Ребенок и волк

Ребенок и волк

Виктор из Аверона

Виктор из Аверона (также известный как Дикий мальчик из Аверона, Аверонский дикарь) — дикий ребёнок, проживший, по-видимому, всё своё детство без одежды и общения с людьми в лесу, прежде чем был обнаружен блуждающим по лесу Сан-Серни-сюр-Ранс в 1797 году. Он был захвачен нашедшими его людьми, но бежал вскоре после того, как был показан населению в близлежащем городе. Периодически его видели в 1798 и 1799 годах.

Однако 8 января 1800 года он сам вышел из леса и пришёл в деревню к людям. Его возраст, естественно, был неизвестен, но жители деревни оценили его как 12 лет. Отсутствие у него речи, а также его привычки в питании и многочисленные шрамы на его теле указывали, что он вёл дикий образ жизни в течение как минимум большей части своей жизни. Селяне приняли его радушно, но распространение информации о нём было лишь вопросом времени, и вскоре ребёнка забрали представители власти для изучения и документирования случая.

Его случаем заинтересовался молодой врач Жан-Марк Гаспар Итар, который работал с мальчиком (именно он дал ему имя Виктор) в течение пяти лет. Итар был заинтересован в определении того, был ли Виктор способен к обучению. Он разработал комплекс мер по обучению мальчика словам и вёл записи результатов своих работ. Несмотря на то, что Виктор в итоге так и не научился полноценно говорить, на основе своей работы с ним Итар открыл огромные новые перспективы в образовании детей, сильно отстающих в развитии.

Виктор умер в Париже в 1828 году.

> См. также

  • Хаузер, Каспар
  • Амала и Камала (возможная фальсификация)

Ссылки

Для улучшения этой статьи желательно?:

  • Викифицировать статью.
  • Найти и оформить в виде сносок ссылки на авторитетные источники, подтверждающие написанное.

Виктор из Аверона

фр. Victor de I´Aveyron

Дата рождения

1790-е

Место рождения

  • Аверон, Франция

Дата смерти

Место смерти

  • Париж, Франция

Страна

  • Франция

Викто́р из Аверо́на (также известный как Дикий мальчик из Аверона, Аверонский дикарь), родившийся около 1788 года, возможно, в департаменте Тарн, и умерший в 1828 году в Париже, — французский дикий ребёнок. Он был найден в возрасте примерно двенадцати лет (он переживал период полового созревания, и врачи могут только предположить его возраст на тот момент). После его обнаружения он переходил от одних людей к другим и убегал от цивилизации около восьми раз. В конце концов он был передан молодому врачу Жану Марку Гаспару Итару, который занимался с мальчиком в течение пяти лет и дал ему имя Виктор. Итар был заинтересован в определении того, чему Виктор может научиться. Он разработал процедуры, чтобы научить мальчика словам и записывал его прогресс. На основе своей работы с Виктором Итар вышел на новый уровень в образовании отстающих в развитии.

Виктор из Аверона был ретроспективно диагностирован как ребёнок-аутист, вероятно, брошенный своей семьёй.

Обнаружение

Неизвестно, когда и как он пришёл жить в лес около Сен-Сернен-сюр-Ранс в департаменте Аверон, хотя, по свидетельствам, он был там замечен около 1794 года. В 1797 году ребёнка 9-10 лет видели на территории департамента Тарн, но только два года спустя его поймали мужчины с собаками и, после жаркого обсуждения, отвели в селение Лакон, где отдали под опеку некой вдове. Ребёнок питался только сырыми овощами или тем, что он приготовил сам и через неделю сбежал от опекунши.

Зимой 1799 года ребёнок перешёл из департамента Тарн в соседний департамент Аверон. 6-го или 8-го января 1800 года голого, сгорбленного, лохматого ребёнка выследили три охотника. Он убежал от них, вышел из леса и нашёл убежище в доме красильщика Видаля (фр. Vidal) в Сен-Сернен-сюр-Ранс. Он не разговаривал и беспорядочно жестикулировал. Согласно Франсуа Дагонье (фр. François Dagognet) «он ходит на четвереньках, питается растениями, он обросший, глухой и немой».

Через три дня его отправили в приют в Сент-Африк, а 4 февраля — в Родез. Вскоре туда приехали двое мужчин в поисках своих сыновей, пропавших во время Великой французской революции, но его не узнали.

Исследование

Виктор из Аверона

Из приюта Виктора забрал аббат и профессор биологии Пьер Жозеф Боннатерре. Он провёл осмотр мальчика: было ясно, что Виктор слышит. Боннатерре снял с него одежду и вывел на улицу в снег, где нисколько не расстроенный Виктор начал резвиться в обнажённом виде, показывая Боннатерре, что он явно привык к отсутствию одежды и к холоду. Правительственный комиссар, Констан-Сен-Эстев (фр. Constans-Saint-Esteve), также осмотрел мальчика и отметил «что-то необычное в его поведении, что делает его очень близким к состоянию диких животных»:9.

О нём делали всевозможные гипотезы, даже самые нелепые. В частности, оставалось неясным: была ли его умственная отсталость вызвана его изоляцией или же изначальная психическая неполноценность привела к отказу от него в возрасте двух лет.

С целью изучения дикого ребёнка министр Люсьен Бонапарт потребовал его передачи в Париж. Таким образом 6 августа 1800 года он был доставлен в «Национальный институт глухонемых» (фр. Institution des sourds-muets) в Париже, которым в то время руководил аббат Рош Амбруаз Кюкюрон Сикар, основатель «Общества изучения человека» (фр. Société des observateurs de l’homme) и выдающийся авторитет в сфере образования глухих. Сикар и другие члены общества считали, что изучая и вместе с этим воспитывая мальчика, они получили бы доказательства, необходимые для популяризации недавно сформулированной эмпирической теории познания:5. В контексте эпохи Просвещения, когда многие обсуждали, что именно отличает человека от животного, одним из самых значимых факторов считалась возможность выучить язык. Изучая мальчика, они также могли бы объяснить отношения между человеком и обществом.

Влияние эпохи Просвещения

Просвещение побудило многих мыслителей, в том числе натуралистов и философов, поверить, что человеческая природа является предметом, который необходимо пересмотреть и взглянуть на него с совершенно другого ракурса. Благодаря Французской революции и новым событиям в науке и философии человек рассматривался не как особый, а как характерный относительно его места в природе:42. Изучением дикого мальчика надеялись получить подтверждение этой идеи. Таким образом, Виктор стал практическим примером в дебатах Просвещения о различиях между людьми и другими животными. В то время научная категория Juvenis averionensis использовалась как частный случай Homo ferus, описанная Карлом Линнеем в «Systema Naturae». Линней и его открытия, тогда заставили людей задаться вопросом: «Что делает нас людьми?». Ещё одной разрабатываемой идеей, широко распространенной в эпоху Просвещения, была идея «благородного дикаря». Некоторые полагали, что человек, существующий в чистом состоянии природы, был бы «нежный, невинный, любящий одиночество, не знающий зла и неспособный причинить преднамеренный вред».

Философии, предложенные такими личностями, как Руссо, Локк и Декарт, развивались примерно в то время, когда мальчик стал известен во Франции в 1800 году. Эти концепции неизбежно повлияли на то, как мальчика оценивали, и, в конечном итоге, на то, как Итар структурировал его образование.

Влияние колониализма

Симпсон указывает, что была «прямая связь между дискурсом колониализма за границей и внутренним регулированием девиантов на родине». Точно так же, как европейцы рассматривали «Другого» в колониях и в других экзотических местах, французы видели Дикого мальчика из Аверона. Недостаток разума и понимания в эпоху Просвещения был нецивилизованным. Отношение, которое европейцы распространили на «Других» включило в себя также Виктора, поскольку он тоже считается «нецивилизованным» из-за отсутствия у него языка и, следовательно, разума. Эти характеристики определяли человечность для современников Виктора.

Насколько это касалось членов общества, они увидели в «диком» ребёнке идеальную возможность исследовать самые основы человеческой природы. Изучая подобные создания, как они рассматривали дикарей и первобытных людей, краснокожих индейцев и орангутанов, интеллектуалы конца XVIII века вознамерились, обследовав маленького белого дикаря, решить, что же является характерным для Человека. Может быть, на этот раз представится возможность взвесить природное наследие человека и раз и навсегда определить роль, которую играет общество в развитии языка, культуры и нравственности.

Образование

Было отмечено, что, несмотря на воздействие общества и обучение, он добился небольшого прогресса в институте под руководством Сикара. Многие люди сомневались в его способности учиться из-за его первоначального состояния, и, как говорит профессор Нэнси Юсеф (англ. Nancy Yousef), «одно дело сказать, что человек природы ещё не полностью человечен, и совсем другое дело сказать, что человек природы не может стать полностью человеком».

Никто больше не верил в возможность социализации Виктора. Психиатр Филипп Пинель, врач больницы Bicetre, сделал доклад об этом диком ребёнке, в котором дал своё заключение о нём как о психически больном, идиоте с рождения. После того, как Сикар разочаровался в отсутствии прогресса у мальчика, Виктору пришлось в одиночестве бродить по учреждению, пока Жан Итар не решил забрать его к себе домой.

Жан Марк Гаспар Итар

В 1801 году Жан Марк Гаспар Итар, молодой студент-медик, принял Виктора в свой загородный дом, чтобы заниматься его развитием и составлять отчёты о его прогрессе. Он опубликовал статью в том же году и отчёт в 1806 году о своей работе с Виктором из Аверона.

Итар считал, что две вещи отличают людей от животных: эмпатия и язык. Он хотел социализовать Виктора, научить его говорить и выражать человеческие эмоции. Виктор показал значительный прогресс на раннем этапе в понимании языка и чтении простых слов, но не смог продвинуться дальше элементарного уровня. Итар писал: «В этих обстоятельствах его ухо не было органом для восприятия звуков, их артикуляции и их сочетаний, оно было ничем иным, как простым средством самосохранения, которое предупреждало о приближении опасного животного или о падении диких фруктов»:26.

Заметив, что мальчик может произносить только букву O, Итар дал ему имя Викто́р. Виктор вообще смог когда-либо выговорить только две фразы: lait (молоко) и Oh, Dieu (О, Боже).

По-видимому, Итар придерживался прогрессивных взглядов, когда он воспитывал Виктора, следуя концепции Руссо, который считал, что «естественная ассоциация основана на взаимном, свободном и равном уважении между людьми».

Такое представление о том, как воспитывать и преподавать, хотя и не дало ожидаемых результатов, оказалось шагом к новым системам педагогики. Пытаясь обучить мальчика, который жил на природе, образовательный процесс можно было реструктурировать и систематизировать. Итар был признан основателем «устного образования глухих, в области отоларингологии, использования модификации поведения с детьми, имеющими тяжёлые нарушения, и специального образования для умственно отсталых и физически неполноценных».

В то время как Виктор не смог говорить на языке, которому Итар пытался его научить, он, кажется, действительно продвинулся в своем поведении по отношению к другим людям. Однажды вечером в доме Итара экономка, мадам Герен (фр. Guérin), сидела за столом и плакала по своему умершему мужу. Виктор прекратил своё занятие и продемонстрировал утешительное поведение по отношению к ней. Итар сделал сообщение об этом прогрессе.

Язык

При рассмотрении взаимосвязи между языком и интеллектом французское общество воспринимало одно вместе с другим. Без опеки друзей или семьи немой человек обычно попадал в очень тяжёлые условия. Но примерно с 1750 года ситуация начала меняться: французский священник Шарль-Мишель де л’Эпе создал в Париже школу для обучения глухонемых. Его учреждение было превращено в Национальный институт в 1790 году (теперь фр. Instituts nationaux pour jeunes sourds):61.

Этот новый интерес и моральное обязательство по отношению к глухонемым вдохновили Итара воспитывать и пытаться обучать Виктора языку. «У него была теория Локка и Кондиальяка о том, что мы рождаемся с пустыми головами и что наши мысли возникают из того, что мы воспринимаем и переживаем. Не имея социального опыта, мальчик остался дикарём»:73.

После пяти лет, в течение которых Итар занимался социальной реабилитацией этого ребёнка, он добился некоторого постепенного прогресса. Виктор понимал смысл действий и использовал то, что писатель двадцатого века Роджер Шаттак (англ. Roger Shattuck) называет «языком действия», который Итар рассматривал как своего рода примитивную форму общения:98.

Однако, Итар так и не смог заставить Виктора говорить, что он считал своим личным провалом. Он задавался вопросом, почему Виктор решил молчать, если было очевидно, что он не глухой. Также Виктор не понимал интонации голоса. Итар заявил: «Виктор был ментальным и психологическим эквивалентом кого-то рождённого глухонемым. Было бессмысленно пытаться научить его говорить нормальным способом повторения звуков, если он на самом деле не слышал их»:139–140.

Шаттак критикует процесс образования Итара, удивляясь, почему он никогда не пытался научить Виктора использовать язык жестов.

В 1811 году Виктор был передан мадам Герен, проживающей в доме Impasse des Feuillantines в Париже, которая получала ежегодное содержание в 500 франков и опекала его в течение 17 лет до его смерти в 1828 году. Его тело было опущено в общую могилу без проведения вскрытия.

Исследование происхождения Виктора

Виктора замечали много раз в течение нескольких лет на окраине селений в достаточно определённом районе, на границе департаментов Тарна и Аверона. Ходили разные слухи о происхождении мальчика. Например, один из них утверждал, что мальчик являлся незаконнорождённым сыном нотариуса, оставленным в молодом возрасте по причине его немоты:17.

Исследование его происхождения было начато Сержем Аролем (фр. Serge Aroles) в начале 1990-х годов в сотрудничестве с Тьерри Жинестом (фр. Thierry Gineste). Оба французских врача (один — хирург, другой — психиатр) исследовали почти все неопубликованных архивы, связанные с дикой девочкой Мари-Анжелик ле Блан (Серж Ароль) и Виктором из Аверона (Тьерри Жинест). Они сошлись на том, что не умея плавать, Виктор не мог бы прийти издалека: он был не способен перебраться через реки и ручьи, в отличии от маленькой индианки Мари-Анжелик ле Блан, которая прекрасно плавала и никогда не была задержана каким-либо препятствием во время своего десятилетия выживания в дикой природе (1721—1731).

Способствовать этому исследованию должно было бы то, что Виктор родился в период приходских реестров, которые вели кюре (отменённые в ходе Великой французской революции постановлением от 20 сентября 1792 года), и что записи этого времени достаточно полные, продублированные сборами областных канцелярий. Священники небольших селений были очень дотошными: следили за тем, чтобы ни одно рождение не прошло мимо их регистрации и иногда оставляли длинные выяснения по поводу детей, рождённых вне брака, а также многочисленные второстепенные заметки из местной жизни: различные события, погода, урожай и т. д. Таким образом, Серж Ароль выбрал несколько сотен крещений мальчиков, имевших место до 1793 года в этом районе. Однако ему пришлось отказаться от поисков после того, как он выяснил, что последующему периоду предшествовала путаница в интересующих его реестрах: пропуски, некомпетентность первых служащих органов гражданской регистрации, наличие пришлых семей в регионе, спасающихся от нестабильности революции, которые могли исказить все данные и т. д.

Оспаривание тезиса «дикий ребёнок»

Отчёт Боннатерре (1800) и первые сомнения

Первым учёным, который обследовал Виктора в 1800 году, стал натуралист Боннатерре, преподаватель естественной истории. Он провёл тщательное клиническое обследование, измеряя до миллиметра его рост (136 см) и его крупные шрамы, а затем составил довольно объективный, пространный доклад, в котором допустил значительные сомнения в существовании дикого мальчика («Notice historique sur le sauvage de l’Aveyron… «, an VIII de la République).

Страницы 24—25: «Меня пытались убедить, что он питался корнями и другим растительным сырьём». Тогда Боннатерре положил на стол различные продукты, сырые и варёные. Виктор отверг их все, кроме «картофеля, который он бросил в огонь, чтобы испечь».

Страница 30: Виктор не умеет делать огонь, и его любимые овощи не растут в дикой природе. «Мы знаем поля и сады, где он будет искать картофель, репу».

Дважды Боннатерре выразил удивление, что Виктор «имеет белую и тонкую кожу» и «что всё его тело покрыто шрамами» (стр. 30, 31, 48), «большинство из которых, как представляется, были вызваны ожогами». Он отметил, в частности, 4 ожоговых рубца на лице и поперечный шрам длиной 41 миллиметр рядом с гортанью, сделанный, по видимому, острым лезвием.

Страницы 24 и 44: «Все пришли толпой, чтобы посмотреть на этого ребёнка, которого назвали диким. Я побежал туда сразу же, чтобы судить о степени доверия, которое заслуживает этот всеобщий шум. Я обнаружил, что он сидит возле тёплого огня, который, похоже, доставляет ему большое удовольствие». «Это стремление согреться и удовольствие, которое он обнаруживает при приближении к огню, заставили меня предположить, что этот ребёнок вовсе не жил, как это говорилось, в состоянии абсолютной наготы».

Спор: дикий ребёнок или ребёнок-мученик?

В марте 2008 года, после того, как было обнародовано что книга-бестселлер Миши Дефонсека, позже перешедшая в фильм Survivre avec les loups («Выжить с волками»), оказалась мистификацией, во французских СМИ (газетах, радио и телевидение) начались дебаты о многочисленных ложных случаях диких детей, некритично принятых на веру. Хотя существует множество книг на эту тему, почти ни одна из них не была основана на архивах, авторы использовали довольно сомнительную печатную информацию из вторых и из третьих рук. По словам Сержа Ароля, автора общего исследования феномена диких детей на основе архивных материалов, почти все эти случаи являются фикцией. Серж Ароль сопоставил все исходные данные (1800—1801) Виктора с архивом из десятков других случаев диких детей, которых он отыскал по всему миру за период шести веков (1304—1954), и пришёл к выводу, что он один из немногих не проявивших способностей ни к выживанию, ни к самой элементарной защите: «Он даже не умеет расколоть камнем орех (чему его потом научат люди) или бросить камень в цель». В то время как Виктор боится воды и высоты, фильм Франсуа Трюффо представляет его «фыркающим в реках и сидящим на ветвях»; в то время как Виктор был «белым, грязным, не более», что ставит под сомнение его предполагаемую одичалость; фильм показывает его смуглым, как истинного лесного ребёнка и тем самым вводит в заблуждение общественное мнение.

Ещё 1800 году один из горожан по фамилии Гиро (фр. Guiraud) выдвинул предположение, что этот ребёнок, поднимающий каждый раз руки при виде верёвки, используемой для крепления, являлся жертвой истязаний. Анализ доктора Ароля довольно многочисленных шрамов у этого мальчика, особенно вызванных ожогами атипичной локализации (задняя поверхность конечностей), и глубокое ранение на горле около гортани (4 см), сделанное острым лезвием, в сочетании с отсутствием всякого навыка выживания заставил его сделать вывод, что Виктор «был фальшивым диким ребёнком, но, несомненно, настоящим ребёнком-мучеником».

Ароль поясняет, что, на его взгляд, гортань Виктора не могла не пострадать из-за такой глубокой резаной раны (что было реальной причиной немоты этого мальчика, ошибочно объяснённой его предполагаемой одичалостью), и он делает предположение, что этого ребёнка хотели убить в очень маленьком возрасте. По аналогии с Виктором и противно ложному идеализированному образу счастливых детей природы, Ароль приводит десятки других фиктивных случаев диких детей (от Индии до Сальвадора), пострадавших от жестокого обращения, включая членовредительство, вырезание языка и т. д., нанесённых рукой человека, а затем приписанных опасностям жизни в лесу. Эти истории были приняты безо всякого рассуждения, как и та, об известных волчьих детях Индии, Амале и Камале, которые, по словам Сержа Ароля, скорее подпадают под действие «правосудия, нежели науки».

Сравнение со случаем Мари-Анжелик ле Блан

Серж Ароль сопоставляет поведенческие особенности Виктора с другим случаем дикого ребёнка, который он изучал, Мари-Анжелик ле Блан. Он отмечает, что, в отличие от Мари-Анжелик, он боится высоты и с трудом залезает на деревья, не умеет ни охотиться, ни ловить рыбу, ни плавать (он «боится контакта с водой, хотя бы даже ополоснуть пальцы») и «ест то, что он находит на земле». Он не боится огня и «блуждает недалеко от деревни, где он собирает овощи и иногда приходит погреться в дома». У него не выработано никаких способов защиты в случае опасности, и он не пугается возможности физического контакта («он любит щекотку и хохочет»). Также, в отличие от Мари-Анжелик он не отказывается спать в постели и соглашается есть ржаной хлеб, обычный в этом регионе. Наконец, он «белый, грязный, не более, в то время как истинный дикий ребёнок чёрный от земли и грязи». Для этого автора «эти две случая несравнимы на основании общего статуса ребёнка природы».

Современный комментарий

Сегодня существуют определённые гипотезы, которые Шаттак излагает в отношении Виктора. «Одна из них заключается в том, что у Дикого Мальчика, родившегося нормальным, развилось серьёзное психическое или психологическое расстройство до того, как от него отказались. Ранняя шизофрения, инфантильный психоз, аутизм — был использован ряд специальных терминов относительно его состояния. Несколько психиатров, с которыми я консультировался, поддерживают этот подход. Он объясняет как мотивацию отказа от него, так и его частичную реабилитацию по методу Итара»:169.

Профессор Ута Фрит заявила, что по её мнению у Виктора были признаки аутизма.

Серж Ароль в своей книге «L’énigme des enfants-loups» («Загадка волчьих детей») также полагает, что сохранившиеся описания его поведения указывают на «среднюю степень аутизма» (autisme moderé) в случае с Виктором.

Ароль отмечает, что у Виктора были характерные признаки психического расстройства, такие как: скрежетание зубами, непрерывные раскачивания взад и вперёд и внезапные, беспорядочные движения.

Итар считал, что Виктор «жил в абсолютном одиночестве с четырёх- или пятилетнего возраста почти до двенадцати лет, сколько примерно было ему, когда он был пойман в лесу Лакона». Это значит, что он, вероятно, прожил семь лет в дикости:10.

Человека необходимо воспитывать по крайней мере до возраста 5 или 6 лет; немыслимо, чтобы любой ребёнок, включая Виктора, был в состоянии самостоятельно выжить в дикой природе моложе этого возраста. Тот факт, что он не мог произнести ни слова в момент своей поимки, хотя он, должно быть, был с людьми по крайней мере в раннем детстве, и никогда потом не научился говорить, несмотря на интенсивные занятия с Итаром, предполагает, что он был психически неполноценным — опять же, диагноз аутизм, похоже, заслуживает доверия. Эта недееспособность также может объяснить жестокое обращения с ним, возможно, отношение к нему как к животному в самые ранние годы.

О Викторе из Аверона

Экранизации и беллетризации

О жизни Виктора были сняты фильмы и написаны книги:

  • 1970 : Дикий ребёнок (L’Enfant sauvage), кинофильм Франсуа Траффо, Жан-Пьер Карголь (фр. Jean-Pierre Cargol) в роли Виктора, дикого ребёнка, а сам Трюффо играет доктора Итара
  • 1980 : эпизод под названием Wild Children 4-го сезона сериала США In Search Of…
  • 2003 : роман Wild Boy английской писательницы Джилл Досон (англ. Jill Dawson
  • 2008: Виктор, дикий мальчик из Аверона (Victor, l’enfant sauvage de l’Aveyron), докуфикшн, снятый Катрин Аира (фр. Catherine Aïra)
  • 2010 : титульный рассказ Т. К. Бойла в сборнике «Wild Child and Other Stories»
  • 2012 : альбом L’Enfant Sauvage французской метал-группы Gojira, вдохновлённый фильмом Трюффо
  • роман «Victor: A Novel Based in the Life of the Savage of Aveyron» американского автора Mordicai Gerstein
  • научно-популярная книга для детей «Wild Boy: The Real Life of the Savage of Aveyron» американской писательницы Mary Losure

Статуя

Статуя, посвященная «Виктору, дикому ребёнку из Аверона», скульптора Реми Кудрен (фр. Rémi Coudrain установлена в Сен-Сернен-сюр-Ранс.

Дети-волки

РОМУЛ И РЕМ
Самая древняя известная история о воспитании детей волчицей несомненно касается основания Рима. Миф нам напоминает, что король Амулиус, узнав о таинственной беременности своей племянницы, запер ее и приказал, чтобы ее детей, близнецов Ромула и Рема, сразу после рождения бросили в Тибр. Новорожденные умерли бы от голода и холода, если бы не провиденческое вмешательство волчицы, которая их вскормила. Чуть позднее пастух Фаустула принял двух близнецов и воспитал как своих собственных детей. Результат известен каждому — Ромул основывает Рим, а волчица, вскормившая близнецов, стала эмблемой столицы Италии.
В НЕМЕЦКИХ ЛЕСАХ
Сделаем скачок во времени и, оставаясь в Европе, отправимся на встречу с первым ребенком-волком из Виттерави, найденным в 1544 году в лесу Хардт в Баварии. Когда его поймали, ему не было и 12 лет. В том же году среди стаи волков был обнаружен другой ребенок. Он перемещался на руках и ногах, как на четырех лапах и надо было привязывать к его ногам кусочки дерева, чтобы заставить его держаться прямо. Согласно историку Филиппу Камерариусу, этот мальчик в возрасте 3 лет был похищен волками, которые были так привязаны к нему, что отдавали ему лучшие куски своей добычи, тренировали его до такой степени, что он мог бегать крупной рысью и делать большие прыжки. Они заботились о его безопасности, сделали большую нору, чтобы он мог укрыться ночью. Они спали вокруг него, чтобы укрыть его от холода. Генри де Гессе, как назвали этого мальчика, был принят при дворе Лэндгрейв, где он очень быстро заметил, что человек человеку — волк. Но только научившись говорить, однажды он заявил, что скорее предпочел бы вернуться к волкам, чем жить среди людей.
ДИКИЕ ДЕТИ В ИНДИИ
Изменим место и эпоху, чтобы оказаться в Индии в XIX веке. Один журнал сообщает об истории с маленьким мальчиком, который, потерявшись в младенчестве, был принят стаей волков. Когда его поймали, он резвился в лесах в компании своей приемной семьи. Возвращенный в свою настоящую семью, он продолжал вести себя как волк (рычал и показывал зубы, когда к нему приближались, кричал все ночи). Очень скоро он умер из-за недостатка заботы о нем. Также в Индии в 1843 году у входа в логово волков был найден другой ребенок-волк. Никогда не удавалось заставить его съесть хотя бы кусочек цивилизованной приготовленной пищи, так же как и никогда не удавалось научить его говорить — единственные звуки, которые он издавал, были глухими рычаниями. Он постоянно стремился убежать, что ему и удалось в 1851 году. Исчезнув в джунглях Бхандапура, он больше не возвращался.
КАМАЛА И АМАЛА
В начале XX века, точнее — в 1920 году, преподобный Джозеф Сингх записывает в своем дневнике самые поразительные и самые сложные истории про детей-волков — про Камалу и Амалу. Его дневник содержит замечательную информацию. В этой истории, которая также произошла в Индии, преподобный был больше, чем простым свидетелем, но также и главным действующим лицом. В деревне Годамури, выбранной как этап миссионерской деятельности преподобного, он обнаружил существование демонических духов, полулюдей, полузверей, которые ночью кружили возле деревни. Преподобный решил стать известным, благодаря этой истории, которая произошла 9 октября 1920 года в ближайшем лесу, где он оказался с друзьями-англичанами и жителем деревни по имени Чуна. Начинался вечер, когда преподобный Сингх и его друзья присутствовали при фантастической сцене. Они находились возле логова волков с норами на разных уровнях, ожидая, когда животные будут выходить из них. Сначала появился один взрослый волк, затем другой и третий. После двух волчат появились два странных уродливых существа, чьи тела, руки и ноги напоминали человеческие, за исключением головы, представляющей собой большой шар или круглую массу, покрывающую плечи и верхнюю часть груди. Они стояли на четырех конечностях, и глаза у них были блестящие, взгляд пронизывающий и острый, непохожий на человеческий. Друзья преподобного уже зарядили карабины и приготовились стрелять, но Сингх, благодаря подзорной трубе, разглядел, что это человеческие дети. На следующий день они снова наблюдали за зверями. Преподобный считал, что нужно освободить детей. Но когда он захотел получить помощь от жителей деревни, то получил отказ. Деревенские жители были слишком напуганы, чтобы помешать духам, способным наводить порчу. И тогда преподобный решил искать помощь за пределами деревни. Оказавшись в другой деревне, он уговорил несколько жителей провести земляные работы, не сообщая им, каких монстров им предстояло открыть.
Прибыв на место 17 октября, маленькая команда сразу же приступила к работе. Сингх руководил работами по рытью, а его друзья готовились разжечь костер возле логова волков. С первыми ударами лопаты волк вышел из норы, чтобы скорее убежать. Затем вышел второй, но третий, как только вышел, повернулся мордой к людям, чтобы сразиться с ними. Этот обезумевший волк отчаянно пытался обратить в бегство преследователей, издавая пронзительные крики. Он разрывал лапами землю, яростно скрипел зубами. Но все было напрасно, и животное упало на землю, изрешеченное пулями. Сингх понял, что это была мать-волчица. Он был восхищен самоотверженностью этой волчицы, которая пожертвовала собой ради спасения детей, среди которых были два человеческих ребенка. Очень скоро показалась центральная впадина логова. В глубине норы находились два волчонка и два ребенка. Все четверо цеплялись друг за друга, образуя странный шар. Люди стремились их разъединить, но два монстра были особенно агрессивными. Наконец, после того как на существ набросили тряпки, их захватили. И деревенские жители вернулись в свою деревню с вознаграждением и волчатами в качестве приза. А преподобный, конечно, позаботился о двух детях. Это были маленькие девочки, старшей не было и 8 лет.
Сингх доверил малышей семье Чуна в Годамури. Он отсутствовал пять дней. По возвращении его ожидало грустное зрелище. Чуна и его семья, терроризируемые детьми, покинули свое жилище. Остальных жителей деревни также было очень мало, т.к. они испугались детей-волков. И это произошло, несмотря на то, что Сингх нашел двух девочек в весьма плачевном состоянии. Они были заперты во дворе фермы Чуна, спали в собственном загончике, страдая от голода, жажды и страха. Сингх появился, чтобы их спасти. 28 октября он привез девочек в Миднапур, где они были до 4 ноября. А затем он определил их в приют для сирот, где их приняли, как обыкновенных брошенных детей. Сингх не раскрыл драматическую историю их нахождения. Более того, ничего подобного и представить было невозможно из-за крайне истощенного состояния, в котором пребывали девочки. Им дали имена Камала для старшей и Амала для младшей. Эти два ребенка, несомненно брошенные в младенческом возрасте, с трудом приспосабливались к новому существованию. Амала умерла через год, а Камала прожила 9 лет. В конце жизни она могла стоять прямо, и ее словарный запас составлял 30 слов. Душераздирающая история Камалы и Амалы заставила глубоко задуматься о том, следует ли извлекать диких детей из их естественного места обитания. Поступая таким образом, их лишают привязанности, любви их приемных родителей, но также, несомненно, лишают контакта с природой. Случаи с детьми-волками также заставляют нас размышлять и об эволюции человека или, скорее, его инволюции. Действительно, как было замечено, если человека в очень юном возрасте поместить в совсем другую среду, лишенную всех условий цивилизации, он перестает быть человеком и становится субъектом, с того времени низведенным до уровня животного, вроде обезьяноподобных. Причем до такой степени, что можно поставить вопрос об их настоящем месте среди наших предполагаемых предков (Homo Habilis, Homo Erectus), которые могли быть наоборот дегенеративными потомками Homo Sapiens.
29-06-2011, 04:08 by TiamatПросмотров: 4 931Комментарии: 11 +15

Ключевые слова: Дети-волки

Другие, подобные истории:

  • Одна судьба
  • Жизнь некой Вероники. Глава 1. Приехали
  • Загадка близнецов
  • Девушка-оборотень
  • Проклятый дом
  • «Детей надо воспитывать»
  • Волк
  • Мыльная Салли
  • Дети, воспитанные животными
  • Призрак башен-близнецов
  • Хозяйка леса и черные волки
  • Француз накормил детей шашлыком из мамы
  • 11 сентября. Страшные факты
  • Два брата-близнеца
  • Немного Из Истории Оборотней

Ребёнок-волк

Супатра Сасупхан все себя от счастья, ведь ей присудили звание «Самой волосатой девочки в мире». Всю жизнь девочка терпела насмешки других детей, дразнивших её и обзывавших «обезьяньей рожей» и «волчонком». Но теперь одиннадцатилетняя девчушка попала в Книгу Рекордов Гиннесса, что, как говорит Супатра, мгновенно сделало её очень популярной в школе. «Я так рада стать одной из рекордсменов Гиннесса! Ведь многие люди прилагают огромные усилия, чтобы попасть туда, – говорит она. – А всё, что мне пришлось сделать, так это ответить на пару вопросов – и меня тут же записали».

(14 фото)

1.Юная жительница Таиланда страдает гипертрихозом, причиной которого является сбой в хромосомах. До того, как учёные сумели разобраться в этом редком заболевании, которое также носит название синдром Амбаса, тех, кто страдает им, считали оборотнями.

2. На лице, ушах, руках, ногах и спине Супатры растут густые волосы. Даже лазерная эпиляция не помогла девочке остановить рост нежелательных волос. По мере взросления её шерсть становилась гуще, и матери девочки-волка приходилось регулярно состригать быстро отрастающие волосы.

3. Большинство людей, страдающих этим синдромом, избегаются обществом, а вот Супатре, наконец-то, удалось влиться в школьный коллектив, став популярной, благодаря своей необычной внешности. Она говорит: «Раньше некоторые дразнили меня и обзывали обезьяньей рожей, но теперь больше никто так не делает».

4. «Я уже привыкла быть такой. Волосы меня не беспокоят, ведь они росли так всегда. Я ничего не чувствую. Единственное, что мне иногда мешает, так это, когда они отрастают слишком длинными и лезут в глаза, так что я ничего не вижу. Но я надеюсь, что однажды меня вылечат».

5. Волосатая девочка твёрдо намерена вести нормальный образ жизни, несмотря на своё заболевание. Она говорит: «Мне нравится математика. У меня хорошо получается решать примеры и задачи, и я могу учить младших детей, чтобы у них тоже получалось, как и у меня. Но, когда вырасту, я хочу стать доктором, чтобы помогать людям, когда им больно. Я хочу помогать исцелять раны и лечить болезни».

6. Но не всегда будущее Супатры выглядело таким многообещающим. Ещё малышкой девочке пришлось перенести две операции просто для того, чтобы нормально дышать. Её отец – тридцативосьмилетний Саммруенг – говорит: «Мы обнаружили, что с Супатрой что-то не ладно, сразу же, как она родилась. Но до этого никаких подозрений о заболевании не было. Первые три месяца жизни она провела в инкубаторе, где её держали, чтоб она не задохнулась. А потом ей сделали операцию по расширению ноздрей. В целом она провела в больнице десять месяцев. Мы очень за неё переживали». А вторую операцию Супатре сделали, когда ей было два года. Тогда у неё вновь возникли проблемы с дыханием.

7. Когда Саммруенг и его жена Сомпхон забрали Супатру домой, где у них была ещё одна дочь, которой теперь пятнадцать, они столкнулись с новыми проблемами. «Когда соседи увидели её впервые, то стали расспрашивать меня, что за страшный грех я сотворил. Я очень боялся, что её начнут дразнить другие дети, когда она подрастёт», – говорит отец девочки. Но, благодаря милому характеру, Супатра быстро вошла в коллектив.

8. Врачи неоднократно пытались применить метод лазерной эпиляции, когда девочке было два года. Но многочисленные сеансы не принесли никакого результата – волосы отрастали такими же густыми и толстыми, как и раньше. «Наш врач ожидает поставки нового лазерного оборудования, – говорит Саммруенг. – Но если это будет слишком опасно, то мы, наверное, воздержимся от лечения. Я не теряю надежды, что однажды её вылечат. Мы сделаем всё, что от нас зависит, чтобы излечить её».

9. Супатра с друзьями в школьной библиотеке.

10. Супатра в бассейне.

11. Супатра в школьной столовой за обедом.

12. Супатра с родителями едет в так-таке на ночной рынок Суан Лум в Бангкоке.

13. Супатра позирует со своими друзьями.

14. Супатра крутит обруч на уроке физкультуры.

волк, волосы, девочка, лицо, синдром Амбаса, Тайланд

Дети волки или Феномен Маугли

Уильям Генри Слиман
Волки, воспитывавшие человеческих детей в своих логовах
От переводчика
Британский офицер и чиновник Уильям Генри Слиман (8 августа 1788 — 10 февраля 1856) почти пятьдесят лет прослужил в индийских колониях. Более всего он известен уничтожением тугов — тайного общества профессиональных убийц. Он написал несколько книг о жизни в Индии, в том числе о тугах.
В 1852 году Слиман выпустил отдельной брошюрой статью «Волки, воспитывавшие человеческих детей в своих логовах». В слегка переработанном виде она вошла в посмертно изданную книгу Слимана «Путешествие по королевству Ауд в 1848-1850 годах» (1858). В 1888 году текст брошюры был перепечатан в научном журнале «Зоолоджист». В редакционном предисловии отмечалось, что это лучшее сообщение на указанную тему, которое заслуживает того, чтобы спасти его от забвения. Статья стала одним из источников для рассказов о Маугли в «Книге джунглей» и «Второй книге джунглей» Редьярда Киплинга.
Здесь представлен первый перевод на русский язык.
Н. В., 2015
* * *
Множество волков живёт в окрестностях Султанпура и вообще по берегам реки Гумтри, в оврагах, которые их разрезают; и они уносят большое количество детей из городов, деревень и лагерей. Их чрезвычайно сложно поймать, и едва ли кто-то из индусского населения сделает попытку поймать или убить их, кроме тех, что относятся к низшему классу и бродяжничают в джунглях или живут возле городов и деревень. Все остальные индусы из суеверного страха не уничтожают и даже не ранят их, и считается, что деревенское сообщество обречено на гибель, если в границах его земель пролилась хоть капля волчьей крови. Вышеупомянутый класс небольших бродяжьих сообществ, которые не имеют суеверного страха перед уничтожением живых существ, едят шакалов и все виды рептилий, ловят все виды животных, чтобы съесть или продать их желающим для содержания или охоты.
Но примечательно, что они очень редко ловят волков, хотя они знают про их логова и могут легко добыть их, как добывают других животных. Предполагается, что они получают доход от золотых и серебряных браслетов, бус и других украшений, которые носят дети, утащенные и пожранные волками, и которые остаются у входа в логова. Недавно группа таких людей привезла в наш лагерь очень крупную живую гиену. Её выпустили, чтобы европейские офицеры и служащие моей конторы могли на неё поохотиться. Один из офицеров спросил их, по какой причине они не привозят в лагерь волков, чтобы охотиться на них таким же образом. Офицеры заплатили бы больше за того зверя, что ел детей, чем за того, что питался только собаками и падалью. Они не рискнули отказать, хотя они испугались или постыдились признаться, в чём дело; у меня нет сомнений, какова истинная причина: они получают хорошие деньги от детских украшений, которые они находят у входов в волчьи логова. По всей Индии каждый день убивают множество детей ради их украшений, и ежедневно пугающие примеры этого доходят до родителей; и запреты гражданских властей бесполезны против желания видеть своих детей облачёнными в золотые и серебряные украшения.
Сейчас (в феврале 1850 года) в Султанпуре живёт мальчик, которого два с половиной года назад нашли в волчьем логове возле Чандура, что в десяти милях от Султанпура. Кавалерист, отправленный туземным правителем округа в Чандур с требованием заплатить какие-то налоги, около полудня проезжал по берегу реки возле Чандура, когда увидел, как крупная волчица выходит из своего логова, а за ней следуют три волчонка и маленький мальчик. Мальчик шёл на четвереньках, и, казалось, он отлично себя чувствует со старой самкой и тремя волчатами, а мать, казалось, в равной мере охраняет всех четверых. Они спустились к реке и пили, не замечая кавалериста, который наблюдал за ними с лошади; как только они развернулись, кавалерист устремился за ними, чтобы схватить мальчика; но тот бежал так же быстро, как волчата, и не отставал от волчицы. Земля была неровной, и лошадь кавалериста не могла их догнать. Они все вошли в логово, а кавалерист собрал нескольких жителей Чандура с кирками и раскопал логово. Когда они прокопали на шесть-восемь футов, старая волчица с тремя волчатами и мальчиком выскочили наружу. Кавалерист сел на лошадь и погнался за ними, а за ним последовали самые быстрые молодые люди из группы; когда земля стала более ровной, он вырвался вперёд и развернул волчат и мальчика в сторону пешего человека, который схватил мальчика, а старой самке с тремя волчатами позволили идти своей дорогой.
Мальчика взяли в деревню, но вынуждены были связать его, поскольку он сильно сопротивлялся и норовил нырнуть в каждую дыру или логово, мимо которых они проезжали. Его пытались заставить говорить, но не смогли добиться ничего, кроме злобного ворчания или рычания. Несколько дней его держали в деревне, и каждый день собиралась большая толпа, чтобы на него посмотреть. Когда мимо проходил взрослый, он тревожился и пытался скрыться; а когда мимо проходил ребёнок, он бросался на ребёнка со свирепым рычанием, похожим на собачье, и пытался укусить его. Когда возле него клали приготовленное мясо, он с отвращением его отвергал; но когда ему предлагали сырое мясо, он с жадностью хватал его, клал на землю под руки, как собака, и ел его с очевидным удовольствием. Он не позволял никому стоять рядом во время еды, но не возражал, если подходил пёс, и делился с ним. Кавалерист находился с ним четыре-пять дней, а затем вернулся к правителю, оставив мальчика на попечение раджи Хасунпура. Он рассказал всё, что видел, и скоро по приказу раджи Хасунпура, который был в Чандуре, и видел мальчика, когда кавалерист впервые привёз его в эту деревню, мальчик был отправлен в Султанпур, к европейскому офицеру, командиру Аудского первого пехотного полка капитану Николеттсу. Это сообщение взято из собственного отчёта раджи о произошедшем. Капитан Николеттс передал мальчика на попечение своим слугам, которые заботятся о нём, но не могут добиться от него ни слова. Он безобиден, если его не дразнить (говорит капитан Николеттс), но на того, кто будет его дразнить, он непременно зарычит. Он ест всё, что ему бросают, но всегда предпочитает сырое мясо, которое с жадностью пожирает. Если поставить перед ним кувшин пахты, он, не переводя дыхание, выпивает целый кувшин. Даже в самую холодную погоду его нельзя заставить носить какую-нибудь одежду. Когда наступили холода, ему дали ватное одеяло, но он разорвал его на куски, и постепенно съел его — вату и всё остальное — вместе с хлебом. Он очень любит кости, особенно неприготовленные, которые он старательно грызёт, и очень любит есть поднятые с земли камешки. У него грубые черты лица, отталкивающая внешность и грязные привычки. Он так же любит собак и шакалов и всех четвероногих животных, которые подходят к нему; и всегда позволяет им есть с ним, если он сам ест, когда они приближаются.
В Чупре, в двадцати милях от Султанпура, жил крестьянин с женой и трёхлетним сыном. В марте 1843 года этот человек пошёл собирать урожай пшеницы и бобов, а его жена взяла корзину и пошла с ним, ведя за руку сына. У мальчика недавно зажил сильный ожог на левом колене, полученный в холода, когда он упал в костёр, возле которого грелся, а родители были на работе. Когда отец жал, а мать подбирала колосья, мальчик сидел на траве. Вдруг из кустов выскочил волк, схватил его за поясницу и помчался к оврагам. Отец в это время был далеко, но мать последовала за волком, изо всех сил крича о помощи. Жители деревни побежали к ней на помощь, но скоро они потеряли след волка и его жертвы.
В течение шести лет она ничего не слышала о мальчике и за этот срок потеряла мужа. В феврале 1849 года три сипая из города Синграмоу, что в десяти милях от Чупры, шли по берегу ручья Кхобаи. Когда они сидели возле зарослей, простиравшихся до воды, и ждали кабанов, которые в это время обычно приходят сюда на водопой, они увидели, что из зарослей выходят три волчонка и мальчик и вместе спускаются к воде. Сипаи наблюдали за ними, а когда те собрались уходить, сипаи устремились за ними. Все четверо побежали к логову в овраге. Сипаи преследовали их, но три волчонка влезли в логово прежде, чем сипаи их настигли, а мальчик влез только наполовину, и тогда один сипай поймал его за ногу и вытащил. Мальчик был очень злой и свирепый, он кусался, схватил зубами и потряс ствол одного ружья, которые сипаи выставили вперёд для защиты. Тем не менее, они скрутили его, принесли домой и двадцать дней держали у себя. За это время они не смогли заставить его съесть ничего, кроме сырого мяса, и кормили его зайчатиной и птицей. Они решили, что не смогут обеспечить его едой, и отвели его на базар в деревню Коулипур, где оставили его на попечение жителей, пока его не узнают родители. Однажды в рыночный день человек из деревни Чупра увидел его на базаре и по возвращении упомянул об этом обстоятельстве своим соседям. Несчастная вдова крестьянина, услышав об этом, попросила его описать мальчика более подробно; тогда она узнала, что у мальчика есть след от ожога на левом колене, а с обеих сторон поясницы — по три отметины от зубов животного. Вдова сказала ему, что у её сына был ожог на левом колене, и когда волк унёс его, то схватил за поясницу, и что этот мальчик — её потерянный ребёнок.
Она немедленно пошла на базар в Коули и впридачу к трём вышеописанным отметинам нашла третью — родимое пятно на бедре. Она взяла его в свою деревню, где его узнали все соседи. Она держала его у себя два месяца, и все окрестные землевладельцы посылали ей свою охотничью добычу, чтобы кормить мальчика. Он продолжал погружать лицо в воду, когда пил, но он всасывал воду, а не лакал, как собаки или волки. От его тела неприятно пахло. Когда мать уходила на работу, мальчик убегал в джунгли, и она не могла заставить его говорить. Он следовал за матерью, потому что она давала ему есть, но не выказывал к ней никаких особых чувств, и она не могла заставить себя полюбить его; и через два месяца, обнаружив, что он бесполезен, и отчаявшись чего-нибудь от него добиться, она оставила его на всеобщее попечение деревни. Вскоре после этого он научился есть хлеб, когда ему давали, и ел всё, что мог добыть днём, но на ночь всегда убегал в джунгли. Обычно он что-то бормотал, но не мог произнести ничего внятного. Кожа на его коленях и локтях огрубела из-за хождения на четвереньках. Если кто-нибудь надевает на него одежду, он скидывает её и разрывает на куски. Он до сих пор предпочитает сырое мясо приготовленному и ест любую падаль, какую может добыть. Деревенские мальчишки развлекаются, ловя лягушек и бросая их ему, а он ловит этих лягушек и ест. Когда умирает вол, и с него снимают шкуру, мальчик подходит и ест его, как деревенские собаки. Мальчик всё ещё живёт в деревне, и это описание сделала сама мать, которая тоже живёт в Чупре. Её чувства к нему так и не вернулись, и он не выказывает никакой любви к ней. Её историю подтверждают все соседи, все землевладельцы, крестьяне и лавочники в деревне.
Раджа Хасунпура Бандуа, помимо других сведений, за точность которых он ручается, упоминает, что в 1843 году в город Хасунпур пришёл мальчик, которого очевидно вырастили волки. Ему было лет двенадцать, когда раджа его увидел; он был очень смуглый и ел мясо, в независимости от того, приготовленное или нет. Сначала всё его тело было покрыто короткими волосами, но когда, как утверждает раджа, он некоторое время ел солёную еду, как другие люди, волосы постепенно исчезли. Он мог ходить на ногах, как другие люди, но не смог научиться говорить. Он произносил звуки, как дикие животные, и очень хорошо понимал знаки. Обычно он сидел возле лавки баньи на базаре, но наконец родители узнали его и забрали. Что стало с ним дальше, раджа не знает. Показания раджи относительно этого мальчика подтверждают все жители города, но никто не знает, что стало с ним дальше.
Примерно в 1843 году пастух из деревни Гхуткори, что в двадцати милях к западу от султанпурского военного лагеря, однажды утром, выйдя со своим стадом, увидел мальчика, который рысил на четвереньках рядом с волком. С большими трудностями он поймал мальчика, который бежал очень быстро, и принёс его домой. Некоторое время он кормил его, пытался заставить его говорить и общаться со взрослыми или с детьми, но не преуспел. Мальчик тревожился при виде людей, и его отвели к полковнику Грею, который командовал Аудским первым пехотным полком в Султанпуре. Он с миссис Грей и всеми офицерами военного лагеря часто видел мальчика и держал его у себя несколько дней. Но вскоре мальчик сбежал в джунгли, пока пастух спал. Пастух переселился в другую деревню, и я не смог выяснить, нашёл ли он снова этого мальчика.
Зольфукар Хан, почтенный землевладелец из Хасунпура, что в десяти милях от султанпурского военного лагеря, упоминает, что восемь-девять лет назад в город приехал кавалерист с мальчиком девяти-десяти лет, которого он спас от волков в оврагах у дороги; что кавалерист не знал, что с ним делать, и оставил его на попечение деревни; что мальчик ел всё, что ему предлагали, включая хлеб, но перед тем, как взять хлеб, осторожно нюхал его, и всему остальному предпочитал неприготовленное мясо; что он ходил на ногах, как другие люди, но на его коленях и локтях были очевидные следы того, что он долго ходил на четвереньках; и когда его просили пробежать на четвереньках, он выполнял просьбу, и ходил так быстро, что никто не мог его догнать; неизвестно, как долго он был вместе с кавалеристом или как долго он учился ходить на ногах. Он не мог говорить или произносить какие-нибудь членораздельные звуки. Он понимал знаки, чрезвычайно хорошо слышал и, когда его просили, помогал крестьянам выгонять коров с поля. О нём заботился Будху, крестьянин-брамин, и мальчик оставался с Будху три месяца, когда его узнал и забрал к себе его отец, пастух, который сказал, что мальчику было шесть лет, когда однажды ночью, около четырёх лет назад, его унёс волк. Мальчик не хотел уходить от Будху. Брамин и отец вынуждены были увести его силой. Что стало с ним дальше, он не слышал. На теле мальчика не было волос, он также не был против того, чтобы носить одежду. Эти показания подтверждают все жители деревни.
Около семи лет назад королевский кавалерист и помощник раджи Хурдута Сингха из Бонди, или Бамноти, что на левом берегу реки Гхагхра в округе Бахрайч, проезжал мимо небольшого ручья, который впадает в эту реку, когда увидел двух волчат и мальчика, пьющих из ручья. С ним был пеший человек, и они сумели схватить мальчика, которому было лет десять. Кавалерист усадил его в седло, но он был такой злобный и свирепый, что разорвал одежду кавалериста и сильно искусал его, хотя у него были связаны руки. Кавалерист привёз его в Бонди, и раджа привязал его на оружейном складе и давал ему сырое мясо; но мальчик несколько раз разрывал верёвку и сбегал, и через три месяца раджа устал и отпустил его. Его взял к себе кашмирский мим, или комик (бханд), который шесть месяцев кормил его и заботился о нём; но в конце этого срока он также устал — поскольку у того были грязные привычки — и оставил его на базаре в Бонди. Однажды он украл кусок мяса в лавке мясника, а вскоре переворошил всё в лавке баньи, который пустил в него стрелу. Стрела пронзила мальчику бедро. В это время в Бонди приехал Санаолла, кашмирский торговец из Лакхнау, продававший шали радже, у брата которого намечалась свадьба; с ним было несколько слуг, и среди них мальчик Джану, кхидмутгар, и старый сипай по имени Рамзан Хан. Джану проявил сочувствие к бедному мальчику, извлёк из его бедра стрелу, перевязал рану и приготовил ему постель под манговым деревом, где ночевал сам, но привязал его к колышку палатки. Мальчик не ел ничего, кроме сырого мяса. Чтобы отучить его, Джану с разрешения хозяина давал ему рис и бобы. Несколько дней мальчик отказывался от этой еды и ничего не ел; но Джану не отступался и постепенно заставил его съесть фалафель, которую сам приготовил; на это понадобилось четырнадцать-пятнадцать дней. От тела мальчика исходил очень неприятный запах, и Джану в надежде устранить этот запах натирал мальчика вымоченными в воде горчичными семенами, из которых было отжато масло (кхули). Он продолжал делать так несколько месяцев и кормил его рисом, бобами и хлебом, но запах не исчезал. Кожа на коленях и локтях мальчика огрубела из-за хождения на четвереньках. Шесть месяцев он был привязан к дереву, и после постоянных побоев и смазывания коленей и локтей маслом его заставили ходить на ногах, как человека. Никто не слышал, чтобы он произнёс какое-то членораздельное слово, кроме слова «Абудья». Так звали дочку кашмирского мима, которая относились к нему с добротой и к которой он испытывал некую привязанность. Примерно через четыре месяца он начал понимать знаки и подчиняться им. С помощью знаков его заставляли готовить кальян, класть зажжённый уголь на табак и приносить его Джану или любому, на кого ему укажут.
Однажды ночью, когда мальчик лежал под деревом рядом с Джану, Джану увидел, как два волка подкрадываются к мальчику и обнюхивают его. Затем они прикоснулись к нему, и он встал; он не выказал страха, а положил руки им на головы, и они начали играть. Волки прыгали вокруг него, а он бросал в них солому и листья. Джану попытался отогнать их, но не смог и сильно испугался; он позвал Мира Акбара Али, часового, который охранял оружейный склад, и сказал ему, что волки собираются съесть мальчика. Часовой ответил: «Уходи и оставь его, или они и тебя съедят»; но когда Джану увидел, что волки играют с мальчиком, он перестал бояться и успокоился. Постепенно он осмелел и прогнал их; но они отошли недалеко, а затем вернулись и снова начали играть с мальчиком. Наконец Джану сумел совсем отогнать их. Следующей ночью пришли три волка и играли с мальчиком. Через несколько дней пришли четыре волка, и за один раз не приходило больше четырёх; они приходили четыре-пять раз, и Джану больше их не боялся; он думает, что первые два волка были теми, с которыми нашли мальчика, и что они не напали на него, узнав по запаху; когда он положил руки им на головы, они облизали его лицо.
Вскоре Санаолла вернулся в Лакхнау и пригрозил, что выгонит Джану со службы, если тот не избавится от мальчика; Джану настаивал на том, чтобы оставить мальчика, и хозяин смягчился. Джану вёл мальчика, привязав его к своей руке и положив на голову свёрток одежды. Когда они проходили через джунгли, мальчик сбросил свёрток и попытался убежать; но после побоев он поднял руки в мольбе, взял свёрток и продолжил путь; но скоро он, казалось, забыл о побоях и повторял то же самое каждый раз, когда им попадались джунгли. Постепенно он стал довольно послушен. Однажды, через три месяца после их возвращения в Лакхнау хозяин отправил Джану на день-два по каким-то делам, а когда он вернулся, мальчик исчез, и он так и не смог его найти. Через два месяца после исчезновения мальчика к Санаолле пришла женщина из касты ткачей с письмом от родственника раджи Хурдута Сингха, утверждавшего, что она жила в деревне Чурикоротра в его владениях и что у неё был сын, тогда четырёхлетний, которого пять-шесть лет назад унёс волк. Из описания женщины, данного ему, родственнику раджи, он подумал, что это может быть тот мальчик, которого увёл с собой Джану. Она сказала, что у её мальчика было две отметины: одна на груди от кипятка и ещё одна на лбу; и поскольку эти отметины точно совпадали с теми, что были найдены на мальчике, ни она, ни они не сомневались, что это её пропавший сын. Она четыре месяца оставалась в Лакхнау с торговцем Санаоллой и его кхидмутгаром Джану; но мальчика так и не нашли, и она вернулась домой, попросив, чтобы ей сообщили, если мальчик обнаружится. Санаолла, Джану и Рамзан Хан всё ещё живут в Лакхнау, и все трое заявляли мне лично, что все изложенные здесь обстоятельства совершенно верны. Мальчик был с Санаоллой и его слугами пять месяцев. У волчицы должно было быть несколько помётов в течение тех шести-семи лет, что он был с ней. Джану ещё добавляет, что через месяц-два он рискнул надеть на мальчика пояс, но тот от злости или от страданий разрывал его. Через два месяца, когда мальчик смирился с поясом, то Джану рискнул надеть на него жилет и брюки. Он с большим трудом, применяя угрозы и побои, заставил мальчика носить эту одежду. Оставаясь один, мальчик избавлялся от неё, но, боясь, что его заметят, надевал её снова; и до самого конца он часто портил её, когда тёрся о деревья или столбы, как зверь, желающий почесаться. От этой привычки его нельзя было отучить.
Примечательно, что я не обнаружил ни одного точно установленного случая, когда бы нашли взрослого мужчину, воспитанного в волчьем логове. В Лакхнау живёт старик, которого нашёл в Тераи старый отшельник, сейчас уже умерший. Предполагается, что отшельник забрал его у волков. Сорок лет назад его нашёл кавалерист и привёл к королю, и с тех пор король хорошо его обеспечивает. Его всё ещё называют «дикий человек из леса». Однажды его отправили ко мне по моему запросу, и я поговорил с ним; черты лица свидетельствуют, что он из племени тхару, которое обитает только в этом лесу. Он совершенно безвреден, но говорит мало, и эта малость неидеальна; и он всё ещё раздражается из-за общения с другими людьми, особенно с теми, кто имеет склонность дразнить его вопросами. Я спросил его, помнит ли он что-нибудь о жизни с волками; он сказал: «Волк умер задолго до старого отшельника»; но, казалось, больше он ничего не помнит, и на его коленях и локтях нет отметин, свидетельствующих о том, что он ходил на четвереньках. Нет сомнений, что его, дикого мальчика, нашли в лесу; но я не уверен, что он жил с волками. На основании того, что я видел и слышал, я сомневаюсь, что какой-нибудь мальчик, который много лет жил с волками, до возраста восьми или десяти лет, может достичь человеческого уровня интеллекта. Я никогда не слышал о том, чтобы нашли взрослого мужчину, которого пощадили и воспитали волки; и поскольку многие мальчики были забраны у волков после того, как прожили с ними годы, мы должны сделать вывод, что со временем они или умирают, питаясь исключительно звериной едой, и не достигают взрослого состояния, или их убивают сами волки или другие хищники джунглей, от которых они не могут спастись, как волки, не умея так же быстро бегать. Волк или волки, которые их пощадили и воспитали, должны умереть или погибнуть в течение нескольких лет; а другие волки могут убить и съесть их. Тигры, в основном, питаются убитым волом два-три дня, а когда не едят, скрываются всё это время поблизости; если они найдут такого мальчика у своей добычи, они, несомненно, убьют его и, вполне вероятно, съедят. Если такой мальчик наткнётся на такую тушу, он, несомненно, захочет поесть. Тигры часто нападают на собак и волков, которых находят у своей добычи, и убивают их. Им намного проще убить мальчика, и они, несомненно, будут более склонны съесть его. Если труп такого мальчика найдут в джунглях или на равнине, он возбудит мало интереса там, где так часто находят трупы, которые быстро пожираются собаками, шакалами, стервятниками и т. п., и т. п., и едва ли это приведёт к каким-нибудь особым расспросам.
Примечания
1. Капитан Николеттс в письмах от 14-го и 19-го сентября 1850 года пишет мне, что мальчик умер в конце прошлого августа и что он никогда не смеялся и не улыбался. Он почти не понимал, что ему говорили, и, казалось, не обращал внимания на то, что происходит вокруг. Он ни к кому не привязался, ни о ком не заботился. Он никогда не играл с другими детьми и, казалось, опасался их. Когда он не был голоден, он обычно сидел, играя или гладя парию — бродячего пса, которому он обычно разрешал есть из своей тарелки. Незадолго до смерти мальчика капитан Николеттс застрелил пса, поскольку тот обычно съедал бо’льшую часть еды, вследствие чего мальчик начал худеть. Казалось, что мальчика совсем не заботила смерть пса. Когда мальчик был найден, родители узнали его, но, выяснив, что он такой глупый и бесчувственный, они оставили его на всеобщее попечение. Сейчас они уже уехали из Хасунпура, и возраст мальчика невозможно определить; но, по-видимому, когда его нашли, ему было девять-десять лет (в августе 1847 года), и затем он прожил ещё года три. Когда он что-то хотел, он использовал знаки, но совсем немного; когда он был голоден, он указывал на рот. Когда еду ставили на некотором расстоянии, он бежал к ней на четвереньках, как четвероногие животные, но в другое время он иногда ходил прямо. Он избегал людей всех сортов и никогда по своей воле не оставался рядом с другими. Он был безразличен к холоду, жаре и дождю, и, казалось, волновался только о еде. Он был очень спокойный, и после того, как его привезли к капитану Николеттсу, не требовалось никаких мер для его усмирения. Он два года прожил со слугами капитана Николеттса, и никто не слышал, чтобы он говорил. Только за несколько минут до смерти он положил руки на голову, сказал: «Болит», — и попросил воды. Он попил и умер. (Прим. автора.)
2. В ноябре 1850 года капитан Николеттс, уезжая из военного лагеря в Султанпуре, которым он командовал, приказал, чтобы мальчика с матерью отправили к нему, но по дороге мальчика напугали, и он убежал в джунгли. Если он жив, он, несомненно, найдёт дорогу обратно. (Прим. автора.)
3. Банья — каста торговцев.
4. Кхидмутгар — слуга, который прислуживает за столом.
5. Раджа Хурдут Севаи, который сейчас находится в Лакхнау по делам, говорит мне (28 января 1851 года), что совар привёз мальчика в Бонди и держал его у себя, пока оставался в городе; но когда он уехал, мальчик поехал с ним, и он держал его три месяца; что на вид ему было двенадцать лет; что он с очевидным удовольствием ел сырое мясо, когда бы ему ни предложили, но не притрагивался к хлебу или другой приготовленной еде; что он ходил на четвереньках, но мог неуклюже стоять и ходить на двух ногах, когда ему угрожали или заставляли так ходить; что он, казалось, понимал знаки, но не мог понять или произнести ни единого слова; что он редко пытался кого-нибудь укусить и не разрывал надетую на него одежду; что Санаолла, кашмирский торговец, в то время часто приезжал к нему продавать шали и, должно быть, увёз мальчика, но он не помнит, как ему отдавали мальчика. Он говорит, что никогда не посылал мать мальчика с письмом к Санаолле, но письмо мог написать его брат или другой родственник. (Прим. автора.)
6. Тераи — заболоченные джунгли у южных предгорий Гималаев.

Волчьи дети Амэ и Юки

Волчьи дети Амэ и Юки

おおかみこどもの雨と雪
(Ооками Кодомо но Амэ то Юки)

Жанр / тематика

фэнтези драма

Анимационный фильм

Режиссёр

Мамору Хосода

Сценарист

Сатоко Окудэра
Мамору Хосода

Продюсер

Такуя Ито
Такаси Ватанабэ
Юитиро Сайто

Композитор

Такаги Масакацу

Студия

Studio Chizu
Madhouse

Лицензиат

Reanimedia

Прочие лицензиаты:

Toho

Премьера

25.06.2012 (Франция)
21.07.2012 (Япония)
1.11.2012 (Россия)

Продолжительность

117 мин

Ранобэ

Автор

Мамору Хосода

Иллюстратор

Ёсиюки Садамото, Амэ Карасуба

Издатель

Kadokawa Shoten

На русском языке

Истари комикс

Публикация

22 июня 2012 года

Томов

Манга

Автор

Мамору Хосода

Иллюстратор

Ю, Ёсиюки Садамото (дизайн персонажей)

Издатель

Kadokawa Shoten

На русском языке

Истари комикс

Публикуется в

Young Ace

Аудитория

сэйнэн

Публикация

4 апреля 2012 года — 3 августа 2013 года

Томов

Волчьи дети Амэ и Юки (яп. おおかみこどもの雨と雪 Ооками Кодомо но Амэ то Юки) — полнометражный анимационный фильм режиссёра Мамору Хосоды, выпущенный студией Studio Chizu в 2012 году. Эта студия была основана специально для создания данного фильма. Премьера картины состоялась во Франции на UGC Cine Cite Les Halles. На территории России фильм впервые был показан в ноябре 2012 года.

Сюжет

19-летняя студентка Хана встречает юношу-волка. Плодами их любви становятся девочка Юки и её младший брат Амэ. После смерти возлюбленного Хане приходится самой воспитывать детей. Из-за необходимости скрывать их происхождение девушка не рискует водить малышей к врачам, что вызывает подозрения у социальных служб. А регулярный вой детей наводит соседей на подозрения, будто Хана завела собаку, нарушив тем самым договор о съёме квартиры. В такой критической ситуации она принимает решение о скором переезде в деревню, подальше от чужих глаз.

На новом месте Хана упорно трудится, чтобы сделать арендованный ею ветхий дом пригодным для жилья и дать детям возможность расти и развивать одновременно обе натуры — людскую и волчью — не боясь внимания окружающих. Однако не все идет так, как она планировала. Вскоре соседи начинают все чаще навещать молодую мать, ведь, увидев её старания и нежелание пасовать перед трудностями сельской жизни, они проникаются к ней уважением и предлагают свою помощь в посевных работах. К счастью, никто из них не сомневается, что Амэ и Юки — самые обычные дети. Секрет этой маленькой, но дружной семьи сохраняется.

Между тем, дети растут, а различия между ними становятся все заметнее. Бойкая и озорная Юки познает мир вокруг себя и, кажется, все больше тяготеет к волчьей жизни. Но со временем она начинает проявлять интерес к общению с другими детьми и в итоге решает больше никогда не превращаться в волка. Тихий и углубленный в себя Амэ делает неуверенные шаги на пути взросления, но позже кардинально меняется, став более сильным, смелым и серьёзным. Он сближается со старым лисом, присматривающим за лесом, и обучается у него премудростям жизни на природе. Когда лис ранит лапу и становится очевидно, что он скоро умрет, Амэ уходит в лес и занимает место своего учителя.

Персонажи

Хана (яп. 花 Хана) — девятнадцатилетняя девушка, которая потеряла отца ещё в средней школе. В начале истории училась на факультете социологии Национального университета в Токио. Там она встретила своего будущего мужа-оборотня. После его смерти крайне тяжело справлялась со всеми обязанностями. Когда она переехала, местные помогли вырастить картошку в огороде, а также подарили большой холодильник. Узнав, что Амэ хочет жить, как волк, сначала сильно расстроилась, но позже отпустила сына. При рождении получила имя Хана, так как в это время в саду семьи росли дикие розы.

Сэйю: Аой Миядзаки

Волк (яп. おおかみおとこ Ооками-отоко) — его настоящего имени никто не знает. Он посещал занятия в том же университете, что и Хана, но не числился студентом. Сначала холодно относился к ней и избегал. Позже внимание со стороны девушки и её отзывчивость заставляют его посмотреть на Хану совсем другими глазами. Раскрыв ей свою тайну, он находит друга в лице девушки и влюбляется в неё. Переехав к ней, главный герой постигает все радости тихой семейной жизни. Радуется, как ребёнок, узнав о беременности возлюбленной, и прикладывает все усилия, чтобы сделать её счастливой. Умирает во время охоты на птицу, которую, вероятно, хотел принести домой в честь рождения сына. Неоднократно появляется во снах Ханы.

Сэйю: Такао Оосава

Юки (яп. 雪 Юки) — дочь Ханы и старшая сестра Амэ. Поскольку она родилась в снежную погоду, её назвали Юки (что в переводе означает «снег»). Она очень похожа на Хану. Сначала смущала одноклассников своим «звериным» поведением, позже стала стремиться быть такой, как все. В 11 лет начала отторгать волчью натуру и приняла окончательное решение навсегда остаться человеком.

Сэйю: Хару Куроки

Амэ (яп. 雨 Амэ) — сын Ханы и младший брат Юки. Его назвали Амэ, так как он родился в дождливый день (Амэ в переводе означает «дождь»). Очень похож на своего отца. В отличие от сестры, очень тихий и погруженный в себя. В лесу познакомился со старым лисом, который начал его обучать охоте и жизни в диких условиях, из-за чего Амэ стал всё чаще прогуливать школу и проводить время в звериной форме, из-за чего ссорится с сестрой. В конце истории уходит из дома в лес.

Сэйю: Юкито Нисии

Хосокава (яп. 細川 Хосокава) — один из фермеров, живущих недалеко от нового дома Ханы и её детей.

Сэйю: Тадаси Накамура

Нирасаки (яп. 韮崎 Нирасаки) — пожилой фермер из окрестностей Нанасу. Довольно мрачный человек, несмотря на это, обучил Хану правильно сажать растения и подарил большой холодильник.

Сэйю: Бунта Сугавара

Дочь Нарисаки (яп. 韮崎のおばさん Нарисаки но оба-сан) — женщина средних лет. В отличие от отца, она веселая и доброжелательная.

Сэйю: Томио Катаока

Танабэ-сэнсэй (яп. 田辺先生 Танабэ-сэнсэй) — классный руководитель Юки.

Сэйю: Сёта Сомэтани

Сохэй (яп. 草平 Со:хэй) — одноклассник Юки, мечтает сбежать из дома и стать боксёром. Долгое время преследовал Юки, из-за чего она в ярости чуть не оторвала ему ухо. Скандал, вызванный этим, стал причиной её депрессии. Она начинает ненавидеть свою волчью природу. Несмотря на произошедшее, Сохэй не держал на неё зла и всегда был готов стать Юки другом. Когда она пропускала школу, парень приносил ей приятные мелочи в знак примирения. Во время бури Сохэя и Юки не забрали из школы, а потому они были вынуждены провести там ночь. Именно тогда Юки признается, что она — оборотень. Сохэй же отвечает, что он это понял уже раньше и принимает девушку, такой, какая она есть.

Сэйю: Такума Хираока

Мать Сохэй (яп. 草平の母 Со:хэй но Хаха)

Сэйю: Мэгуми Хаясибара

Награды

  • Премия Майнити.
  • Japan Media Arts Festival Awards.
  • Лучший анимационный фильм на Кинофестивале в Ситжесе.
  • Фильм года по версии Newtype.
  • Фильм получил две награды на кинофестивале Films from the South в Норвегии — главную награду «Серебряное Зеркало» и приз зрительских симпатий.
  • Japan Academy Prize.
  1. Summer Wars’ Mamoru Hosoda Creates Anime Film for July — News — Anime News Network (англ.). Anime News Network (13 December 2011). Дата обращения 10 марта 2013.
  2. Новости — Реанимедиа. Дата обращения 10 марта 2013. Архивировано 17 марта 2013 года.
  3. 1 2 3 Schilling, Mark ‘Okami Kodomo no Ame to Yuki (Wolf Children)’. The Japan Times (20 июля 2012). Дата обращения 8 сентября 2012. Архивировано 17 марта 2013 года.
  4. Sotinel, Par Thomas «Les Enfants-Loups, Ame et Yuki» : une épopée intime dans un Japon oublié (фр.). Le Monde (28 août 2012). Дата обращения 8 сентября 2012.
  5. Chua, Dave Movie Review: Wolf Children. Mypaper (6 сентября 2012). Дата обращения 8 сентября 2012.
  6. Wolf Children, ‘Combustible’ Win at 67th Mainichi Film Awards — News — Anime News Network (англ.). Anime News Network (7 February 2013). Дата обращения 6 марта 2013.
  7. Otomo’s ‘Combustible’ Anime Short Wins Media Arts Award — News — Anime News Network (англ.). Anime News Network (13 December 2012). Дата обращения 6 марта 2013.
  8. Wolf Children Wins Best Animated Film Award at Sitges — News — Anime News Network (англ.). Anime News Network (22 October 2012). Дата обращения 6 марта 2013.
  9. Fate/Zero, K-ON Win Top Prizes in Newtype Anime Awards (Updated) — News — Anime News Network (англ.). Anime News Network (7 October 2012). Дата обращения 6 марта 2013.
  10. Prize winners — Films from the South 2012 — Films from the South (англ.). Дата обращения 10 марта 2013. Архивировано 17 марта 2013 года.
  11. Wolf Children Wins Japan Academy Prize — News — Anime News Network (англ.). Anime News Network (8 March 2013). Дата обращения 10 марта 2013.

Официальные

  • Официальный сайт аниме (яп.). Архивировано 22 марта 2013 года.
  • Ранобэ «Wolf Children» (яп.) на сайте Kadokawa

В базах данных

  • Аниме «Wolf Children» (англ.) в энциклопедии сайта Anime News Network
  • Аниме «Wolf Children» (англ.) в базе данных AniDB
  • Манга «Wolf Children» (англ.) в энциклопедии сайта Anime News Network

  • Девочка, покорившая время (2007)
  • Железобетон (2008)
  • Рыбка Поньо на утёсе (2009)
  • Летние войны (2010)
  • Ариэтти из страны лилипутов (2011)
  • Со склонов Кокурико (2012)
  • Волчьи дети Амэ и Юки (2013)
  • Ветер крепчает (2014)
  • Дораэмон: Останься со мной (2015)
  • Ученик чудовища (2016)
  • В этом уголке мира (2017)
  • Ночь коротка, так что гуляй, девочка (2018)
  • Мирай из будущего (2019)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *