Нарушение детско родительских отношений

Нарушение детско родительских отношений

Основные нарушения детско-родительских отношений

Актуальность проблематики детско-родительских отношений остается неизменно острой на протяжении всего развития психологической науки и практики. Исследования, посвящённые проблеме детско-родительских отношений, носят в основном узко прикладной характер и в большинстве случаев не выходят за рамки психотерапевтического подхода. Среди используемых методов диагностики родительского отношения (РО) преобладают либо клинические методики Э.Г. Эйдемиллера (Л. 48), либо западные аналоги, адаптированные для отечественной выборки. Однако следует отметить, анализ используемой литературы показал, что наиболее полно и продуктивно данная проблема разработана в западной психологии.

Рассматривая РО как фундаментальную основу развития ребёнка, Э. Фромм (Л. 44) выявил качественное различие между особенностями материнского и отцовского отношения к ребёнку. Это различие наиболее ярко прослеживается по двум линиям: «условность — безусловность» и «контролируемость — неконтролируемость».

Материнская любовь безусловна — мать любит своего ребёнка за то, что он есть. Материнская любовь не подвластна контролю со стороны ребёнка, её нельзя заслужить, а отцовская любовь обусловлена — отец любит за то, что ребёнок оправдывает его ожидания. Отцовская любовь управляема, её можно заслужить, но её можно и лишиться. Таким образом, Э. Фромм выделяет такие существенные характеристики РО, как его двойственность и противоречивость, а также вводит категорию «начало» в описание этой реальности.

В теории привязанности привязанность ребёнка к матери характеризуется двумя противоположными тенденциями: стремлением к риску, активному познанию мира, который уводит ребёнка от матери, и стремлением к защите и безопасности, которая возвращает его к ней; и чем надёжнее привязанность, тем выше инициативность ребёнка. С одной стороны, ребёнок осознаёт себя через отношение к нему близкого взрослого, и это отношение становится его внутренним самоощущением, сквозь которое он воспринимает окружающий мир. С другой стороны, отношение ребёнка к себе и его представление о себе определяют его отношение к близким взрослым (прежде всего к матери). Это положение представляется чрезвычайно важным для понимания специфики взаимоотношений между ребёнком и его родителями.

Таким образом, практически во всех подходах можно усмотреть исходную дихотомию, которая задаёт двойственность или поляризацию РО. С одной стороны, главной характеристикой РО является любовь, которая определяет доверие к ребёнку, радость и удовольствие от общения с ним, стремление к его защите и безопасности, целостное отношение к нему, с другой, — РО характеризуется требовательностью и контролем. Именно родитель приводит ребёнка к реальности, является носителем общественных норм и правил, оценивает его действия, осуществляет необходимые санкции, которые обусловлены определёнными родительскими установками. На мой взгляд, специфика РО заключается в двойственности и противоречивости позиции родителя по отношению к ребёнку. С одной стороны, эта безусловная любовь и глубинная связь, с другой — объективное оценочное отношение, направленное на формирование ценных качеств и способов поведения. Наличие этих двух противоположных начал характерно не только для РО, но и для межличностных отношений вообще.

Своеобразие и внутренняя конфликтность РО заключается, на мой взгляд, в максимальной выраженности и напряжённости обеих моментов. С одной стороны, в силу изначального единства, глубинной связи матери и ребёнка материнская любовь является высшим проявлением альтруистического, бескорыстного личностного отношения. В силу этого она порождает устойчивую и безусловную любовь, чувствительность к состояниям и переживаниям ребёнка, сильную эмоционально-аффективную связь с ним, которая вряд ли может быть описана традиционным термином «принятие». С другой — глобальная ответственность за будущее ребёнка порождает оценочную позицию, контроль над его действиями, сравнение его с другими, превращая ребёнка в объект воспитания.

Всё это предполагает реализацию более или менее жёсткой воспитательной стратегии, включающей определённую направленность родительских воздействий на будущее, на формирование определённых качеств, ценных с точки зрения родителя, объективную (а порой необъективную) оценку действий и состояний ребёнка и т.д.

Специфика РО заключается также в его постоянном изменении с возрастом ребёнка и неизбежном отделении ребёнка от родителей. Такие авторы, как Л.С. Выготский, Д.Б. Эльконин, М.И. Лисина и др. (Л. 9, Л. 50, Л. 22), рассматривая периодизацию психического развития ребёнка, отмечают, как с возрастом изменяется мировоззрение ребёнка, тип его ведущей деятельности, отношения со взрослыми и сверстниками, формы общения со взрослыми и пр. Очевидно, что с развитием ребёнка должно изменяться и отношение родителей к нему. Те отношения, которые сложились в детстве, оказываются неприемлемыми для ребёнка в школьной возрасте и наоборот.

Однако, в известных работах опытных исследователей, РО рассматривается как стабильное, не зависящее от возраста ребёнка и общей социальной ситуации развития данного возрастного периода. Также следует полагать, что тип РО и соотношение его структурных компонентов определяется не только индивидуальными особенностями родителей, но и возрастом ребёнка.

Существующие исследования показывают, что в младшем дошкольном возрасте максимально выраженным является личностное начало РО. Что касается предметного начала отношений (требовательности, контроля, оценки определённых качеств, ожидания определённых действий и т.д.), то на первом году жизни оно выражено минимально. Исходя из этого можно предполагать, что по мере взросления ребёнка, нарастания его потребности в независимости РО качественно преобразуются: преобладание личностного начала сменяется доминированием предметного. При этом выраженность личностного начала будет снижаться, хотя оно никуда не исчезнет и всегда остается важной составляющей РО.

Предположим, что характер РО, который определяется преобладанием у родителя предметного или личностного начала, определяет стиль его поведения с ребёнком и оценку ребёнка родителем.

По нашему мнению, стиль воспитания это не определённая стратегия воспитания, а сочетание различных вариантов поведения родителя, которые в разных ситуациях и в разное время будут проявляться в большей или меньшей степени. Такой подход позволяет построить своеобразный профиль родительского поведения, который отражает наиболее характерные стили воспитания как для конкретного родителя, так и для группы родителей детей определённого возраста.

В работах В.И. Гарбузова выделены 9 вариантов родительского поведения.

  • 1. Строгий — родитель действует в основном силовыми, директивными методами, навязывая свою систему требований, жёстко направляя ребёнка по пути социальных достижений, при этом зачастую блокируя собственную активность и инициативность ребёнка. Этот вариант в целом соответствует авторитарному стилю.
  • 2. Объяснительный — родитель апеллирует к здравому смыслу ребёнка, прибегает к словесному объяснению, полагает ребёнка равным себе и способным к пониманию обращённых к нему разъяснений.
  • 3. Автономный — родитель не навязывает своего решения ребёнку, позволяя ему самому найти выход из сложившийся ситуации, предоставляя максимум свободы в выборе и принятии решения и поощряя за проявление этих качеств.
  • 4. Компромиссный — для решения проблемы родитель предлагает ребёнку что-либо привлекательное взамен совершения ребёнком непривлекательного для него действия или предлагает разделить обязанности, трудности пополам. Родитель ориентируется в интересах и предпочтениях ребёнка, знает, что можно предложить взамен, на что можно переключить внимание ребёнка.
  • 5. Содействующий — родитель понимает, в какой момент ребёнку нужна его помощь и в какой степени можно и должно её оказать; он реально участвует в жизни ребёнка, стремится помочь, разделить с ним его трудности.
  • 6. Сочувствующий — родитель искренне и глубоко сочувствует и сопереживает ребёнку в конфликтной ситуации, не предпринимая, однако, каких-либо конкретных действий. Родитель тонко и чутко реагирует на изменения в состоянии, настроении ребёнка.
  • 7. Потакающий — родитель готов предпринять любые действия, даже в ущерб себе, для обеспечения физиологического и психологического комфорта ребёнка. Родитель полностью ориентирован на ребёнка: он ставит потребности и интересы ребёнка выше своих, а часто и выше интересов семьи в целом.
  • 8. Ситуативный — родитель принимает соответствующие решения в зависимости от той ситуации, в которой он находится; у него нет универсальной стратегии воспитания ребёнка. Система требований родителя к ребёнку и стратегия воспитания лабильная и гибкая.
  • 9. Зависимый — родитель не чувствует уверенности в себе, своих силах и полагается на помощь и поддержку более компетентного окружения (воспитателей, педагогов и учёных) или перекладывает на них свои обязанности. Большое влияние на родителя оказывает также педагогическая и психологическая литература.

Данные исследований свидетельствуют о том, что у родителей детей всех возрастных групп в большей или меньшей степени присутствуют все стратегии поведения, однако для каждого возраста их выраженность различна. С возрастом у ребёнка снижается выраженность содействующего, ситуативного и компромиссного стилей родительского поведения. Выраженность объясняющего, автономного, зависимого стилей, напротив, существенно возрастает. Интересным является факт преобладания во всех возрастах объясняющего стиля воспитания, который достигает своего максимума в младшем школьном возрасте. Выраженность этого стиля резко возрастает к пяти годам.

Анализ оценки ребёнка родителем показал, что от раннего дошкольного возраста к младшему школьному уменьшается число родителей, относящихся безоценочно к своему ребёнку. В то же время возрастает количество родителей, отрицательно и нейтрально оценивающих ребёнка, и снижается число родителей, считающих своего ребёнка лучше остальных, т.е. с возрастом оценка качеств и способностей ребёнка всё более дифференцируется и ожесточается. Оценка себя как очень успешного родителя к младшему школьному возрасту ребёнка тоже изменяется: возрастает количество родителей, отрицательно оценивающих свои родительские качества и уменьшается число тех, кто считает себя в целом неплохими родителями.

В данном разделе невозможно не осветить не так уж редко встречающийся в наше время аспект нарушения детско-родительских отношений — жестокое обращение с ребёнком. Выделяют четыре формы этого нарушения:

  • 1. Физическое насилие — преднамеренное нанесение физических повреждений ребёнку родителями или лицами, их заменяющими, либо лицами ответственными за их воспитание. Эти повреждения могут вызвать серьёзные нарушения физического или психического здоровья, отставания в возрастной норме и даже смерть.
  • 2. Сексуальное насилие или развращение — это случаи сексуальных действий, если они совершались с применением угроз или физической силы, а также если разница в возрасте насильника и жертвы составляет не менее трёх-четырёх лет. Согласие ребёнка на сексуальный контакт не даёт оснований считать его ненасильственным, поскольку ребёнок не обладает свободой, находясь в зависимости от взрослого, и не может в полной мере предвидеть все негативные для себя последствия сексуальных действий.
  • 3. Психологическое (эмоциональное) насилие — периодическое, длительное или постоянное психическое воздействие родителей или других взрослых, ответственных за воспитание ребёнка, приводящее к возникновению у него патологических черт характера или же тормозящее норму его личности. К этой форме насилия относятся:
    • — открытое неприятие и постоянная критика ребёнка;
    • — угрозы в адрес ребёнка, проявляющиеся в словесной форме, без физического насилия;
    • — оскорбления и унижение достоинства ребёнка;
    • — преднамеренная физическая или социальная изоляция ребёнка;
    • — предъявление ребёнку требований, не соответствующих возрасту и возможностям;
    • — ложь и невыполнение взрослым обещаний;
    • — однократное грубое психическое воздействие, вызвавшее у ребёнка психическую травму и др.;
  • 4. Пренебрежение нуждами ребёнка (моральная жестокость) — отсутствие со стороны родителей и других взрослых элементарной заботы о нём, в результате чего нарушается его эмоциональное состояние и проявляется угроза его здоровья и личности (торговля детьми, попрошайничество и др.). Формы моральной жестокости:
    • — недостаточность питания, одежды, жилья, образования, медицинской помощи, включая отказ от его лечения;
    • — отсутствие должного внимания и заботы, в результате чего возможны несчастные случаи;
    • — вовлечение в употребление алкоголя, наркотиков, а также совершение преступления.

Причины нарушений в детско-родительских отношениях в семье дошкольника

детский родительский дошкольник психологический

В течение дошкольного возраста, продолжающегося от 3 до 7 лет, интенсивно развивается общение ребенка со взрослым и развиваются новые формы общения: дополнительно к ситуативно-личностной и ситуативно-деловой формам общения ребенка со взрослым дошкольник осваивает две новые, более сложные формы общения — внеситуативно-познавательное и внеситуативно-личностное. Рассмотрим основные группы причин нарушений детско-родительских отношений, и попытаемся кратко охарактеризовать наиболее часто встречающиеся, в определенном смысле — типичные (когда инициатива исходит от родителей) проблемы. Однако, любая классификация проблем ребенка неизбежно носит условный характер, поскольку в силу целостного характера процесса развития изолированных, локальных проблем практически не бывает: например, дисгармоничные отношения в семье не только рождают стойкий эмоциональный дискомфорт, но обычно сказываются и на взаимоотношениях ребенка со сверстниками, на его познавательной активности, накладывают свой тяжелый отпечаток на формирование всей личности ребенка. И, напротив, как подчеркивает Г.В. Бурменская, трудности ребенка, коренящиеся в снижении его интеллектуального развития, как правило, осложняют детско-родительские отношения, а также проявляются в ходе игры и общения со сверстниками, препятствуя взаимопониманию и создавая почву для взаимной неудовлетворенности и конфликтов.

Первая группа чрезвычайно разнообразных проблем детско-родительских отношений в своей основе имеет общую причину, а именно незнание или сознательное игнорирование родителями возрастных норм и необходимых условий развития ребенка. Это дети, у которых, как показывает обследование, отсутствуют какие-либо отклонения от нормативного хода развития, но в то же время отмечаются определенные трудности во взаимоотношениях. Родители жалуются на капризность, непослушание и упрямство детей (что может быть естественным в кризисные периоды развития), неорганизованность поведения, медлительность, робость, неусидчивость, леность, «беззастенчивость», «лживость» и т.д. Практика консультирования показывает, что многие весьма различные по своей психологической природе особенности поведения дошкольников часто служат причиной недовольства родителей, вызывая эмоциональную напряженность отношений и взаимное раздражение. Широко распространена установка на «всегда послушного», исполнительного («удобного») ребенка. Другой вариант нарушения отношений связан со стремлением многих родителей искусственно форсировать, ускорить темпы развития своих детей, стремлением добиваться опережающего хода развития и превосходства своего ребенка над другими.

При этом родители не видят перегрузок, ослабленности ребенка и не осознают искажений в восприятии ребенка (хороший — только успешный), в воспитательных установках (сверхтребования). В то же время большое число неадекватных требований, предъявляемых к детям, как показывает анализ конкретных случаев, часто бывает связано с различными личностными проблемами самих родителей. Наличие сверхтребований, игнорирование личностной стороны общения свидетельствует, по меньшей мере, о недостаточно чутком отношении родителей к ребенку, об их низкой чувствительности к его потребностям и реальным возможностям, а подчас даже об эмоциональном неприятии его.

Соответственно вторая большая группа проблем в сфере детско-родительских отношений связана с нарушением эмоциональных отношений. Можно выделить следующие варианты эмоционального отношения родителя к ребенку: 1) безусловное эмоциональное принятие (любовь несмотря ни на что); 2) условное эмоциональное принятие (любовь, обусловленная достижениями, достоинствами, поведением ребенка); 3) амбивалентное эмоциональное отношение к ребенку (сочетание позитивных и негативных чувств, враждебности и любви); 4) индифферентное отношение (равнодушие, эмоциональная холодность, дистантность в отношениях, низкая эмпатия); 5) эмоциональное отвержение (игнорирование, эмоционально-негативное отношение к ребенку).

При этом любовь определяется как высокая степень эмоционально положительного отношения, выделяющего его объект среди других и помещающего его в центр жизненных потребностей и интересов субъекта; амбивалентность чувств — как несогласованность, противоречивость нескольких одновременно испытываемых эмоциональных отношений к некоторому объекту. Причины нарушений родительской любви изучены еще недостаточно, однако можно выделить следующие.

1. Фрустрация жизненно важных потребностей родителя в связи с воспитанием ребенка. Депривация может охватывать достаточно широкий спектр потребностей, субъективная значимость которых во многом определяется степенью личностной зрелости родителя: потребность в сне и отдыхе; потребность в безопасности; потребность в общении с друзьями, личные достижения, карьера, профессиональный рост. В этом случае психологическая помощь должна быть направлена на поиск способа удовлетворения жизненно важных потребностей родителя при сохранении им полноценной функции ухода и воспитания ребенка.

2. Мистификация и искажение образа ребенка в результате проекции негативных качеств и приписывание их ребенку, идентификация с аверсивной личностью (вызывающей отвращение у родителя). В результате перенос на ребенка негативного эмоционального отношения, которое родитель испытывает в отношении этой личности. Психологическая работа в этом случае должна быть направлена на объективирование причин, их анализ и помощь в разрешении глубинного конфликта, лежащего в основе проекции.

3. Негативное эмоциональное отношение к ребенку как проявление посттравматического стресса. Фатальное совпадение рождения (начальных этапов воспитания ребенка) и психологической травмы (например утрата близкого человека). Ребенок выступает как символ травмирующей ситуации либо как ее элемент. Направлением психологической работы здесь должна стать работа с посттравматическим стрессом.

4. Личностные особенности родителя (личностный инфантилизм, акцентуации характера, невротизм, неадекватный тип привязанности самого родителя). Здесь требуется индивидуальное психологическое консультирование, а в случае необходимости — психотерапия.

При этом фрустрация определяется как психическое состояние человека, вызываемое объективно непреодолимыми или субъективно воспринимаемыми трудностями, возникающими на пути к достижению цели или к решению задачи; стресс как термин, используемый для обозначения обширного круга состояний человека, возникающих в ответ на разнообразные экстремальные воздействия; личностный инфантилизм — сохранение в психике и поведении взрослого особенностей, присущих детскому возрасту; невротизм — состояние, характеризующееся эмоциональной неустойчивостью, тревогой, низким самоуважением, вегетативными расстройствами.

Следует упомянуть и некоторых отцов и матерей, недостаточно зрелых для роли родителей, тяготящихся заботой о ребенке, загруженных своими собственными делами и проблемами. В таких случаях жалобы родителей указывают не только на неблагополучие собственно детско-родительских отношений, но и обстановки в семье в целом, что требует терапии семейных отношений и (или) проработки родителями собственных проблем.

Также способствуют дисгармоничности отношений между родителями и детьми выраженные различия их темпераментов или характерологического склада, если данные расхождения не осознаются и не учитываются в должной степени родителями (темперамент — характеристика индивида со стороны его динамических особенностей: интенсивности, скорости, темпа, ритма психических процессов и состояний; характер — совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающаяся и проявляющаяся в деятельности и общении, обусловливая типичные для личности способы поведения). Еще одну «острую точку» во взаимоотношениях родителей с детьми младшего дошкольного возраста составляют проявления ими самостоятельности и инициативы, которые часто воспринимаются родителями как желание «делать все по-своему».

Для дошкольного возраста характерен внутренний психологический конфликт, который точно обозначил Э. Эриксон формулой «инициатива против чувства вины». Конфликт возникает потому, что новые, сформировавшиеся способности позволяют детям что-то придумывать, изобретать, подчас ставя себя в такое положение, когда они сами не знают как поступать, какие формы поведения выбрать. В подобных ситуациях они нередко совершают поступки, не одобряемые не только родителями, но и более широким социальным окружением. В таких ситуациях возникает чувство вины и страха.

Чувство вины может появиться у ребенка и в том случае, когда, как ему кажется, он своим поведением, успехами не оправдывает родительских ожиданий и надежд. Пределы собственных физических и умственных способностей еще не всегда осознаются детьми, и иногда им невероятно трудно сдержать порывы буйной фантазии и игру физических сил. Разумеется, в силу общей неумелости детей этого возраста инициативные проявления чаще всего принимают неадекватный характер и пресекаются взрослыми.

В результате эти, по существу, нормальные возрастные особенности (точнее, даже возрастные достижения) ребенка, трансформируясь, принимают форму капризов, непослушания, негативизма и других нежелательных форм поведения. Закономерности онтогенеза личности таковы, что позитивный, одобряемый взрослыми опыт проявления ребенком самостоятельности и инициативы в раннем и дошкольном возрасте абсолютно необходим и имеет фундаментальное значение для всего дальнейшего развития ребенка.

В результате выше перечисленного хотелось бы подчеркнуть, что дошкольный возраст имеет особое значение: коррекция неверных воспитательных установок и дисгармоничных детско-родительских отношений может служить здесь средством своевременной профилактики значительных осложнений и нарушений в развитии эмоционально-волевой сферы ребенка в последующих возрастах.

Нарушения в детско-родительских отношениях

Одно из направлений в описании типологии семейного воспитания — изучение воспитательных родительских установок и позиций. В общем виде были сформулированы оптимальная и неоптимальная родительские позиции.

Оптимальная родительская позиция отвечает требованиям адекватности, гибкости и прогностичности.

Адекватность родительской позиции может быть определена как умение родителей видеть, понимать индивидуальность своего ребенка, замечать происходящие в его душе изменения.

Гибкость родительской позиции рассматривается как способность изменения воздействия на ребенка по ходу его взросления и в связи с различными изменениями условий жизни семьи.

Прогностичность родительской позиции означает, что не ребенок должен вести за родителей, а наоборот, стиль общения должен опережать появление новых психических и личностных качеств детей. В дисгармоничных семьях, там, где воспитание ребенка приобрело проблемный характер, довольно отчетливо выявляется изменение родительских позиций.

К числу наиболее часто встречающихся нарушений в детско-родительских отношениях относятся следующие:
Отвергающая позиция. Родители воспринимают ребенка как «тяжелую обязанность», стремятся освободиться от этой «обузы», постоянно порицают и критикуют недостатки ребенка, не проявляют терпение.

Позиция уклонения. Эта позиция свойственна родителям эмоционально холодным, равнодушным; контакты с ребенком носят случайный и редкий характер; ребенку предоставляется полная свобода и бесконтрольность.

Позиция доминирования по отношению к детям. Для этой позиции характерны: непреклонность, суровость взрослого по отношению к ребенку, тенденции к ограничению его потребностей, социальной свободы, независимости. Ведущие методы этого семейного воспитания — дисциплина, режим, угрозы, наказания.

Отвергающе-принуждаюгцая позиция. Родители приспосабливают ребенка к выработанному ими образцу поведения, не считаясь с его индивидуальными особенностями. Взрослые предъявляют завышенные требования к ребенку, навязывают ему собственный авторитет. При этом они не признают прав ребенка на самостоятельность. Отношение взрослых к детям носит оценивающий характер.

Среди моделей, описывающих дисгармоничность детско-родительских отношений, можно встретить не только типологии деформаций родительских позиций, но и описания ролей, которые приписываются детям в проблемных семьях. Было выделено четыре наиболее типичные роли:
«козел отпущения» — возникает в семье, когда супружеские проблемы родителей, взаимное недовольство друг другом переходят на ребенка, он как бы отводит на себя негативные эмоции родителей, которые на самом деле они испытывают по отношению друг к другу;
«любимчик» — возникает тогда, когда родители не испытывают друг к другу никаких чувств, а эмоциональный вакуум заполняется преувеличенной заботой о ребенке, преувеличенной любовью к нему;
«беби» — отдален от родителей, как бы вытесняется из семейной общности, ему раз и навсегда предписано быть в семье только ребенком, от которого ничего не зависит;
«примиритель» — рано включившийся в сложности семейной жизни, занимает важнейшее место в семье, регулируя и устраняя супружеские конфликты.

В описании этих ролей видно, что ребенок выступает скорее как средство, используемое родителями для решения проблем отношений.

Рассмотрим еще две классификации нарушений в детско-родительских отношениях.

Так, например, А. С. Спиваковская выделяет восемь типов семей с такими отношениями.

Внешне спокойная семья. В этой семье события протекают гладко, со стороны может показаться, что отношения ее членов упорядочены и согласованы. Однако за благополучным «фасадом» скрываются сильно подавляемые в течение длительного времени чувства друг к другу.

«Вулканическая» семья. В этой семье отношения изменчивы и открыты. Супруги постоянно выясняют отношения, часто расходятся, чтобы вскоре нежно любить и опять относиться друг к другу искренне и нежно. В этом случае спонтанность, эмоциональная непосредственность преобладают над чувством ответственности. Хотят того родители или нет, специфическая эмоциональная атмосфера семьи оказывает постоянное воздействие на личность ребенка.

Семья-«санаторий», Это характерный тип семейной дисгармонии. Поведение супругов принимает вид санаторных, усилия затрачиваются на своеобразное коллективное самоограничение. Супруги все время проводят вместе и стараются удержать около себя детей. Поскольку бессознательная цель одного из супругов — удерживание любви и заботы другого, ребенок не может компенсировать недостаток любви со стороны ни одного, ни другого родителя. Ограниченность семьи заботой, внутренними отношениями приводит к постоянной фиксации внимания на здоровье, подчеркиванию всевозможных опасностей, запугиванию. Необходимость удержать ребенка в семье приводит к дискредитации внесемейных ценностей, к процессе общения ребенка, предпочитаемых форм проведения свободного времени. Мелочная опека, жесткий контроль и чрезмерная защита от реальных и мнимых опасностей — характерные признаки отношения к детям в семьях «санаторного» типа.

Такие родительские позиции приводят к чрезмерной перегрузке нервной системы ребенка, при которой возникают невротические срывы.

Семья-«крепость». Для такого типа характерна ограниченность рамками семейного круга с дисгармоничными внутренними связями. Отношение к детям в такой семье жестко регламентируется, необходимость ограничения связей вне семьи приводит к жесткой фиксации всевозможных ограничений.

В семьях по типу «крепости» любовь ребенка все более приобретает условный характер, он любим когда оправдывает возложенные на него семейным кругом требования. Подобная семейная атмосфера и типы воспитания приводят к повышению неуверенности ребенка в себе, к безынициативности, иногда усиливают протестные реакции и поведение в виде упрямства и негативизма. Семья по типу «крепости» ставит ребенка в противоречивую позицию, ситуацию внутреннего конфликта, вызванного рассогласованием между требованиями родителей, окружения и собственным опытом ребенка. Постоянный внутренний конфликт приводит к перенапряжению нервной системы, создает повышенный риск невротического заболевания.

Семья-«театр». В таких семьях стабильность удерживается путем специфического «театрализованного» образа жизни. Отношения в такой семье всегда строятся на игре и эффекте. Как правило, один из супругов в подобных семьях испытывает сильную потребность в признании, в постоянном внимании, поощрении, а также остро ощущает дефицит любви. Демонстрируемая посторонним любовь и забота о ребенке не спасает самого ребенка от ощущения, что родителям не до него, что выполнение отцом и матерью своих родительских обязанностей — формальная необходимость, навязываемая социальными нормами.

В «театрализованном» образе жизни семьи часто возникает особое отношение к ребенку, связанное со стремлением скрыть его недостатки и несовершенства. Все это приводит к ослаблению самоконтроля, потере внутренней дисциплины. Отсутствие подлинной близости с родителями формирует эгоистическую направленность.

Семъя-«третийлишний». Возникает в тех случаях, когда личностные особенности супругов, стиль их составляют особую значимость, а родительство бессознательно воспринимается как помеха супружескому счастью. Так возникает стиль отношений с ребенком по типу скрытого непринятия. Воспитание детей в подобных ситуациях приводит к формированию неуверенности себе, безынициативности, фиксации на слабостях, детям свойственны мучительные переживания собственной неполноценности при усиленной зависимости и подчиняемости родителям. В таких семьях у часто возникают опасения за жизнь о здоровье родителей, они с трудом переносят даже временное разлучение с ними, плохо адаптируются в детских коллективах.

«кумиром». Возникает тогда, когда забота о ребенке превращается в единственную силу, способную удержать родителей друг с другом. Ребенок оказывается центром семьи, становится объектом повышенного внимания и опеки, завышенных ожиданий родителей. Желание уберечь ребенка от жизненных трудностей приводит к ограничению самостоятельности, чему в значительной степени способствует бессознательная тенденция замедлить взросление ребенка, поскольку уменьшение опеки угрожает нарушению семейной группы. При таком воспитании дети становятся несамостоятельными. Вместе с этим возрастает потребность в позитивных оценках, детям недостает любви. Требование признания любой ценой порождает демонстративность поведения. Критичное осознание собственных личностных качеств заменяется негативными оценками других, ощущениями несправедливости и жестокости окружающих.

Семья-«маскарад». Порождается несогласованностью жизненных целей и планов супругов. Воспитание ребенка приобретает черты непоследовательности, и мир предстает перед ребенком разным, порой с противоречивыми сторонами. Мелькание «масок» повышает чувство тревожности. Несогласованность действий родителей, например повышенная требовательность при гиперопеке и всепрощении матери, вызывает растерянность ребенка и расщепление его самооценки.

М. И. Буянов предлагает следующую классификацию типов воспитания, деформирующих характер ребенка.

Воспитание по типу «Золушки», когда родители чрезмерно придирчиво, враждебно или равнодушно относятся к своему ребенку, предъявляя к нему завышенные требования, не ему ласки и теплоты. Дети вырастают нерешительными, пугливыми, неспособными за себя постоять. Вместо того чтобы активно относиться к жизни, некоторые из них уходят в мир фантазий.

Воспитание по типу «кумира» семьи. В таких случаях выполняются все требования и малейшие капризы ребенка. Дети растут капризными, упрямыми.

Гиперопека — особый вид воспитания, при котором ребенка лишают самостоятельности, подавляют его инициативу, не дают развернуться его возможностям. Многие из таких детей вырастают нерешительными, слабовольными.

Воспитание по типу «гипоопека», когда ребенок предоставлен сам себе, никем не контролируется, никто не формирует в нем навыки социальной жизни, не обучает его пониманию «что такое хорошо и что такое плохо».

Нарушение детско -родительских отношений

Семёнова Н.В.

Педагог-психолог

НАРУШЕНИЙ В СИСТЕМЕ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ.

Обеспечение психолого-педагогической поддержки семьи и повышение компетентности родителей (законных представителей) в вопросах развития и образования, охраны и укрепления здоровья детей, является одной из приоритетных задач в работе психолога образовательного учреждения. Работа по профилактике нарушений детско-родительских отношений представляет собой обширную сферу деятельности, в основе которой – отношения между родителями и детьми, особенности их восприятия друг друга.

Воспитание дошкольников протекает в обществе сверстников и поэтому имеет особенно большое значение для формирования у детей с самого раннего возраста инициативы и активности, коллективизма в его первых проявлениях, умения и желания сочетать свои личные интересы с интересами и стремлениями своих товарищей. Но в то же время в условиях жизни ребенка в детском коллективе нужно развивать его личность, сохраняя неповторимую индивидуальность. Семью же часто называют «школой чувств», так как в общении с родными у ребенка формируется способность к сопереживанию, с раннего возраста закладывается эмоциональный фундамент. Семья воспитывает не только тогда, когда родители сознательно осуществляют свою воспитательную деятельность, оказывают воздействие и особенности быта, уклад семьи, ее традиции, характер взаимоотношений ее членов, их нравственные качества, потребности и интересы. Для ребенка имеет большое значение то, как родители одеваются, как они разговаривают с другими людьми и о других людях, как родители радуются или печалятся, как они обращаются с друзьями и врагами, как смеются, читают газету и многое другое.

Детско-родительские отношения — система разнообразных чувств, эмоций, действий, поступков, которая проявляется во взаимодействии родителя и ребенка.

Семейное воспитание – в педагогике понимается как управляемая система взаимоотношений родителей с детьми.

В системе детско-родительских отношений родитель является ведущим звеном и от него в большей мере зависит, как складываются эти отношения, поэтому одной из задач работы с родителями является формирование навыков сотрудничества с ребенком. Признание за ребенком права на собственный выбор, на собственную позицию обеспечивает понимание и лучшее взаимодействие в семье. Ведь при нарушенных отношениях в семье вопрос осуществления воспитательных функций весьма проблематичен.

Исходя из этих определений, типы семейного воспитания понимаются, как интегративная характеристика родительских ценностных ориентаций, установок, эмоционального отношения к ребенку, уровня родительской компетентности.

1. Типы отклонений в семейном воспитании.

В основе классификации типов семейного воспитания такие параметры, как эмоциональное принятие ребенка родителями, заинтересованность в ребенке и забота о нем, требовательность к ребенку, демократизм или авторитарность в семейных отношениях.

При определении направлений своей работы педагоги-психологи исходили из типологии и причин отклонений в семейном воспитании выделенных Э.Г. Эйдемиллером.

Причины отклонений в семейном воспитании по Э.Г. Эйдемиллеру:

  • Отклонения личности родителей – акцентуации личности, психопатии.

  • Психологические (личностные) проблемы родителей, решаемые за счет ребенка – личностная проблема, чаще всего не осознаваемая потребность.

Во многом, этим обусловлен выбор техник и методов работы с родителями и детьми, целью которой является оптимизация детско-родительских отношений в дошкольный период детства.

В обычных семьях, нарушение прав маленьких детей, унижение их достоинства – распространенное явление. Нарушения в семейной системе происходят потому что:

1. Со взрослыми аналогично поступали в их детстве – и тогда необходимо помочь переосмыслить опыт.

2. Родители не знают альтернативных методов воздействия – тогда возможно обучение, поиск иных форм взаимодействия.

3. Родители не воспринимают собственное поведение как травмирующее психику ребенка.

Постоянные приказания, угрозы, предупреждения, нотации, обзывания – все эти формы отражают отношение к ребенку как к объекту воспитания. Они унижают его достоинства. Семьи, склонные к проявлению такого вида отношения составляют группу риска. Это семьи, в которых можно констатировать невнимание мужа к жене, властность матери.

Основная задача при работе с родителями – держать в зоне своего внимания:

— детско-родительские отношения группы риска;

— установки и ценности родителей, их ожидания;

— нарушение супружеских взаимоотношений;

— родительскую компетентность.

Таким образом подход к работе с родителями и детьми позволяет достичь устойчивых положительных результатов:

  • повышению психологической и педагогической грамотности родителей;

  • повышению осознанности;

  • расширению кругозора;

  • формированию родительской позиции;

  • решению проблем воспитания и обучения детей;

  • активному участию родителей в деятельность дошкольного.

Мы часто исходим из положения, что дети должны нас и окружающий мир понимать так же, как взрослые, но это величайшее заблуждение. Дети делают свои выводы, учитывая при этом не только то, что мы им говорим, но и то, что мы при этом делаем, как ведем себя с другими людьми. Наш личный пример является подчас более воспитывающим, то или иное нравоучения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *