Любовь как страсть

Любовь как страсть

Страсть и любовь: на чем строятся отношения?

Если на небесах разговоры только о море, как утверждают герои фильма «Достучаться до небес», то на земле разговоры только о любви. Наверное, нужно быть очень оригинальным, чтобы не написать про это в канун праздника влюбленных. А давайте поговорим о любви и страсти!
Для многих людей эти два понятия тождественны, их периодически путают, но с точки зрения психологического здоровья и здоровых отношений, это чревато проблемами. Эта бесконечная путаница происходит по причине того, что часто эти два чувства происходят параллельно.

Если сейчас попытаться дать определение «любви», то придется выпустить многотомник с сотнями тысяч текста, и прибавить терабайты видео- и аудиоматериалов. Поэтому давайте сконцентрируем внимание на различиях между любовью и страстью, и будем опираться лишь на некоторые тезисы.

Словарь “Ожегова” любовь определяет, как сильное чувство глубокого расположения, самоотверженной и искренней привязанности. А страсть, как пылкое желание.

Эти два противоречивых определения помогут нам различить эти чувства. Любовь основывается на близости, в то время как страсть исключительно на желании.

Страсть – вожделение человека, не поддающееся контролю и оказывающее значительное воздействие на его мышление и поведение.

Э.Фромм утверждал, что инстинкты, или естественные влечения, коренятся в физиологических потребностях человека, в то время как человеческие страсти – в его характере. Другими словами: инстинкты – это ответ на физиологические потребности человека, то страсти – ответ на его экзистенциальные потребности.

Что лежит в основе отношений?

В контексте разговора об отношениях и любви, мы конечно же рассматриваем в первую очередь любовную страсть. Причина возникновения такой страсти лежит в области биохимии организма. Первое, что замечаем в объекте нашего влечения, это телесная симпатия, здесь срабатывают наши бессознательные идеалы красоты. Второе – запах, вырабатываемый феромоном, распознаваемый органом на стенке носовых пазух. Поэтому один запах человека для нас выглядит как «мой, привлекает», другой же наоборот «не мое».

Страсть – это чувство, вызывающее очень сильные эмоции из-за мощного выброса в кровь адреналина, нейротрофинов, которые действую как наркотик. Поэтому нам так нравится испытывать влечение.

Для человека это чувство как долгожданный, свежий глоток, дающий невероятное количество сил, бурю эмоций, невероятного подъема мотивации.

Вы уже впечатлились этой гремучей смесью биохимии и психических процессов? Но в отличие от животных, мы принимаем решения, пользуясь разумом и логикой. Страсти можно поддаться (такова природа человека), но придаваться ли страстям, это этический и психологический вопрос для каждого.

Отношения, основанные на страсти

В отношениях, основанных на страсти, удовлетворение своих желаний стоит на первом месте. В таком состоянии мы хотим испытывать яркие любовные эмоции, быть с другим, но не хотим привязываться. Эти две противоположные силы создают напряжение, барьер, который не позволяет увидеть и принять другого. Если страсть заполняет все пространство отношений, это погубит их, и в конечном счете приведет к одиночеству. В погоне за страстями, мы не в состоянии принять тепло и заботу другого. Часто независимые люди являются жертвами своей страсти: отношения принесли боль и разочарование, и теперь не пережитая страсть и страх мешают испытать настоящую любовь.

Поэтому можно сказать, что сама по себе страсть – это прекрасно, но когда она занимает лишь часть отношений и является рациональной. Тем более, что выработка гормонов, отвечающих за привязанность и положительное подкрепление сексуального поведения длится не более двух-трех лет. Болезненная страсть, как безумие, лишает человека личности. Мы стремимся поглотить другого, отказываясь от себя. Такие отношения сродни шантажу, где все время звучит вопрос «ты любишь меня?», хотя на самом деле человек приказывает «люби меня!».

В любви может присутствовать страсть, но в страсти нет месту любви.

Отношения на любви

А что же можно сказать о любви? Первое – это, несомненно, более продолжительное чувство, чем страсть. В здоровых отношениях есть «Я» и есть «ТЫ», есть четкие границы, есть свобода и доверие, есть забота и тепло, и при этом есть удивительное чувство близости. Я не зря выделил «здоровые отношения», потому что существуют нездоровые формы подобных отношений, которые склонны выдавать за любовь. К таким, например, относят зависимые отношения (зависимую любовь). Когда нет границ между «Я» и «ТЫ», а существует единственная форма – «МЫ». Такие отношения могут продолжаться годами и приносить массу страданий в обмен на мгновения счастья.

В любовных отношениях высоко ценятся счастье и желания другого, уважаются чувства другого. Такие отношения всегда длительны, и как любые отношения они неизбежно встречаются с кризисами. Однако, в случае взаимной любви, действия выбираются и рассматриваются с осторожностью, с желанием договориться и найти общее решение.

К сожалению, далеко не все люди имели опыт безусловной любви от своей матери, в своей родительской семье, не знали опыта открытых, безопасных и доверительных отношений. Поэтому во взрослой жизни могут демонстрировать некий суррогат, который им кажется любовью.

Исправить ситуацию может только чудо, если они встретят по-настоящему любящего другого человека и будут достаточно открыты, чтобы научиться любить. Во всех остальных случаях – это исключительно работа над собой. В житейской психологии принято считать, что люди не умеют выражать негативные чувства и эмоции, и от этого у них проблемы. Но я чаще сталкиваюсь с другим явлением, когда люди не умеют выражать чувства любви, а еще страшнее – они попросту не имеют опыта этой любви.

Учитесь отделять страсть от любви, учитесь любить! Пускай вас накрывает не только страсть, но в вашей жизни будет любовь!

читать другие статьи на этом сайте:
мужчина и женщина
отношения с бывшими
психология материнства
лишние отношения

Любовная страсть

Прежде всего, сразу нужно оговориться и напомнить, что слово «любовь» — это чистая метафора, которая без дескрипции вносит сумятицу и формализует любое герменевтическое предприятие, по сути, сводя его на нет. С другой стороны, биологизаторское декодирование «любви» страдает таким же формализмом и редукционизмом, что также не проливает никакого света на явление. Оба крайних полюса — поэтическую и наукообразную метафоры — необходимо временно вынести за скобки, не отсечь, но вытеснить, оставляя возможность обратной связи.
Феномен, условно называющийся «любовью» — категорически невозможно разместить в когнитивном пространстве, иначе — о нём совершенно невозможно рассуждать, оттого так много рассуждений. К счастью, данная картина, не смотря на неприкрытое указание, не ограничивается темой «любви», а возможно и вовсе не о ней. Речь скорее об одном из сильнейших аффектов, попавшем в ловушку массированной (но не обязательно сознательной) манипуляции со стороны агентов, отвечающих за разные уровни влияния — личностные, социальные, сущностные, онтологические. В такой перспективе некоторые второстепенные персонажи выдвигаются на передний план, где главную роль играет герой Трентиньяна.
Врач — классический трикстер, ухватившийся за возможность уничтожения критически аффектированного Джорджо с первого же знакомства с ним. В свои намерения трикстер посвящает всех, включая зрителя, плутовской цитатой своего собрата по сущностной природе — Демосфена: «я бегу с поля боя, чтобы иметь возможность на геройский поступок в следующих сражениях». Другими словами, он даёт понять Джорджо, что предоставит ему возможность «героически погибнуть» в этот раз, и на протяжении всего фильма очень тонко, умело и без ошибок конструирует мир доминант, необходимых для подвода героя к пропасти падения, причём заставляет подыгрывать всех участников действа, попавших в западню его игры. В тот момент, когда трикстер готов прикончить героя, он цинично, вскользь проговаривает — «вы красивы и чувственны, не завидую я тем людям, которые наделены этим даром».
Однако же, «заговор» не так просто раскрыть, и чисто внешне, складывается вполне благопристойная картина, где чувственность Джорджо подвергается испытанию при помощи давления различных моральных установок, выработанных общественным опытом и преломлённых в конкретной исторической среде. Испытание проходит путём сомнения в собственных чувствах и поступках, что оборачивается воспитанием «чувства любви», ибо ведущим, общефилософским сомнением фильма движет вопрос — что есть такое — «любовь».
Прилив высоких чувств и райское забытье ничего не подозревающего героя изничтожается агрессивной настойчивостью вопроса о «любви», персонификацией которого, безусловно, является Фоска. И как кажется, сюжет руководствуется тривиальной оппозицией: Клара — внешнее, что равно — «неподлинная любовь», Фоска — внутреннее, что равно — «любовь подлинная». Но это только кажется, на самом деле всё гораздо сложнее. В орбиту врача попадают все персонажи и статисты, даже те, с которыми он лично не знаком, потому и Клара, подыгрывая, резко меняет своё «любовное» настроение и выказывает готовность на разрыв отношений в угоду «испытания/воспитания», в угоду игры, в угоду Фоски.
Трикстер, в своих разоблачительных играх, как правило, ограничивается набором тех инструментов, которые лежат у него под рукой, т. е. изготовлены участниками балагана смертной жизни, наивно вовлечёнными в свои человеческие противоречия, находящимися внутри ойкумены. Набором этим легко манипулировать, когда достаточно посеять небольшие раздоры, запутать, обмануть, поинтриговать, столкнуть лбами себе на потеху от скуки, но недостаточно для чёткой всепоглощающей цели — «уничтожения» высокоморального героя-антагониста. Здесь, трикстер обращается к своему главному секретному оружию, которое древнее его самого, старше любого плутовства, мифологии и смысла — речь о том, откуда явился и сам плут — о первоначальном импульсе небытия.
Фоска и есть этот импульс, для надёжного сокрытия своей всёпроявляющей энергии, внешне тщательно замаскированный беспримерной слабостью, смертельной болезненностью и отталкивающим безобразием. Это та изначальная тёмная материя (начала всего сущего), которую искали древние греки и которую вопрошали греки новые — Гуссерль и Хайдеггер. Она представляет собой угрозу любой попытке остановиться, любому устройству, порядку, осёдлости, при обращении к ней пропадает любая уверенность, любое убеждение, любая стабильность, потому как она всегда заставляет начать заново, всегда возвращает к вопросу — «что есть», например — «что есть любовь».
Фоска — опасное оружие, как брахмастра из индийского эпоса, которая активируется высоким уровнем умственного сосредоточения, доступным лишь богам, святым или трикстеру, и которая также призвана защитить принципы дхармы — свои собственные импульсы созидания через тотальное разрушение наносной косности социальной традиции и человеческой истории в целом (сансара). Здесь мы и приходим к вопросу о мотивах трикстера — а какой ему, собственно, прок в игре ради игры, в уничтожении, зачем ему прибегать к такому тяжёлому оружию, от которого, к слову, не застрахован сам? Всё дело в том, что демонизация и дегуманизация трикстера произошла по всей археологической видимости — позднее, на этапе коллективных расслоений и формирования первых антагонизмов. До этого, до пантеонов — (условно) высшие сущности, персонификации и боги, скорее всего не обладали этическими характеристиками, ни негативными, ни позитивными. Эти сущности не нужно было даже умилостивлять, они не требовали кровавых жертв, оракулов и прослойки посвящённых, с ними контактировали напрямую все члены коллектива, и в этом постоянном контакте разрешали нарождающиеся индивидуальные и коллективные проблемы.
Поэтому трикстер жаждет не сколько погибели, сколько проверки силы, желает провести героя через мощный поток личностного очищения, и нахождения в себе фундаментальных (не зависящих от социально-исторических пертурбаций) основ, ответов, в которых он был бы точно уверен, и Фоска жёстко, истерично вопрошает у Джорджо — «что есть любовь!?». В этом смысле герой действительно «уничтожается» и в самом благоприятном случае, должен возродиться преображённым и дать ответ, и как показывает картина — он его даёт, но последующая судьба указывает на то, что это было очередным заблуждением, самообманом, герой не исчерпал свои возможности до конца и где-то сдался и поспешил с ответом. Не в этот раз. Импульс затухает, трикстер продолжает играть монеткой, полагавшейся в качестве награды герою, при условии его преображения, и уходит посмеивающимся уродливым карликом прочь.
Интересно, что такие трикстеры, Фоски, мятущиеся герои, возникают в бытийных разломах, в кризисах, переходных периодах, как Италия в эпоху войн за национальную независимость, выступающая фоном развернувшейся драмы в картине Скола. Феодальные брачные обряды, куртуазия, адюльтер сходят с арены, и в момент этого ухода временно образуются разрывы, из которых прорывается слепящая тьма, заставляющая пересмотреть главные вопросы заново, ещё раз, в который раз. И надо признать, режиссёр мастерски изобразил слом, разрыв и опустошение, оставив картину открытой, разносящейся эхом призывающей к ответу Фоски.

Любовь-страсть

Фильм «Обыкновенное чудо»

Любовь-страсть.

​​​​​​​ Любовь-страсть — разновидность любви, где сила влечения затмевает разум. Любовь как страстное влечение — не просто сильная симпатия. Большинство из нас знают людей, которые им очень нравятся, но которых они не любят, а некоторые из нас даже чувствовали страстное влечение к тому, кто не особенно нравился.

Мы привыкли любовь как страстное влечение называть любовью, хотя страсть скорее рядится в одежды любви, нежелю любовью является. Как говорил Алексей Клименко: «Страсть — это когда хочется человека сожрать. А любовь — это когда его хочется накормить». Любовь — это доброе отношение к человеку, это забота, это радость от возможности ему дать. А страсть — желание получить человека, чтобы дальше от него получать все и всегда, что хочется. А хочется — очень многого. Это желание ненасытного потребления мы называем — любовью?

Хотя — да, ради того, чтобы от человека так много получить, чтобы им обладать, влюбленный и страстно желающий говорить и нежно-страстные слова говорить, и ухаживать, и делать вид, что заботится… Все это обычно слетает, как посторонняя шелуха, если страстно влюбленный понимает, что ему светит только облом и далее ухаживать и заботиться смысла уже нет. Тогда эта «якобы любовь» легко переплавляется в настоящую ненависть, где любимую можно убить и даже нужно убить, поскольку не дала то, что так от нее хотелось…

Впрочем, когда страстно влюбленный приручен, а возлюбленная защищена, это очень даже прикольно — наблюдать страдания влюбленного и понимать, что это все из-за тебя и для тебя он пойдет на все. Я стала царицей, я могу повелевать — наслаждение наполняет душу…

А для художников пера любовь-страсть — одна из самых ярких тем, где можно широко размахнуть пером и продать народу произведение, которое купят те, кто по любви-страсти скучает…

Подборка ярких цитат их художественной и около философской литературы

Сладострастие может быть самым мрачным человеческим ужасом, предваряющим все ужасы ада…. (О. Мирабо). Бессознательные вожделения человеческой сущности действительно шокируют (П. Гуревич). Мужское влюбление пугает (Л. Толстой). В исследовании похоти значение имеют не сами действия, а мысли, которые за ними стоят (С. Блэкберн). «При любви пожар начинается сверху, а при похоти – снизу» (И. Шевелев). «В сексуальности соединяются самое возвышенное и самое низменное». «Зона заднего прохода, подобно зоне губ, по своему положению подходит к тому, чтобы стать местом присоединения сексуальности к другим функциям тела». (З. Фрейд). «…То, что как раз самые интимные личные связи, какие вообще бывают между живыми существами, в полную меру насыщены агрессией, – тут не знаешь, что и сказать: парадокс это или банальность» (К. Лоренц). «Я не знаю ничего более отвратительного, чем пугающее лицо, охваченное огнем жестокой похоти». «Если именно в таком виде мы предстаем перед женщинами, они в самом деле должны находить нас отталкивающими» (Ж.-Ж. Руссо). — Подборка цитат из книги «Изнанка любви или опыт трепанации греха…»

Семя разложения любви заложено уже в самом сексуальном акте. Н. Бердяев «Истинную угрозу представляет в наше время не мерзость Эроса, а попросту его банкротство» (П. Брюкнер). По какой бы модели ни были построены супружеские отношения, «психика требует все более и более сильных эмоций» (Д. Гусман). «…Душа пресыщается всем, что однообразно, даже полным счастьем» (А. Стендаль). Разнообразия требует похоть, алчущая осквернить еще не оскверненное. «Сладострастие есть процесс обмена действия на удовольствия» (Р. Барт). «Одна разновидность любви уничтожает другую ее разновидность, ибо человек в силу своей природы, насытив голод, теряет интерес к еде» (Г. Маркес). «Женщина – это хорошо накрытый стол, на который смотришь по разному – до обеда и после него» (погов.). «…Досада и раздражение возникает из высокой оценки того, что вызывает наше желание, ибо она обостряет и распаляет любовь; однако обладание вдосталь порождает в нас холодность, и страсть становится вялой, притупленной, усталой, дремлющей» (М. Монтень). «Влюбленный, Еще вчера безумно исступленный, Добившись цели, скучен и не рад, Какой-то меланхолией объят» (Д. Донн).

«Мало кто задумывается над тем, почему наши половые органы выполняют две столь контрастные функции: произведение жизни и выведение из организма мертвых отходов?» (С. Варакин). Создатель, cовместив органы размножения с органами испражнения и предоставив человеку возможность испытывать «злую радость» от осквернения другой личности, полагал, видимо, что лучшей гарантии сохранения вида он не найдет. Очевидно, что независимо от того, идет ли речь об обычном генитальном контакте или о «сексе с человеческим лицом» (В. Гитин), принципиальным в обострении нравственной болезни, называемой половым стыдом, является вопрос о том, какой частью тела мы «любим», какими ассоциациями распаляем свое воображение и из каких представлений и ощущений извлекаем высшее удовольствие.

Видео от Яны Счастье: интервью с профессором психологии Н.И. Козловым

Темы беседы: Какой женщиной нужно быть, что успешно выйти замуж? Сколько раз женятся мужчины? Почему нормальных мужчин мало? Чайлдфри. Воспитание детей. Что такое Любовь? Сказка, которой бы лучше не было. Плата за возможность быть рядом с красивой женщиной.

>Глава 5. Любовь и развитие сексуальных отношений.

. . .

Типы любви.

Любовь принимает разные формы. Есть любовь между родителем, ребенком и другими членами семьи. Любовь друзей, которую древние греки называли филия, предполагает заботу о взаимном благополучии. Между любовниками может существовать страстная любовь или товарищеская любовь. В этом разделе мы рассмотрим именно эти два широко обсуждаемых типа любви, а затем представим две современные модели, или теории, любви.

Страстная любовь.

Страстная любовь, известная также как романтическая любовь или влюбленность, — это состояние полной поглощенности любимым человеком и вожделения к нему. Для этого типа любви характерны интенсивные переживания нежности, радости, тревоги, сильное сексуальное влечение, экстаз. Характерно также и общее физиологическое возбуждение, о котором свидетельствуют учащенное сердцебиение, повышенное потоотделение и стыдливый румянец, сжатие в области живота наряду с чувством огромного волнения. Вот примеры мыслей и утверждений, типичных для этого состояния: «Мои эмоции на пределе», «Подчас мне кажется, что я не могу контролировать свои мысли, они постоянно вращаются вокруг него (нее)», «Мне хочется прикасаться к нему (ней) и хочется чувствовать его (ее) прикосновения», «Я впадаю в отчаяние, когда в наших отношениях происходит разлад», «Никто не сможет любить его (ее) сильнее, чем я» (Hatfield & Rapson, 1987). Основной составляющей этой формы любви обычно является сильное сексуальное желание.

Страстная любовь. Состояние полной поглощенности друг другом. Ее называют также романтической любовью.

Как правило, страстная любовь характерна для самого начала отношений. Порой складывается впечатление, что чем меньше влюбленные знают друг друга, тем более страстные чувства они питают друг к другу. В пылу любви человек не обращает внимания на недостатки партнера и стремится избежать малейших конфликтов с ним. Логика и способность к трезвой оценке оказываются сметенными бурным натиском восторга и возбуждения. Влюбленный воспринимает объект своей любви как верх совершенства.

Неудивительно, что страстная любовь столь недолговечна. Она скорее измеряется месяцами, нежели годами. Любовь, основанная на незнании истинного лица друг друга, неизбежно претерпевает изменения по мере того, как партнеры начинают узнавать друг друга. Однако эта недолговечность страстной любви часто упускается из виду, особенно молодыми людьми, которым недостает опыта длительных любовных отношений. Многие влюбленные, пребывая в пылу любви и будучи убеждены в неизменности своих страстных чувств, спешат связать себя обязательствами по отношению друг к другу (объявляют о помолвке, женятся или начинают жить вместе). И лишь затем, чтобы испытать впоследствии жестокое разочарование. Когда экстаз уступает место рутине и в партнерах впервые вспыхивает недовольство друг другом, неизбежное в обыденных отношениях, они могут усомниться в правильности своего выбора.

«В первые недели и месяцы у нас с Бобом были потрясающие отношения. Мне казалось, что нет человека лучше него, что именно его я искала всю свою жизнь. Но потом вдруг он стал раздражать меня, и каждая наша встреча заканчивалась ссорой. Мне понадобилось время, чтобы понять, что каждый из нас начал видеть в другом реального человека, а не придуманный им же самим образ.» (Из авторских архивов)

Некоторым парам удается пройти через этот период и заложить прочную основу для продолжения любовных отношений. Другие обнаруживают, подчас к собственному изумлению, что их ничто не связывало друг с другом, кроме страсти. К сожалению, многие люди, переживая ослабление страсти в отношениях, склонны усматривать в этом конец любви, а не переход к иному ее типу.

Впрочем, некоторые люди сознательно стремятся к другому типу отношений. Эрих Фромм однажды заметил: «Романтическая любовь — это восхитительная художественная форма, но она недолговечна. Даже самые стойкие ее приверженцы в конце концов признаются, что им хотелось бы вырваться из плена красивой иллюзии и перейти к следующему, несущему более реалистическое удовлетворение этапу отношений» (1965).

Может быть, романтическая любовь — изобретение западной культуры? До недавнего времени подобная точка зрения имела широкое распространение среди антропологов. По мнению этих ученых, влюбленность — слишком сложное явление для представителей малоцивилизованных культур. Необходимые условия для развития этого феномена, такие как наличие досуга, эстетическое чутье и материальное благополучие, для них просто недоступны. Однако не все антропологи разделяли это мнение. Наиболее известны среди них Уильям Янковиак и Эдвард Фишер (W. Jankowiak, E. Fischer, 1992), выполнившие широкомасштабное исследование с целью ответить на вопрос: романтическая любовь — это общемировое явление или она характерна только для некоторых культур? В исследовательских целях они определили романтическую любовь как «интенсивное влечение, включающее идеализацию объекта любви в рамках эротического контекста и надежду на установление более или менее длительных отношений с ним» (р. 150). В поисках свидетельств романтической любви Янковиак и Фишер использовали следующие пять показателей:

1. Рассказы, в которых звучит тоска по любимому человеку.

2. Наличие любовных романсов или любовного фольклора.

3. Случаи тайного бегства любовников.

4. Свидетельства туземцев, подтверждающие существование романтической любви.

5. Антропологические данные, подтверждающие существование романтической любви.

Наличие одного или нескольких из перечисленных показателей рассматривалось исследователями как свидетельство романтической любви. Используя данные критерии, Янковиак и Фишер документально подтвердили существование романтической любви в 147 из 166 исследованных ими культур. Более того, они предположили, что отсутствие такой любви в остальных 19 культурах скорее является результатом несовершенства использованных ими методов исследования, нежели свидетельством существования «безлюбых» культур.

Товарищеская любовь.

Товарищеская любовь — это менее интенсивное переживание, нежели романтическая любовь. Она характеризуется дружескими чувствами и глубокой привязанностью, основанной на хорошем знании любимого человека. Она предполагает зрелую оценку партнерами друг друга. В товарищеской любви есть терпимость к недостаткам другого и желание преодолеть трудности и конфликты. Такого рода любовь направлена на поддержание и укрепление партнерских отношений. Одним словом, товарищеская любовь более долговечна, чем страстная любовь, которая почти всегда имеет преходящий характер.

Товарищеская любовь. Разновидность любви, которая характеризуется дружескими чувствами и глубокой привязанностью, основанной на хорошем знании любимого человека.

В такой любви секс обычно связан с чувством безопасности, которое возникает из хорошего знания партнерами друг друга, в частности знания о том, как доставить друг другу удовольствие. Это знание и взаимное доверие могут стать хорошей основой для экспериментирования и утонченного сексуального общения. В свою очередь, удовольствие, получаемое от секса, способствует укреплению психологических уз между партнерами. Хотя секс в товарищеской любви обычно бывает менее волнующим и будоражащим, чем в романтической любви, субъективно он переживается как более насыщенная, значимая и глубокая связь, о чем свидетельствует следующее откровение:

«Между моим первым браком и вторым замужеством я встречалась со многими мужчинами. Мне нравились ощущения волнения и возбуждения, которые приносила мне каждая новая связь. И это неудивительно, учитывая, что я не знала сексуального удовлетворения в первом браке. И хотя мне сейчас порой не хватает этого состояния радостного возбуждения, я не променяю на него душевный покой и глубину отношений, которыми отмечен мой нынешний брак, длящийся уже 17 лет.» (Из авторских архивов)

Хотя чаще всего любовные отношения начинаются с периода страстной влюбленности и лишь затем перерастают в товарищескую любовь, в некоторых случаях они развиваются по противоположному сценарию. С товарищеской любви могут начинаться отношения людей, которые достаточно долго знают друг друга, будучи просто знакомыми, друзьями или сослуживцами. Сексуальное влечение может поначалу отсутствовать или подавляться в силу обстоятельств. Основой влюбленности и страсти в таких отношениях является хорошее знание партнера, а не возбуждение от неизведанного. Одна женщина так описывает свой опыт:

«Мы с Виктором были хорошими друзьями где-то в течение года. Наши семьи были очень близки. Мы проводили вместе все каникулы. Наши отношения начались с дружбы. Я считала Виктора своим лучшим другом. Я никогда не видела в нем своего парня, и мне казалось, что и я не в его вкусе. Не знаю почему, но в какой-то момент все вдруг изменилось и мы влюбились друг в друга. Это самые чудесные отношения, какие когда-либо были в моей жизни. Мы так откровенны и искренни друг с другом. Недавно мы в первый раз занимались любовью. Это было что-то невероятное. Наверное, потому, что мы были абсолютно открыты друг перед другом. Я могу без стеснения говорить с ним о сексе, могу сказать ему, что мне нравится и что не нравится, и он тоже. Мне кажется, это оттого, что наши отношения начались с дружбы. Говорят, любовники должны быть хорошими друзьями, и это именно наш случай: мы одновременно и друзья, и любовники.» (Из авторских архивов)

Вопрос для критического размышления. В чем, на ваш взгляд, основные различия между страстной и товарищеской любовью? Какие характеристики этих двух типов любви необходимы для построения длительных любовных отношений?>

«Трехкомпонентная теория» любви Стернберга.

Различия между страстной и товарищеской любовью получили дальнейшее уточнение в работах психолога Роберта Стернберга (R. Sternberg, 1986, 1988). Этот ученый предложил интересную теоретическую схему концептуализации тех ощущений, о которых люди сообщают, когда им кажется, что они влюблены. По мнению Стернберга, любовь имеет три лица: страсть, интимность и преданность (рис. 5.1):

— Страсть — это мотивационный компонент любви, своего рода «горючее» для романтических чувств, физического влечения и сексуального интереса. Страстью питается сильнейшее стремление к слиянию с любимым человеком. В каком-то смысле страсть подобна наркотику; оказывая стимулирующее воздействие и являясь источником наслаждения, она способна вызывать неутолимый любовный голод.

— Интимность — это эмоциональный компонент любви, включающий в себя чувство душевного единения с любимым человеком. Интимность предполагает также ощущения тепла, участия, эмоциональной близости, желания помогать любимому и готовность делиться с ним сокровенными мыслями и чувствами.

— Преданность — это мыслительный, или когнитивный, аспект любви, который связан с сознательным решением любить другого и сохранять отношения с ним вопреки возникающим трудностям.

Страсть. Мотивационный компонент любви (согласно трехкомпонентной теории любви Стернберга).

Интимность. Эмоциональный компонент любви (по Стернбергу).

Преданность. Когнитивный компонент любви (по Стернбергу).

Рис. 5.1. «Любовный треугольник» Стернберга: а) три компонента любви; б) разные виды любви, обусловленные различным сочетанием этих трех компонентов. Примечание: «He-любовь» — это отсутствие всех трех компонентов

Стернберг считает, что страсть имеет тенденцию к бурному росту на ранних стадиях любовных отношений и по мере их развития постепенно идет на убыль. Интимность и преданность, напротив, нарастают с течением времени, хотя темпы их роста неодинаковы (рис. 5.2). Таким образом, теория Стернберга помогает объяснить, как страстная любовь эволюционирует в товарищескую любовь. Романтическая любовь, состоящая главным образом из романтических чувств и физического влечения, быстро достигает своего пика и затем столь же быстро идет на спад. Однако по мере ослабления страсти многие пары переживают рост интимности и преданности, что и означает развитие товарищеской любви. Если же между двоими не установится эмоциональная близость и если они не возьмут на себя определенные обязательства друг перед другом, их отношения окажутся под угрозой, когда уляжется страсть. Между ними начнут возникать конфликты. И наоборот, преданность, забота друг о друге и эмоциональная близость служат хорошей основой для разрешения конфликтов и преодоления взаимного недовольства.

Рис. 5.2. Согласно теории Стернберга, страсть быстро достигает своего пика и затем идет на убыль, тогда как другие два компонента любви — интимность и преданность — с течением времени набирают силу

Каждый из трех вышеописанных компонентов является важным параметром любовных отношений. Однако у разных пар эти компоненты бывают представлены в разных сочетаниях и имеют разную степень выраженности. Кроме того, они могут меняться с течением времени в рамках одних и тех же отношений. По мнению Стернберга, разные комбинации данных компонентов имеют своим результатом если не разные виды любви, то по крайней мере различия в переживании любви разными людьми. Например, отсутствие всех трех компонентов характеризует отношения, которые Стернберг называет не-любовью (то, что мы обычно испытываем к случайным знакомым). При наличии одной только интимности можно говорить о дружбе или симпатии. Если есть только страсть и нет интимности или чувства долга, значит, человек переживает страстное увлечение. Чувство долга без страсти и интимности ведет к пустой любви (эта разновидность может быть характерна для долговременных, статичных отношений). Наличием интимности и преданности и отсутствием страсти отмечена товарищеская любовь (к такому типу отношений часто приходят пары, имеющие за плечами долгие годы счастливой семейной жизни). Сочетание страсти и преданности при отсутствии интимности типично для бессмысленной любви — разновидности глупого, по мнению Стернберга, увлечения, когда один обожает и вожделеет другого, но при душевной отстраненности. Любовь, в которой есть интимность и страсть, но отсутствует преданность, Стернберг называет романтической. И наконец, наличие всех трех компонентов характеризует совершенную любовь — ту идеальную разновидность любви, к которой так стремятся люди, но которую так трудно найти и сохранить. Таблица 5.1 резюмирует приведенное выше описание восьми видов любви.

Таблица 5.1. Восемь разновидностей любви по Стернбергу, обусловленные различными комбинациями трех компонентов — страсти, интимности и преданности

Разновидность любви
Страсть
Интимность
Преданность
1.
Не-любовь
2.
Дружба
+
3.
Слепое увлечение
+
4.
Пустая любовь
+
5.
Романтическая любовь
+
+
6.
Бессмысленная любовь
+
+
7.
Товарищеская любовь
+
+
8.
Совершенная любовь
+
+
+

(Источник: Sternberg, 1986.)

Лики сексуальности. Любовь и брак: кросс-культурная перспектива

Ученые, занимающиеся изучением разных культур, обнаружили два важных параметра, отличающих одни культуры от других (Triandis et al., 1990).

В коллективистских культурах, таких как Индия, Пакистан, Таиланд, Филиппины, подчеркивается превосходство групповых, или коллективных, целей над индивидуальными и личными устремлениями. В этих культурах основная цель брака — скорее объединение семей, нежели союз двух индивидуумов. «Хорошим» считается тот брак, который приводит к взаимовыгодному союзу двух семейств. Поэтому браки в коллективистских культурах заключаются главным образом и прежде всего исходя из потребностей семей, а не на основе индивидуальных чувств. Иначе обстоит дело в индивидуалистических культурах, представленных такими странами, как США, Австралия, Англия и европейская Бразилия. В таких культурах индивидуальные цели преобладают над групповыми интересами. Основой для заключения брака в индивидуалистических культурах обычно являются потребности и желания индивидуумов, вступающих в брак, а не интересы их родственников или других социальных групп.

Неудивительно, что представление о том, насколько важна в браке любовь, неодинаково для этих двух типов культур. В индивидуалистических культурах по сравнению с коллективистскими любовь гораздо чаще рассматривается как основа брака. Это различие было продемонстрировано в исследовании, во время которого студентов из 11 стран спрашивали о важности любви для брака (Levine et al., 1995). Как видно из приведенной далее таблицы, представители индивидуалистических культур (США, Англия, европейская Бразилия и Австралия) реже давали утвердительный ответ на вопрос о возможности заключения брака с нелюбимым человеком, чем респонденты, представлявшие культуры с более коллективистским отношением к браку (Индия, Пакистан, Таиланд, Филиппины).

Ответы на вопрос «Вступили бы вы в брак с человеком, которого не любите, но который обладает всеми ценными для вас качествами?»

Культуры
Ответы, %
Да
Нет
Не знаю
Индия 49 24,0 26,9
Пакистан 50,4 10,4 39,1
Таиланд 18,8 33,8 47,5
Филиппины 11,4 63,6 25,0
Соединенные Штаты 3,5 85,9 10,6
Австралия 4,8 80,0 15,2
Англия 7,3 83,6 9,1
Бразилия 4,3 85,7 10,0
Гонконг 5,8 77,6 16,7
Мексика 10,2 80,5 9,3
Япония 2,3 62,0 35,7

Эмпирическое обоснование теорий любви, включая модель Стернберга, ограничено данными лишь нескольких исследований. Например, исследование, в котором принимали участие несемейные пары, показало, что наличие двух из описанных Стернбергом компонентов любви — интимности и преданности — положительно коррелирует с такими характеристиками, как стабильность и длительность отношений (Hendrick et al., 1988). В другом исследовании обнаружилось, что чувство долга и преданность в большей мере характерны для семейных пар, а не любовников, и это согласуется с теорией Стернберга (Acker, Davis, 1992). В том же исследовании было показано, что со временем отношения становятся более интимными и менее страстными, причем ослабление страсти больше выражено у женщин, чем у мужчин. И наконец, относительно недавнее исследование теории любви Стернберга показало, что понимание любовниками трех компонентов любви не претерпевает существенных изменений с течением времени (Reeder, 1996).

Стили любви по Джону Ли.

Вместо того чтобы пытаться определить различные модели, или типы, любви, Джон Аллан Ли (J. A. Lee, 1974, 1988, 1998) предложил теорию, описывающую шесть разных стилей любви для характеристики человеческих интимных взаимоотношений.

— Романтический стиль (эрос) характеризуется тем, что основное внимание при выборе идеального возлюбленного уделяется физической красоте будущего избранника. Для романтика-эротомана на первом месте стоят визуальное наслаждение и тактильные/чувственные удовольствия, источником которых является тело партнера.

— Игровой стиль (лудус) отличается тем, что человеку нравится одерживать многочисленные сексуальные победы, не связывая себя какими-либо обязательствами. Любовь воспринимается как забава, главное в ней — акт соблазнения; отношения имеют случайный и заведомо недолговечный характер.

— Собственнический стиль (мания) характеризуется одержимостью, часто сопровождаемой смятением и ревностью. Такая любовь подобна американским горкам: любой знак благосклонности со стороны возлюбленного вызывает экстаз, а малейшее пренебрежение порождает тревогу и страдания.

— Товарищеский стиль (сторге) характеризуется медленным вызреванием любовных чувств, но устойчивостью отношений. В такой любви нет жара и нервного возбуждения, она подобна тихим, спокойным родственным отношениям и часто начинается с дружбы, которая со временем перерастает в любовь и привязанность.

— Альтруистический стиль (агапе) отмечен самозабвенной заботой о любимом человеке, самоотдачей без ожидания взаимности. Такая любовь терпелива, нетребовательна и свободна от ревности.

— Прагматический стиль (прагма) отличается тем, что человек выбирает себе любимого исходя из рациональных, практических соображений (например, ориентируясь на общность интересов). Он исповедует деловой подход к любви, пытаясь заключить «романтическое соглашение» с тем, кто подходит ему по социальным, образовательным, религиозным или иным критериям.

Что происходит, когда встречаются двое, от природы расположенные к разным стилям любви? Для Ли это критический вопрос. Он полагает, что отношения любовников распадаются потому, что «слишком часто двое, говоря о любви, говорят на разных языках» (Lee, 1974, р. 44). Даже если оба партнера искренне желают построить прочные, долговременные отношения, их усилия могут быть подорваны тщетным стремлением совместить несовместимые стили любви. И наоборот, удовлетворенность любовными и супружескими отношениями часто зависит от того, удается ли человеку найти другого, который «держался бы того же подхода, того же понимания любви» (р. 44).

Для эмпирического исследования теории Ли и выявления описанных им стилей любви опытным путем был разработан специальный вопросник, получивший название «Шкала отношения к любви» (Hendrick & Hendrick, 1986). Одно из исследований с использованием данной шкалы принесло интересные результаты, отчасти подтверждающие гипотезу Ли о том, что успешность отношений зависит от совместимости стилей любви (Hendrick et al., 1988). В другом, более позднем исследовании эта шкала была использована для изучения того, как различные стили любви влияют на степень удовлетворенности интимными отношениями на разных этапах человеческой жизни. В исследовании принимали участие 250 взрослых респондентов, разделенных на четыре группы: не состоящие в браке люди студенческого возраста; состоящие в браке, но не имеющие детей молодые люди; люди, состоящие в браке и имеющие несовершеннолетних детей; и наконец, люди, состоящие в браке и имеющие взрослых детей, живущих отдельно. Обнаружилось, что два стиля любви — эрос и агапе — положительно связаны со степенью удовлетворенности отношениями на всех стадиях жизни. Лудус, как и можно было ожидать, отрицательно коррелировал с удовлетворенностью отношениями у всех трех категорий женатых/замужних людей. Что касается сторге, то здесь значимая корреляция была отмечена только у тех семейных пар, которые имели на попечении несовершеннолетних детей. И наконец, между манией и, как ни странно, прагмой, с одной стороны, и удовлетворенностью отношениями — с другой, не было установлено значимой связи ни для одной из четырех групп (Montgomery, Sorell, 1997).

Все дело в пене: любовь и страсть в мире лягушек

  • Фото: Avalon/Bruce Coleman Inc/Alamy

Среди всех позвоночных животных восточноафриканские древесные хватающие лягушки – самый яркий пример синхронной полиандрии: самка спаривается сразу с несколькими самцами, рассказывает этолог Филлип Бирн из Вуллонгонгского университета в Австралии.
После ливня в растительности около луж собираются самцы и кваканьем призывают самок, которым необходимо оказаться в воде, чтобы впитать кожей влагу. Выбравшись из луж на свисающие над ними ветки, дамы тотчас же попадают в объятия кавалеров.
Пары вместе карабкаются к месту кладки. Там самка выделяет водянистую слизь, которую она взбивает в пену задними лапками, а затем откладывает туда икру. «В этот момент, – говорит Бирн, – вокруг нее собираются до двадцати самцов: они, деловито и синхронно работая задними лапами, помогают ей взбить большое гнездо, куда и помещают свою сперму». На это, а также на то, чтобы надежно укрыть икринки пеной, у них уходит несколько часов. Через пять дней головастики вылупятся и упадут в воду.
Почти все самки вида C. xerampelina спариваются с несколькими самцами, отмечает Бирн. Его исследование показало, что у полигамных самок данного вида головастиков до метаморфоза доживает на 20 процентов больше, чем у моногамных. В отличие от моногамных видов, у самцов этих лягушек нет нужды соперничать во время брачного периода: самка позволяет всем поучаствовать в спаривании, и все проходит довольно спокойно.
АРЕАЛ Леса и травянистые ландшафты Юго-Восточной Африки.
СТАТУС УГРОЗЫ ВИДУ Находится под наименьшей угрозой исчезновения.
ЛЮБОПЫТНЫЙ ФАКТ Благодаря полиандрии потомство C. xerampelina обладает большим генетическим разнообразием. Возможно, именно это помогло ей избежать участи, постигшей треть видов амфибий, – многие ее сородичи находятся под угрозой вымирания или уже исчезли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *