Система образования в Японии

Система образования в Японии

Старшая ШколаПравить

В заведения старшего среднего образования поступают дети в возрасте от 15 лет. Несмотря на то, что старшая школа не является обязательной, её посещают более 94 %. Тем не менее, и государственные, и частные старшие школы являются платными.

Кисе и Касаматсу в форме Старшей Школы Кайджо

Обучение в старшей школе длится 3 года. Существует специализация по гуманитарным и естественным наукам. Главной целью обучения является поступление в университет. В предметы, преподаваемые в старшей школе, входят: государственный язык (современный, древний), гуманитарные науки (география, история Японии, всемирная история), общественные науки (социология, этика, политология, экономика), математика, естественные науки (физика, химия, биология, геология), искусство, физкультура, английский язык, информатика. Также сохраняется обязательное ношение формы и уборка учениками школы.

Старшие школы в Японии называются также, как и средние, а именно по названиям местностей, в которых расположены, а не по номерам. То есть название Старшей Школы Сейрин, где обучаются главные герои «Баскетбола Куроко», указывает на её расположение в районе Сейрин в Токио.

> СсылкиПравить

  1. Сайт министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий]
  2. STATISTICAL ABSTRACT 2006 edition

3. Профессионально-техническое обучение

Профессионально-техническое обучение как отрасль образования имеет отношение к подготовке рабочих профессий. Оно обычно отпочковывается от общеобразовательной школы, когда экономика начинает испытывать нужду в обученных кадрах. В Японии такая нужда дала себя знать в начале 90-х годов прошлого века. Именно в этот период в стране начала складываться система школ профессиональной подготовки.

На первых порах в них зачисляли выпускников начальных школ. Учащиеся обучались по двум программам – общеобразовательной и ремесленной. Первая включала такие дисциплины, как арифметика, геометрия, физика, химия и черчение, а вторая предусматривала практическое обучение на предприятиях. Профессиональные школы были созданы и в сельской местности, где учащиеся изучали азы агрономических знаний. Помимо основных школ по всей стране были учреждены так называемые дополнительные школы, в которых обучались в свободное от работы время. Во всех случаях программы профессионально-технического обучения были насыщены этической тематикой. Считалось, что обученный рабочий должен быть прежде всего патриотом своего государства, отрасли производства, отдельного предприятия. Правительство с самого начала поставило под контроль всю профессионально-техническую подготовку в стране.

В 1899 году по вопросам профессионально-технического обучения было принято специальное постановление, согласно которому учреждались пять типов школ: технические, сельскохозяйственные, торговые, торгово-флотские и дополнительные (без отрыва от производства). В этих школах устанавливался четырехлетний срок обучения. Условием поступления в профессионально-технические школы объявлялось получение неполного среднего образования. В 1900 году в Японии функционировало 116 таких школ, к 1935 году их число достигло 961, а к 1945 году – 1743. К моменту капитуляции Японии во второй мировой войне в профессионально-технических школах обучалось около 850 000 человек .

Несмотря на столь широкую их сеть, в послевоенные годы, когда японская экономика начала демонстрировать беспрецедентно высокие темпы роста, в стране все же обозначился дефицит обученного персонала. Принятая в конце 1948 года правительством программа «обучения на производстве», построенная на американский манер, оказалась недостаточной. В 1958 году был принят закон о профессиональной подготовке рабочих. Правительственные организации создали «Японскую ассоциацию профессионально-технического обучения» («Нихон сангё кунрэн кисе»), которая стала осуществлять методическое руководство обучением рабочих в специальных центрах, а также консультирование фирм по вопросам соответствующей подготовки персонала.

Японская молодежь знакомится с основами различных профессий еще в общеобразовательной школе. Так, программа средней школы четко делится на общеобразовательную и профессиональную. По подсчетам, которые удалось сделать на основе различных источников, примерно половина средних школ имеет только общеобразовательную направленность, одна четверть располагает общеобразовательными и профессиональными программами, другая четверть – только профессиональными. Общеобразовательная программа содержит академический и общий курсы, которые предусматривают довольно обширную общую подготовку учащихся. Профессионально направленные программы включают обычно курсы по сельскому хозяйству, промышленному производству, торговле, рыболовству и домоводству. Каждая школа, кроме того, в зависимости от местных условий специализируется на субкурсах, таких, как электротехника, связь, ЭВМ и т. д. .

Следует сказать, что занятия по всем профессиональным курсам ведут педагоги, специально подготовленные для этой деятельности и прошедшие производственную практику. Таких педагогов готовят на профессионально-технических отделениях в педагогических институтах, где обычно создаются возможности для получения студентами глубоких научно-прикладных знаний и довольно устойчивых профессиональных навыков. Благодаря этим педагогам-профессионалам учащиеся овладевают таким уровнем знаний и практических навыков, что становятся способными сразу же после школы включаться в производственную деятельность. Выпускники 12-летки проходят па производстве 4-6-недельный курс адаптации (см. ниже), и в течение определенного времени обучаются непосредственно на рабочем месте.

Вместе с тем в стране постоянно расширяется сеть профессионально-технических училищ со сроком обучения от 1 до 3 лет. В официальных отчетах такие училища фигурируют в рубрике «прочие учебные заведения». Таковых в 1973 году в Японии насчитывалось более 8000. В них обучалось 1 245 000 человек (432 000 юношей и 813 000 девушек). Помимо училищ сюда же включены префекту-ральные курсы кройки и шитья, аранжировки цветов, чайной церемонии и т. д., а также частные «надомные» курсы самого разнообразного профиля . Частные курсы могут получить признание со стороны губернатора префектуры. Тогда они начинают частично финансироваться из государственных фондов. Власти особенно охотно поощряют все полезное и нужное для экономики.

Основным поставщиком квалифицированной рабочей силы для японской промышленности, несомненно, являются государственные профессионально-технические школы и такие же учебные центры крупных фирм. В данной книге нет нужды акцентировать внимание читателя на деталях, но необходимо подчеркнуть тот факт, что все эти учебные заведения объединяет педагогический принцип «безупречности обучения», который справедливо подметил советский экономист В. Б. Рамзес . Этот принцип заключается в том, что в процессе профессионально-технического обучения, лучше сказать, на любом его этапе в Японии ориентируются на достижение максимально высокого уровня оценочных баллов, на совершенство в овладении любым отдельным навыком. Это – стиль японской системы обучения специалистов, будь то аранжировка цветов, изготовление сабель, борьба каратэ, обработка деталей, сборка аппаратуры и механизмов и т. д.

Подготовленные на основе требований принципа «безупречности» специалисты удивляют своим мастерством всех, кто с ними сталкивается впервые. Пораженный симфонией сборки сложнейших микросхем, над которыми порхают умелые руки молодых девушек, сторонний наблюдатель часто не может понять, почему же такое, в принципе монотонное, утомительное занятие никак не отражается на работницах. Их лица спокойны, так и ждешь, что на них вот-вот вспыхнет улыбка, глаза светятся задором и ни одной морщинки на лбу. Девушки отлично знают, что работать надо раскованно, весело. Только при таких условиях работа будет идти как бы сама собою, не потребует лишних напряжений ума, воли, эмоций. Именно такому стилю трудовой деятельности и обучают в специализированных профессиональных школах.

Там, где в Японии усваивают тончайшие профессиональные навыки, сам процесс обучения больше походит на сеансы релаксации: учащихся приучают к тому, чтобы они не напрягались, не суетились и не боялись совершить ошибки. Инструкторы практического обучения, сами будучи первоклассными умельцами, дают своим ученикам уяснить довольно простую истину: чем сильнее человек старается избежать ошибок, тем чаще он их допускает. Ведь боязнь совершить ошибку порождает напряженность, сковывает мышцы, что неизменно выливается в целую гамму отрицательных эмоций. В итоге – преждевременная усталость, неловкость и в конечном счете раздражение. Чтобы избежать подобных нежелательных последствий, в процессе обучения добиваются безупречной отработки всех элементов трудовых действий. Именно такого рода методика испокон веков культивировалась в японских частных школах-студиях, где обучали каллиграфии, живописи, боевому искусству. Многое из того, чем владели методисты прошлого, перенеслось в систему профессионально-технического обучения.

Японцы любят обучаться долго и обстоятельно. Они не терпят верхоглядства в овладении предметом обучения. Прежде чем овладевать каким-нибудь конкретным практическим навыком, обучаемые готовят прочный общеобразовательный фундамент. Любая программа обучения, например, технических специалистов в Японии состоит из трех частей – общеобразовательной, общетехнической и специальной. По данным Н. Н. Оттенберга, на общеобразовательную часть отводится до 30% учебного времени, на общетехническую – 15%, на специальную – 55 % . Типичным в этом отношении является содержание обучения наладчика металлорежущих станков. Общеобразовательный курс включает социологию, японский язык, английский язык, математику, физику, химию, физическое воспитание; общетехнический курс – введение в специальность, механику, электротехнику, черчение, металловедение, материаловедение, сопротивление материалов, детали машин; курс по профилю – особенности специальности (ее место в производстве), овладение системой навыков наладчика (осваивается вся совокупность трудовых операций), практика на рабочем месте.

Данный принцип построения программ характерен для любой специальности. В зависимости от срока подготовки изменяется лишь время, отводимое на отработку отдельных тем. Соотношение же частей программы остается неизменным. Таким образом, и в обучении специалистов рабочих профессий опять-таки преобладает общеобразовательная подготовка.

Вместе с общетехнической на нее расходуется половина бюджета времени.

На японские предприятия приходит молодой обученный персонал, имеющий прочную общую подготовку и необходимые специальные навыки. Тем не менее новичков с места в карьер не ставят на рабочие места. Втягивание в производственный процесс происходит постепенно. Как только вновь нанятый работник переступает порог предприятия, он немедленно включается в систему производственного обучения .

Система производственного обучения в Японии достаточно подробно описана в работах В. А. Власова, В. Б. Рамзеса, Е. А. Старовойтова, А. Н. Курицына, А. И. Соколова. В связи с этим нам нет надобности подробно останавливаться на данной проблеме. С целью обеспечения цельности изложения мы обратимся лишь к некоторым ее психолого-педагогическим аспектам.

Известно, что сама идея производственного обучения в Японии исходит из господствующей среди японцев концепции «образования в течение всей жизни», под которой понимается непрерывный процесс самообразования и организованного обучения в ходе практической деятельности. Указанная концепция опирается па глубинные культурные традиции японской нации, сложившиеся под влиянием буддийских догматов и конфуцианских наставлений. Как было показано в предыдущих главах (см. гл. II), названные традиции довольно основательно закрепились в поведенческих штампах японцев, они дают себя знать во всех случаях, когда японец ставит перед собой задачу овладения какими-либо знаниями или навыками. Так, у мастера каллиграфии, лучника кюдо, бойца каратэ, аранжировщика цветов и т. д. никогда не возникает мысль о том, что, обучившись своему искусству, он может хотя бы на время остановиться, дать себе отдых. Любой перерыв означает деградацию мастерства, утерю отшлифованного искусства. Едва только вступив на стезю овладения искусством или профессией, японец уже знает, что это «овладение» будет длиться у него всю жизнь. Поэтому он относится к ритуалам учебного процесса, как к необходимой рутине жизни.

При знакомстве с образом жизни японцев, с их обычаем длительного и упорного обучения чему-либо невольно возникает вопрос: «А не надоедает ли им такая учеба?». Ответ будет очень прост: «Нет, не надоедает!». Японцы, по-видимому, тяготились бы непрерывной учебой, если бы ставили здесь временные рамки «от и до». Но таких рамок в сознании японцев не возникает. Будучи с детства пропитаны буддийской идеей растворимости «я» в окружающем мире, они спокойно десятками лет штурмуют азы науки, искусства и даже ремесла. Причем делают это всегда на основе требований принципа «безупречности».

Производственное обучение воспринимается выпускниками средних школ второй ступени и даже высших учебных заведений не как какое-то бремя, а как весьма полезная необходимость. Такое отношение, по-видимому, связано с тем, что японцы при перемене деятельности нуждаются в социальной адаптации, в «подгонке» к новым условиям. Такая подгонка «выпускника учебного заведения, нанимающегося на предприятие, к уникальному внутрифирменному мирку, – справедливо отмечает В. Б. Рамзес,- происходит именно с помощью производственного обучения…» .

Схема производственного обучения на японских предприятиях, с одной стороны, довольно проста, а с другой – сложна. Сложность объясняется тем, что каждая фирма создает свою собственную систему производственного обучения, отвечающую местным потребностям и интересам. Тем не менее можно выделить нечто общее, что свойственно большинству фирм, и даже найти наиболее типичную схему. Таковой является система обучения на автомобильной фирме «Тоёта» .

Известно, что массовый наем новых рабочих на крупные фирмы в Японии приурочивается к выпуску учащихся из средних школ второй ступени и колледжей. Конечно, фирмы никогда не закрывают своих контор по найму и берут тех, кто им нужен, в любое время. Но так нанимаются одиночки.

Всех нанятых, как правило, собирают вместе ж приучают к атмосфере фирмы. Новичков обычно поселяют в специальных гостиницах, где они «притираются» друг к другу, усваивают коллективные нормы поведения. Работник, не развивший в себе чувства коллективизма, считается в Японии неэффективным. Поэтому в период адаптации прежде всего обращается внимание на подбор рабочих групп. Методика адаптации разработана японской ассоциацией профессионально-технического обучения. На многих крупных компаниях действуют специальные подразделения, ответственные за реализацию данной методики. В своем практическом воплощении она представляет собой начальную фазу культивирования у рядовых работников вполне определенных слагаемых «корпоративного духа» фирмы (см. гл. V). Только по завершении адаптационного курса, длящегося обычно 10-12 дней, вновь принятых начинают знакомить с технической стороной их будущей деятельности, т. е. с рабочим местом, его оснащением, системой производственных операций.

Ознакомительная техническая ориентация новичков также длится в среднем 10-42 дней, однако она может варьировать по времени в зависимости от сложности осваиваемых операций. Все это, конечно, относится в основном к сфере овладения оборудованием со стандартными операциями. Тех, кто готовится работать в качестве ремонтников, крановщиков, операторов систем и т. д., посылают на 1-2-годичные курсы или в специальные учебные центры.

Техническая ориентация обычно начинается с изучения соответствующих инструкций . Как правило, такие инструкции представляют подробнейшее описание агрегата (механизмов, блоков и т. д.), системы управления и особенностей функционирования. Обучаемый должен научиться самостоятельно готовить агрегат к работе, устранять помехи, менять отдельные блоки и детали. Такое обучение осуществляется инструкторами, имеющими инженерно-техническую подготовку.

Отработка практических навыков у новичков осуществляется сначала на макетах, которые представляют собой точную копию действующих агрегатов. Широко используются технические средства обучения (статическая проекция, кинофильмы, звукозапись). Каждому обучающемуся, как правило, выдают подготовленные на фирме пособия. Методика усвоения навыков базируется на японском стиле приобретения опыта: а) сначала до автоматизма отрабатываются отдельные действия, на которые разбивается вся производственная операция; б) затем усвоенные действия сливаются в единый процесс управления агрегатом; в) наконец, осуществляется шлифовка навыков управления и доведение их до автоматизма; г) после этого обучаемые переходят на реальные механизмы и под руководством наставников начинают выполнять облегченные задания; д) как только обучаемые достигнут намеченных уровней умения совершать индивидуальные операции, их объединяют для комплексного обучения. Это уже качественно новая фаза обучения.

Комплексное обучение преследует две цели. Это, во-первых, отработка групповых операций рабочего комплекса станков и агрегатов. Во-вторых, сплочение рабочих групп, точнее, осуществление мероприятий по обеспечению совместимости в малых группах и тренировка совместимости. Если судить по тому вниманию, которое на японских предприятиях уделяется коллективному этапу тренировки, то можно без труда заметить, что этот этап рассматривается как самый главный. Японские менеджеры считают организованные коллективные действия рабочих групп главным условием обеспечения высокой степени обученности персонала.

Рабочие, допущенные к самостоятельному труду, с самого начала уясняют себе тот факт, что их успех на рабочем месте во многом будет зависеть от того, как они станут в дальнейшем продвигаться в области совершенствования своих технических знаний и навыков. Концепция «образование в течение всей жизни» вдохновляет их на овладение все новыми и новыми высотами мастерства. На японских предприятиях этим целям служат целенаправленные курсы лекций, конференции, различного рода встречи по обмену опытом. Рабочему при этом постоянно внушают мысль о недопустимости ограничиваться в работе только заботами сегодняшнею дня, о необходимости заглядывать в будущее. Применяются такие методы преподавания, которые, как подчеркивает В. Б. Рамзес, помогают перебросить мостик из настоящего в будущее. Эти методы направлены на разностороннюю тренировку творческих способностей работника, они воспитывают у него устремленность в будущее, самостоятельность, желание ставить и решать все новые и новые проблемы.

Частным примером здесь могут служить методы анализа конкретных технических ситуаций и «мозгового штурма», развивающие, как известно, творческие способности обучаемых. Подобного рода методы рассчитаны на их интенсивную самостоятельную работу, так как участие в обучении, которое проводится этими методами, требует солидной предварительной подготовки. В результате концепция «образование в течение всей жизни» получает реальное воплощение в самообразовании «па дому». Однако как бы изобретательно ни изощрялись организаторы технической подготовки рабочих без отрыва от производства, в Японии понимают, что одной ею проблемы профессионально-технического образования сегодня не решить. Поэтому тех, кто проработал на фирме несколько лет и доказал свою лояльность, посылают на специальные курсы или даже в технические колледжи.

Каждая крупная фирма располагает рядом технических школ и высших училищ, приравниваемых к колледжам. Система «пожизненного найма» работников обеспечивает фирмам стопроцентный возврат работников, посланных па обучение. Эти «возвращенцы» обретают более высокий социальный статус, становятся профессиональной и, если угодно, политической опорой администрации в области управления персоналом. Проработав затем еще 5-6 лет на конкретном рабочем месте и будучи уже опытным специалистом, обученный работник может претендовать на повышение. Он предстает перед экзаменационной комиссией, которая проверяет его технические способности. И только после успешного прохождения тестов работник попадает в соответствующие списки.

Таков путь продвижения всех работников крупных фирм. На мелких фирмах, где число работающих невелико, просто не имеется возможности держать обучающиеся резервы. Продвижение там регулируется главным образом выслугой лет.

Кандидаты на выдвижение, обычно уже опытные работники с 10-летним стажем лояльной службы на фирме, проходят подготовку на право руководить рабочей группой, т. е. занимать должности бригадиров. Они включаются в систему обучения, которое предусматривает как повышение их профессионального мастерства, так и совершенствование навыков работы с людьми. С этой ступени начинается как бы двустороннее обучение, увязывание профессиональной и должностной подготовки. По терминологии, принятой на фирме «Тоёта», данный этап подготовки классифицируется как «среднетехническое образование». Повышение профессионального мастерства обычно осуществляется па специальных сборах, а обучение навыкам управления – на лекциях и семинарах.

Назначенный бригадиром сразу же проходит курс ориентации по новой должности и включается в практическую работу как лидер малой рабочей группы (см. гл. V, раздел 3). Одновременно с накоплением опыта руководства бригадир совершенствуется в теории: прослушивает лекции по педагогике («Как обучать?») и по психологии управления («Как управлять людьми?»). Через 5-7 лет положительно оцениваемого и признанного лояльным бригадира могут выдвинуть на должность мастера.

Как только бригадир становится мастером, он снова проходит процедуру совершенствования: курсы ориентации, педагогики и психологии. Переподготовка, однако, осуществляется на более высоком уровне, чем раньше. В частности, в курсах по психологии превалируют вопросы человеческих взаимоотношений и мотивации трудовой активности персонала. Кроме того, организуются специальные занятия по совершенствованию технологического аспекта управления («Как совершенствовать трудовые процессы?»).

Одновременно с профессиональной управленческой направленностью интенсивно осуществляется так называемая административная подготовка мастеров, связанная с выполнением формальных обязанностей. Этот вид подготовки затрагивает вопросы планирования, учета и контроля с позиций экономики, финансовой политики, локальных интересов фирмы и т. д. Поскольку работа мастера на японском предприятии рассматривается как сложный вид деятельности, охватывающий технологические, управленческие и административные аспекты, его опыт оценивается довольно высоко. Недаром в Японии мастером становятся лить в зрелые годы (выпускник средней школы второй ступени – не ранее как по достижении 32 лет, а выпускник средней школы первой ступени – лишь в 40 лет). Практически все мастера на японских предприятиях проходят специальные курсы. При этом говорят о «специальном образовании мастеров». Подготовленные и опытные мастера могут стать директорами предприятий. Правда, в современных условиях для этого необходимо еще иметь диплом, свидетельствующий о получении высшего образования. В связи с этим те, кто не сумел завершить в свое время университетского курса, стараются сделать это без отрыва от производства.

Итак, мы рассмотрели общую схему производственного обучения на современном японском предприятии. В принципе эта схема включает вполне определенные этапы: 1) адаптация новичков к условиям фирмы (культивирование «корпоративного духа» фирмы); 2) техническая ориентация и профессиональное обучение; 3) совершенствование мастерства на рабочем месте; 4) обучение на курсах или в технических колледжах; 5) экзамен на выдвижение; 6) ориентация по новой должности; 7) совершенствование мастерства на новой должности. В сущности, по меткому замечанию В. Б. Рамзеса,- это индустрия профессионально-технического образования. Она дает японскому бизнесу возможность эффективно вести промышленное производство, быстро вводить и осваивать новое оборудование, надежно привязывать к фирме хорошо обученный персонал.

Стержнем профессионально-технического обучения в Японии является так называемое социальное воспитание, направленное на формирование у обучаемых соответствующих взглядов, отношений, установок. В сущности, производственное обучение на японской фирме является разновидностью управления персоналом. А в условиях капиталистического способа производства управление выступает в функции контроля над трудом, над рабочим классом. Будучи продуктом научно-технического прогресса, производственное обучение служит, в свою очередь, одним из способов так называемой «рационализации» производства, представляющей собой форму эксплуатации трудящихся. К обучению этому вполне могу г быть отнесены слова В. И. Ленина о том, что «прогресс науки и техники означает в капиталистическом обществе прогресс в искусстве выжимать пот» .

Образование в Средневековой Японии

В Древней Японии единое государство начало создаваться в IV в. Общество в то время состояло из кланов, каждый из которых служил императору. Цивилизации Китая и Индии оказали глубокое влияние на духовную жизнь и воспитание в Японии. В VI в. началось распространение буддизма в Японии. Монархическое государство во главе с императором учреждено в 645 г., в последующую эпоху появились новые институты — имитации учреждений династии Тан в Китае, училища создавались в столице и провинциях, здесь готовили чиновников по программе практически идентичной династии Тан в Китае. В VIII—IX вв. училища трансформировали, чтобы удовлетворить потребности аристократии в образовании. В VIII— XII вв. в обучении детей знати особую роль играли буддийские монахи. Особое внимание в дворянском образовании уделялось поэзии, музыке и каллиграфии, эстетической изысканности.

В период с 1192 по 1867 г., когда политическая власть перешла к «чунц- зин буке», или сословию воинов, в 1192 г. создан сегунат Камакура. Цели и содержание образования военного сословия отличались профессиональной направленностью. Воины постоянно занимались боевыми искусствами, закаливанием организма и воспитанием воли, их обучение сводилось к военной подготовке, владению мечом, стрельбой из лука, конным состязаниям и т.п. Особое внимание уделялось духовным наставлениям, кроме того, поскольку одних боевых искусств оказалось недостаточно, чтобы военное сословие сохраняло свое господствующее положение, возникло стремление изучать литературу и искусство. Детей воинов стали направлять учиться чтению и письму в храмах, где воспитывали волю и разум.

Храмы стали центрами культуры и образования, своеобразными училищами, местом общения ученых и учеников. Образование, первоначально направленное на подготовку послушников, постепенно изменилось, обеспечивая обучение и для детей, не собирающихся становиться монахами. Храмы функционировали и как начальные школы.

В период сегуната Тогугава (1603—1867) внутренние беспорядки закончились, наступил мир и возникло сословие купечества. Для простолюдинов были созданы тперакойя (школы при храмах). Во второй половине периода Токугава в большинстве городов и сел стремительно развивались гииюку, где обучали чтению, письму и арифметике. В других частных школах изучали китайский, голландский, а также практические искусства, что способствовало диверсификации обучения, учащиеся разных возрастов обучались под руководством одного учителя, их учебные программы были свободны от государственного контроля. Сегунат создавал школы для продвижения конфуцианства, занимавшиеся нравственной подготовкой высшего сословия самураев, что было необходимо для поддержания идеологии феодального режима. Возникновение школ для самураев стало кульминацией развития образовательной системы в эпоху Токугава.

Самурайское жизнечувствие утверждало три главных проявления человека — его внешний вид, почерк и манера говорить. «Бусидо» (буквально — «путь воина, самурая») — кодекс, утверждавший нравственные ценности самураев, оформился в XVI—XVII вв. В «Бусидо» характеризуется семь добродетелей: праведность, мужество, доброжелательность, уважение, искренность, честь, лояльность. С ними связаны сыновняя почтительность, мудрость, братское уважение. Позднее «Бусидо» оформлен как кодекс самурая, дополнен требованиями: бережливость, верность сегуну, мастерство боевые искусства и сэппуку (ритуал самоубийства). Если самурай не сумел отстоять свою честь, он мог восстановить ее, выполнив харакири, сэппуку. Методы воспитания детей пронизаны воинской идеологией, направленной на постоянную подготовку к смерти — умереть «хорошей смертью», сохранив незапятнанную честь — конечная цель жизнь согласно «Бусидо». «Путь самурая обретается в смерти. Когда для выбора имеются два пути, существует лишь быстрый и единственный выход — смерть. Это не особенно трудно», — говорится в Хагакурэ. Действительно, для самурая «хорошая смерть» — сама по себе награда и отнюдь не обеспечение «будущих благ» в загробной жизни.

Кодекс оформлен под влиянием неоконфуцианства, синтоизма и дзен- буддизма в эпоху Токугава, призван воспитать мудрость и безмятежность самураев. За спиной самурая традиция тысячи лет обучения закону, чести, послушанию, долгу. Уже в детстве его начинали обучать этикету самопожертвования. Японский государственный и военный деятель, самурайский полководец Като Киемаса (1561 — 1611) призывал приложить большие усилия в вопросах военного обучения и направлять свое внимание исключительно на воспитание добродетели верности и сыновней почтительности: «Если ты воин, ты должен стремиться крепко держать в руках длинный и короткий мечи и умереть».

В эпоху Токугава руководимая сегунатом Конфуцианская академия «Сехэйко» стала образцом для всех школ хапко, в которых изучали книги на китайском языке и, прежде всего, классиков конфуцианства, исторические труды, причем антологии китайской поэзии служили учебниками. Были открыты школы «Ханко» для самураев, начальные школы тэнарай дзюку, и теракойя (сельская школа) для простолюдинов, гегаку — для самураев и горожан — типичные школы эпохи Токугава. Впервые португальцы прибыли в Японию в 1543 г., в 1549 г. иезуит Франциск Ксаверия побывал в Японии, после чего началось распространение христианства, миссионеры начали строить христианские школы. В 1633 г. сегунат из опасения дальнейшего христианского проникновения в Японию запретил зарубежные поездки, а в 1639 г. сегунат запретил визиты европейцев. Начался сакоку, или период национальной замкнутости, с этого времени христианство было запрещено, разрешено только торговать с голландцами и изучать голландский язык. В результате развития школ японская культура и образование развивались до такой степени, что Япония оказалась в состоянии в удивительно быстром темпе провести модернизацию после реставрации Мэйдзи 1868 г.

  • Кодекс Бусидо, Хагакурэ. Сокрытое в листве. М.: Эксмо, 2003. С. 5.
  • Хагакурэ («Сокрытое в листве» или «Книга самурая») — книга наставлений и поучений самурая, совершенствующимся на Пути воина — Бусидо. Автор — самурай ЯмамотоЦунэтомо (1659—1719).
  • Кодекс Бусидо, Хагакурэ. Сокрытое в листве. С. 13.

>Совет 1: Образование в Японии: краткая характеристика основных ступеней

Школа

Школа в Японии делится на три уровня: начальная, средняя и старшая. Учебный год начинается весной и делится на несколько семестров. Первый семестр наступает в начале апреля и продолжается до конца июля. Затем идут летние каникулы. Второй семестр начинается первого сентября и длится до последней недели декабря. Последний семестр стартует после новогодних каникул. Точных дат начала и конца каникул и семестров не существует, потому что в каждой школе учеба может начинаться с разницей в несколько дней.
В начальной школе дети обучаются с 6 до 12 лет. Список изучаемых дисциплин в разных школах немного различается. Однако, такие предметы как японский язык, история, математика, природоведение, физкультура, уроки искусства преподаются во всех начальных школах.
В средней школе дети учатся с 12 до 15 лет. Помимо предметов, которые дети изучали в начальной школе, добавляется иностранный язык. Также школьники начинают изучать ряд других дисциплин по выбору.
Со средней школы дети начинают сдавать экзамены после каждого семестра по всем изучаемым предметам. Японские школьники проводят очень много времени на занятиях, в свободное время они посещают курсы и кружки. Японцы тратят так много сил и времени на обучение, потому что хорошее образование обеспечивает стабильную и высокооплачиваемую работу в будущем.
Старшая школа в Японии является подготовкой к поступлению в университет. Дети заканчивают свое обучение в 18 лет. Помимо общеобразовательных дисциплин старшеклассники начинают изучать такие предметы, как медицина, сельское хозяйство, экономику и другие. По окончанию школы японские выпускники сдают подобие ЕГЭ.

Дошкольное образование в Японии

Татьяна Кирьянова
Дошкольное образование в Японии

1. Система дошкольного воспитания в Японии.

В основе современной концепции японской системы дошкольного образования лежит теория ранней социализации личности, мысль о том, что образцы поведения человека закладываются в раннем возрасте. Тенденции становления личности, которые складываются в японских дошкольных учреждениях, формируют культуру всего японского общества.

Обратимся к истории становления системы дошкольного образования в Японии. В 70-х годах XIX в. в стране стали появляться образовательные учреждения для детей дошкольного возраста. Одним из первых таких учреждений стал детский сад при педагогическом училище для девочек в г. Токио, он был создан в 1876 г. в соответствии с европейскими взглядами на образование. Постепенно число детских садов в Японии увеличивалось, и в 1926 году эти учреждения получили государственный статус. К началу второй мировой войны примерно 10 % японских детей посещали детские сады. В 1947 г. был принят закон об образовании, в котором дошкольное образовательное учреждение было определено как неотъемлемая часть полной национальной образовательной структуры. Началась разработка стандартов образования для детей дошкольного возраста.

Японцы были одними из первых кто начал говорить о необходимости раннего развития. Более, чем полвека назад в стране вышла книга «После трех уже поздно», которая совершила переворот в японской педагогике. Ее автор, Масару Ибука — директор организации «Обучение талантов» и создатель всемирно известной фирмы «Сони». В книге говорится о том, что в первые три года жизни закладываются основы личности ребенка. Маленькие дети обучаются всему намного быстрее, и задача родителей — создать условия, в которых ребенок сможет полностью реализовать свои способности. В воспитании необходимо следовать следующим принципам: стимулировать познание через возбуждение интереса малыша, воспитывать характер, способствовать развитию творчества и различных навыков. При этом ставится задача не вырастить гения, а дать ребенку такое образование, чтобы «он имел глубокий ум и здоровое тело, сделать его смышленым и добрым».

Стандарты дошкольного образования в Японии подвергались регулярному пересмотру и уточнению в соответствии с изменяющимися социальными требованиями. Наиболее существенные изменения были внесены в стандарты дошкольного образования в 1990 г. в связи с очередной реформой образования в Японии. В новых стандартах подчеркнуто, что дошкольное образование является частью национальной системы образования, отмечена роль детских садов в формировании личности человека, указано, что каждое дошкольное образовательное учреждение имеет свою собственную и неповторимую систему воспитания.

Основная цель дошкольного образования, как определяется в государственных образовательных стандартах, — это создание условий жизни ребенка, наиболее подходящих для детского возраста, обеспечивающих здоровье, безопасность, развитие социальной коммуникабельности, речи, интереса к окружающему миру и творческого потенциала на основе индивидуальных особенностей дошкольника.

Стандарты устанавливают пять основных направлений, которые должны быть выделены в содержании работы каждого дошкольного учреждения:

— укрепление физического и психического здоровья ребенка;

— формирование навыков коммуникации с другими людьми;

— формирование знаний об окружающем мире;

— развитие речи;

— развитие творческих способностей.

В настоящее время почти каждый ребенок в возрасте от трех до шести лет посещает детский сад, несмотря на то, что более 90 % японских женщин являются домохозяйками. Детский сад в Японии выполняет не функцию присмотра и ухода за ребенком в то время, пока мать работает, а функцию социализации малыша. В обществе принято считать, что полноценное воспитание ребенок может получить только в коллективе; более того, от уровня престижности образовательного учреждения, которое посещал ребенок с самого детства, зависит престижность будущего трудоустройства.

В настоящее время дошкольное образование в Японии не является обязательным, так что встречается большее разнообразие и гибкость, чем на других образовательных уровнях. Детские сады Японии делятся на государственные и частные. Хойкуэн — государственный ясли-сад, в который принимают детей с 3-х месяцев. Он открыт с 8 утра до 6 вечера и полдня в субботу. Чтобы поместить сюда ребенка, нужно обосновать это очень вескими причинами. В частности, принести документы о том, что оба родителя работают больше 4-х часов в день. Детей устраивают сюда через муниципальный отдел по месту жительства, а оплата зависит от доходов семьи. Государственные дошкольные учреждения финансируются правительством страны, столицы, города или префектуры.

Другой вид детских садов — етиэн. Эти сады могут быть как государственными, так и частными. Дети находятся здесь не более 7 часов, обычно с 9 утра до 2 часов дня, а мама работает менее 4-х часов в день. Частные детские сады, помимо внесения платы родителями (порядка 18 000-24 000 японских йен в год, или 150-200 $ в месяц, могут финансироваться частными школами, религиозными, общественными организациями или собственниками детского сада.

Особое место среди частных садов занимают элитные, которые находятся под опекой престижных университетов. Если ребенок попадает в такой детский сад, то за его будущее можно не волноваться: после него он поступает в университетскую школу, а из нее, без экзаменов, в Университет. Университетский диплом является гарантией престижной и хорошо оплачиваемой работы. Поэтому попасть в элитный садик очень сложно. Родителям поступление ребенка в такое заведение стоит огромных денег, а сам ребенок должен пройти достаточно сложное тестирование.

В дополнение к детским садам открываются специальные детские пло-щадки, куда можно при необходимости отвести ребенка на часть дня. Сейчас в Японии насчитывается более 15 000 государственных и частных дошкольных учреждений. Больше половины детских садов (примерно 64 %) являются частными.

Учебный год в детских садах, как и в других образовательных учреждениях, начинается 1 апреля и заканчивается в марте следующего года. В этот день во всех учебных заведениях — от детского сада до университета — проводится торжественная церемония открытия. И директор детского сада приветствует своих маленьких воспитанников с точно такой же серьезностью, как и ректор университета — своих студентов.

В течение года дети три раза уходят на каникулы: летние каникулы длятся с 21 июля до 31 августа, зимние — с 21 декабря по 8 января, весенние — с 21 марта и до начала нового учебного года, 6 апреля. В каникулы маленькие дети могут приходить в детский сад, чтобы поплавать в бассейне и немного побеседовать с воспитателем о жизни.

Наполняемость одного детского сада составляет примерно 135 человек. Детские сады обычно работают с 9 часов утра и до 14 часов дня. В каждом учреждении есть свой автобус, который привозит ребят в детский сад и при необходимости развозит их по домам.

В детском саду дети только завтракают. Обычно ребенок ест еду, приготовленную матерью дома и взятую с собой. В некоторых случаях еда может быть приготовлена на кухне детского сада, но это встречается редко. Кухни приспособлены только для разогревания пищи.

Чтобы стать воспитателем детского сада в Японии, нужно отучиться два года в институте или в университете, требования к их подготовке определены специальным законом еще в 1949 г. Работать педагогом в Японии почетно, поэтому даже в дошкольных учреждениях много мужчин — администраторов и инструкторов. Отметим, что перед дошкольными учреждениями Японии, вне зависимости от их уровня подчинения и формы собственности, не ставится задача подготовки детей к обучению в школе, большинство дошкольных учреждений не обучают детей основам грамоты. Японские дошкольники намного меньше времени, чем их российские или американские сверстники, проводят за академическими занятиями и намного больше времени отдают игре. Усвоение учебных знаний, умений и навыков начнется в шесть лет в школе. Наиважнейшей особенностью начального образования в Японии является понятие «кокоро», что можно перевести как сердце, душа, разум, менталитет. «Кокоро»? это особая идея образования, которая не сводится только к знаниям и умениям, а способствует формированию характера человека. Японцы убеждены, что объективной основой начального образования является обогащение детей «кокоро». В результате закладываются основы формирования всех сторон личности ребенка, обеспечивается полноценное нравственное, физическое, когнитивное, коммуникативное и социальное развитие.

2. Формирование личности дошкольника в системе дошкольного образования в Японии

Система дошкольного образования в Японии, помимо духовного, физического развития дошкольников, призвана решать глобальную задачу формирования у детей навыков социального поведения, навыков коммуникации с другими людьми (как смотреть на собеседника, как выразить себя и учесть мнения сверстников, системы коллективистских ценностей. Воспитание маленьких детей в Японии умело формирует в ребенке понятие о человеческом общежитии, воспитывает физически и психически здорового человека, умеющего работать в коллективе, четко выполняя предписания и не мешая окружающим. Дети должны знать, что их собственные желания вторичны по отношению к группе.

Основными проблемами дошкольного воспитания считаются проблемы развития эмоциональной сферы ребенка, воспитания уважения к авторитету старших, обходительности в поведении, умения сохранять социальную гармонию. У ребенка воспитываются, в первую очередь, такие качества, как открытость, восприимчивость и скромность. Считается, что эти качества невозможно воспитать в семье и необходимые навыки группового общения могут быть сформированы только в детском саду. Много времени в детском саду отводится воспитанию манер и знакомству с ритуальной стороной жизни. Дети должны овладеть множеством вежливых словесных формул (ими японский язык насыщен, как влажная губка) и знать, где и когда их нужно применять.

Все занятия в детском саду проводятся с небольшой группой детей (хан, что является наиважнейшей отличительной особенностью организации дошкольного воспитания Японии. Группа рассматривается как форма социального контроля и организации. Эти группы имеют свои столы, свои собственные имена, выбираемые самими детьми, что побуждает их принимать решения, учитывая желания всех членов группы, и служат своеобразным подразделением для совместной деятельности. Группы (6-8 человек обоих полов) формируются не по способностям, а в соответствии с тем, что может сделать их деятельность эффективной.

Отметим, что несмотря на приверженность японцев традициям, у них отсутствует понятие детского коллектива в нашем понимании. Состав групп в детском саду не постоянный. Каждый год группы формируются заново. Та же ситуация, кстати, и в начальной школе: здесь состав классов перетасовывается каждые два года, а учитель меняется каждый год. Постоянная смена детского состава связана с попыткой предоставить малышам как можно более широкие возможности для социализации. Если у ребенка не сложились отношения в данной конкретной группе, не исключена возможность, что он приобретет себе приятелей среди других детей. Воспитателей же меняют для того, чтобы дети не привыкали к ним слишком сильно. Сильные привязанности, считают японцы, рождают слишком сильную зависимость детей от своих наставников, а последних обременяют слишком серьезной ответственностью за судьбу детей.

Содержание образования в японских детских садах отражает национальные традиции. Выше мы уже говорили о том, что стандарты образования подчеркивают уникальность каждого дошкольного учреждения. Так, в детском саду префектуры Хиросима — Хигаши программа воспитания детей базируется на выделении четырех времен года, которые хорошо выражены в климате Японии. Содержание занятий и игр детей имеет сезонный характер. Приведем примеры игр по сезонам.

Лето:

игры с натуральными материалами (песком, землей, косточками, водой, глиной и т. д.) — направлены на развитие умственных и творческих способностей детей;

игры на раскрашивание (полосок, ковриков и т. д.) — направлены на развитие цветового восприятия и творческого воображения;

игры на озеленение (посадка и уход за цветами, овощами, плодовыми де-ревьями) — направлены на развитие наблюдательности, умения предсказывать результат деятельности и соотносить его с затраченными усилиями;

игры с водой (брызгание, плескание, купание, в других играх) — способствуют формированию здоровья и открытости ребенка в своих суждениях;

игры на конструирование и обработку материалов (рекомендуется использовать дерево) — направлены на формирование творческого потенциала, трудовых навыков и навыков взаимодействия со сверстниками.

Осень:

игры-праздники (с воздушными шарами, украшение территории) — направлены на воспитание «волнения души»;

спортивные игры (соревнования между детьми, детей с воспитателями) — воспитывают физическую культуру, стремление достигать результата;

творческие игры (изображение окружающего мира с помощью различных природных материалов) — знакомят детей с окружающим миром, формируют любовь к родной природе;

музыкальные занятия (пение, игра на простых музыкальных инструментах, танцы) — направлены на формирование эстетических чувств детей.

Зима:

праздник Нового года (выпечка новогоднего рисового торта, запуск воздушных змеев-коршунов, игры с ракетками) — формируют знание национальных традиций и любовь к родине;

рисование (изображение событий и вещей, которые удивили и впечатлили ребенка) — формирует бережное отношение к национальным традициям и стремление их хранить;

уход за животными и растениями (за небольшими домашними животными, птичками, рыбками) — формирует умение наблюдать за жизнью животных, хорошие привычки заботы о живом мире;

строительство снеговиков и снежных домиков — учит общаться с другими ребятами и соблюдать правила при общении.

Весна:

экскурсии (по горам, по полям, к рекам и к морю) — наблюдение за пробуждением природы вне границ учебного помещения формирует любовь к родине, наблюдательность, изобретательность и желание самовыражения.

Как видно из содержания рекомендуемых игр, отобранных в соответствии с принципом «природосообразности» осуществления образовательного процесса, они направлены не только на воспитание «кокоро», но и на совершенствование физического развития и сохранение здоровья ребенка. А сохранению здоровья детей в Японии уделяется большое внимание: в каждом учебном заведении работает целый коллектив медицинских работников — доктор, медицинская сестра, стоматолог, фармацевт, куратор здоровья. Педагоги дошкольного образования считают, что их основная задача — не нянчить детей, а готовить их к школе сильными, выносливыми и терпеливыми, если ребенок будет здоровым, то счету и грамоте он сможет научиться в школе, а вот если здоровья не будет, то «школа вряд ли поможет».

Организуемая педагогом деятельность также отличается от практики европейских и американских детских садов: основная задача японского детского сада — не образовательная, а воспитательная: научить ребенка вести себя в коллективе. В дальнейшей жизни ему придется постоянно находиться в какой-то группе, и это умение будет необходимо. Любая деятельность, организуемая воспитателем, имеет четкую цель: движение направлено на развитие координации; музыка — на развитие ритма, слуховой памяти и навыков счета; рассказ — на обогащение словарного запаса и развитие языка.

Важное место в системе обучения занимает хоровое пение. Выделять со-листа, по японским представлениям, непедагогично. А пение хором помогает воспитывать чувство единства с коллективом. После пения наступает очередь спортивных игр: эстафеты, салки, догонялки. Интересно, что воспитательницы, вне зависимости от возраста, участвуют в этих играх наравне с детьми. Большое внимание уделяется прикладному творчеству: рисованию, аппликации, оригами, оятиро (плетение узоров из тонкой веревочки, натянутой на пальцы). Эти занятия развивают тонкую моторику, которая необходима для написания иероглифов.

Важная роль отводится физической активности — играм с мячом, бегу, танцам и др. В то же время организованная педагогом деятельность всегда так или иначе связана с запросом, который исходит от ребенка. Так, С. Тейлор в детском саду города Кавасаки увидела, как мальчики в коридоре пинали крышки от банок. Заметив это, многие дети стали искать крышки и подражать их действиям. Вместо того, чтобы пресечь подобное поведение, педагог предложил детям нарисовать крышки, обсудить различия между ними и придумать игры с крышками.

Примерно раз в месяц весь детский сад отправляется на целый день в поход по окрестностям. Места могут быть самые разные: ближайшая гора, зоопарк, ботанический сад. В таких походах дети не только узнают что-то новое, но и учатся быть выносливыми, стойко переносить трудности

В садах также присутствует очевидная направленность на приобретение ребенком реального опыта взаимодействия с миром. Так, например, в одном из токийских детских садов дети (начиная с пяти лет) регулярно самостоятельно создают постройки на открытом воздухе (домики для детской площадки, лодки и т. д.). С этой целью им раздаются строительные инструменты и материалы. Перед детьми ставится конкретная проблемная ситуация и малыши с удовольствием приступают к ее решению. В процессе строительства они понимают, что для покраски крыши дома нужно встать на стул, а для правильного крепления дощечки недостаточно одного гвоздя. На родительском собрании директор детского сада предупреждает родителей, что педагоги будут наблюдать за выполнением детьми этого проекта, но избежать травм, скорее всего, не удастся; однако, по его мнению, для ребенка важно научиться оценивать опасность при работе с инструментами, иначе он никогда не сможет относиться к ним подобающим образом.

В Японии не сравнивают детей между собой. Воспитатель никогда не будет отмечать лучших и ругать худших, не скажет родителям, что их ребенок плохо рисует или лучше всех бегает. Выделять кого-то не принято. Утро в детском саду начинается с того, что воспитатель обсуждает с группой основную тему дня и предстоящие занятия. Во время групповых занятий воспитатель воспитывает у детей навыки речевого поведения (учит смотреть на собеседника, внимательно слушать, навыки планирования деятельности в группе (разделить пластилин, чтобы всем хватило; учитывать мнение других участников занятий, чтобы не возникало конфликтов).

Интересна концепция контроля поведения детей. Поведение ребенка регулируется путем воздействия на чувства, эмоции. В японской этнокультуре считается, что дети неспособны совершать заранее обдуманные плохие поступки. Взрослые стремятся не вступать в конфронтацию с детьми в случае конфликтных ситуаций, выражение недовольства выражается старшими только в косвенной форме. Прилагаются огромные усилия воспитателей для того, чтобы нормы поведения появлялись у детей естественным путем.

Детей учат анализировать возникшие в играх конфликты. При этом нужно стараться избегать соперничества, поскольку победа одного может означать «потерю лица» другого. Самое продуктивное решение конфликтов, по мнению японцев, — компромисс. Еще в древней Конституции Японии было записано, что главное достоинство гражданина — умение избегать противоречий. В ссоры детей не принято вмешиваться. Считается, что это мешает им учиться жить в коллективе.

Часто воспитатель игнорирует нарушения поведения детей. Вместо пря-мого вмешательства воспитатель посылает других детей разобраться с воз-никшей проблемой, а сам находится в тени, несмотря на крик, плач или нанесенные телесные повреждения. Тем более не принято обсуждать возникшие проблемы поведения с родителями ребенка, да и родители никогда не пожалуются воспитателю на возникающие трудности. Японские родители и воспитатели не предъявляют четких и фиксированных требований к детям, а также не принуждают детей следовать правилам, встречая их сопротивление. Все конфликтные ситуации непременно обсуждаются в детской среде, и тогда неизбежные запреты и ограничения принимают для детей смысл собственных решений.

Одной из техник работы с детьми является рефлексия, или интроспекция поведения («хансей»). Эта техника применяется как дома, так и в дошкольных учреждениях Японии. Фактически «хансей» состоит в том, что взрослый вместе с ребенком анализирует его поведение, чтобы изменить его. Подобная техника может быть проиллюстрирована ситуацией, которую наблюдала С. Тейлор: «Четырехлетний малыш пришел в новый для него детский сад. Через некоторое время он стоял у ящика и плакал. Оказалось, что у него пропала игрушка. К нему подошла воспитательница узнать, в чем дело. Заподозрив в происшедшем двух ребят, которые стояли рядом, она спросила их:

— Разве Кадзуки (имя мальчика) просил прятать его игрушку?

— Нет.

— Может быть, вам было бы приятно, если бы кто-то спрятал ваши вещи?

— Нет.

— Кадзуки — новичок. Он плачет. Подумайте, как можно сделать ему лучше.

Мы отдадим ему игрушку и пойдем играть вместе с ним».

Подобная техника применяется воспитателями постоянно и за счет впле-тенности в жизнь ребенка, позволяет ему быстрее переориентироваться с собственных эгоцентричных интересов и научиться учитывать потребности и интересы других людей. В результате японский ребенок вырастает спокойным, послушным и ориентированным на жизнь в группе, но при этом у него формируется активная жизненная позиция. Высокий уровень самодисциплины и внимательности закладывается в дошкольном детстве и является важнейшим достижением японской образовательной системы.

Педагогические основы становления личности детей, сформированные в детском саду, в школе позволяют учителю уже практически не тратить вре-мени на наведение дисциплины и организацию поведения учащихся, все время и внимание отдаются усвоению новых знаний. Этот феномен японского воспитания уже давно нашел научные подтверждения в педагогике: доказано, что дети лучше усваивают правила тогда, когда они получают наименьшее внешнее принудительное воздействие в процессе усвоения этих правил.

Таким образом, воспитание маленьких детей в Японии направлено на формирование в ребенке понятия о человеческом общежитии, укрепление его физического и психического здоровья, подготовку человека, умеющего работать в коллективе, четко выполняя предписания и не мешая окружающим.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *