Проблема зла

Проблема зла

Подробные аргументы

Проблема зла с точки зрения логики

Впервые проблему зла затронул древнегреческий философ Эпикур, используя следующее рассуждение:

  1. Если всемогущий, всеведущий и всеблагой Бог существует, то зла нет.
  2. В мире есть зло.
  3. Поэтому всемогущего, всеведущего и всеблагого Бога нет.

В данном рассуждении используется метод от противного. Данная аргументация логически верна, если предпосылки верны, отсюда и заключение верно. Для того, чтобы показать, что первая предпосылка верна, в последующих версиях данного доказательства подробно останавливаются на ней. Одна из современных трактовок:

  1. Бог существует.
  2. Бог всемогущий, всеведущий, и всеблагой.
  3. Всеблагой хочет уничтожить зло.
  4. Всезнающий знает, откуда берётся зло и как его можно уничтожить.
  5. Всемогущий способен противостоять злу.
  6. Богу известны все причины появления зла, он способен препятствовать появлению зла и желает его уничтожить.
  7. Если всемогущий, всеведущий, и всеблагой Бог действительно существует, то существование зла невозможно.
  8. Но зло существует (логическое противоречие).

Эти доказательства демонстрируют два варианта логического противоречия существования зла. Они показывают, что принятые суждения приводят к логическому противоречию и поэтому не могут быть одновременно правильными. В философских спорах наибольшее внимание уделено суждениям, утверждающим, что Бог и зло не могут существовать одновременно, и, что Бог желает уничтожить зло. С другой стороны, сторонники теизма (например, Лейбниц) утверждают обратное: Бог может существовать одновременно со злом и использовать зло во благо.

Примером такой пользы от зла может послужить свободная воля, предложенная Алвином Плантингой. Первая часть его доводов утверждает, что моральное зло — это результат свободной человеческой деятельности. Вторая часть этой защиты приводит доводы в пользу логической возможности «могущественного нечеловеческого духа», такого как Сатана, который ответственен за так называемое «естественное зло (англ.)русск.»: землетрясения, наводнения и смертельные болезни. Некоторые философы соглашаются с тем, что Плантинга успешно решает логическую проблему зла, показывая, что одновременное существование Бога и зла логически возможно, хотя некоторые философы явно возражают. Вторая часть защиты Плантинги, тем не менее, признает всемогущество Бога, утверждая возможность существования «могущественного нечеловеческого духа», способного порождать зло, несмотря на противоположное желание Бога искоренить зло.

Очевидность проблемы зла

Версия о том, что проблема зла очевидна (также называемая вероятностной или индуктивной версией), стремится доказать, что одновременное существование зла и Бога логически возможно, но противоречит теизму. Примером критики идеи Алвина Плантинги о «могущественном нечеловеческом духе» может послужить то, что, хотя и существование такого духа логически возможно, но утверждение о том, что он действительно существует, основываясь лишь на недостатке научного доказательства — это маловероятно. Версии очевидности проблемы зла представлены ниже.

Версия Уильяма Роу (англ.)русск.:

  1. Существуют мучительные страдания, которые всемогущее, всезнающее божество, смогло бы предотвратить, не нанеся ущерб некоторому благу и уничтожив при этом зло.
  2. Это божество желает предотвратить любые страдания, но не может сделать это, не теряя при этом благо и уничтожив зло.
  3. (Поэтому) Не существует всемогущего, всезнающего и всеблагого божества.

Версия Пола Дрейпера (англ.)русск.:

  1. Зло существует беспричинно.
  2. Гипотеза безразличия (существуют сверхъестественные существа, безразличные к этому злу) является лучшим объяснением (1), чем теизм.
  3. Поэтому никакого Бога, как обычно утверждается теистами, не существует.

Эти аргументы — вероятностные суждения, так как они основываются на утверждении о том, что даже после тщательного размышления, никто не видит серьезного основания для допущения Богом существования зла. Вывод из этого индуктивного умозаключения заключается в том, что зло не несёт ничего, кроме вреда.

С логической точки зрения также возможно существование скрытых и неизвестных причин существования зла. Однако существование Бога рассматривается как и любая крупная гипотеза или теория, поддающаяся толкованию и использующая факты при доказательстве. Сейчас этих фактов недостаточно, и гипотеза не была подтверждена в полной мере. Согласно принципу бритвы Оккама, нужно сделать как можно меньше предположений. Скрытые причины — это факты и теории, не рассмотренные людьми и которые на самом деле скрыты. Таким образом, согласно доказательству Пола Дрэйпера, представленному выше, теория о том, что существует всезнающее, всемогущее и всеблагое существо и при этом равнодушное, не требует никаких скрытых причин, чтобы объяснить зло. Следовательно, это более простая теория, чем та, которая также требует скрытых причин существования зла, чтобы говорить о высшем существе, как о всеблагом. Можно утверждать о существовании скрытых доказательств, частично или полностью оправдывающих зло, но с такой же вероятностью могут существовать и скрытые доказательства, которые показывают зло с ещё более ужасной стороны. Сделав индуктивное умозаключение, можно утверждать, что эти скрытые доказательства нейтрализуют друг друга.

Грегори С. Пол (англ.)русск. выдвинул свою версию проблемы зла. По его подсчётам, примерно 100 миллиардов человек родились за время существования человечества на протяжении 50 000 лет. Подсчитав уровень смертности на протяжении этого периода, он пришёл к выводу, что уровень смертности детей составляет 50 % и в основном из-за болезней (таких как малярия).

Грегори С. Пол рассматривает это как проблему зла, потому что по подсчётам 50 миллиардов людей умерло не от старости, а по иным причинам. Он также добавляет, что целых 300 миллиардов человек умерли, так и не родившись, то есть в эмбриональный период (исторический предродовой показатель смертности равен примерно ¾). Пол предполагает, что эти числа могут означать население небес (50 миллиардов детей, 50 миллиардов взрослых и примерно 300 миллиардов зародышей, исключая проживание живущих в настоящее время людей).

Распространённый ответ на очевидность проблемы зла заключается в том, что вероятно существуют оправдания на допущение существования зла Богом.

Примеры из Библии

С точки зрения церкви, цель Библии заключается в том, чтобы учить, что Бог милосерден. Однако в самой Библии есть аргументы, которые, по мнению некоторых, указывают обратное.

В Библии, во второй главе Бытия написано: «И посадил Господь Бог в землю всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.» (Быт. 2:9)

Этот раздел Бытия описывает «Дерево познания добра и зла», плоды которого вкусили Адам и Ева. Отсюда возможны выводы о том, что если бы Бог был всемогущим и всеблагим, то дерево не содержало бы в себе зла, или Бог не всемогущ, потому что не смог пресечь зло в дереве.

Из истории о Ноевом Ковчеге, в главе шестой Бытия: «И сказал Бог Ною: конец всякой плоти пришел пред лице Мое, ибо земля наполнилась от них злодеяниями; и вот, Я истреблю их с земли.» (Быт. 6:13)

Здесь видно, как Бог разрушил землю, убив всех, кроме Ноя и его семьи. Отсюда возникает противоречие: всеблагой Бог совершает довольно жестокий поступок.

Проблема зла и страдания животных

Проблема зла так же была вынесена за пределы человеческого страдания с тем, чтобы включить в нее страдание животных от жестокости, болезней и зла. Одна версия этой проблемы включает страдания животных от естественного зла, такого как насилие и страх, идущие от хищников, природных катастроф, голода, паразитов, болезней, которые продолжались на протяжении всей истории эволюции. Это так же называют Дарвинистской проблемой зла, в честь Чарльза Дарвина, который выразил это следующим образом:

«страдания миллионов низших животных на протяжении почти бесконечного времени» являются, по всей видимости, непримиримыми с существованием создателя «безграничной» доброты.
— Чарльз Дарвин, 1856

Вторая версия проблемы зла, применительно к животным и их страданий, которые можно избежать, заключается во вреде, причиняемом людьми, например при забое. Эта версия проблемы зла используется учеными, такими как Джон Хик, чтобы оспаривать такие оправдания проблемы зла, как то, что страдания существуют для того, чтобы совершенствовать моральные качества человека, и таким образом служат большему благу. Ведь животные являются невинными, беззащитными, неморальными, но чувствующими существами. Ученый Михаэль Альмеида сказал, что это является «возможно самой серьезной и сложной» версией проблемы зла.

Решения, оправдания и теодицея

Решение вопроса проблемы зла иногда классифицируется на оправдание и теодицею, однако некоторые авторы не соглашаются дать точного определения. Обычно оправдание проблемы зла сводится к попыткам доказать, что нет никакого зла: зло — всего лишь искажённое, или неправильно понятое добро. Иными словами, зло — временный недостаток добра.

Теодицея пытается обеспечить возможное оправдание и, таким образом, опровергнуть «очевидное» доказательство вреда от зла, оказывая на философскую и моральную причину его существования. Ричард Суинбёрн утверждает, что не имеет смысла предполагать, что существует благо, оправдывающее присутствие зла в этом мире, если мы не знаем какова его природа, поэтому не может быть и теодицеи. Некоторые авторы утверждают, что существование демонов или грехопадение человека действительно возможно, но маловероятно и способно выступить в роли оправдания, но не теодицеи.

Опровержение абсолютного всеведения, всемогущества и всеблаженства

Если у Бога отсутствует какое-либо из этих качеств, то существование зла объяснимо, и проблема зла рассматривалась бы, в соответствии с заголовком некоторой дополнительной формулировки или доктриной богословия.

В политеизме отдельные божества обычно не являются всемогущими или всеблагими, а их могущество распределено среди множества других богов; однако, если у одного из божеств есть все эти качества сразу, то возникает проблема зла. Если бы в многобожии несколько божеств одновременно были бы всемогущими, это привело бы к логическому противоречию.

Религиозный дуализм объясняет проблему зла с помощью существования двух могучих и конкурирующих, но не всемогущих божеств с противоположными качествами. Примеры таких религий: Зороастризм, Манихейство, Катары и Гностицизм. Дьявол в исламе и в христианстве не обладает таким могуществом, как всемогущий Бог. Следовательно, Дьявол может существовать лишь с позволения Бога. Потому как Дьявол обладает меньшим могуществом, он не может объяснить проблему зла без теизма или иной версии богословия.

О «великом благе»

Парадоксы всемогущества (зло существует одновременно со всемогущим Богом), вызывают сомнения относительно всемогущества Бога. Хотя, с другой стороны, вмешательство Бога нарушило бы концепцию свободной воли или привело бы к тоталитарной системе, в которой отсутствует свобода. Существуют мнения, что Бог не может достичь «Великого блага», позволив злу существовать, несмотря на всемогущество Бога. Теологи утверждают, что план Бога полностью не познаваем для человека, то нельзя утверждать, что зло не может иметь пользу для достижения «Великого блага». То есть зло может играть важную роль в планах Бога, относительно сотворения лучшего мира.

Свободная воля

Неправильное истолкование термина «свободная воля» (или просто «свобода») может привести в замешательство. Мортимер Адлер предложил три определения данному понятию:

  1. «Косвенная свобода» — это «свобода принуждения или сдержанности», которая ограничивает наши действия.
  2. «Естественная свобода» — это свобода относительно желаний. Эта естественная свободная воля присуща каждому человеку.
  3. «Приобретенная свобода» — это свобода «жить так, как должен». Получая данную свободу, человек приобретает такие качества, как совершенство и мудрость.

Для Грега Бойда (англ.)русск., сторонника открытого теизма (англ.)русск. и либертарианской свободы (англ.)русск., свободная воля означает свободу чувств, обладающих очень высокой стоимостью, потому что свободная воля позволяет сделать важный нравственный выбор (который может включать любовь и привязанность). Бойд утверждает, что Бог не создаёт зло в жизнях людей, а зло является результатом комбинации свободного выбора и сложности жизни в греховном мире. Свободная воля позволяет также поступать аморально. Однако результат такого злоупотребления свободной волей с лёгкостью перевешивается большей ценностью и пользой свободной воли, что полностью оправдывает создание Богом мира, в котором присутствует свободная, которая, в свою очередь, может порождать зло. Мир со свободными людьми и полностью отсутствующим злом был бы ещё лучше. Однако это потребовало бы сотрудничества свободных людей с Богом, поскольку было бы логически невозможным пресечение Богом злоупотребления свободной волей людей и при этом не ограничивая их свободу.

Критики подвергли сомнению то, что свободная воля может породить тот уровень зла, который присущ миру. Легко допустить, что свободная воля имеет высокую ценность и эта ценность значительно перевешивает тот вред, который может нанести незначительное зло, однако не так очевидно то, что она перевешивает такие серьёзные признаки проявления зла, как насилие и убийства. Также свободная воля людей, совершающих зло, очень часто ограничивает свободу людей, которые переносят это зло. Например, убийство маленького ребенка также уничтожает его свободную волю. В таком случае свобода невинного ребенка противоположна свободе злодея, и не ясно, почему Бог остаётся безразличным и пассивным в данной ситуации.

Смысл другой критики заключается в том, что потенциальное зло, которое может быть порождено свободной волей, может быть ограничено при влиянии на эту волю. Бог мог достигнуть этого, делая моральные поступки людей особенно приятными; он мог также немедленно наказывать за безнравственные действия и сделать очевидным то, что поступать в соответствии с правилами нравственности в наших же интересах; или он мог позволить аморальным поступкам совершаться, но вмешиваться, чтобы предотвратить пагубные последствия. Но такой «игрушечный мир» означал бы, что свободная воля имеет низкую ценность или не имеет её совсем.

Ещё одним примером критики может послужить то, что, хотя и можно оправдать существования морального зла (англ.)русск. с помощью свободной воли, но естественное зло (англ.)русск. не затрагивается. По определению, моральное зло порождается человеческой деятельностью, но это не объясняет стихийные бедствия, представляющие естественное зло, такие как извержения вулканов или землетрясения. Сторонники идеи о том, что свободная воля порождает зло, предлагают различные объяснения естественного зла. Алвин Плантинга предположил, что естественное зло вызвано свободной волей сверхъестественных существ, таких как демоны.

Другие предположения:

  • Естественное зло — это результат грехопадения человека, испортившего совершенный мир, созданный Богом.
  • Естественное зло — это результат естественного права, которое является необходимым для существования умных свободных существ.
  • Естественное зло предоставляет нам знание зла, которое делает более значительным наш свободный выбор, и таким образом, нашу свободную волю более значимой.
  • Естественное зло — божественная кара за моральное зло, совершённое людьми.

Защитники ответа свободной воли могут также указать на тот факт, что „линия между моральным и естественным злом не всегда ясна“. Естественное зло часто вызывается самими людьми.

Загробная жизнь

Загробная жизнь была также использована в качестве оправдания зла. Христианский автор Randy Alcorn (англ.)русск. утверждает, что счастье на небесах компенсирует страдания на земле.

Прошлые жизни и карма

Теория кармы утверждает, что хорошие действия вознаграждаются, а плохие действия наказываются. Это означает, что нет незаслуженного страдания и, следовательно, нет неоправданного зла. Очевидно, что люди иногда переносят незаслуженные страдания, однако, согласно теории кармы, эти страдания есть наказания за злодеяния, совершённые в прошлых жизнях.

В религии

Древняя Месопотамия и Египет

В древнемесопотамской религии проблема зла имеет по крайней мере четыре формулировки в дошедших до нас манускриптах (Поэма о страдальце праведном (англ.)русск., Эрра и Ишум, Вавилонская теодицея, Диалог пессимиста). В том политеистическом контексте хаотический характер мира подразумевается в нескольких богах, которые сражаются за контроль над ним.

В Древнем Египте считалось, что проблема имеет как минимум две формулировки. В дошедших до нас рукописях (Беседа разочарованного со своим Ба и Повесть о красноречивом крестьянине) эти две формулировки в большей степени сосредоточены на отношениях между злом и людьми — то есть моральное зло.

Христианство

С библейской точки зрения зло — это всё, что не согласуется с волей и целями Бога или то, что, с человеческой точки зрения, является «вредным и непродуктивным».

Существование зла не только является проблемой для бытия, но и является проблемой веры во всемогущего Бога, потому что если бы Бог был всемогущ, то в теории он бы мог не дать такому злу происходить. В ответ на это богословы утверждают, что хоть и проблема зла существует, но она не является достаточно сильным свидетельством того, что Бог не всемогущ и не всеблаг. Простейший библейский ответ на проблему зла состоит в том, что у Бога существуют веские причины для того, чтобы допускать пороки, то есть каждый акт зла является сообщением, которое должно научить мир моральным ценностям. Зло оправдывается тем, что оно является необходимым для божьего плана, который в конечном счете и победит.

Другой ответ Библии заключается в свободе воли. Если бы Бог запретил зло, то он должен бы был запретить бы всё, таким образом препятствуя свободе воли и природным законам мира.

Гностицизм

Гностицизм ссылается на несколько верований, видя зло результатом того, что мир был создан несовершенным богом, который противопоставляется превосходной сущности. Тем не менее, это само по себе не дает ответа на проблему зла, если превосходная сущность всемогущая и всезнающая. Различные гностические верования могут дать различные ответы. Например манихейство, которое принимает дуализм, в оппозиции к доктрине всемогущества.

Ислам

Исламский ученый Шерман Джексон (англ.)русск. считает, что учение мутазалита подчеркивает всеблажество божества. Зло возникает не от Бога, а от действий своих творений, которые создают свои собственные действия независимо от Бога. Вместо этого учение Ашаритов подчеркивает всемогущество Бога. Бог не ограничен следовать некоторой объективно-моральной системе сосредоточенной на человеке, но имеет право делать все, что он хочет сделать с его миром. Учение матуридизма утверждало, что зло возникает от Бога, но оно в конечном итоге имеет мудрые цели в целом и в будущем. Некоторые богословы рассматривают Бога как всесильного, у которого человеческая жизнь существует между надеждой, что Бог будет милосерден, и страх, которого не бывает.

Индуизм

Индуизм — комплексная религия с множеством различных течений и школ. Как таковая проблема зла в индуизме (англ.)русск. решается несколькими различными способами, такими как понятие кармы.

Буддизм

В Буддизме, проблема зла, или связанная с этим проблема дуккха которая является одним из аргументов против доброжелательного, всемогущего Бога создателя, идентифицирующего такое понятие как упадана, характеризующееся как ложный принцип.

Греческая мифология

Одно из самых уникальных отношений между богом и людьми можно рассматривать через древнегреческую мифологию. В отличие от большинства религий, боги в греческой мифологии были как настоятели, но имели подобные черты с людьми и взаимодействовали между ними. Хотя греки не верили ни в каких „злых“ богов, греки признавали факт того, что зло присутствовало в мире. Боги часто вмешивались в дела людей, и иногда их поступки приносили страдания им, что проводило иногда к причине гибели их. Однако греки не полагали, что Боги были злыми, в результате их действий. Вместо этого ответ для большинства ситуаций в греческой мифологии был властью судьбы. Судьба, как полагают, более сильна, чем сами Боги, и поэтому никто не может избежать её. Поэтому греки признали, что несчастья были допустимы идеей судьбы.

Для получения дополнительной информации посмотрите статью о древнегреческой мифологии

У философов

Эпикур

Эпикуру обычно приписывают, который первый изложил о проблеме зла, его иногда называют „Эпикурейский парадокс“, „загадкой Эпикура“ или „Эпикурейской трилеммой“:

«Бог желает предотвратить зло, но не может? Тогда он не всесилен. Он может, но не желает? Тогда он злой. Значит, он и может, и желает? Тогда откуда берётся зло? Он не может и не желает? Тогда зачем называть его Богом?» — Эпикурейское трилемма.

Сам Эпикур не оставил письменную форму этой трилеммы. Он, возможно, был найден в трактате христианского богослова Лактанция, где он критикует заключение. Трилемма Эпикура, как представил Лактанций, фактически утверждает, что всемогущих и всеблагих Богов не существует, они далеки и не вовлечены в проблемы человека. Боги нам ни друзья, ни враги.

Дэвид Юм

Дэвид Юм сформулировал проблему зла в Диалогах о естественной религии (англ.)русск.:

Он желает предотвратить зло, но не может? Тогда он не всесилен. Он может, но не желает? Тогда он злой. Значит, он может и желает? Тогда откуда приходит зло?

» сила позволит нам вечно: все, что он пожелает, осуществляется. Но ни человек или другое живое существо не будут счастливыми. Поэтому он не даст им счастья. Его мудрость бесконечна. Он никогда не ошибается в выборе средств ни для какого конца, но курс природы склоняется не к счастью животных или человека. Следовательно, это не установка для его цели. Через весь компас человеческого знания, нет никаких выводов, более бесспорных и безошибочных, чем они. В каком плане, в таком случае, его доброжелательность и милосердие напоминают доброжелательность и милосердие людей?»

Готфрид Лейбниц

В его Словаре исторического и критического анализа (фр. Dictionnaire Historique et Critique), скептик Пьер Бейль отклонял совершенство и всемогущество Бога вследствие страданий, испытанных в этой земной жизни. Готфрид Лейбниц ввел термин теодицея в 1710 в своей работе Теодицейские очерки по благосклонности Бога, доброй воле человека и источнике зла (фр. Essais de Théodicée sur la bonté de Dieu, la liberté de l’homme et l’origine du mal), который был направлен против Бейла. Он утверждал, что это лучший из всех возможных миров, который мог создать Бог.

Подражая примеру Лейбница, другие философы также называли свои трактаты по проблеме зла теодицией. В популярном романе Вольтера «Кандид, или Оптимизм», автор дразнил оптимизм Лейбница через вымышленный рассказ о наивной молодежи.

Примечания

12 3 4 5 6 7 …92

Сергей Герасимов

Психология зла

Зло привлекает – как раз поэтому большинство из вас открыли книгу под названием «Психология зла» и прочли первые строки.

Чем может быть эта книга? Скучной монографией или сборником статей с десятью тысячами сносок, пояснений и примечаний? Но зло слишком живое, оно не поместилось бы в такую книгу.

Эзотерическим трактатом? Нет. Зло слишком явно и ясно присутствует в каждой капле нашей жизни – закутанное в туман, оно стало бы непохожим на себя.

Никто не знает, что такое зло, но зато каждый чувствует его совершенно отчетливо, – его ни с чем не спутаешь, даже малое зло, причиненное нам и не замеченное сразу, спустя время будет болеть как синяк.

Сборником нравоучений? Но и так достаточно туповатых учителей жизни, неубедительно доказывающих на все лады что быть плохим это плохо, а хорошим – лучше.

Теологическим исследованием, может быть? Но зло – слишком уж земной цветок, чтобы обьяснять его небесными вихрями. Зло живет в душе, это правда, но оно больше похоже не на демона, а на вирус герпеса, который всю жизнь прячется в нашем мозге и нервах, часто вылазит на кожу в виде маленькой лихорадки у губы или носа, но иногда может запросто убить.

Пересказом личного опыта закоренелого садиста? – но такой человек состоит в слишком близких отношениях со злом, он не может увидеть зло обьективно и со стороны, – так же хирург не может делать операцию самому себе. Да и привлекла бы такая книга лишь извращенцев.

Это книга о каждом – о вас и обо мне. О том зле, что схоронилось в каждой складке жизни. О зле, как ежеминутной властительной силе, такой же безличной и сверхмогущей, как сила трения, – силе, которую нельзя отменить или заклясть, но можно познать. Той силе, которая мешает каждому из нас быть счастливым. Той силе, которая превращает жизнь каждого человека в драму, трагедию или страшилку.

Жизнь ведь всегда трагедия и не раз и не два каждому из вас еще придется воскликнуть: Господи, почему? За что? Почему именно я? – еще и поэтому вы открыли книгу под названием «Психология зла».

В книге много примеров. Они используются не как доказательства, а как иллюстрации. Большая их часть – это примеры-признания. Не все они принадлежат разным людям. Практически каждый такой пример – это не дословная запись, а пересказ, сделанный через некоторое время после признания. Когда рассказывают о себе такие вещи, это всегда получается случайно, это не интервью с блокнотом в руке. Я старался сделать пересказ как можно точнее и, во всяком случае, четко передать все существенные детали. Я думаю, что мне это удалось. Некоторые детали были изменены, из этических соображений. И лишь немногие примеры, например, признания будущего убийцы-садиста, записаны точно, даже с сохранением орфографии.

Большинство примеров – это признания мужчин и только некоторые сделаны женщинами; с этим недостатком мне пришлось смириться.

Эта книга – исследование, но не строгое научное исследование со стройными рядами оскалившихся формул. Мне больше нравится гуманитарный подход к человеку – ведь подойдя иначе, чувствуешь себя так, будто пьешь воду через нос. Я не избегал образного изложения и метафор, поэтому текст местами становился почти текстом художественного произведения. Вам судить, недостаток это или достоинство. Я хотел написать хорошую книгу, вот и все.

Настоящая книга должна вызывать чувство легкого ужаса или хотя бы замешательства перед истиной. Впечатление от нее, мне кажется, должно напоминать впечатление того жителя Хиросимы, который за секунду до взрыва нырнул в реку, а вынырнув, увидел вокруг совершенно иной мир, и понял, что старого мира уже нет. Пусть не совсем так, но хотя бы на долю процента – погрузившийся в книгу, должен вынырнуть в изменившемся мире. Я надеюсь, что хотя бы кто-то из вас почувствует это изменение.

ГЛАВА 1

ЧЕЛОВЕК И ИДЕЯ

1.1. ЭФФЕКТ МАЯТНИКА

Начнем с эксперимента.

Попробуйте представить себе огромный маятник длиной во много километров.

Просто сосредоточтесь и представьте. Нить спускается из облаков и на ней висит тяжелый шар величиной с дом. Когда я представляю это, то обычно вижу трос и на нем глыбу темного свинца – все это яркой лунной ночью, яркой, как негатив солнечного дня – такой светлой, что, кажется, даже можно читать газету. Вокруг поздняя осень или ранняя зима, широкое пустое поле, несколько голых деревьев, темные домики и деревянная церквушка вдалеке. И над всем этим свинцовая глыба на нити: многокилометровый маятник. Впрочем, пейзаж можете представить любой, это дело вкуса. Только постарайтесь, чтобы образ был ярким. В этом вся суть.

Затем качните маятник и продолжайте раскачивать. Первая вещь, которую вы сразу же замечаете: маятник, совсем как настоящий, раскачивается медленно и постепенно, во всяком случае, не хочет идти в первые колебания, он тяжел и инертен, нить вздрагивает, гудит, маятник сопротивляется, но наконец проходит первую медленную дугу. Раскачиваем дальше. Вот уже тяжелый шар летит, рассекая воздух, со свистом, и ветви деревьев гнутся, чувствуя движение раздвигаемого воздуха. Посмотрите внимательно за ним несколько колебаний. Просто посмотрите.

Вот оно – чистейшее создание ума, идеал бесплотности, нечто, что не существует, не существовало и не будет существовать – более того, нечто такое, что не может существовать – вдвойне несуществующее. Чистая игра разума. Чистая идея.

Чистое ничто. А теперь МГНОВЕННО остановите его – пусть он зависнет неподвижно.

Попробуйте это сделать.

Ну как, получилось? Маятник сопротивляется. Маятник, если вы его хорошо вообразили, не остановился. Он продолжает свое качание. И сколько бы раз вы ни пробовали заставить его замереть в пространстве, он уходит от предназначеной точки, не подчиняясь вам.

Есть несколько способов «якобы» остановить его. Можно представить маятник, заснятый на киноленту – вдруг пленка останавливается, замирает кадр. Да, кадр замер, но оригинал ведь продолжил движение. Посмотрите не на пленку, а на маятник – он все так же качается. Попробуйте поставить преграды на его пути, даже поставьте бетонную стену – он их снесет. Можно, конечно, подставить гору, шар ударится, успокоится и ляжет на нее – но ведь это уже не маятник, а просто шар, лежащий на земле. Маятник вы так и не остановили. Он не подчиняется вам.

Сосредоточившись, вы ясно ощутите его сопротивление.

Но это мелочь, это совсем не важно. Какое же это может иметь значение для жизни? – спросите вы. Примерно такое же, как первая трещина для плотины или для горной лавины первый покатившийся камешек.

Проблема зла

Как примирить присутствие зла в мире с существова­нием всемогущего и всеблагого Бога?

Эта проблема существовала во все времена, но осо­бенно мучительна она в наши дни, после кошмаров сталинского и постсталинского Гулага, нацизма с его лагерями смерти, после атомных бомбардировок Хиро­симы и Нагасаки, ужасающих бедствий стран третьего мира.

Проблема, или скорее даже соблазн, зла всегда была одним из источников атеизма. Уже в первые века нашей эры эпикурейцы так искусно подавали ее, что желатель­ный для них вывод — что Бога нет — казался неизбеж­ным. Вот как христианский писатель IV-го века (и про­тивник эпикурейцев) Лактанций передавал их философ­скую позицию: “Или Бог хочет удалить от нас зло и не может, или может и не хочет, или не хочет и не может, или хочет и может. Если хочет и не может, то это сла­бость, не свойственная Богу. Если может и не хочет, то это зависть, которая не свойственна Богу столько же, как и слабость. Если не может и не хочет, то это вместе и слабость, и зависть. Если хочет и может, то почему не удаляет его от нас, и зачем столько зла в мире?” (см.: Лактанций, “О гневе Божьем”, гл. 13, с. 243, СПб., 1848).

Философы, не соглашавшиеся с атеистическим раз­решением проблемы, оперировали в основном двумя аргументами.

Первый аргумент — Бог не творил зла. Как онтологи­ческой реальности зла не существует. Оно не есть нечто среди других вещей, не есть что-то сотворенное. Оно есть обособление, отторжение или даже материальное уничтожение некоторой части действительности, без которой жизнь лишается своей полноты.

Второй аргумент — Бог допускает зло как некое не­избежное состояние нашей столь еще несовершенной вселенной, в которой добро одних не совпадает с добром других. Потому возможно физическое зло — страдания, различные бедствия, катастрофы, разрушения; возмож­но зло моральное — из уважения к той свободе, которой Он наделил разумные существа.

И эти аргументы не неправильны. Они может быть даже единственно возможны, если стоять на чисто ра­циональной точке зрения, превращающей в абстракцию все, что открыто Богом из Его замысла в отношении человека и мира.

Естественная, а вернее непреображенная или чисто “природная” вселенная (она не преображена, ибо человек еще не преображен) неминуемо несет в себе страдания и смерть. И это все, что может усмотреть предоставленный самому себе человеческий разум.

Однако Божественное откровение требует истори­ческого и динамического видения, что открывает совер­шенно новые перспективы. Через Свое Слово Бог открыл нам, что не для того сотворен мир, чтобы оставаться ограниченным пределами своей природы, — мир суще­ствует для того, чтобы, преобразившись под воздейст­вием нетварных Божественных энергий, засиять в славе Божьей. Цель творческого акта Божия — мир преобра­женный, где не будет уже ни бедствий, ни страданий, ни смерти, но будет Бог “наполняющий все во всем”. (Ефес.1,23). Именно о такой вселенной говорится в Откровении Иоанна:

“И я увидел небо новое и землю новую: ибо прежнее небо и прежняя земля ушли, и моря уже нет. И я увидел город святой, новый Иерусалим, сходящий с неба от Бога, приготовленный словно невеста, украшенная для мужа своего. И я услышал голос великий от престола, говорящий: “Вот скиния Божия с людьми, и Он будет обитать с ними, и они будут Его народами, и Сам Бог будет с ними, и отрет всякую слезу с очей их, и смер­ти уже не будет: ни скорби, ни крика, ни боли уже не будет, потому что прежнее ушло. И сказал Сидящий на престоле: вот, Я все делаю новым”. (Откр. 21, 1-5).

Можно спросить: но почему же Бог с самого начала не сотворил вселенную с такими свойствами, что любые формы зла Потому что для преображения мира необходимо пре­ображение, или, как говорят Святые Отцы, обожение человека, посредством которого Божественная слава распространяется на весь остальной тварный мир. В свою очередь, это требует свободного согласия человеческой воли с волей Божественной, когда человеческая свобода содействует свободе Божественной благодати. Чтобы совершилось это обожение твари, чтобы поистине про­изошло единение всего во взаимной любви, нужно, чтобы сам человек свободно отдал себя Божественной любви. Но в силу самого смысла свободы он может и не сделать этого…

Наш мир отнюдь не является завершенным. И пока в душе человеческой не окончится выбор между бескоры­стием и эгоизмом, между сочувствием и равнодушием, наконец, между Богом и дьяволом, здесь будет продол­жать испытываться человеческая свобода.

Говоря о восприятии мира в согласии с Божествен­ным откровением, необходимо отметить еще один важ­ный момент: состояние, в котором находится творение, не является следствием только прародительского греха. Сначала был грех в ангельском мире, и лишь потом — наших прародителей. Из существ, обладавших свободой, сначала часть ангелов последовала за взбунтовавшимся против Бога Люцифером, и лишь потом человечество, начиная с праотца Адама подстрекаемое этими падшими ангелами, неправильно употребляя свой дар свободы, добровольно отделяло себя грехом от Бога, Источника жизни. Эти падшие ангелы, в силу особенностей их бестелесной природы, раз отпав от Бога, навсегда оста­лись в состоянии ненависти к Нему и Его Божест­венному замыслу любви, стали демонами. Человек же всегда имеет поистине фантастическую возможность вернуться в Отчий дом.

Созданный по образу и подобию Божьему, Адам не был подвержен смерти и страданию, и он мог это состо­яние сохранить, если бы добровольно остался в общении с Богом. Но грехом непослушания он отделился от Него и стал смертным. Как пишет св. апостол Павел, “…через одного человека грех вошел в мир, и через грех вошла смерть, и тем самым во всех людей перешла смерть…” (Рим. 5,12). А там, где смерть, там скорби и страдания:

“И сказал Господь Бог жене: «…умножая умножу скорбь твою в беременности твоей, в болезни будешь ро­ждать детей: и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою». Мужу же сказал: «за то, что Ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о кото­ром Я заповедал Тебе, сказал: «не ешь от него», проклята земля за тебя: со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей. Тернии и волчцы произрастит она тебе: и будешь питаться полевою травою. В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься.

И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих. И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные, и одел их. И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло: и теперь, как бы не простер руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно». И вы­слал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделы­вал землю, из которой он взят. И изгнал Адама, и поста­вил на востоке у сада Едемского херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранить путь к дереву жиз­ни”. (Быт. гл. 3).

Аналогично читаем мы в книге “Премудростей Соло­моновых”: “Бог создал человека для нетления и создал его образом вечного бытия Своего: но завистью диавола вошла в мир смерть и испытывают ее принадлежащие к уделу его” (гл. 2, 23-24).

Таким образом подверженность человека страданию и смерти, или, как говорят Святые Отцы, тлению, являет­ся последствием греха. Это вовсе не значит, что каждая болезнь человека происходит из-за его личных грехов, но она есть следствие принадлежности человеческого бытия к падшей, поврежденной грехом природе. Уже в III веке св. Ириней Лионский говорил, что болезнь и смерть не являются наказанием, устанавливаемым Богом провинившемуся человеку, но органическим следствием греха: “Соединение с Богом есть жизнь, свет и радость от благ, исходящих от Него. Напротив, тот, кто добровольно отделился от Него, страдает от разделения, которое сам избрал.

Отделение от Бога есть смерть, как отделение от света — мрак: отделение от Бога является потерей всего благого, исходящего от Него. Те, кто своим отпадением потеряли Его, те сами себя обрекли на наказание: не Бог избрал их для наказания, но наказание явилось следстви­ем их отделения от всего благого”. (Против ересей 5, 27, 2). В то же время совершенное одним человеком прегре­шение, даже если оно не затрагивает, казалось бы, других людей, по своим последствиям имеет характер всеобщий. Вот как это выразил, с присущей ему гениальностью поэта и пророка, французский писатель Леон Блуа:

“От нашей свободы зависит равновесие мира… Вся­кий человек, совершающий действие, проецирует свою личность в бесконечность. Данная бедняку от недоброго сердца медная монета прожигает руку бедняка, упав, проходит сквозь землю, проткнув солнце, пересекает не­босвод и наносит ущерб вселенной. Нечистый поступок человека покрывает мраком миллионы сердец людей, ему незнакомых, но таинственно с ним связанных и так же нуждающихся в том, чтоб этот человек стал чист, как умирающий от жажды путник нуждается в чаше воды из Евангельского источника. С другой стороны, акт ве­ликодушия, движение искреннего сочувствия являются песней во славу Божию. От Адама до конца времен им исцеляют больных, успокаивают отчаявшихся, утишают бури, освобождают плененных, неверующих обращают в верных, защищают род человеческий.

Вся христианская философия подчеркивает исклю­чительную важность свободного человеческого действия и всеохватывающей, неуничтожимой взаимной ответст­венности”.

Конечно, как и выбор, всякая ответственность лично­стна и каждый личный поступок способствует или пре­пятствует увеличению добра в мире.

Что же касается твари не обладающей разумом, то ее теперешнее состояние тления несомненно связано и с падением ангелов, и с состоянием человека. Бесспорно, что ангелы находятся в связи с физическим миром.

Дж. X. Ньюмэн, хорошо знакомый с богословием От­цов Церкви и чутко воспринимавший реальность мира невидимого, видел в ангелах не только посланников, ис­пользуемых Создателем во взаимоотношениях с людь­ми, но также посредников, сохраняющих строй мира видимого. “Я рассматривал их, скажем, как действитель­ные причины движения, света, вообще жизни с ее фун­даментальными законами физического мира, которые, возбуждая наши чувства, дают представление о причине и следствии, и это то, что мы называем законами при­роды”. В проповеди, на праздник архангела Михаила, он говорил об ангелах: “Всякое дуновение воздуха, луч, не­сущий свет и тепло, каждое дуновение красоты являет­ся, можно сказать, бахромой одежды, колыханием ризы тех, кто видит Бога лицом к лицу”…

Если так велика роль ангелов по отношению к тварному миру и его законам, то можно себе представить, какие глубинные сотрясения вызвало падение князя мира сего и последовавших за ним ангелов. Иногда я задаю себе вопрос: нет ли связи между этим падением и “противоестественным”, “дьявольским” поведением некоторых насекомых, вирусов и других тварей, кото­рые, однако, сами по себе не являются ни плохими, ни греховными. Как бы то ни было, но определенно, что именно сатана превратил безобидные существа в ору­дия искушения человека… Не будем при этом забывать и слов апостола Павла: “…тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих: потому что тварь покори­лась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне”. (Рим. 8, 19-22).

Зло, от которого мы страдаем здесь, на земле, являет­ся, таким образом, следствием греха и движимо грехом. Бог его не создавал, и оно исчезнет, но не ранее, чем ис­чезнет унижающее и умерщвляющее нас извращенное использование свободы, которая, когда мы верно рас­поряжаемся ею, есть самое драгоценное наше благо и средство нашего обожения.

Можно ли сказать, что зло ускользнуло от Бога и не подчиняется Его Провидению?

Безусловно, нет. Злу, которого Бог никогда не желает и не желал. Он кладет пределы. Он премудро соделывает так, что оно приводит человека к истинному благу, увеличивая свою благодатную помощь, когда возрастает сила искушения. “…Верен Бог, Который не попустит, чтобы вы были искушены сверх сил, но в самом искуше­нии даст и выход так, чтобы вы могли вынести”. (1 Кор.10,13).

И еще: “…Знаем, что любящим Бога, призванным по его предустановлению. Он во всем содействует ко бла­гу”. (Рим. 8,28).

И только в этом смысле мы можем сказать про стра­дания и испытания, происходящие с нами, что они по­пущены Богом, “посылаются” Им. Мы должны прини­мать их с доверием, ибо они никогда не превзойдут той силы, которую Он нам дает, чтобы привести нас, в конце концов, к нашему благу. Зла, как такового, нет, реально­стью зла оказывается лишь грех, который мы соверши­ли. Св. Иоанн Златоуст в одной из своих бесед подробно и исчерпывающе остановился на значении этого слова:

“Так как слово “зло” имеет два смысла, то я и хочу сообщить вам точное его значение с той и другой сторо­ны, чтобы вы из-за двусмысленности названия, переме­шав самые предметы, не впали в богохульство.

Итак, есть зло — действительное зло: блуд, прелюбо­деяние, любостяжание и бесчисленное множество поро­ков, достойных крайнего осуждения и наказания. Опять есть зло, а лучше сказать не есть, а называется (злом): голод, язва, смерть, болезнь и т.п. Все это не может быть (истинным) злом — потому я и сказал, что это только называется злом. Почему же? Потому, что если бы все это было злом, то не делалось бы для нас виною благ: не обуздывало бы гордости, не искореняло бы беспечности, не возбуждало бы нас к рачительности и не делало бы более внимательными к самим себе. “Когда Он убивал их, тогда они искали Его и обращались к Нему и с раннего утра прибегали к Богу”, — говорится в Писании (Пс. 77, 34). Зло разумеется здесь то, которое нас вра­зумляет, делает доблестными и более рачительными, приводит к любомудрию, а не то, которое достойно проклятия и осуждения; это не Божье дело, но изобрете­ние нашего произволения, а то служит к уничтожению этого. Злом называется здесь страдание, причиняемое нам наказаниями, и называется так оно не по собственной его природе, но приспособительно к мнению людей. Так как мы привыкли называть злом не только воровство и прелюбодеяние, но и несчастья, то (Бог) назвал так стра­дание, применяясь к мнению людей. Так вот, что озна­чают слова пророка: “нет зла во граде, еже Господь не сотвори” (Ам. 3,6). Это же выразил Бог через Исайю: “Аз есмь Бог, творяй мир, и зиждяй злая” (Ис. 45, 7), злом называя и здесь бедствия. На это зло делает намек и Христос в Евангелии, когда говорит ученикам: “…не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний день сам позаботится о себе: довольно для каждого дня беды его” (Мф. 6, 34). Итак, из всего видно, что злом Бог называет здесь наказания, и что эти наказания Сам Он насылает на нас, являя в них важнейший вид Своего Промысла.

И врач не только тогда достоин хвалы, когда выводит больного в сады и луга или в бани и купальни, или когда предлагает ему роскошный стол, но и когда заста­вляет его оставаться без пищи, мучит голодом и томит жаждою, когда приковывает к постели, и дом делает темницею, лишает больного самого света и закрывает комнату со всех сторон завесами; когда подвергает его и сечению и жжению, и предписывает горькие лекарства — и тогда он тот же врач. Поэтому не странно ли — того, кто причиняет столько неприятностей, называть вра­чом, а Бога, если Он сделает одну такую неприятность, например, наведет голод, или смерть, хулить и не признавать Промыслителем вселенной? А Он-то один и есть истинный врач душ и телес. Поэтому-то часто Он, приняв в Свое попечение нашу природу, которая скачет от полноты счастья, а между тем одержима греховною горячкой, избавляет ее от болезней — бедностью, голо­дом, смертью и другими бедствиями, и иными, какими Сам знает, врачествами”. (Св. Иоанн Златоуст. Творения, т. 2. Беседы о диаволе, СПб., 1894, с. 280-281). И хотя человек не может в каждом случае определить причины выпавших ему испытаний, слово Божие утверждает нас в том, что все, попускаемое Богом, приводит ко благу человека, является как бы “таинством” Его безгранич­ной любви. “Не только то достойно восхищения, что возникает по желанию Божию, но и то, чему Он позво­ляет произойти”, — сказал Леон Блуа. Это не умаляет тайны путей Божиих и Его “икономии”. Доверившийся Богу не станет допытываться, почему Он попускает то или иное.

В одном из Слов, посвященных Божественному Про­видению и обращенном Святителем из Кукуза к своим страждущим последователям, в ответ на недоуменный вопрос: “Почему в этом мире допускаются действия злых людей, демонов, дьявола?” — святой Иоанн Златоуст отвечал: “Праведники не доискивались, как и каким образом совершаются дела Божьи, но видя, что все это непостижимо для человеческого разума, не устрашались и не возмущались, а все мужественно сносили, имея величайшую уверенность в силе Обещающего дать будущие блага, и не впадали, в виду противоположной действительности, в отчаяние… Все предоставляй неис­поведимой Премудрости Божией… Кто уже твердо уве­ровал, то хотя бы ярились бесчисленные волны, …он не только не потерпит никакого вреда, но сделается еще более сильным… соблазны попускаются для того, чтобы не уменьшалась твердость мужественных”. (Творения, 3, с. 527, 528).

И еще раньше, в том же Слове, мы находим: “Когда ты знаешь, что Серафимы летают вокруг высокого и превознесенного престола, закрывая себе крылами лица, ноги, спину и оглашая небо кликами своего изумления, ты не думай, что у них действительно есть ноги и крылья: они ведь силы невидимые… Если же даже анге­лы не могут видеть Его и, чтобы выносить исходящую от него молнию, закрывают себе лица крыльями, и только славословят, только поют, воспевают с великим трепетом, вознося таинственную священнодейственную песнь, то не отступишь ли, не скроешься ли ты, желающий с та­ким безумством простирать твое суетное любопытство на промышление Бога, могущество Которого неизреченно, невыразимо и непостижимо для высших сил? Тайны Его с точностью ведомы только Его Сыну и Святому Духу, и никому другому…” (ibid. с. 501).

Но Бог не ограничился тем, чтобы подчинить Своему Божественному промыслу несчастья и трагедии, проис­ходящие с нами. Отец послал Сына Своего, чтобы Он воспринял нашу природу со всеми последствиями греха, со страданием и смертью. Восприняв их. Господь Иисус, являясь одновременно Богом и человеком, в корне изме­нил их смысл. Бывшие следствием и знаком отпадения человека от Бога, страдание и смерть, во исполнение Им воли Отца и по Его состраданию к людям, не исключая и Его собственных мучителей, стали знаком и выраже­нием Его сыновней любви к Отцу, орудием спасения. Ими самими Он их победил. А послав Духа Утешителя в наши сердца. Он дал возможность и нам превратить наши собственные страдания в средство уничтожения всякого эгоизма, средство духовного возрастания, в сред­ство воспитания любви, способности прощения сопер­ника и врага.

Христос пришел не устранить страдания и зло здесь на земле, но Своей смертью и Воскресением Он указал нам путь, на котором наши страдания становятся нашим спасением. И если мы это поняли. Он дает нам силы идти по этому пути, в ожидании того дня Его славно­го пришествия, когда и смерть будет окончательно побе­ждена.

Один современный исследователь книги Иова писал, что принять загадку страдания можно, лишь обладая особым душевным расположением, без которого самые глубокие размышления будут бессмысленны. Это свойст­во души есть то детское смирение, которое не стремится к достижению “последнего” знания о чем бы то ни было, в частности, не боясь вовлеченности в события, исход которых может знать только Творец. Лишь тот принимает страдание с миром в душе, кто отказывается от желания рационально объяснить жизнь в ее сокровен­ной глубине и, вопреки всему, находит покой в мысли, что эта жизнь, иногда так бесчеловечно разбитая, явля­ется. однако, делом всемогущего и всемилостивого Бога. И любые другие объяснения, которые можно было бы

дать, не будут иметь значения, если не сведутся к этому”. (A Feuillet. L’énigme de la souffrance et la réponse de Dieu. Dieu vivant, № 17, 1950, п. 80).

Для христианина это повиновение путям Божиим, доверие к способу, которым Он направляет нашу жизнь, выражается в принятии обстоятельств собственной жиз­ни как Креста Христова. Порой это нелегко. В Евангелии мы видим, как трудно было даже для Господа убедить Своих учеников в необходимости Креста. Мало лишь теоретически это узнать, нужно, чтобы мы неким реаль­ным образом, из самой глубины сердца поняли, что для каждого из нас Крест, добровольно принятые нами наши обстоятельства и наши страдания, когда мы не сопротивляемся им и следуем за Христом, есть единст­венный путь к Воскресению, что, наконец, сам Крест заключает в себе силу Воскресения.

В беседе святого Григория Синаита с преподобным Максимом Капсокаливитом (Добротолюбие, т. 5, с. 475-476, M., 1900) говорится, что, когда Святой Дух овладе­вает духом человека, все вещи открываются ему совсем по-иному, иначе, чем обычно: “…когда благодать Духа Святого сойдет на кого-либо, то не что-либо обычное показывает ему из вещей чувственного мира, но… то, чего тот никогда не видел и не воображал. Тогда ум такого человека научается от Духа Святого высшим и сокровенным тайнам, которых, по божественному Павлу, ни око человеческое не может видеть, ни ум уразуметь… (1 Кор. 2, 9). Когда же святой Григорий сказал, что по­добное бывает и при действии прелести, великий оный Максим ответил ему: бывает, но… иные признаки преле­сти, иные — благодати. Когда злой дух прелести при­ближается к человеку, то возбуждает ум его, …сердце ожесточает и омрачает, наводит боязнь… и гордость, …ум делается исступленным и бесноватым, уста заста­вляет говорить слова непотребные и хульные; тот, кто видит сего духа прелести, …серчает и исполнен бывает гнева, смирения совсем не знает, … но тщеславится без сдержанности и страха Божия, поддается движениям страстей… Когда входит в человека благодать Святого Духа, то собирает ум его и делает внимательным и смиренным, приводит ему на память смерть и грехи его. …….. сближается с человеком, тем более умиротворяет душу его, утешает святыми страданиями Господа нашего Иисуса Христа и беспредельным его человеколюбием… Тогда… сердце делается тихим, крот­ким и обильно источает плоды Духа Святого — радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, любовь, смире­ние и пр. (Гал. 5, 22). И душа его восприемлет неизречен­ное веселие”.

Так не является ли христианин, по сути, тем челове­ком, который видит за страданиями, болезнью, смертью, за всем, в чем может проявиться наш крест, то, чего не видит за этим обычный человек, — славу Воскресения?

>ГИПОТЕЗЫ, ФАКТЫ, РАССУЖДЕНИЯ

ВОПРОС № 12:

Проблема зла, вопрос о том, можно ли примирить существование зла и страданий с бытием всемилостивого и всемогущего Бога, издавна волнует людей. Какое решение вы видите для этой проблемы, если оно вообще существует?

РИЧАРД СУИНБЕРН

Да, проблема зла является одним из основных затруднений для теизма и доктрины о существовании Бога. Думаю, эта проблема очень сложна, но разрешима.

В принципе, решение заключается в следующем. Всё зло, которое мы видим вокруг, является логически необходимым условием большего добра; иными словами, большее добро не могло бы возникнуть при отсутствии зла — или, по крайней мере, если бы не было естественной возможности для проявления зла. Это положение, рассмотренное в более широком контексте, очевидно. Так, люди обладают свободой воли в том смысле, что они могут делать выбор в пользу добра или зла, независимо от причин, влияющих на их выбор. Они могут выбирать независимо от внешних воздействий. Таким образом, наделенные сознанием существа, в частности люди, являются источником своих поступков, добрых или злых, так сказать, мини-Творцами, обладающими в некоторой мере Божественной силой, что позволяет им склоняться самим и склонять других людей к добру или ко злу. Хорошо, что люди наделены такой ответственностью. Но, разумеется, если они наделены ответственностью и свободой выбора, то могут сознательно творить зло, или же позволять по собственному небрежению злу твориться вокруг. Поэтому если свободная воля является благом, то в ней должна заключаться вероятность зла, которое может обрести конкретную форму. Думаю, в этом — основа любого возможного решения проблемы зла.

Но, разумеется, не всё зло в мире творят люди. Есть болезни и страдания, за которые люди не несут никакой ответственности, а животные страдали задолго до появления человека. Мы не можем держать себя в ответе за всё зло в мире, но думаю, что и то, «другое» зло играет дополнительную роль в осуществлении свободы воли, которую мы в принципе считаем благом. Скажем, чтобы иметь возможность выбора между добром и злом, мы должны знать, что приводит к добру или ко злу, а откуда у нас это знание? Обычно мы получаем его, наблюдая за тем, как обстоят дела в природе, наблюдая за процессами, которые приводят к плохому или хорошему в нашем понимании. Затем, уяснив, в чём они заключаются, мы можем способствовать либо одним, либо другим процессам.

Позвольте привести тривиальный пример. Откуда возникает возможность отравить какого-то человека? Прежде всего, простейшее наблюдение, что определённая пища может привести человека к гибели, а другая пища способствует здоровью. Если я вижу, что кто-то ест эти ягоды, а затем умирает, это даёт мне крупицу знания — знания о том, как отравить кого-то этими ягодами; знания о том, как заставить его умереть, наевшись этих ягод; и знания о том, что можно спасти его от отравления, не дав ему поесть эти ягоды. Именно естественные процессы, приводящие к плохим или хорошим последствиям, дают необходимые знания для возможности свободного выбора, который сам по себе, безусловно, является благом.

Конечно, пример с ягодами слишком банален и упрощен, но он хорошо иллюстрирует положение вещей: лишь наблюдение за естественными процессами открывает нам, какие возможности имеет человек для того, чтобы творить добро или зло. Возьмем хотя бы такую реальную болезнь, как бешенство. Бешеные собаки кусают людей, обрекая их на ужасную смерть. Мы наблюдаем это, и, делая соответствующие выводы, можем либо положить конец распространению болезни, уничтожая бешеных собак, либо уклониться от решительных действий, тем самым увеличивая риск для других людей заболеть бешенством. В общем и целом, все естественные процессы, которые приводят к положительным или отрицательным результатам, дают нам более глубокое знание и более широкий спектр возможностей для добра или зла.

Зло, существующее в реальном мире, предоставляет нам и другие возможности для выбора. К примеру, если кто-то безвинно страдает (даже если в его страданиях нет вины других людей), у нас есть возможность сочувственно отнестись к его страданиям. Сострадание — хорошая вещь, но оно возможно лишь в том случае, если есть страдающие люди, по отношению к которым можно его выказать. Правда, напрашивается возражение: «Хотя сострадание — хорошая вещь, им можно пожертвовать, поскольку страдание, реакцией на которое оно является, — гораздо худшая вещь». Совершенно ясно, что Бог не станет умножать страдания до бесконечности, чтобы предоставлять нам все новые и новые возможности для сочувствия, сострадания. Но всё же, есть основания говорить, что, когда человек страдает, чувствует себя одиноко и нуждается в помощи, мир для него становится немного лучше, если он имеет хоть немного сочувствия и утешения, соприкоснувшись с душой другого человека на самом глубоком уровне. Хорошо, что в мире есть возможность для такого участия, но она существует лишь тогда, когда есть страдания, на облегчение которого оно направлено.

Количество страданий, которое дозволено причинять другим живым существам, разумеется, должно иметь предел. В общем и целом, должен быть предел количеству зла, которое милостивый Бог может допустить в этом мире ради блага совершенствования человеческих знаний, человеческой свободы и участия в жизни других людей, обусловленного чужими страданиями. Но если представить себе, что из мира исчезло зло, у людей не осталось бы сознательного выбора; они перестали бы понимать различие между добром и злом и не смогли сопереживать жизни других людей на самом глубоком уровне. Я думаю, что Бог дал нам мир со свободой выбора, со свободной возможностью сочувствия и взаимной ответственности, которая не могла бы осуществиться, если бы зла вообще не существовало.

Решение проблемы существования зла следует искать где-то в этой плоскости, одна эта проблема требует гораздо более подробного объяснения по отношению к различным видам зла и к тому, как оно открывает возможность увеличивать добро. В конце концов с каким бы злом мы ни столкнулись, оно является ограниченным и конечным, тогда как милость Бога не имеет предела.

ДЖЕРАРД ДЖ. ХЬЮДЖЕС

Опыт человеческих страданий и ужасное, часто непоправимое воздействие злобы и коварства, представляет серьёзную проблему для человека, который верит, что милосердный Бог сотворил все сущее. Корень проблемы заключается во внутренней убежденности, что Бог мог и должен был создать лучший мир, чем тот, в котором столь ужасные вещи вплетены в саму ткань его бытия. По причинам, о которых будет сказано ниже, я не думаю, что у теистов есть какая-то надежда доказать ложность или надуманность этой проблемы. Простого ответа не существует. Тем не менее можно привести некоторые аргументы в пользу того, что существование зла не делает веру в Бога интеллектуально невозможной или даже ошибочной.

Позвольте начать с нескольких опровержений. Я не думаю, что теист должен браться за доказательство того, что любое страдание или любой акт человеческой несправедливости всегда оборачивается к лучшему — в том смысле, что задним умом мы всегда можем увидеть в содеянном некий урок, из которого можно извлечь выгоду. Это неправда, и тут ничего не поделаешь. Опять-таки я не думаю, что для теиста было бы разумно искать прибежище в некой версии аргумента «пути Господа отличаются от путей человеческих» или «Божий промысел — не наш замысел», хотя на подобных утверждениях, конечно, можно выстроить приемлемую конструкцию.

Какими бы неадекватными ни были наши представления о Личности, всесправедливости и милосердии Бога, они, во всяком случае, являются единственно доступными способами думать о Боге как о движущей силе нравственности. Иначе трудно понять, почему мы должны считать Бога достойным нашего преклонения, а тем более нашей любви. В самом деле, если о Боге не думать как о движущей силе нравственности, то проблема зла теряет свою остроту, поскольку она, в сущности, возникает из предположения, что Бог поступил неправильно. Но разрешение проблемы зла одним росчерком пера — это неприемлемый выбор для теиста. По моему мнению, в отношении этого вопроса уместна определенная доля агностицизма: я считаю совершенно бесполезным указывать на трансцендентальную чуждость Бога как на основание для отказа от каких-либо интеллектуальных усилий и попыток разрешить проблему, которая на первый взгляд кажется неразрешимой.

Следует сделать ещё одну оговорку. Проблема зла не может быть даже сформулирована, если нет надлежащего понимания нравственной истины; кроме того, она не может быть даже сформулирована с достаточной убедительностью, если предполагается, что нравственная истина зависит лишь от человеческих норм и обычаев, которые вполне могли бы быть совершенно иными. Почему? Потому что проблема зла зависит от наличия нравственных стандартов, которые, как предполагается, Бог якобы нарушил, а если эти стандарты суть не более чем случайные человеческие соглашения или способы проецирования наших эмоций на окружающий мир, то (хотя нам, конечно, было бы психологически и нелегко примириться с мыслью, что Бог не чувствует себя связанным человеческими условностями) это представляло бы гораздо менее серьезную проблему, чем принятие идеи о Всемилостивом, нарушившем нравственные стандарты, вплетенные в ткань того самого мира, который Он сотворил.

Одной из важнейших граней проблемы зла является предпосылка о том, что Бог мог сотворить гораздо лучший мир, чем этот. Такая реакция на зло вполне естественна. Не нужно богатого воображения, чтобы представить себе во всех подробностях, как мог бы выглядеть этот лучший мир: это мир, где урожаи всегда созревают; где люди и животные свободны от бесчисленных страданий, которые постигают нас в результате нашего взаимодействия с силами природы; где люди по своему свободному выбору относятся друг к другу великодушно, справедливо, сочувственно, и так далее. Однако богатое воображение — не самый лучший проводник к тому, что фактически является возможным. В научной фантастике полно историй о путешествиях во времени, межгалактических перелетах, перемещениях из одного места в другое мгновенно и практически без усилий. Совершенно ясно, что, по крайней мере, некоторые из этих экзотических событий и состояний просто несовместимы с основными законами физики, действующими не только на нашей планете, но и во Вселенной в целом. Вряд ли следует поддаваться искушению чистой фантазии, выдумывая более идиллическую версию этого мира, совместимую с законами физики. Теория хаоса предполагает, что даже незначительные изменения первичных условий во Вселенной привели бы к существованию совершенно иного мира, чем тот, который мы знаем. Если бы начало Вселенной хотя бы слегка отличалось от действительного, то результаты были бы непредсказуемыми. Предположение о том, что Бог мог сотворить практически такую же планету, отличающуюся от нашей лишь человеческими умозрительными пожеланиями и усовершенствованиями, лишено здравых оснований.

Конечно, насколько мы можем судить, Бог вполне мог сотворить иную Вселенную, основанную на других физических законах, или Вселенную, населенную чисто духовными сущностями, лишенную каких-либо физических законов (хотя там, предположительно, должны существовать законы для описания взаимодействия разумов этих сущностей). Но у нас нет никаких критериев для сравнения этой Вселенной с какой-то другой, полностью отличающейся от нашей. Мы просто не в состоянии судить, будет ли она лучше или хуже, чем эта. Какие стандарты можно придумать для сравнения абсолютно разных миров?

Короче говоря, у нас нет оснований полагать, что Бог мог создать похожую, но улучшенную версию этого мира. С другой стороны, нет оснований полагать, что совершенно иной, альтернативный мир, если бы он был создан Богом, был бы лучше (или хуже), чем наш. Я не хочу сказать, что наш мир является лучшим из возможных. Скорее, он мог бы стать лучшим, но в некоторых случаях само понятие «лучше» теряет всякий смысл. Тот факт, что мы легко можем представить идеальный мир, не имеет никакого отношения к главному вопросу в формулировке проблемы зла: «Бог мог сделать этот мир лучше».

То, что значительная часть зла в мире творится из-за аморальных человеческих решений, поднимает ряд других вопросов. Естественно, что люди принимают решения, руководствуясь своими нравственными принципами (см. Вечный вопрос № 8). Но справедливо ли, в таком случае, что вина за аморальное поведение целиком и полностью лежит на нас, а не на Боге?

Даже в тех случаях, когда мы несём полную ответственность за причиненное нами зло, это, на мой взгляд, не означает, что Бог никоим образом не несёт ответственности. В конце концов, Бог сотворил мир, в котором осуществилась возможность выбора. Разве Он. не мог знать заранее, что некоторые поступки и решения будут безнравственными? Если мы обладаем настоящей свободой выбора, то я не вижу для Бога возможности узнать, каким образом принимается любое индивидуальное решение, независимо от Его Божественного знания о фактически сделанном выборе. С другой стороны, может быть так, что Бог знал «заранее», исходя из принципов статистики, что, если любое данное решение может привести к добру или злу, некоторые решения определенно приведут ко злу. В этом случае Бог несёт ответственность за сотворение мира, в котором могут случаться подобные вещи. Но является ли мир, где выбор вообще невозможен, лучшим, чем наш собственный мир — это вопрос, на который, по-моему, просто нельзя ответить с уверенностью. Поэтому в общем и целом, мне кажется, у нас нет убедительных причин для утверждения, что, сотворив наш мир, Бог поступил неправильно.

АЛВИН ПЛАНТИНГА

Многие философы обнаруживали противоречие между существованием всемилостивого, всемогущего и всезнающего Бога — с одной стороны, и зла — с другой. Это противоречие кажется мне надуманным, и фактически вряд ли многие люди считают его существенным.

И всё же, значительное число христиан и других людей испытывают глубокую озадаченность, размышляя над проблемой зла. Если Бог действительно так добр, как мы считаем, то почему в мире так много зла? Почему Он допускает такие вещи, как Холокост? Почему Он допускает этнические чистки? Почему Он позволяет людям убивать и насиловать друг друга тысячами различных способов? Ежедневные газеты полны жутких историй о том, что люди делают друг с другом, как они относятся друг к другу. Почему Он допускает это? Думаю, правильный ответ будет примерно таким: «Мы не знаем. Бог не объяснил нам, почему».

С моей точки зрения, правильное отношение к проблеме зла описано в книге Иова. Сначала происходит разговор между Богом и сатаной, в результате которого Бог позволяет сатане отнять у Иова всё его имущество, а потом и поразить его проказой, оставив нетронутой только душу. Иов ничего не знает о причинах своих несчастий. Он знает лишь, что ничем не заслужил их и что до сих пор вёл себя не хуже любого другого человека. В особенности это относится к друзьям и утешителям, которые приходят к нему: Вилдаду Савхеянину, Елифазу Феманитянину и Софару Наамитянину. Они внушают Иову, что он, наверное, на самом деле плохой человек, раз уж с ним произошли все эти несчастья. Иов отвечает, что он ничем не хуже своих ближних. Обращаясь к ним и к Богу, он повторяет, что не считает себя хуже других, а когда его терпение истощается, он взывает к Господу, заявляя, что с ним обошлись неправедно, что Бог к нему несправедлив. Далее он развивает эту мысль, и наконец Бог обращается к нему. Суть этого обращения в вольном пересказе заключается в следующем: «Иов, ты не можешь понять, по какой причине Я допустил, чтобы все эти несчастья случились с тобой. Ты приходишь к выводу, что у Меня не было никакой причины, но здесь ты ошибаешься. Ты крайне ограничен в своём знании. «Где ты был, когда Я полагал основания земли… При общем ликовании утренних звёзд, когда все сыны Божии восклицали от радости?» (Иов, 38:4, 7). Возможно, Я даже не смогу объяснить тебе, не изменив твоей природы, истинную причину того, что с тобой происходит, включая твои страдания. Но ты должен знать, что Я на самом деле очень добр, и верить Мне».

Тогда Иов понимает истинное положение вещей, он обращается к Богу: «Знаю, что Ты всё можешь, и что намерение Твоё не может быть остановлено… я говорил о том, чего не разумел, о делах чудных для меня, которых я не знал» (Иов, 42:2,3). И это кажется мне правильным отношением ко злу для христиан и других теистов. Как сказано в Псалме 118, «Знаю, Господи, что суды Твои праведны, и по справедливости Ты наказал меня. Да будет же милость Твоя утешением моим, по слову Твоему к рабу Твоему» (Псалтирь, 118:75, 76).

Untitled

Начнём с позитива, а затем погрузимся во тьму раздрая. Информация, изложенная вданном посте частично основана на реальных событиях, но не соответствует действительности и должна считаться художественным вымыслом,а так же личным мнением автора и может не совпадать с официальной версией. Часть первая: Часть первая: ИЗУМИТЕЛЬНО-ПОЗИТИВНАЯ. 2004 год. Я выпускник Театральной Академии СПб и крайне заморочен своими дальнейшими перспективами. Проходя по институту, я увидел объявление о кастинге в мюзикл Норд-Ост. После известных событий 2002года были сомнения в целесообразности, ведь зритель может тупо не пойти на спектакли, но всё же решил попробовать свои силы. … В первый месяц репетиции с 10 утра и до 18:00, во второй с 14:00 до 22:00. Такая система обусловлена тем, что репетировать разучивая материал в полную силу с 10 утра нереально и в первый месяц артисты «впевают» и «втанцовывают», а потом уже шлифуют материал. Причём на пределе своих возможностей. Чтобы на спектакле работать с лёгкостью на 90% и этого никто не замечал, на репетициях нужно работать на 150%. И это не как во многих театрах, где репетиция назначенная на 12-ть начинается в 14. Нет. Опоздание даже на 5 минут вычитает из твоего гонорара 0,5 ежедневной ставки (сам так однажды опоздал именно на 5 мин). Не пришёл на репетицию без уважительной причины- штраф в несколько тысяч. Не пришёл на спектакль- можешь выставлять квартиру на продажу. С нами работали лучшие хореографы и дрючили они нас так, как армии и не снилось. Кстати, за 2 недели репетиций я скинул 7кг. С уверенностью могу сказать, что эти правила касались и других цехов (декораторы, реквизиторы, оформители, работники сцены…). И что же на выходе, спросите вы? А на выходе ИДЕАЛЬНЫЙ, вылизанный материал. Механизм, работающий как швейцарские часы. … Работники сцены ориентировались в практически полной темноте без налобных фонариков. В одном моменте спектакля время на моё переодевание между сценами составляло всего 11(!) секунд (переодеть верх/низ, поменять обувь, снять парик и отклеить бороду). Меня переодевали 3 человека и на полу для них были нанесены специальные маркеры, чтобы в полумраке закулисья не мешать другим работникам сцены. Музыкальные партии были впеты так, что по прошествии стольких лет разбуди меня среди ночи- я и сейчас спою большинство из них. И это я ещё не сказал про техническое обеспечение сцены. Задумывая этот пост, я пересмотрел фотографии и на меня нахлынули воспоминания деталей: Собственная сцена, которая вставлялась в театральное помещение арендуемого зала и 12 дымовых машин, создававших эффект сонной лощины. … Подвижные части, которые были то крышей, то помостом, то дорогой. Световые решения, которые делали сцены как будто кадры из фильмов. Ну и, конечно, самолёт с размахом крыльев в 14(!!!) метров, который под мощный саунд и чумовые световые эффекты, садился на сцену перед изумлёнными зрителями. Это, скажу я вам, отвал башки. Когда нам показали, как это смотрится из зала, мы аплодировали и визжали от восторга. В середине августа, в Москве на Дубровке, всем имеющим отношение к созданию спектакля (главным образом для инвесторов) было продемонстрировано несколько предпремьерных спектаклей. Восторг зрителей и аплодисменты. Ничто не предвещало беды. -«Нас ждёт Успех и 3 года гастролей», думали мы. Так что же могло пойти не так, спросите вы? Всё банально: ЖАДНОСТЬ. Часть вторая: НЕВЫНОСИМО- ПЕЧАЛЬНАЯ. … Как вы понимаете гастроли дело затратное и была разработана следующая схема финансирования: один известный зелёный банк выделяет краткосрочный кредит, который будет возвращаться по окончании гастролей. Первым городом должен был стать СПб, где в исторической части располагается музыкальный театр, который и заключил контракт на проведение гастролей. Однако чуть меньше, чем за 3 недели до премьеры была обнародована информация об отмене гастролей. Официальные источники сообщали о проблемах с технической документацией, однако есть и другая версия. Дело в том, что во время спектаклей иногда продаются неучтённые места на «приставные стулья между рядами», а вырученные средства полностью оседают в карманах арендующих помещение. То есть «левак» идёт полностью мимо хозяев театров, а это «не по пацански». Тем более, что гастрольный тур обещал быть аншлаговым. В итоге, после долгих препираний и боданий за «приставные», хозяева театра решили: «так не доставайся же ты никому!» и прикрыли лавочку ссылаясь на ветхость здания. Дяди в зелёном банке подумали следующим образом: «если они в первом городе не смогли договориться, то что ж дальше-то будет?» и… разорвали контракт на финансирование. Через год организаторы Норд-Оста всё же отсудили штраф, но сути это не меняло. Репутация надёжного партнёра на кануне долгоиграющих гастролей была полностью разрушена. Дальше был Нижний без косяков и даже с бОльшим количеством запланированных дней, но вот с Тюменью, которая была на очереди случилась катастрофа. Гастроли в Тюмени должны были начаться 09.2004 и продлиться до 19 Дек. Декорации для спектакля везли несколько огромных фур, которые приезжали сильно заранее, а труппа прибывала за пару дней до спектакля. Напомню, что артисты были взаимозаменяемы, а вот декорации-нет. Ближе к делу, малята! Организаторы не снабдили транспортировщиков сотовыми телефонами (напомню, это 2004 год и телефоны есть далеко не у всех), и когда на морозе в -40 сдохла одна из фур- водилы просто не смогли выйти на связь, позвать на помощь и вынуждены были простаивать на морозе=( Критическая задержка колонны не позволила собрать декорации в срок и начать гастроли в обозначенную дату. Премьера по тихому была перенесена на сутки вперёд… Деньги за аренду помещения, рекламу, обслуживающий персонал (прочее, прочее, прочее…), а так же пользование многомилионным кредитом были спущены в унитаз! Альтернатива всему этому кошмару- наличие мобильного телефона. 19 Декабря, мы отыграли последний в Тюмени спектакль. С радостью разгримировываясь мы строили планы на дальнейшие города, поздравляли друг-друга с наступающим НГ, и с прошедшими гастролями. Внезапно всех нас собрал на сцене Георгий Васильев. Он сообщил, что долго вёл переговоры, но так и не смог договориться с нефтедобывающей кампанией, которая базируется в Тюмени (о названии промолчу, так как и так много чего написал). В связи с чем мы отправляемся по домам до получения новой информации. Занавес. Вот так. 3-х годичные гастроли, надежды на светлое будущее и интересную жизнь были разрушены приставными стульями и одним мобильным телефоном. Хотя мне кажется, что корень проблемы в неумении некоторых людей договариваться друг с другом. Конечно, не только хозяева мюзикла виноваты в том, что так произошло хотя… Тупо жалко! Репетировали, репетировали и по домам. К тому же многие ребята, рассчитывая на столь длительный проект- отказались от предложений в других местах и со свистом пролетели по всем фронтам. Ведь, повторюсь, объявление о завершении гастролей было для всех нас полнейшей неожиданностью… Как говорится: всем спасибо, все свободны. Мда, какой-то грустный финал получился. Соряньте, пикабутяне. Всё это от того, что мне в самом деле крайне небезразлична судьба этого первоклассного, современного и очень душевного мюзикла, который разбился о наш суровый менталитет. Информация, изложенная в данном посте частично основана на реальных событиях, но не соответствует действительности и должна считаться художественным вымыслом,а так же личным мнением автора и может не совпадать с официальной версией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *