокиенко 2003, 104 … Большой словарь русских поговорок

Слияние? Или Контакт?

(статья о том — как и для чего мы учимся строить границы)
Недавно Вы читали материал про ложку мёда, где речь шла о людях, злоупотребляющих словом «МЫ» в том месте разговора, где уместней было бы говорить «ОН», «ОНА», или «Я». В статье говорилось о «неумении строить границы» — тяжёлой патологии развития личности. А сейчас я хочу продолжить этот разговор на чуть более серьёзном уровне. Итак… Неумение строить границы по-другому называют — слиянием или конфлюэнцией…

Слияние (конфлюэнция) это такое состояние, при котором человек как бы не чувствует границы между собой и окружающей его средой, когда он полагает, что он и среда — это одно.
Чем же слияние крайне вредно?
Самой большой ценностью в обществе, где живут люди, является возможность КОНТАКТА. Мы все грезим о КОНТАКТЕ, не правда ли? Ведь КОНТАКТ — спасает нас от угрозы одиночества? Именно поэтому самая модная сеть виртуального общения носит это имя-талисман!
Но дело в том, что при слиянии контакта не возникает вообще…. Отчего же?
В результате привычки к слиянию у человека атрофируется его «Я».
А почему атрофируется «Я»?
А «Я» атрофируется потому, что для этого человека не существует никакого «Не-я».
А в контакт могут вступать только два отдельных «Я».
Смешно и печально смотреть, как люди, которые годами вытаптывали в себе нежные ростки своего «Я», пренебрегали его пестованием и развитием, так что их «Я» уже практически не существует — вдруг, встрепенувшись, начинают мечтать о контакте, искать контакта, строить контакт…
Контакт возможен минимум между двумя «Я». А где ваше «Я»? Нет ответа…
Давайте рассмотрим несколько примеров — что такое слияние.

Пример первый. Слияние (конфлюэнция) в межличностных контактах.

Всё начинается в глубоком детстве. Маленький ребёнок — это «эталон слияния». Ребёнок ведёт себя в доме так, как вёл себя Онегин-атаман во сне Татьяны:
«Он засмеётся — все хохочут,
Насупит брови — все молчат»…
Ребёнок проснулся — и вместе с ним проснулся весь дом. Ребёнок уснул, и весь дом ходит на цыпочках. Ребёнок побежал в лужу. И мама со скоростью охотничьего спаниеля бежит в лужу вслед за ним, расставшись на много лет с высокими каблуками…
Но это счастье длится недолго… Утомлённые и подзагнанные родители (сами — инфантильные и эгоистичные дети) быстренько начинают учить своего ребёнка тому, что такое — границы. Начинается это, как правило, с обывательской раздражённой фразы: «Мало ли, что ты хочешь…»
Но вот некоторые люди вырастают во взрослых дядь и тёть, а привычки младенца сохранились у них в первозданной нетронутости.
Именно эти люди покупают нам фруктовое мороженое (которое ненавидим мы), но которое обожают они сами.
Именно эти люди удивляются тому, что мы спим с открытой форточкой (как это можно? Они-то — мёрзнут!)
Именно эти люди едут с нами в сосновый лес, когда мы хотим на море. (И наоборот).
Именно эти люди кричат нам: «Быстрей, быстрей. Чего ты так плетёшься? Я не могу идти так медленно!».
Именно эти люди готовят семейный обед всегда и только на свой вкус (Мало ли, что у кого-то гастрит. У меня же нет гастрита!)
Именно эти люди слушают музыку на той громкости, на которой удобно им. (Приобщайтесь к культуре, пока я добрый)
Мы привыкли обзывать этих людей — чёрствыми, чурбанами, эгоистами…
Это не совсем корректное определение. Оно ничего не объясняет — потому и не корректно.
Корректно было бы сказать о том, что эти люди — не научились строить границы между собой и окружающим миром. Они действительно до сих пор наивно предполагают, что то, что удобно, полезно, приятно, вкусно им, то удобно, полезно, приятно и вкусно всему миру вокруг!
А если кто-то — и сопротивляется, то он делает это «назло», «наперекор здравому смыслу», или потому что у него сегодня плохое настроение.
Не хочет кошка есть арбуз, (рассуждает такой человек) — не беда. Просто у кошки сегодня плохое настроение. Подождём до завтра…

Пример Второй. Слияние (конфлюэнция) в контактах с природой

Древние люди вплоть до последних поколений (то есть ещё наши бабушки и дедушки) имели с природой — контакт. Современные люди, выезжая на природу как толпа сумасшедших, с природой предпочитают «сливаться»…
Вы часто слышали такое выражение: «Сливаться с Природой»?
Так вот: не вздумайте заниматься этим идиотическим занятием, даже выйдя во двор!
Лучше посмотрите фильм «Как я провёл этим летом», если ещё не довелось посмотреть.
Для того, чтобы возник столь желанный КОНТАКТ, нужно, чтобы были двое: «Я» и «Не-Я». Чтобы возникли этиотдельные Двое, нужно суметь отделить — одного от другого.
А как это — отделить? Да изучить РАЗЛИЧИЯ, вот как! Примерно так, как мы изучаем в детстве — чем маленькие мальчики отличаются от маленьких девочек!
Природу мы так изучать не хотим — нам лень. Спроси любого взрослого человека: как выглядит лист ольхи, дуба, ясеня — он не знает. А когда «нахлынет», начинает — «сливаться с природой»!
Древнему человеку (который имел с природой КОНТАКТ) не пришло бы в голову и в страшном сне:
— валяться нагишом в траве,
— бегать по земле босиком,
— целоваться с животными,
— купаться в незнакомых речках и глотать из них воду,
— оставлять продукты на ночь на улице,
— гулять по лесу в шлёпанцах и шортах,
— жевать незнакомые растения,
— ласкать диких зверушек, подошедших к стоянке человека.
Всё дело в том, что древние люди собирались — ЖИТЬ, и жить долго. И у них не было ни разных сывороток, ни антибиотиков, ни ядохимикатов, убивающих клещей.
Зато у них было — Знание. Знание о том, что такое — Природа. Поэтому с природой у древних людей был — контакт.
А у нас — слияние. Мы — запанибрата с кустом ежевики — и поэтому очень обижаемся, когда он царапает нас до крови. Начитавшись фэнтези и насмотревшись туристической рекламы «райских уголков Земли», мы вообразили себя друидами и ведунами и поэтому, выехав на природу, ведём себя как нетрезвый посетитель зоопарка, что лезет в клетку — пить с тигром на брудершафт…

Пример третий. Слияние (конфлюэнция) в контактах со своим организмом

Здесь всё намного сложнее, поэтому — внимание.
Допустим, что однажды мы решили запретить себе плакать. Для этого мы научились произвольно (умышленно) сокращать мышцы своей диафрагмы.
Но сокращённые мышцы диафрагмы мешают не только — рыдать, но ещё и — дышать.
А вот этого-то мы и не знаем!
Мы научились жить «по привычке», НЕОЗОЗНАННО, на автопилоте.
Допустим, что привычка сокращать мышцы диафрагмы в нас укрепилась — потому что долгое время мы вынуждены были скрывать слёзы.
У невротика, который подвержен слиянию (не умеет строить границы) дыхание и желание плакать непостижимым образом — смешиваются, сливаются друг с другом.
Таким образом, невротик затрудняет себе сразу оба действия — плакать и дышать.
Он просто не слышит свой организм и поэтому не понимает, что дышать — это одно, а плакать — другое. Он думает, что «всё сойдёт и так»…
Вот, что пишут об этом специалисты, работающие с психосоматическими заболеваниями:
«Человек, находящийся в патологическом слиянии, связывает свои
— потребности,
— эмоции,
— действия
в один «тугой узел».
Он уже не может осознать:

  1. что он хочет делать и
  2. как он сам себе не дает этого делать.

Такое патологическое слияние лежит в основе многих психосоматических заболеваний».
Вот именно так, смешение, неразделение плача и дыхания, приводит к бронхиальной астме — самому распространённому психосоматическому недугу.

И в заключение…

Психологи очень красочно называют конфлюэнцию (состояние слияния) — ЛИПКОСТЬЮ МЫШЛЕНИЯ.
Что же может разрушить эту «липкость мышления»?
Гештальт-терапевты лечат «неумение строить границы» по-своему.
Во-первых, своим знаменитым «здесь-и-сейчас», развивая в человеке способность жить согласно насущному моменту, «смотреть себе под ноги, когда идёшь», а не грустить о прошлом или рассуждать о будущем.
Во-вторых, гештальт-терапия борется со склонностью человека жить не тем,что он видит и ощущает, а в некоей (придуманной кем-то) идеологической конструкции.
В-третьих. Цель любой (в том числе и гештальт) терапии — научить человека находиться в реальных отношениях, а не в фантазийных отношениях с другими людьми, своим телом и всей окружающей средой.
Однако и без гештальт-тренера любой человек в состоянии сам научиться «тестировать реальность» и действовать в соответствии с полученной информацией.
Собственно, в этом уроки психотерапии совпадают с уроками жизни…

Елена Назаренко

Сегодня расскажу про один из механизмов прерывания контакта в гештальт-психологии — конфлюэнцию.
Это когда индивид вообще не чувствует границы между собой и средой. Когда он полагает, что он и среда — одно, находится в слиянии с ней. Части и целое оказываются неразличимыми. Этот механизм — норма для грудничка, потому что иначе он просто не выживет. Совсем другой момент, если взрослый человек не может отличить, где же его границы, а где чужие. Не имеет собственных интересов, а живет чужими. По теории гештальт-психологии эти виды невротического поведения являются ничем иным, как формой психологической защиты у невротика.

Что делать

Под публикациями, где я описываю какие-либо механизмы защиты, всегда находятся читатели, которые спрашивают: “И что делать?”. Дорогие мои, механизмы защиты — это как стены в доме. С одной стороны, стены вас ограничивают, правда же. Находясь внутри, вы можете наблюдать за окружающим миром только через окно.

Звучит как-то уныло? Но представьте себе свою жизнь без стен!
Готовы жить на 15 этаже дома, где нет вообще никаких ограждений? Лично я нет!
Все должно быть в меру, конфлюэнция — это ни плохо и ни хорошо, это просто некий способ человека взаимодействовать с окружающей средой. Но справедливости ради хочется сказать, что люди, которые живут в постоянном “слиянии“ с окружающими, очень усложняют последним жизнь.

Если узнали в публикации близкого человека, то могу пожелать вам терпения. Потому как человек сам должен захотеть изменить свою жизнь и начать действовать в нужном направлении. О “заставить“ не может быть и речи. С таким же успехом можно пытаться убедить Ким Кардашьян прекратить делать селфи.

Если вы узнали в написанном выше себя, и хотите выйти из подобного состояния, начать ощущать вкус СОБСТВЕННОЙ жизни, то советую обратиться к специалисту. Желательно к хорошему. Самому проработать конфлюэнцию не получится (кто начнет сейчас писать про отсутствие денег и бла бла бла, отвечу «если не готовы на это тратить деньги — значит, для вас не актуально. На крайний случай, есть бесплатная помощь».

О том, как полезно работать с психологом, рассказывает моя клиентка:

Что скажете?

Слияние

Слияние (конфлюэнция) — индивид вообще не чувствует границы между собой и средой, когда он полагает, что он и среда — одно, он находится в слиянии с ней. Части и целое оказываются неразличимыми.

Контакта не возникает вообще. Не существует «я», потому что не существует никакого «не-я». В речи это обычно находит отражение в устойчивом употреблении местоимения «мы». Такое поведение характерно для мам младенцев («Мы хорошо покушали и спим», — говорит мама новорожденного, хотя у нее во рту с утра не было ни крошки и вздремнуть ей последний раз удалось позавчера) или для родителей тяжелобольных детей, которые стремятся таким образом ежесекундно отслеживать состояние ребенка.

Однако подобный способ общения без контакта можно наблюдать и у иных супругов, когда кажется, что по отдельности они не существуют: «Вчера мы ходили в кино, в воскресенье поедем на дачу… Да, мы очень любим жить за городом!» Для гештальтиста такая форма поведения – отнюдь не свидетельство безоблачного семейного счастья, а признак глубокого нарушения функции «я», тотального избегания соприкосновений с окружающей средой.

В мире слияния не возникает конфликтов, однако это не означает, что в нем не возникает никакой энергии, будь то энергия страха или агрессии, нежности или страсти. Нет энергии – нет развития. Находясь в слиянии, человек отказывается от какой-либо жизни вообще, отказывается от собственной индивидуальности. Он, как Премудрый пескарь в Салтыкова-Щедрина, полностью растворяется в окружающей среде (либо подходящем «объекте»), лишь бы не возникало проблем и конфликтов.

Новорожденные дети живут в слиянии; они не различают внутреннее и внешнее, себя и других. В моменты экстаза или крайней концентрации взрослые люди также чувствуют себя в слиянии с окружающим. Ритуал требует такого чувства слияния, в котором границы исчезают, и индивид чувствует себя в максимальной степени собой благодаря тому, что он столь интенсивно отождествлен с группой. То, что ритуал вызывает столь экзальтированные чувства и интенсивные переживания, отчасти объясняется именно тем, что обычно мы чувствуем границу между собой и другими очень отчетливо, и ее временное растворение производит на нас очень сильное воздействие. Но если это чувство глубокой идентификации является хроническим, и индивид неспособен видеть различие между собой и остальным миром, он психологически болен: он потерял чувство себя.

Человек, находящийся в состоянии патологического слияния, не знает, что такое он и что такое другие. Он не знает, где кончается он сам и где начинаются другие. Не сознавая границу между собой и другими, он не способен на контакт с ними, но также не может и отделиться от них. Он не способен даже на контакт с самим собой.

Мы состоим из миллионов клеток. Если бы они находились в слиянии, мы были бы амебообразной массой, и не была бы возможна никакая организация. В действительности же клетки отделены друг от друга проницаемыми при определенных условиях мембранами, и эти мембраны являются местом контакта, различения того, что «принимается», и того, что «отвергается». Если бы составные части нашего организма, которые не только являются частями целостного человеческого существа, но выполняют также и определенные собственные функции, соединились вместе и поддерживались в состоянии патологического слияния, ни одна из них не могла бы выполнять свои функции правильно.

Возьмем в качестве примера хроническое запрещение. Предположим, что в каких-то случаях вам хотелось плакать, но вы не разрешали себе этого, произвольно сокращая мышцы диафрагмы. Предположим также, что этот паттерн поведения, первоначально возникший как сознательное усилие предотвратить плач, становится привычным и несознаваемым. Дыхание и желание плакать каким-то образом смешиваются, сливаются друг с другом. Тогда вы затрудняете себе обе деятельности — способность свободно дышать и способность плакать. Неспособные к рыданию, вы никогда не выразите свое горе и не проработаете его. Возможно, через некоторое время вы даже забудете о том, что вас огорчило. Потребность в рыдании и служащее защитой от ее выражения сокращение диафрагмы образуют устойчивую линию действия и противодействия; это состояние длится постоянно и изолируется от остальной личности.

Человек, находящийся в патологическом слиянии, связывает свои потребности, эмоции и действия в один тугой узел, и уже не сознает, что он хочет делать и как он сам себе не дает этого делать. Такое патологическое слияние лежит в основе многих так называемых психосоматических заболеваний. Смешение плача и дыхания, которое мы упоминали, может вести к астме, если продолжается достаточно долго.

Патологическое слияние имеет также серьезные социальные последствия. В слиянии человек требует сходства и отказывается терпеть какие бы то ни было различия. Мы часто видим это у родителей, которые считают детей продолжением себя. Такие родители отказываются признавать, что дети не могут не отличаться от них хотя бы в каких-то отношениях. И если дети не поддерживают слияния и не отождествляются с требованиями родителей, их ожидает отвержение и отъединение: «Я не буду любить такого отвратительного ребенка!»

Если бы члены ООН ценили или хотя бы уважали различия между нациями, которые составляют Организацию, контакт между ними был бы лучше, и это дало бы больше шансов справиться с проблемами, которые беспокоят мир. Но поскольку различия не уважаются, поскольку каждая нация требует, чтобы другие разделяли ее взгляды во всех мелочах, продолжаются конфликт и затруднения. Если различия не ценят, их начинают преследовать. Требование согласия звучит подобно утверждению: «Если ты не будешь моим другом, я проломлю тебе череп!»

Утверждение бедняги-хориста: «Мы хотим продолжать,» — когда на самом деле продолжать хотели бы они, а не он (ему-то хочется выйти в туалет), — это утверждение слияния. Он не умеет отличить себя от остальной группы. Когда человек, находящийся в патологическом слиянии, говорит «мы», невозможно выяснить, о ком он говорит: о себе или об остальном мире. Он совершенно потерял чувство границы.

>Слияние в отношениях.

Слияние в отношениях.

Есть отношения, в которых люди сливаются друг с другом, становятся единым организмом. Стираются границы между моими чувствами и желаниями, и желаниями, чувствами партнёра. Нет я я, но есть мы.

Подобное слияние полезно в небольших, «Здоровых» дозах и призвано обеспечивать безопасность и определенный уровень привязанности (например, во время влюбленности или у матери к ребенку, в дружбе и т. д
. ), но если это состояние является нездоровым, то может негативно влиять на партнеров и их отношения. А если один вдруг решит выйти из этого тандема и проявить свою обособленность, то для второго это становится трагедией.

Самый большой минус подобных взаимоотношений в том, что человек не выделяет собственные потребности и желания, ему трудно существовать самостоятельно, ради этой формы взаимодействия он может отрекаться от своих истинных стремлений, мечтаний или же требовать подобного отречения от партнера. Также в таком виде отношений отсутствует прямой контакт с партнером, так как нет разделения между я и он, нет возможности увидеть человека рядом со всей его инаковостью, индивидуальностью.

Вот что писал про такие отношения Ф. пёрлз:

«Люди, которые живут в нездоровом слиянии друг с другом, не вступают в личный контакт.

Это обычная болезнь браков и длительных дружб. Партнёры в таком слиянии могут перенести лишь мимолётное различие взглядов или вкусов. Только в том случае, если проявляется более серьёзное различие взглядов, они не могут проработать его до достижения подлинного согласия или согласия на разногласие. Они должны восстановить потревоженное слияние любыми возможными средствами либо разойтись до изоляции. При этом, они будут дуться, отворачиваться друг от друга, обижаться или любыми иными способами перекладывать на другого задачу примирения. Лишь в том случае, если же не удаётся восстановить слияние, отношения становятся враждебными или пренебрежительными, или в иной форме лишающими другого права на внимание.

Чтобы восстановить потревоженное слияние, человек пытается либо приспособить себя к другому, либо другого к себе. В первом случае он становится соглашателем, пытается примириться, беспокоится по поводу малейших разногласий, нуждается в доказательствах полного принятия, готов отказываться от своей собственной индивидуальности, ищет благосклонности, впадает в рабство. В другом случае, когда человек не выдерживает противоречий, он начинает уговаривать партнёра, льстить ему, принуждать или запугивать.

В случае если люди находятся в контакте, а не в слиянии, они не только уважают мнение своё и партнёра, свой и чужой вкус, ответственность, но также приветствуют оживление и возбуждение из-за возникающих разногласий. Слияние ведёт к рутине и застою, контакт — к волнениям и росту.

Разумеется, в браках и старых дружбах может быть и здоровое слияние, когда это означает надёжное принятие как само собой разумеющегося, что другой — «Второе я». Но это принятие должно оправдывать себя, как любая другая здоровая привычка, своей полезностью.

Вина и чувство обиды часто симптомы нарушенного слияния. Цель безосновательных претензий к себе или к партнёру — вины или обиды — в том, чтобы восстановить нарушенный баланс и исправить невыносимую ситуацию нарушенного слияния. Но в таком случае избегается актуальный контакт с другим человеком как личностью. Виновный и обижающийся, по большей части, переплетены друг с другом. Они друг от друга зависят. Эти люди боятся, что если определённое слияние будет разорвано, то — какой бы бесконтактной и «Непитательной» ни была эта эмоциональная связь, — они останутся полностью непоправимо лишёнными питания!

Вина — это стремление наказать себя, когда человек принимает на себя ответственность за прерываемое слияние. Обвинение (и обида) — это требование, чтобы другой человек чувствовал себя виноватым. И то, и другое является сопротивлением по отношению к контакту, сознаванию и дифференциации. Они к объекту в изоляции от основного опыта прилипают. И то, и другое пронизывает собой всякий невроз. «Екатерина строганова.

Как выйти из слияния?

Как выйти из слияния? (опыт работы в терапевтической группе)

Для того чтобы выйти из слияния (созависимости), необходимо несколько условий.

Во-первых, нужна связь с собой и со своими чувствами. Потому что в слиянии не очень понятно: желания, чувства, переживания – мои, или Другого?

Во-вторых, присвоенные права на то, чтобы чувствовать, хотеть, отказывать, если Другой претендует на твой ресурс. На твое время, на твою любовь, способности и т.п.
К примеру, я хочу свое личное время потратить на важный для меня интерес. Но если мне нельзя, я подавлю свое «хочу».

В-третьих, необходимо мужество пережить сопротивление среды, которая препятствует сепарации. Для этого понадобится присвоенное право быть «плохим», сукой, сволочью, выбирать себя.

Отделившееся «Я» может быть рядом с другим «Я» и выстраивать отношения с ним. Там, где два «Я» слиты, не может быть отношений. Могут быть проекции, отношения с самим собой, но только не с Другим.

На этом уровне один человек может испытывать чувства чувства к Другому – потому что этот Другой есть.
В этом же случае, когда есть двое – возникает настоящая ответственность за отношения, настоящее притяжение и т.п.

…Все эти аспекты мы исследовали сегодня на завершившейся группе.
Исследовали слияние и выход из него.

Интересно, что люди обнаружили себя в самых разных состояниях.

Были такие, кто хотел оставаться в слиянии, отказавшись от индивидуации и отдельности.
Были такие, кто хотел отделиться, однако, не имея возможности отделить свои чувства и желания, от чувств и желаний партнера, не имели представления, как это сделать.
Были такие, кто, охваченные страхом поглощения, хотели сбежать, но, не имея контакта с собой и права обозначить границы, терпели.
И, наконец, нашлись и такие, кто осознавал, что хочет, но боялся оказаться сволочью, выбрав свои желания.

…Самые перспективные контакты сложились в таких парах, где один из двоих рисковал вносить свои желания (например, изменить положение, или просил отодвинуться), а другой этому не препятствовал.
……………

Во внутреннем мире большого количества людей отсутствует фигура, разрешающая отдельность, но есть фигура, подавляющая ее с помощью страха и вины.

…..На группе я соглашаюсь побыть такой разрешающей фигурой — в надежде на то, что пережившие этот опыт однажды, будут стремиться снова его воспроизвести.

— Если вы имеете право на то, чтобы вам что-то не нравилось, то что вам не нравится?
— Если вы имеете право хотеть, то – что вы хотите?
— Если вы можете сказать о том, что хотите, то – что вы говорите?

…..Разрешение дает право. И вот немедленно образуются две отдельности, увлеченно исследующие границы друг друга, а слиянию приходит конец.

Вероника Хлебова

Слияние (конфлюенция) «Слияние – это состояние неконтакта. Гештальт

13. Контакт и контактная граница — «Контакт» – это центральное понятие гештальт терапии. Часто можно услышать «хороший контакт», «завершенный контакт», «прерванный контакт», «нарушенный контакт» и так далее. В гештальт терапии мы говорим о контакте как об особом взаимодействии организма с окружающей его средой . Существительное контакт – констатирует, указывает на статус, называет, в реальности же мы имеем дело с процессом контактирования, развернутым в пространстве и во времени, который лучше всего описывается с помощью глаголов (ощущаю, чувствую, слышу, приближаюсь) . И сенсорная, и моторная реакции возникают на контактной границе организма и его среды, представляя собой целостный опыт. «Граница, где происходит опыт, – пишет Гудман, – не отделяет индивида от его среды: она ограничивает индивида, содержит и охраняет его, но в то же время она относится и к среде. Следовательно, граница «появляется» как изнутри, так и снаружи: она входит составной частью в два различных мира, находящихся во взаимоотношениях». «Контактная граница… это орган особой связи организма и окружающей среды». «Именно на этой границе происходят психологические события». Важнейшей особенностью контактирования является то, что оно связано с процессом осознавания: «контакт это осознавание новизны, которую можно ассимилировать и движение к ней, а так же отвержение новизны, которую ассимилировать нельзя» . Если осознавания нет, то нет и контакта . Если осознавание нарушено, процесс контактирования происходит неадекватно. Например, организм вступает в контакт со средой, не замечая ее токсичности, или, наоборот, гипербдительный организм воспринимает среду как чрезвычайно опасную и не приближается к ней. В первом случае уже начало контактирования может привести к травматизации организма и прерыванию контакта, во втором случае мы изначально наблюдаем уход организма от контакта. Контактирование в каждый момент времени предполагает осознавание контактной границы: возникающих ощущений, чувств, мыслей, фантазий, телесных реакций, желаний, своего возбуждения, нарастающего «по мере приближения пока еще неизвестного решения». В каждый момент времени здесь-и-сейчас осознавание контактной границы позволяет организму творчески приспособиться к среде , «найти и создать подходящее решение». Результатом контактирования становится создание новой конфигурации : в каждом акте контактирования организм заново «находит и создает себя». Граница контакта (граница-контакт, контактная граница, contact boundary) — необходимое условие процесса контакта, т.е. взаимодействия между субъектом и всем остальным, включая объекты внешнего мира…

Понятие «слияния» в психологии это

Есть в психологии такое понятие как слияние, что же это такое? Слияние или конфлюэнция умным психологическим языком это когда человек не чувствует границы между собой и средой, собой и другим. Ему кажется, что он и среда (или он и другой) неразделимы.
И есть ситуации и периоды жизни, когда это естественно, нормально и даже более того, совершенно необходимо, а есть и те, когда становится вредно, излишне и тогда психологи призывают выходить из слияния.
Слияние нормально и естественно:

  1. В отношениях матери и ребенка, ведь это залог того, что мама будет обеспечивать ребенка всем необходимым, будет чутко реагировать на его потребности и проблемы, до тех пор пока он полностью от нее зависит.
  2. На этапе влюбленности, когда людям так важно преодолеть отчужденность и так многое узнать друг о друге, научиться быть вместе, быть чуткими друг к другу. И дальше оно может возникать на протяжении всей семейной жизни, но только как небольшой период с дальнейшим отделением друг от друга
  3. Между родными на некоторых этапах и в некоторых ситуациях и на непродолжительное время.
  4. Между друзьями в некоторые момент общения, тоже на небольшой промежуток времени.

Слияние может быть очень приятно, если оно чередуется с моментами отдельности от других, ведь в такие моменты нам кажется, что мы не одиноки, что есть кто-то, кто полностью понимает и принимает нас, что кто-то совершенно такой же, хочет того же, также смотрит на вещи и так далее.
Однако, если слияние становится постоянным, оно перерастает в несвободу, в невозможность понять, а кто же я, чего я хочу и так далее, невозможно вступить в настоящий контакт с другим, так как невозможно этого другого заметить, отделить от себя. Как нет света без тени, а тени без света, так не должно быть слияния без одиночества. И то, и другое необходимо для жизни, хотя порой бывает довольно сложно выходить из слияния и снова оставаться в одиночестве.

Слияние в психотерапии: единственный выход

Теперь я чувствую будто бы обязанность написать про все механизмы прерывания, выделяемые в теории гештальт-терапии хотя совершенно не собиралась, а хотела только про проекцию. Это у меня интроекция в папу: что нужно все коллекционировать и систематизировать, а иначе выйдет нехорошо и неаккуратненько.

Ну ладно. На самом деле упущено слияние, с которого все и начиналось. Упущено потому, что оно неинтересное. Я его не люблю, рассказывать про него скучно, показывать студентам демонстрационные сессии про слияние труднее всего. Потому, что нет гарантии, что повезет и будет в сессии материал, наглядно показывающий работу со слиянием, ведь слияние само по себе совершенно не наглядное. Слияние — это как раз, когда ничего и нет. Представьте теперь, как его показывать?

Слияние — это начало. Когда меня, Меня! — еще не существует. Отногенетически и символически слияние связано с самыми ранними процессами, когда мы были так малы, что не отделяли себя еще ни от матери, ни от мира. Да и по названию ясно: слияние — это какое-то такое состояние, когда нет границ. Про слияние можно прочесть очень и очень много, не люблю дублирование. Что тут самое главное для меня, как для терапевта?

Слияние связано с одиночеством, ответственностью и свободой. Это — центральный момент всей концепции. Представьте себе: на одной чаше весов Одиночество, Свобода и Ответственность, а на другой Слияние. И Слияние перевешивает 🙂

Слияние — это когда я жертвую собой ради тебя, ради того, чтобы не разлепляться с тобой. Ради иллюзии «вечной» жизни и вечной «любви». Ради возможности не решать, не быть ответственным. Ради тебя позади (и вокруг) меня, ради теплого, мягкого (а может и моркого) чего-то. Чего-то бОльшего, чем я. Ради огромного аморфного Мы. Которое было раньше меня, и с которым так не хочется расставаться.

Это примерно так: Мы будем делать это потому, что ты так хочешь; Мы не будем ничего делать потому, что ты так не хочешь; Потому, что если выяснится, что между нами есть различие, оно может означать мой уход, твой гнев и мое одиночество; А одиночество означает, что дальше уже я сам буду вынужден решать, что мне делать, куда идти, и мне самому придется нести ответственность за результат; А это страшно.

Состояние слияния — это как бы длящееся обещание самому себе, что смерти не будет. Ведь то, чего нет, не может исчезнуть. На самом деле, конечно, может, исчезают же эмбироны, решившие не продолжать. Но вряд ли они успевают ощутить экзистенциальное одиночество.

Выход из слияния возможен через признание своей отдельности, за которым молниеносно следует признание одиночества, свободы и всех остальных, недоступных до того пронзительных радостей. Утешиться здесь можно только одним способом: если одиночество — это холодно и печально, то свобода — это приятное ощущение в ступнях, опирающихся на землю. Когда слияние рассеивается, можно идти куда хочешь. Потому, что не осталось никого, кто может спасти тебя от свободы (она же смерть и ответственность, но это уже слишком для короткой заметки про неинтересное слияние 🙂

Созависимые отношения — слияние

Слияние – это состояние, когда между людьми нет психологических границ, да и физические границы смещены и нарушены.

Физиологический период слияния бывает у матери и грудного младенца, когда мать угадывает желания ребенка и живет ими, а ребенок не отличает свое тело от тела матери. Но период слияния естественным образом к 1,5 годам переходит в период отделения, и ребенок постепенно становится все более и более самостоятельным, пока совсем не отделяется от родителей годам к 20 (ну, или по крайней мере так пишут в книжках).

Еще один вариант слияния, совсем нездоровый – это созависимые отношения , когда в связь вступают два взрослых по паспорту, но очень не взрослых внутри человека, которые в свое время не прошли период отделения и воспринимают друг друга как дети родителей или как родители детей. В таких парах часто бывает, что один не может жить без другого, контролирует и боится потерять. В созависимых отношениях есть запрет на выражение своих чувств, особенно злости и стыда. Невозможно заявить о каких-то отдельных от «коллектива» желаниях. Все отвечают за всех и никто за себя. О желаниях не говорят прямо, и нужно догадываться. Один может нести всю ответственность, а другой быть совершенно безответственным, и так далее. Распространенный вид созависимых отношений – это алкоголик и жена алкоголика. Он хороший, если бы не пил и мог контролировать себя, а она сердитая, контролирующая все на свете и несущая ответственность за него, себя, работу и детей и еще много за что.

В таких отношениях, когда нет обострения или желания совпадают, бывают приятные моменты. Но чаще возникает много сильных чувств, кризисов и боли.Все это в народе принимают за «большую любовь» и «сложную судьбу». И считается, что между созависимыми людьми много близости, раз так много разных страстей и драм. Но на самом деле близости в созависимых отношениях нет . Есть душевные раны, боль, слияние и весьма смутное ощущение себя с преувеличением значимости другого. Есть использование, манипуляции, страх потери, ужас перед возможным одиночеством и неосознанность. Но близости нет, потому что нет четкой границы .


Еще один физиологический вариант слияния, который люди принимают за близость – это влюбленность . О ней много сказано, написано и спето. В период влюбленности кажется, что ты нашел того единственного, кто, наконец, понимает тебя и разделяет твои интересы полностью. Того, с кем хочешь быть вместе всегда-всегда и делить все, что есть в жизни. Засыпать и просыпаться вместе каждый день и все такое прочее. Однако, влюбленность обусловлена изменившимся гормональным фоном, который успокаивается примерно через 1,5 года, и тогда может наступить разочарование и выход из слияния с разными последствиями.

Первый – это расставание после осознания, что другой челочек совершенно не такой как ты, и не такой как ты себе фантазировал и ты не готов его принять. Если эта фантазия сильно расходится с реальностью, то разрыв неизбежен.
Второй вариант – это знакомство заново с тем человеком, в которого был влюблен, и вот тут уже возможна человеческая близость .

Слияние с мамой. Как оно неправильно Слияние с матерью

Посмотрите (мысленно) на погребение значимого человека, главы сильного рода, в какой-нибудь древности. Вы увидите, например, костер, на который вместе с телом покойного возлагаются ценные для него (и для оставшихся в живых) предметы, а часто и некоторые люди – его жена, рабы, пленники.

Для чего древние долгими тысячелетиями сжигали и закапывали столько добра (до сих пор гробокопателям хватает)? Чтобы обеспечить себе хорошие взаимоотношения с миром духов. Они хотели, чтобы ушедший человек не держал зла на оставшихся (а уверенным в этом можно быть только если человек ушел осознанно по собственному желанию – причем это не самоубийство – а таких всегда, вероятно, было мало; ушедшие же с той или иной долей насилия всегда опасны).

И поэтому они старались «обнулить» счет ушедшего, воздать ему, оплатить его долги, чтобы он правда ушел, а не затесался среди живущих и не мешал бы им жить. Итак: жены, рабы и драгоценности в гробнице – это старания «обнулить счет», чтобы ушедший правда ушел. (А уже когда он правда уходит в мир мертвых, он может по родственной любви благодетельствовать живым, но это другая история.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *