Можно ли верить

Можно ли верить

Монолог Сатина о Человеке из пьесы Горького На дне

ОРИГИНАЛ:
Когда я пьян… мне все нравится. Н-да… Он — молится?
Прекрасно! Человек может верить и не верить… это его дело! Человек —
свободен… он за все платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум —
человек за все платит сам, и потому он — свободен!.. Человек — вот правда!
Что такое человек?.. Это не ты, не я, не они… нет! — это ты, я, они,
старик, Наполеон, Магомет… в одном! (Очерчивает пальцем в воздухе фигуру
человека.) Понимаешь? Это — огромно! В этом — все начала и концы… Всь — в
человеке, всь для человека! Существует только человек, все же остальное —
дело его рук и его мозга! Че-ло-век! Это — великолепно! Это звучит… гордо!
Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью…
уважать надо! Выпьем за человека, Барон! (Встает.) Хорошо это… чувствовать
себя человеком!.. Я — арестант, убийца, шулер… ну, да! Когда я иду по
улице, люди смотрят на меня как на жулика… и сторонятся и оглядываются…
и часто говорят мне — «Мерзавец! Шарлатан! Работай!» Работать? Для чего?
Чтобы быть сытым? (Хохочет.) Я всегда презирал людей, которые слишком
заботятся о том, чтобы быть сытыми… Не в этом дело, Барон! Не в этом дело!
Человек — выше! Человек — выше сытости!..
ОБРАБОТКА
Когда я пьян, мне нравится всё.
Ну да, он молится, это прекрасно!
Верить, не верить – дело его…
Ведь он свободен и споры напрасны.
Он может всё… и за всё платит сам:
За веру, за чувства, за ум и обман,
За то, что поверил чужим словесам.
За данную правду – хвала небесам.
Что же такое, скажи, Человек?
Не ты и не я, не они – вовсе нет.
Это мы, это я, Бонапарт, Магомет
В одном… понимаешь? Мы все – Человек
Это огромно. В этом утро и вечер.
Все в человеке и все – человечье.
Есть только он, ну а все, что иное-
Труд его мозга, творенье чудное.
Великолепно, звучит это гордо…
Будь человеком, себе лишь покорным
Надо его… в душе… уважать…
Но… не жалеть… и не унижать
Надо уважить, откроем Бурбон,
Выпьем за Человека, Барон!
Как хорошо это чуять себя
Таким же, как он, хоть и пачканный я:
Жулик, убийца, шулер… ну да…
На улицу выйду, и люди тогда
С укором глядят, да всё сторонятся,
Но говорить в лицо не боятся:
«Эй, Шарлатан, Мерзавец, Работай!»
И дело не в том, что мне не охота.
Работать? Зачем?… Чтобы быть сытым?
Всех презирал я, чьё брюхо набито.
Просто я знаю, что кто-то услышит,
Дело не в том… скажу я, Барон,
Всегда Человек был сытости выше,
Будет всю жизнь выше сытости он.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *