Ланге теория эмоций

Ланге теория эмоций

Теория эмоций Джеймса — Ланге

Теория эмоций Джеймса — Ланге — гипотеза о происхождении и природе эмоций. Теория основывается на том, что эмоции являются следствием осознания человеком рефлекторных физиологических изменений в организме. Вместо того, чтобы чувствовать эмоции и последующее физиологические (телесные) реакции, теория предполагает, что физиологические изменения являются первичными, а эмоции проявляются тогда, когда мозг реагирует на информацию, полученную через нервную систему организма. То есть, согласно этой теории, эмоциональное переживание — это совокупность ощущений, которые произошли вследствие физиологических изменений. Является одной из самых ранних теорий эмоций, которые рассматривает современная психология. Её разработали независимо друг от друга двое учёных в 1880—1890 годах, Уильям Джеймс и Карл Ланге.

Теория была подвергнута критике и модифицирована в течение времени. Современные теоретики построили на ней свои идеи, предположив, что опыт эмоций модулируется в качестве физиологической обратной связи и другой информации, а не состоит исключительно из телесных изменений, как это было предположено Джеймсом.

История

В 1884 году журнал Mind опубликовал статью Уильяма Джеймса «Что такое эмоция». В статье он говорит: «Обыкновенно принято думать, что в грубых формах психическое впечатление, воспринятое от данного объекта, вызывает в нас душевное состояние, называемое эмоцией, а последняя влечёт за собой известное телесное проявление. Согласно моей теории, наоборот, телесное возбуждение следует непосредственно за восприятием вызвавшего его факта, и осознание нами этого возбуждения в то время как оно совершается и есть эмоция». Сравнивая эмоции и инстинкты, он пришёл к выводу, что эмоции — это стремление организма чувствовать, а инстинкты — это побуждение к действию при наличии раздражающего фактора.

Врач Карл Ланге разработал аналогичную идею независимо от Уильяма Джеймса в 1885 году. Обе теории определяют, что эмоции являются следствием физиологических изменений, вызванных раздражителем, но сосредоточены на различных аспектах эмоций. Хотя Джеймс действительно говорил о физиологии, связанной с эмоциями, он был больше сосредоточен на осознании эмоций и их переживаниях. Например, человек грустит, потому что плачет, испытывает гнев, потому что дрожит, а не наоборот. Карл Ланге переосмыслил теорию Джеймса. Он связывает эмоции с сосудисто-двигательной системой: состоянием иннервации и просветом сосудов и трактует их как субъективные образования, возникающие в результате нервного возбуждения. Тем не менее, оба согласились, что если исключить физиологические ощущения, то не будет никакого эмоционального опыта.

Согласно этой теории, у человека есть возможность управлять своими внутренними чувствами и эмоциями. Совершая физические действия, характерные той или иной эмоции, человек начнёт это ощущать и чувствовать.

Критика

Ранняя критика

С момента создания теории ученые нашли доказательства того, что не все аспекты этой теории релевантны и истинны. Эта теория была оспорена в 1920-х годах психологами по имени Уолтер Кеннон и Филипп Бард, которые разработали альтернативную теорию эмоций, известную как теория Кеннона — Барда, в которой физиологические изменения следуют в результате чувств и эмоций. Уолтер Кэннон отметил, что эмоциональные изменения в организме человека происходят не после физических реакций, а до них. Кеннон также подчеркивал, что висцеральные реакции возникают как при ощущении множества различных эмоций, так и в отсутствие их. Например, одни и те же висцеральные реакции, такие как увеличение частоты сердечных сокращений, потливость, расширение зрачков, а также выброса адреналина могут быть связаны с чувством страха или гнева. Тем не менее, они также связаны с такими состояниями, как лихорадка, чувство холода, и затруднение дыхания. Кеннон утверждал, что висцеральные реакции являются медленными и недостаточно чувствительными, чтобы вызвать эмоциональную реакцию, то есть происходит большая задержка между стимуляцией внутренностей и физиологической реакцией.

Современная критика

Лиза Фельдман Барретт указывает на то, что при тестировании этой теории электрической стимуляцией, нет ответа и взаимнооднозначного соответствия между поведением и категорией эмоций. «Стимулирование одного и того же участка в результате даёт различные психические реакции в зависимости от предшествующего состояния человека, а также непосредственного контекста». Она приходит к выводу, что происходит большая реакция, когда человек чувствует эмоции, чем просто физиологически имитирует их: должна произойти некоторая обработка между физиологической реакцией и восприятием эмоций.

Барретт также говорит, что испытание эмоций носит субъективный характер. Нет никакого способа для того, чтобы распознать, чувствует человек грусть, гнев или нечто иное, не полагаясь на восприятие эмоций. Кроме того, люди не всегда проявляют эмоции, используя одни и те же модели поведения. Она говорит, что эмоции являются более сложным явлением, чем просто физические ощущения.

> Примечания

Основные теории эмоций. Периферическая теория эмоций Джеймса-Ланге

12345

Основные теории эмоций. Периферическая теория эмоций Джеймса-Ланге

Согласно этой теории, эмоциональные состояния являются вторичным явлением — осознанием приходящих в мозг сигналов об изменениях в мышцах, сосудах и внутренних органах в момент реализации поведенческого акта, вызванного эмоциогенным раздражителем. Американец В. Джеймс (18884) и не зависимо от него датчанин Г.Ланге (1885) сформулировали теорию, согласно которой возникновение эмоций обусловлено внешними воздействиями, приводящими физиологическим сдвигам в организме. Ощущение этих собственных ощущений в организме и переживаются человеком как эмоция. Джеймс подчеркивал, что телесное возбуждение следует непосредственно за восприятием вызвавшего его факта, и осознания нами этого возбуждения, в то время как оно совершается и есть эмоция. Суть своей теории Джеймс выразил известным парадоксом: «Мы чувствуем печаль, потому что плачем; мы боимся, потому что дрожим». В рамках этой теории физиолого-телесные периферические изменения, которые обычно рассматривались как следствие эмоций, стали их причиной. Теория Джеймса Ланге сыграла важную роль в развитии теории эмоций, обозначив связь между тремя событиями: внешним раздражителем, поведенческим актом и эмоциональным переживанием. Наиболее уязвимым местом теории остается сведение эмоций лишь к осознанию ощущений, возникающих в результате периферических реакций.

Казалось бы, всякий, увидев перед собой раскрытую пасть льва, сначала осознает, что ему «страшно», и лишь потом ощутит вегетативное возбуждение, сопровождающее чувство страха. Но не случалось ли вам, сидя вечером у себя дома за книгой, вдруг почувствовать, как что-то движется возле вас? И хотя вы, вероятно, не вполне уверены в том, что именно вы видели и видели ли вообще что-нибудь, сердце ваше учащенно забьется, а во рту станет сухо. Согласно теории Джеймса-Ланге, человек, оцепеневший на мгновение после напугавшего его события, сначала замечает, что сердце его колотится, и во рту пересохло, а уже затем делает вывод: «До чего же я испугался!» В сущности, теория эта предполагает, что после восприятия, вызвавшего эмоцию, субъект переживает эту эмоцию как ощущение физиологических изменений в собственном организме. Иными словами, физические ощущения и есть сама эмоция. Как говорил Джеймс, «мы грустим, потому что плачем, сердимся, потому, что наносим удар, боимся, потому что дрожим» (James, 1884). Хотя эта теория, подобно более поздней теории Фрейда, пыталась найти физиологические основы эмоций, Джеймс не смог подкрепить ее фактическими данными. Как и Фрейд, Джеймс потерял интерес к физиологии. Позднее он оставил также и психологию, занявшись философией. Однако впоследствии были получены экспериментальные данные, в какой-то мере подтверждавшие его теорию..

Согласно теории американского психолога Джеймса, тот факт, что эмоции характеризуются ярко выраженными изменениями в деятельности внутренних органов, в состоянии мышц (мимика), позволяет предположить, что эмоции представляютсобой суммутолько органических ощущений,вызываемых этими изменениями. Согласно этой теории, человеку грустно, потому что он плачет, а никак не наоборот. Если человек примет зажатую скованную позу с опущенными плечами и головой, то вскоре у него появится и чувство неуверенности, подавленности, грусти. И наоборот, поза с развернутыми плечами, поднятой головой, улыбкой на губах вскоре вызовет и чувство уверенности, бодрости, хорошее настроение. Частично эти наблюдения справедливы, но все, же физиологические проявления не исчерпывают существа эмоций.

Теория Джеймса — Ланге сыграла положительную роль, указав на связь трех событий: внешнего раздражителя, поведенческого акта и эмоционального переживания. Ее уязвимым местом остается сведение эмоций лишь к осознанию ощущений, возникающих в результате периферических реакций. Ощущение выступает здесь как первичное явление по отношению к эмоции, которая рассматривается как ее прямое производное.

По У.Джемсу эмоции возникают как следствие рефлекторно вызываемых висцеральных изменений, а по Г. Ланге — вазомоторным изменениям.

Лимбическая теория эмоций

Наиболее существенный теоретический вклад в создание лимбической теории принадлежит Пейпецу (1937 г.). В соответствии с его взглядами структурно и функционально связанные между собой гипоталамус, передние таламические ядра, поясная извилина, и гиппокамп составляют замкнутый круг, по которому циркулируют эмоциональные процессы.


Рис. 101. Многое из того, что ныне объединяют под названием лимбической системы, входило в «круг Пейпеса»

Теория Кэннона-Барда подчеркивала роль таламуса, как «центра» эмоций. Благодаря работам анатома Джеймса У. Пейпеса (1937) и его продолжателей мы сегодня знаем, что эмоции — это не функция специфических «центров» мозга, а результат активности сложной сети — «круга Папеса» (рис. 101), структуры, объединенные в круг Папеса, составляют большую часть того, что сегодня называют лимбической системой. Папес называл свою схему «потоком эмоций». Он также говорил о «потоке движения», который передает ощущения (т. е. сенсорные сигналы) через тала-мус к полосатому телу, и о «потоке мысли», который передает ощущения через таламус к главным отделам коры мозга. Папес утверждал, что при объединении этих потоков «сенсорные возбуждения… получают свою эмоциональную окраску». Вклад Папеса даже сегодня составляет основу того, что ученые знают о нейроанатомии эмоций.

Лимбическая система

Лимбическая система включает несколько связанных друг с другом образований (рис. 102). К ней относятся некоторые ядра передней области таламуса, а также расположенный ниже небольшой, но важный участок мозга — гипоталамус. Нейроны, специфически влияющие на активность вегетативной нервной системы (и тем самым — на ритм сердца, дыхания и т.д.), по-видимому, сосредоточены в определенных областях гипоталамуса, а именно эти области контролируют большинство физиологических изменений, сопровождающих сильные эмоции. Глубоко в боковой части среднего мозга лежит миндалина (миндалевидное ядро) — клеточное скопление величиной с орех. Эксперименты на животных показывают, что миндалина ответственна за агрессивное поведение или реакцию страха. По соседству с миндалиной находится гиппокамп. Роль его в создании эмоций все еще не очень ясна, но тесная связь с миндалиной позволяет предположить, что гиппокамп тоже участвует в этом процессе. Многие ученые полагают, что он играет определенную роль в интеграции различных форм сенсорной информации. Повреждение гиппокампа приводит к нарушению памяти — к неспособности запоминать новую информацию.

Гиппокамп и другие структуры лимбической системы окружает поясная извилина . Около нее расположен свод — система волокон, идущих в обоих направлениях; он повторяет изгиб поясной извилины и соединяет гиппокамп с гипоталамусом. Еще одна структура -перегородка — получает входные сигналы через свод от гиппокампа и посылает выходные сигналы в гипоталамус. Проследив ход нервных путей мозга, мы можем увидеть, почему все наши взаимодействия с окружающей средой имеют ту или иную эмоциональную окраску. Нервные сигналы, поступающие от всех органов чувств, направляясь по нервным путям ствола мозга в кору, проходят через одну или несколько лимбических структур — миндалину, гиппокамп или часть гипоталамуса. Сигналы, исходящие от коры, тоже проходят через эти структуры.

Ствол мозга


Рис. 103. Структуры ствола мозга, играющие роль в эмоциях. Дофаминовые волокна, идущие от черной субстанции, и норадреналиновые волокна, идущие от голубого пятна, иннервируют весь передний мозг. Обе эти группы нейронов, а также некоторые другие представляют собой части ретикулярной активирующей системы.

Важную роль в эмоциях играет ретикулярная формация — структура внутри моста и ствола головного мозга (рис. 103). Она получает сенсорные сигналы по различным путям и действует как своего рода фильтр, пропуская только ту информацию, которая является новой или необычной. Волокна от нейронов ретикулярной системы идут в различные области коры больших полушарий, некоторые — через таламус. Считается, что большинство этих нейронов являются «неспецифическими». Это означает, что в отличие от нейронов первичных сенсорных путей, например зрительных или слуховых (см. гл. 3), реагирующих только на один вид раздражителей, нейроны ретикулярной формации могут реагировать на многие виды стимулов. Эти нейроны передают сигналы от глаз, кожи, внутренних органов, а также других органов и структур лимбической системе и коре.

Некоторые участки ретикулярной формации обладают более определенными функциями. Таково, например, голубое пятно — плотное скопление тел нейронов, отростки которых образуют дивергентные сети с одним входом, использующие в качестве медиатора норадреналин. Как уже упоминалось в главе 4 в связи с БДГ-сном, некоторые нервные пути идут вверх от голубого пятна к таламусу, гипоталамусу и многим областям коры. Другие направляются вниз к мозжечку и спинному мозгу. Медиатор этих специализированных нейронов — норадреналин (выделяемый также мозговым веществом надпочечников как гормон) — запускает эмоциональную реакцию. Было высказано предположение, что недостаток норадреналина в мозгу приводит к депрессии, а при длительном избыточном воздействии норадреналина возникают тяжелые стрессовые состояния. Возможно, норадреналин играет также роль в возникновении реакций, субъективно воспринимаемых как удовольствие. Другой участок ретикулярной формации — «черная субстанция» — представляет собой скопление тел нейронов, опять-таки принадлежащих к дивергентным сетям с одним входом, но выделяющих медиатор дофамин. Помимо всего прочего дофамин, по-видимому, способствует возникновению некоторых приятных ощущений. Известно, что он участвует в создании эйфории, ради которой наркоманы употребляют кокаин или амфетамины. У больных, страдающих паркинсонизмом, происходит дегенерация нейронов черной субстанции, что приводит к недостатку дофамина. -ДОФА-лекарственный препарат, который дают этим больным, — способствует образованию дофамина, но может в то же время вызывать симптомы, сходные с шизофренией. Это наводит на мысль, что какую-то роль в развитии шизофрении играет избыток дофамина (см. гл. 9). Кора больших полушарий

Области коры, играющие наибольшую роль в эмоциях, — это лобные доли, к которым идут прямые нейронные связи от таламуса. Научные исследования показали, что лобные доли, очевидно из-за связей с таламусом, играют важную роль в эмоциях и их выражении. А поскольку мышление и эмоции не являются раздельными процессами, в создании эмоций, вероятно, участвуют и височные доли, хотя до сих пор мало что известно о механизме взаимодействия мысли и эмоции. Мы много знаем об анатомии лимбической системы, ствола мозга, корковых структур мозга и нервных путей, которые соединяют их между собой и с другими частями нервной системы. Но как они функционируют при эмоциях, в особенности у человека, — это все еще в значительной части остается предметом гипотез. Основанием для этих гипотез служат главным образом исследования на животных, которые и будут сейчас рассмотрены.

Критика Шеррингтона

ШЕРРИНГТОН (Sherrington) Чарльз Скотт (1857—1952) — английский физиолог и психофизиолог. Специалист в области экспериментальной психологии, общей психологии, психофизиологии и сравнительной психологии. Образование получил в Кембриджском ун-те (бакалавр, 1885). Работал в качестве преподавателя физиологии в Лондоне в Госпитале Св. Фомы (1887—1893), затем профессором общей патологии Лондонского ун-та (1891—1895). В 1893 г. был принят в Королевское общество. Последующая преподавательская и научно-экспериментальная деятельность Ш. протекала в качестве профессора физиологии Ливерпульского (1895—1913), Оксфордского (1913—1935) и Эдинбургского (1936—1938) ун-тов. С 1914 по 1917 г. он — профессор-исследователь по физиологии в Королевском ин-те Великобритании. В 1920—1925 гг. избран президентом Королевского общества. В 1932 г. становится лауреатом Нобелевской премии по медицине (совм. с Эдрианом). Награжден орденом «За заслуги» (высший гражданский орден Великобритании), имел двадцать две почетные степени и много др. наград. Был чл. редкол. «British Journal of Psychology» (1904—1935). По своим философским взглядам принадлежал к «физиологическому идеализму»: восприятие объективного мира обусловлено структурными и функциональными особенностями мозга. При этом и материальное, и духовное представляют собой системы, которые лишь вторично взаимодействуют между собой — отсюда его вопрос, в каком месте нематериальное и вечное сознание взаимодействует с нервными клетками мозга («The Brain and its mechanisms», Cambr., 1934). Проводил свои экспериментальные исследования по физиологии НС, исходя из представления о ней как о целостной системе; ввел понятие «интегративной деятельности НС»

В своих исследованиях эмоций он одним из первых предпринял попытку экспериментальной проверки гипотезы У. Джеймса о том, что ощущение изменений в организме предопределяет переживание той или иной эмоции (например, что для возникновения эмоции чрезвычайно важны висцеральные ощущения). Ш. перерезал шейный отдел спинного мозга и блуждающие нервы и в результате продемонстрировал ошибочность этой точки зрения, показав, что хотя висцеральные и органические ощущения и влияют на примитивные эмоции, они скорее усиливают их, а не порождают. К его многочисленным открытиям относятся также демонстрация «значения мышечной активности как для движения, так и для статических поз; открытие того факта, что во время движения противоположные мышцы обоюдно иннервируются, а так же, что многие сложные движения могут быть осмыслены как комбинация простых рефлексов, при которых центральное возбуждение и торможение могут быть алгебраически суммированы. Ш. был и поэтически одаренным человеком (его стихотворения были изданы в однотомнике»The Assaying of Brabantius»), и глубоким философом, интересовавшимся взаимоотношениями души и тела (например, «Goethe on nature and on science», 1942). Он также автор книг: «Text-book of psychology», 1901; «Preface to the integrative action of the nervous system», 1947; «Man on his nature», Cambridge, 1951. Л.А. Карпенко, И.М. Кондаков

Следовательно, коль скоро теория правомерна, у такого животного не должны возникать какие-либо эмоциональные состояния. Но, как оказалось, животное на соответствующие условия отвечало привычными эмоциональными реакциями: на угрожающую ситуацию — страхом, а на приятную — удовольствием.

На основании этого Шеррингтон пришел к выводу, что эмоциональное переживание возникает без органических ощущений, постольку сущность эмоций никоим образом не может быть сведена к висцеральным процессам.

Аналогичный вывод был сделан и Кенноном. Оперативным путем он полностью вырезал у кошки часть нервной системы, ответственной за висцеральные реакции, сопутствующие эмоции страха или гнева, исключив тем самым возможность возникновения органических ощущений. Затем он поместил подопытное животное в ситуацию страха (показал собаку). Выяснилось, что в этих условиях кошка реагирует точно так же, как до операции — выявляет выраженную реакцию страха, то есть теория Джеймса —Ланге еще раз была опровергнута.

Данные, полученные Кенноном, позволили установить, что особенности эмоций не находятся в соответствии с возникающими висцеральными изменениями, что «те же самые висцеральные изменения происходят при самых разных эмоциональных состояниях и при состояниях неэмоциональных»; что висцеральные изменения являются относительно медленными и наступают уже после того, как возникла эмоциональная реакция («Мы сначала пугаемся, а затем бледнеем»); что, наконец, искусственное вызывание у людей висцеральных изменений путем введения адреналина не вызывает соответствующей эмоции («Я чувствуя себя так, — свидетельствует один из испытуемых Кеннона, — как если бы я был испуган»). В результате исследований Кеннона и исследований, аналогичных им, а также на основе анализа данных, полученных при изучении патологических изменений в эмоциональной сфере, возникающих при поражении подкорковых центров, произошел окончательный переход от периферических к «центральны» теориям эмоций.

Согласно схеме, предложенной Кенноном-Бартом, эмоциональные состояния объясняются специфической деятельностью центральной нервной системы и непосредственно связаны с деятельностью таламуса. Так называемая «активационная теория эмоций» Д. Линдслея, опирающаяся на данные электроэнцефалографических исследований функциональных соотношений коры больших полушарий, гипоталамуса и ретикулярной формации, рассматривает эмоции как результат активирующего влияния на кору нижнего отдела последней; при этом функции эмоций заключатся в гомеостатической регуляции висцеральных процессов. Известна также теория Папеца, подчеркивающая преимущественную роль лимбической системы.

К «центральным» теориям принадлежат также представления о механизме эмоций, выдвинутые И.П. Павловым. Он различал, с одной стороны, врожденные эмоции, связанные с удовлетворением или неудовлетворением врожденных инстинктов (эмоции голода, полового влечения, гнева), а с другой, — чувства, возникающие вследствие изменеий условий протекания условно-рефлекторных по своей природе динамических стереотипов («Нужно думать, — писал И.П. Павлов, что нервные процессы полушарий при установке и поддержке динамического стереотипа есть то, что обыкновенно называется чувствами в их двух основных категориях ? положительной и отрицательной ? и в их огромной градации интенсивностей»).

Концепция Арнольда

Концепция Арнольда, согласно которой интуитивная оценка ситуации (например, угрозы) вызывает тенденцию действовать, что, будучи выраженным в различных телесных изменениях, переживается как эмоция и может привести к действию. Если Джеймс говорил «мы боимся, потому что мы дрожим», то из концепции Арнольда следует, что мы боимся потому, что решили, будто нам угрожают. В классификации эмоций М. Арнолд делит эмоции на положительные и отрицательные, критерием этого деления является тенденция (возможность) к действию по сближению/ удалению с объектом.

Когнитивная теория Ортони

В одном из вариантов когнитивной теории эмоций (Ortony et al., 1988) утверждается, что только вербальный фактор (язык и самоотчет) имеет отношение к механизму вызова эмоциональных переживаний.

Основные теории эмоций. Периферическая теория эмоций Джеймса-Ланге

Согласно этой теории, эмоциональные состояния являются вторичным явлением — осознанием приходящих в мозг сигналов об изменениях в мышцах, сосудах и внутренних органах в момент реализации поведенческого акта, вызванного эмоциогенным раздражителем. Американец В. Джеймс (18884) и не зависимо от него датчанин Г.Ланге (1885) сформулировали теорию, согласно которой возникновение эмоций обусловлено внешними воздействиями, приводящими физиологическим сдвигам в организме. Ощущение этих собственных ощущений в организме и переживаются человеком как эмоция. Джеймс подчеркивал, что телесное возбуждение следует непосредственно за восприятием вызвавшего его факта, и осознания нами этого возбуждения, в то время как оно совершается и есть эмоция. Суть своей теории Джеймс выразил известным парадоксом: «Мы чувствуем печаль, потому что плачем; мы боимся, потому что дрожим». В рамках этой теории физиолого-телесные периферические изменения, которые обычно рассматривались как следствие эмоций, стали их причиной. Теория Джеймса Ланге сыграла важную роль в развитии теории эмоций, обозначив связь между тремя событиями: внешним раздражителем, поведенческим актом и эмоциональным переживанием. Наиболее уязвимым местом теории остается сведение эмоций лишь к осознанию ощущений, возникающих в результате периферических реакций.

Казалось бы, всякий, увидев перед собой раскрытую пасть льва, сначала осознает, что ему «страшно», и лишь потом ощутит вегетативное возбуждение, сопровождающее чувство страха. Но не случалось ли вам, сидя вечером у себя дома за книгой, вдруг почувствовать, как что-то движется возле вас? И хотя вы, вероятно, не вполне уверены в том, что именно вы видели и видели ли вообще что-нибудь, сердце ваше учащенно забьется, а во рту станет сухо. Согласно теории Джеймса-Ланге, человек, оцепеневший на мгновение после напугавшего его события, сначала замечает, что сердце его колотится, и во рту пересохло, а уже затем делает вывод: «До чего же я испугался!» В сущности, теория эта предполагает, что после восприятия, вызвавшего эмоцию, субъект переживает эту эмоцию как ощущение физиологических изменений в собственном организме. Иными словами, физические ощущения и есть сама эмоция. Как говорил Джеймс, «мы грустим, потому что плачем, сердимся, потому, что наносим удар, боимся, потому что дрожим» (James, 1884). Хотя эта теория, подобно более поздней теории Фрейда, пыталась найти физиологические основы эмоций, Джеймс не смог подкрепить ее фактическими данными. Как и Фрейд, Джеймс потерял интерес к физиологии. Позднее он оставил также и психологию, занявшись философией. Однако впоследствии были получены экспериментальные данные, в какой-то мере подтверждавшие его теорию..

Согласно теории американского психолога Джеймса, тот факт, что эмоции характеризуются ярко выраженными изменениями в деятельности внутренних органов, в состоянии мышц (мимика), позволяет предположить, что эмоции представляютсобой суммутолько органических ощущений,вызываемых этими изменениями. Согласно этой теории, человеку грустно, потому что он плачет, а никак не наоборот. Если человек примет зажатую скованную позу с опущенными плечами и головой, то вскоре у него появится и чувство неуверенности, подавленности, грусти. И наоборот, поза с развернутыми плечами, поднятой головой, улыбкой на губах вскоре вызовет и чувство уверенности, бодрости, хорошее настроение. Частично эти наблюдения справедливы, но все, же физиологические проявления не исчерпывают существа эмоций.

Теория Джеймса — Ланге сыграла положительную роль, указав на связь трех событий: внешнего раздражителя, поведенческого акта и эмоционального переживания. Ее уязвимым местом остается сведение эмоций лишь к осознанию ощущений, возникающих в результате периферических реакций. Ощущение выступает здесь как первичное явление по отношению к эмоции, которая рассматривается как ее прямое производное.

По У.Джемсу эмоции возникают как следствие рефлекторно вызываемых висцеральных изменений, а по Г. Ланге — вазомоторным изменениям.

Таламическая теория эмоций Кенона-Барда

⇐ Предыдущая12345

Одна из первых центральных эмоций — таламическая теория эмоций была создана в 1929 году. Физиолог У. Кенон пришел к выводу, что в теории Джеймса — Ланге ошибочно само исходное положение, согласно которому каждой эмоции соответствует свой собственный набор физиологических изменений. Его исследования показали, что одни и те же физиологические реакции могут сопровождать разные по модальности эмоции. У. Кенон пришел к выводу о том, что телесные изменения при эмоциях биологически целесообразны и являются средством до достижения цели — они готовят организм к борьбе или бегству. Согласно таламической теории (сигналы активизации вегетативных функций возникают в одном и то же центре мозга — таламусе) психологическое переживание и физиологические реакции возникают одновременно. Согласно этой теории центральной структурой эмоционального процесса является таламус, а сам процесс относится к разделу безусловных рефлексов. Таким образом, таламус рассматривается как резервуар эмоционального напряжения который при известных условиях разряжается мощными импульсами направляющимися преимущественно к коре и вызывающими эмоции злобы, страха и т.д.

В 1929 году физиолог Уолтер Кэннон пришел к поразительному выводу, что в теории Джеймса-Ланге ошибочно само исходное предположение, согласно которому каждой эмоции соответствует свой собственный набор физиологических изменений. Исследования Кэннона показали, что одни и те же физиологические сдвиги могут сопровождать несколько разных эмоций. Например, мурашки появляются у вас и тогда, когда вы слушаете прекрасную музыку, и тогда, когда наблюдаете вскрытие трупа. Таким образом, эмоция — это нечто большее, чем ощущение, связанное с вегетативной реакцией. Современные данные, пожалуй, свидетельствуют в пользу точки зрения Кэннона. Состояния возбуждения при сильных эмоциональных реакциях действительно кажутся одинаковыми, и они доходят до сознания сравнительно медленно. Теория Кэннона, которая впоследствии была модифицирована Филиппом Бардом, в сущности утверждала, что при восприятии событий, вызывающих эмоции, нервные импульсы сначала проходят через таламус. 3атем возбуждение как бы расщепляется: половина идет в кору больших полушарий, где порождает субъективное переживание страха, гнева или радости; другая половина идет в гипоталамус, который управляет физиологическими изменениями в организме. Согласно теории П. Барда, эмоциональные переживания возникают одновременно с физиологическими изменениями.

Согласно теории Кэннона-Барда, психологическое переживание и физиологические реакции возникают одновременно (рис. 100).

Физиологическая часть теории Кэннона-Барда не была верна в деталях. Но она вернула процесс возникновения эмоций из периферических органов, куда его относила теория Джеймса-Ланге, обратно в мозг. Согласно возражениям У. Кэннона против теории Джемса-Ланге, полное отделение внутренних органов от ЦНСне изменяет эмоциональное поведение животного, а также одни и те же висцеральные изменения происходятпри разных эмоциональных и неэмоциональных состояниях.

Лимбическая теория эмоций

Наиболее существенный теоретический вклад в создание лимбической теории принадлежит Пейпецу (1937 г.). В соответствии с его взглядами структурно и функционально связанные между собой гипоталамус, передние таламические ядра, поясная извилина, и гиппокамп составляют замкнутый круг, по которому циркулируют эмоциональные процессы.


Рис. 101. Многое из того, что ныне объединяют под названием лимбической системы, входило в «круг Пейпеса»

Теория Кэннона-Барда подчеркивала роль таламуса, как «центра» эмоций. Благодаря работам анатома Джеймса У. Пейпеса (1937) и его продолжателей мы сегодня знаем, что эмоции — это не функция специфических «центров» мозга, а результат активности сложной сети — «круга Папеса» (рис. 101), структуры, объединенные в круг Папеса, составляют большую часть того, что сегодня называют лимбической системой. Папес называл свою схему «потоком эмоций». Он также говорил о «потоке движения», который передает ощущения (т. е. сенсорные сигналы) через тала-мус к полосатому телу, и о «потоке мысли», который передает ощущения через таламус к главным отделам коры мозга. Папес утверждал, что при объединении этих потоков «сенсорные возбуждения… получают свою эмоциональную окраску». Вклад Папеса даже сегодня составляет основу того, что ученые знают о нейроанатомии эмоций.

⇐ Предыдущая12345
>Психология

Теория Джеймса — Ланге

Эта теория эмоций была практически одновременно выдвинута в 1920-х годах сразу двумя учеными: датским физиологом Карлом Ланге и американским психологом Уильямом Джеймсом. Согласно теории, эмоции представляют собой результат физиологической реакции на значимое событие. Теорию Джеймса — Ланге можно разбить на следующую последовательность:

Последовательность возникновения эмоции как физиологическая реакция

При воздействии внешнего раздражителя включается определенная физиологическая реакция, на ее основе возникает эмоция или эмоциональная реакция, всецело зависящая от интерпретации физиологической реакции. Например, при встрече со львом ваше сердце, скорее всего, начнет бешено колотиться, а тело дрожать. По теории Джеймса — Ланге, далее разум интерпретирует физическую реакцию и приходит к заключению, что вы испуганы.

Надо сказать, впоследствии был выдвинут целый ряд убедительных доводов, опровергающих теорию Джеймса — Ланге, и в современном научном мире у нее мало сторонников. И все-таки психологи и сегодня считают ее весьма ценной и даже приводят примеры в подтверждение ее правоты, например механизм развития фобии или панического расстройства. Скажем, если у человека на какое-либо событие возникла негативная физиологическая реакция, например тошнота, она вполне может переродиться в реакцию эмоциональную, в частности в чувство тревоги, и между этими двумя состояниями возникнет четкая ассоциация. Впоследствии этот индивид, скорее всего, будет стараться избегать любых ситуаций, которые могут привести к негативной эмоции.

Теория эмоций Кэннона — Барда

В 1930-х годах Уолтер Кэннон и Филипп Бард разработали в качестве аргумента против описанной выше теории Джеймса — Ланге свою теорию. По утверждению психологов, физиологические реакции и эмоции происходят одновременно. Эмоция возникает, когда таламус — область головного мозга, контролирующая моторные функции, состояния сна и бодрствования и обработку сенсорных сигналов, — реагируя на конкретный раздражитель, посылает мозгу определенное сообщение, в результате чего происходит физиологическая реакция.

Механизм возникновения эмоции изображен на рисунке ниже.

Событие вызывает возбуждение и эмоциональную реакцию

На органы чувств воздействует некий первоначальный раздражитель. Далее он передается в кору головного мозга, где происходит анализ, как будет направлена эта реакция, что, в свою очередь, активирует таламус, — то есть раздражитель воспринимается и интерпретируется. После этого одновременно возникают две реакции: эмоциональная и физиологическая. Иными словами, при встрече со львом вы почувствуете сильное сердцебиение и дрожь одновременно с сильным испугом.

Теория мимической обратной связи

Появление этой теории связывают с научной деятельностью Уильяма Джеймса, но в 1962 году ее развил Силвен Томкинс. Согласно этой теории, эмоциональное переживание по меньшей мере усиливается обратной связью, возникающей при активации лицевых мышц, которые участвуют в мимической эмоциональной экспрессии; в противном случае мы просто оцениваем событие рассудочно. Иными словами, улыбающийся человек счастлив, нахмуренный — озабочен или опечален. Именно движения лицевых мышц дают мозгу подсказку, на основе которой он идентифицирует источник эмоции, а не наоборот.

Вернемся к нашему примеру. Когда женщина слышит позади себя чьи-то шаги, ее глаза расширяются, а зубы сжимаются. Мозг интерпретирует эти изменения лицевых мышц как выражение страха и сообщает женщине, что сейчас ей страшно.

Изменения лицевых мышц формируют эмоцию

Исследование Карни Ландиса

В 1924 году психолог-аспирант из Университета Миннесоты Карни Ландис, чтобы лучше понять взаимосвязь между мимикой и эмоциями человека, разработал эксперимент. Ландис хотел узнать, характерна ли для людей, испытывающих одинаковые эмоции, универсальная мимика. Например, будет ли одинаковым у разных людей выражение лица, когда они испытывают отвращение?

Для участия в эксперименте Ландис привлек в основном таких же, как он, аспирантов. Он нарисовал на лицах испытуемых черные линии, чтобы было удобнее следить за мельчайшими движениями их лицевых мышц, а затем на них воздействовали разными раздражителями, которые, по мнению Ландиса, должны были вызвать сильную эмоциональную реакцию. Каждую реакцию исследователь фотографировал. Испытуемые нюхали аммиак, смотрели порнографический фильм, засовывали руку в ведро с лягушками. Но самой потрясающей была финальная часть эксперимента. Участнику давали живую крысу и просили ее обезглавить. Эта идея вызвала у всех искреннее отвращение, тем не менее две трети испытуемых выполнили требование. А за тех, кто отказался отрезать крысе голову, Ландис выполнил задание сам.

Хотя этот эксперимент не выявил абсолютной универсальности в выражениях лиц людей и не обнаружил прямой связи между мимикой и переживаемой эмоцией (отвращением), он во многом предвосхитил результаты другого исследования — широко известного эксперимента с подчинением авторитету Стэнли Милгрема, проведенного сорок лет спустя. Ландис чрезмерно сосредоточился на исследовании мимики испытуемых и не понял, что самым интересным результатом опыта оказалось то, что большинство участников безропотно выполняли даже самые бессмысленные и жестокие распоряжения облеченного властью экспериментатора.

Пол Клейнман: Психология. Люди, концепции, эксперименты

< Предыдущая

Практическое применение периферической теории эмоций

Периферическая теория возникновения эмоций была с успехом использована для решения важнейших задач практики. Пожалуй, наиболее известным изобретением, разработанным на базе этой теории, стал так называемый детектор лжи. В настоящее время в США проводится более 2 млн проверок на детекторе лжи в год (в СССР в 1930-е гг. на детекцию лжи был введен запрет, снятый в 1993 г.). Данную технологию применяют не только для раскрытия преступлений, но и при приеме на работу, при выдаче въездных виз и т.д. Детектор лжи – это популярное название полиграфа – технического устройства, основанного на методе сопряженных моторных реакций (впервые этот метод был предложен в России А. Р. Лурией). Проследим рассуждение, с помощью которого обосновывается правомерность этого метода.

Поскольку эмоция, по мнению сторонников периферической теории, есть результат осознания происходящих в организме физиологических изменений, между физиологической реакцией и ее осознанием должен быть некоторый временной зазор. Другими словами, эмоция проявляется в теле прежде, чем субъект может ее осознать и проконтролировать. Таким образом, в принципе возможно «поймать» аффектогенные стимулы, значимость которых человек хочет скрыть от окружающих. В самом простом виде процедура детекции лжи выглядит так. Испытуемому зачитывают список, в который входят как «обычные» слова, так и те, которые могут вызвать эмоциональную реакцию. Например, человеку, который подозревается в преступлении, перечисляют ряд бытовых предметов (стул, стол, диван, отвертка, чайник, сковорода, нож и т.п.). При этом фиксируются его физиологические показатели. Предположим, что расследуемое убийство было произведено отверткой. Тогда физиологические показатели невиновного после прослушивания целевого слова и всех остальных будут идентичны. Виновный же обнаружит резкую соматическую реакцию именно на ключевое слово. Другими приемом выявления аффектогенного стимула является оценка следующей за ним моторной реакции, например нажатия на кнопку. Для аффектогенных стимулов время реакции и сила нажатия будут больше (человек прикладывает усилия, чтобы скрыть эмоцию). Современные модификации полиграфа, конечно, включают в себя фиксацию гораздо более тонких и информативных показателей, таких как изменение сопротивления кожи (кожно-гальваническая реакция – КГР), кровенаполнения сосудов (плетизмограмма), напряженность мускулатуры (электомиограмма), динамику ритмов электрической активности мозга (электро-энцефалограмма – ЭЭГ), дыхания, сердцебиения и т.д., а предъявление стимуляции часто носит подпороговый характер (см. гл. 7).

Справедливости ради стоит отметить, что идея выявления эмоций по неподконтрольным разуму телесным реакциям была распространена уже в древности. Например, в Древнем Китае обвиняемому предлагалось выслушать обвинение, держа во рту пригоршню сухого риса. Затем подсудимый должен был выплюнуть рис для проверки. Если рис остался сухим, т.е. у подсудимого не выделялась слюна, значит, он испытывал страх и признавался виновным. Аналогично этому в Западной Африке подозреваемые в преступлении передают из рук в руки птичье яйцо. Виновным считается тот, кто не сможет справиться с дрожанием рук и раздавит скорлупу.

Центральные теории эмоций

Против периферической теории эмоций выступили авторы альтернативной (таламической) теории У. Кэннон и Ф. Бард (1928). Они считали, что, во-первых, реакции тела недостаточно различимы, чтобы быть однозначно связанными с той или иной конкретной эмоцией. Например, учащенное сердцебиение может свидетельствовать и о страхе, и о гневе, и даже о состоянии влюбленности. Во-вторых, при одном эмоциональном состоянии могут наблюдаться диаметрально противоположные физиологические изменения. Так, французский физиолог Дюма (Dumas, 1896) описал два типа радости. В одном случае радость сопровождалась расширением сосудов, ускорением сердечных сокращений, учащением дыхания, понижением артериального давления (АД), а в другом, наоборот, – сужением сосудов, замедлением сердцебиения и дыхания, повышением АД. В-третьих, зачастую физиологические изменения происходят слишком медленно, чтобы быть источником эмоциональных переживаний. Скорее, по наблюдениям Кэннона и Барда, физиологические и психологические составляющие эмоции совпадают во времени. И наконец, искусственное изменение физиологического состояния не вызывает строго определенную эмоцию. Например, инъекция адреналина не приводит к автоматическому переживанию страха, скорее, человек чувствует некоторый неспецифический дискомфорт.

Таким образом, согласно Кэннону и Барду и физиологические изменения, и субъективные переживания есть результат активности мозговых структур (в первую очередь таламуса), они – не причина друг друга, а параллельно развивающиеся процессы. Концепцию Кэннона – Барда часто называют таламической, так как в ней центральная роль в запуске эмоциональных состояний отводится таламусу. По их мнению, таламус выполняет роль «диспетчера», который при возникновении эмоциогенной ситуации одновременно посылает информацию вегетативной нервной системе и коре больших полушарий мозга.

Ограниченность подхода Кэннона и Барда, утверждающего психофизиологический параллелизм, стала очевидна при проведении более поздних исследований. В частности, Дж. Хохман (1966) провел интервьюирование 25 ветеранов Второй мировой войны, у которых были ранения позвоночника. Лишенные возможности получать физиологическую информацию от своего тела, они констатировали значительное снижение общей интенсивности переживания эмоций. Конечно, данный опыт нельзя признать абсолютно «чистым», так как обследованные ветераны, безусловно, помнили сигналы своего тела, которые они испытывали до ранения. Кроме того, идея об уникальности физиологического состава различных эмоций подтверждается новыми нейрофизиологическими данными. Было выяснено (Panksepp, 1998,2000), что переживание каждой эмоции обеспечивается в том числе уникальным «коктейлем», вырабатываемых в мозге нейромедиаторов (табл. 5.2)

Таблица 5.2

Гуморальное обеспечение дифференциальных эмоций (по Panksepp, 2000)

Эмоциональный комплекс

Нейромедиаторы

1. Поиск

Дофамин, эндорфины, глютаматы

2. Удовольствие

Стероиды, опиаты

3. Забота

Пролактин, опиаты

4. Паника

Глютоматы, опиаты, пролактин

5. Страх

Серотонин, глютаматы, нейропептиды

6. Гнев

Ацетилхолин, глютаматы

7. Игра

Ацетилхолин, опиаты, глютаматы

Однако заслуга Кэннона и Барда состоит в том, что они переместили акцент исследований эмоций в собственно психологическую плоскость, и благодаря им произошел поворот от преимущественно физиологических воззрений на эмоции к учету когнитивною фактора.

Когнитивные теории эмоций утверждают, что содержание (качественные особенности) и интенсивность (сила) эмоции зависят от того, как субъективно оценивается ситуация в ее отношении к мотивационному состоянию субъекта. Пионером в данном подходе стал американский психолог Ричард Стэнли Лазарус (1922–2002).

В классических исследованиях Лазаруса и его коллег (Lazarus, Mordkoff & Davison, Speisman, 1964), проверялось влияние интерпретации событий на силу возникающих переживаний. Трем группам испытуемых демонстрировался один и тот же фильм о ритуальной операции, которая проводится мальчикам-аборигенам в Австралии, но титры в каждой группе были разными. При этом фиксировалась динамика сопротивления кожи (КГР), являющаяся объективным показателем силы эмоции, и проводился опрос о субъективной интенсивности эмоционального переживания. Первой группе давалась информация о том, что данная процедура очень болезненна и травматична (подчеркивание вреда), второй группе сообщалось, что этот ритуал не вызывает боли и абсолютно необходим для превращения юноши в настоящего мужчину (отрицание вреда), третьей группе фильм демонстрировали без всяких пояснений, просто подчеркивая факт существования экзотических обычаев в других культурах. Результатом опыта стало то, что сила эмоций участников эксперимента уменьшалась от первой «травматической» группы к третьей, названной авторами «интеллектуальной», что, безусловно, доказывает решающую роль нашего понимания происходящего как условия возникновения определенных эмоциональных процессов. Многие современные психотерапевтические практики используют приемы переинтерпретации травмирующих жизненных событий для преодоления негативных эмоциональных состояний человека.

Р. Лазарус выделил два этапа оценки информации – первичную и вторичную оценку. Только взятые в совокупности, результаты первичной и вторичной оценки предсказывают конкретное эмоциональное состояние субъекта и его интенсивность. Первичная оценка, но Лазарусу, касается природы действующего на человека стимула (относится ли он к актуальному мотиву? является ли препятствием в достижении цели? задевает ли ценности личности?). Представим следующий пример. Вы проходите мимо кафе и видите двух сидящих за столиком женщин, которые с аппетитом поедают пирожные. Какую эмоцию вызовет у вас эта сцена? Ответить на этот вопрос можно только проанализировав параметры первичной оценки. Допустим, вы – частный детектив, которому поручена слежка за одной из этих женщин. Тогда увиденное вызовет у вас эмоцию интереса (отношение к цели). Вы подходите поближе и обнаруживаете, что отделяющее вас от собеседниц стекло мешает расслышать разговор (препятствие). Эмоция интереса сменится разочарованием. И наконец, вы обратите внимание па то, что на одной из посетительниц дорогого заведения надета шляпка, похожая на недавно купленную вами (конечно, если вы носите дамские шляпки). Тогда разочарование внезапно может уступить место эмоции гордости за то, что вы следуете последним модным тенденциям (личные ценности). Однако развитие эмоционального процесса не ограничивается первичной оценкой. За ней следует вторичная оценка вариантов последствий собственной активности субъекта в ситуации. Она включает в себя степень доверия к источнику информации (может быть, женщина догадывается о слежке и ведет себя осторожно?), потенциал преодоления (сможете ли вы незаметно пробраться в кафе и все-таки услышать интересующий вас разговор?) и прогноз развития ситуации в свете будущего (будет ли у вас еще шанс узнать то, что вы хотите?). Возможный веер ответов, по Лазарусу, предопределяет и многообразие эмоциональных реакций. Так, недоверие к источнику может вызвать у вас гнев, а оценка потенциала преодоления как высокого, наоборот, пробудить азарт.

Важно отметить, что, несмотря на явный акцент на познавательной активности человека, когнитивные теории эмоций вовсе не настаивают на ее безупречности. Так, восприятие может быть неточным (это была вообще не та женщина, которую вы разыскивали), а убеждения – неверными (вы убеждены, что все женщины, которые носят шляпки, глупы). В результате возникшая у вас эмоция не будет адекватной оценкой реальности. Например, человек может панически бояться летать на самолетах и при этом спокойно ездить на автомобиле с неисправными тормозами.

22. Основные теории эмоций.

Эмоции:

  • психическое отражение в форме пристрастного переживания отношения явлений и ситуаций к потребностям

  • психическое состояние, связанное с потребностями и мотивами индивида и выражающееся в форме дифференциальных переживаний.

  • реакции человека на воздействие внутренних и внешних раздражителей, имеющих ярко выраженную субъективную окраску.

  • носят ситуативный характер и выражают оценку личностью определенной ситуации, связанной с удовлетворением потребностей человека в данный момент.

  • выступают в качестве внутренних побуждений к деятельности.

В эмоциональной сфере выделяют группы эмоционального переживания: аффекты, настроение, чувства.

Аффект – сильная, бурная, но относительно кратковременная эмоциональная реакция на внешний стимул, который полностью захватывает психику человека (ярость, гнев, ужас и др.). Имеют бурный характер.

Настроение – продолжительное возбуждение души. Имеют спокойный характер.

Чувства (высшие эмоции) – психологические состояния, проявляющиеся социально обусловленными переживаниями, которые выражают длительное и устойчивое эмоциональное отношение человека к реальным и воображаемым объектам. Они же вторичные эмоции, так как они сформировались как своеобразное обобщение соответствующих простых эмоций. Чувства всегда предметны: 1) моральные (нравственно-этические). 2) интеллектуальные, практические.

Функции Э.

  1. Оценка смысла раздражителя.

  2. Мобилизация. Адреналин в кровь при страхе повышает способность к бегсту.

  3. Следообразующая. Ребенок обжегся, поплакал, запомнил.

  4. Побуждение и поддержание деятельности.

  5. Запасной ресурс для решения задач, компенсируют информационный дефицит

  6. Коммуникация.

  • Эволюционная теория Ч. Дарвина.

Эмоции и выразительные действия, которые их сопровождают, являются рудиментами инстинктивных движений. Эмоции являются положительным эволюционным приобретением. Эмоции появились в процессе эволюции живых существ как жизненно важные приспособительные механизмы, способствующие адаптации организма к условиям и ситуациям его жизни. Телесные изменения, сопровождающие различные эмоциональные состояния, в частности, связанные с соответствующими эмоциями движения, по Дарвину, есть не что иное, как рудименты реальных приспособительных реакций организма.

  • Пример

Разгневанный человек краснеет, тяжело дышит и сжимает кулаки потому, что в первобытной своей истории всякий гнев приводил людей к драке, а она требовала энергичных мышечных сокращений и, следовательно, усиленного дыхания и кровообращения, обеспечивающих мышечную работу. Потение рук при страхе он объяснял тем, что у обезьяноподобных предков человека эта реакция при опасности облегчала схватывание за ветки деревьев.

  • Периферическая теория Джемса – Ланге (1880—1890 гг).

Эмоции — сумма органических ощущений, вызываемых телесными изменениями. Сначала происходит периферическое функциональное изменение во внутренних органах, а затем появляется эмоция. Схема: внешнее событие — восприятие стимула — телесные реакции организма => возникновение эмоций. «Человеку грустно, т.к. он плачет».

Американский психолог У. Джемс (1884) выдвинул «периферическую» теорию эмоций, основанную на том, что эмоции связаны с определенными физиологическими реакциями. Плач, дрожь, смех – источники эмоций. Человеку грустно, т.к. он плачет. Согласно Джеймсу возникновение эмоций обусловлено вызываемыми внешними воздействиями изменениями в произвольной двигательной сфере, сфере непроизвольных актов сердечной, сосудистой, секреторной деятельности. Совокупность ощущений, связанных с этими изменениями, и есть эмоциональное переживание. «Боимся, потому что дрожим».

Независимо от У. Джемса датский патологоанатом К. Г. Ланге в 1895 году опубликовал работу, в которой высказывал сходные мысли. Но если для Джеймса органические изменения сводились к висцеральным (внутренних органов), то для второго они были преимущественно вазомоторными (сосудодвигательными). Свою теорию Ланге свел к следующей схеме:

Ослабление двигательной иннервации+сужение сосудов=печаль.

Усиление двигательной иннервации+судороги органических мускулов+расширение кровеносных сосудов=радость.

Теория Джеймса-Ланге представляла собой попытку превратить эмоции в объект, доступный естественному изучению. НО связав эмоции исключительно с телесными изменениями, она перевела их в разряд явлений, не имеющих отношения к потребностям и мотивам, лишила эмоции их адаптивного смысла, регулирующей функции.

Критика физиологами (Ч.С. Шеррингтон, У. Кеннон и др.) основана на данных, полученных в экспериментах с животными: одни и те же периферические изменения происходят при самых разных эмоциях, а также при состояниях, с эмоциями не связанных.

  • «Ассоциативная» теория эмоций В. Вундта.

Эмоции — внутренние изменения, характеризующиеся непосредственным влиянием чувств на течение представлений. «Телесные» реакции Вундт рассматривает лишь как следствие чувств. По Вундту, мимика возникла первоначально в связи с элементарными ощущениями, как отражение эмоционального тона ощущений; высшие же, более сложные чувства (эмоции) развились позже. Однако когда в сознании человека возникает какая-то эмоция, то она всякий раз вызывает по ассоциации соответствующее ей, близкое по содержанию низшее чувство или ощущение. Оно-то и вызывает те мимические движения, которые соответствуют эмоциональному тону ощущений.

  • Пример: мимика презрения (выдвигание нижней губы вперед) сходна с тем движением, когда человек выплевывает что-то неприятное, попавшее ему в рот.

Эмоции являются внешним коррелятом внутренним переживаний. Эмоции связаны с изменениями физиологического состояния организма. Они отличаются следующими характеристиками:

  • Выражают отношение субъекта к объекту;

  • Они отличаются полярностью (+/-);

  • В сложных чувствах образуют противоречивое единство.

Эмоции имеют 3 полюса (многообразие трех измерений):

  • Удовольствие/неудовольствие;

  • Возбуждение/успокоение;

  • Напряжение/разрядка (разрешение).

  • Теория Кеннона – Барда.

Реакции тела недостаточно различимы, чтобы быть связаны с той или иной эмоцией. Параллелизм эмоций и физиологических проявлений. Эмоции и телесные ощущения возникают одновременно как результат воздействия на индивида внешних стимулов.

Физиолог У. Кеннон (1927) провел экспериментальные исследования по изучению эмоций при исключении всех физиологических проявлений. При рассечении нервных путей между внутренними органами и корой головного мозга субъективное переживание все равно сохранялось. Проведенные Кенноном исследования выявили две закономерности:

1. физиологические сдвиги, возникающие при разных эмоциях, бывают весьма похожи друг на друга и не отражают их качественное своеобразие;

2. эти физиологические изменения развертываются медленно, в то время как эмоциональные переживания возникают быстро, то есть предшествуют физиологической реакции.

Он показал также, что искусственно вызванные физиологические изменения, характерные для определенных сильных эмоций, не всегда вызывают ожидаемое эмоциональное поведение.

По Кеннону, этапы возникновения эмоций: действие раздражителя — возбуждение таламуса — развитие эмоции — возникновение физиологических изменений.

В более поздних исследованиях П. Бард (1934) дополнил представления Кеннона и показал, что эмоциональные переживания и физиологические сдвиги, им сопутствующие, возникают почти одновременно.

  • Психоаналитическая теория эмоций.

Психоаналитическая теория эмоций 3. Фрейда включала своеобразные взгляды на развитие аффекта, теорию о влечениях. З.Фрейд по сути отождествлял и аффект, и влечение с мотивацией. Механизм возникновения эмоций: воспринятый извне перцептивный образ вызывает бессознательный процесс, в ходе которого происходит неосознаваемая человеком мобилизация инстинктивной энергии (либидозной энергии); если она не может найти себе применения во внешней активности человека (в том случае, когда на влечение налагается табу существующей в данном обществе культурой), она ищет другие каналы разрядки в виде непроизвольной активности. Разными видами такой активности являются «эмоциональная экспрессия» и «эмоциональное переживание». Они могут проявляться одновременно, поочередно или вообще независимо друг от друга. Фрейд и его последователи рассматривали только негативные эмоции, возникающие в результате конфликтных влечений.

  • Теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера.

Эмоции возникают в результате подтверждения ожиданий и воплощения когнитивных представлений, т.е. когда реальные результаты деятельности согласуются с планами. Субъективно состояние когнитивного диссонанса обычно переживается человеком как дискомфорт, и он стремится как можно скорее от него избавиться. Выход из состояния когнитивного диссонанса может быть двояким: или изменить когнитивные ожидания и планы таким образом, чтобы они соответствовали реально полученному результату, или попытаться получить новый результат, который бы согласовывался с прежними ожиданиями. Фестингер говорит о том, что диссонанс может возникнуть в ситуациях, когда человек становится очевидцем каких-либо непредсказуемых событий или когда он узнает новую информацию. По Фестингеру положительные эмоции возникают только тогда, когда не возникает когнитивного диссонанса между исходом ситуации и тем, как этот исход был представлен в сознании индивида, и отрицательные или негативные эмоции возникают в случае наличия когнитивного диссонанса.

  • Теория дифференциальных эмоций К. Изарда.

Такое название из-за центрации на отдельных эмоциях, которые понимаются как отличающиеся переживательно-мотивационные процессы (10 фундаментальных эмоций: гнев — ярость, страх – ужас, удовольствие – радость и проч). Можно испытывать диады и триады эмоций (интерес – удовольствие – удивление). НО в каждый момент времени можно испытать только одну преобладающую эмоциию.

  • Двухфакторная теория Стенли Шехтера (приблизительно 1960).

Эмоция как сочетание двух компонентов, физиологического возбуждения и когнитивной интерпретации этого возбуждения. Согласно теории «продукты процесса познания используются для интерпретации значения физиологических реакций на внешние события». Эксперимент: «4 группы студентов сдавали экзамен. Предварительно с этими студентами проводили эксперимент, в котором 2 группы экзаменовались в условиях враждебности, а две другие — в условиях дружественного отношения. На экзамене одна из каждой пары групп получила инъекцию адреналина, а другая контрольную инъекцию физраствора. Студенты сделали отчет о своих переживаниях. Как ожидалось, первая группа испытывала преимущественно отрицательные эмоции, а вторая — положительные. Адреналин усиливал как положительные, так и отрицательные эмоции. Какое бы физиологическое состояние не вызывала инъекция, его знак определялся установкой — социальным окружением студентов, а не введенным веществом». Эмоция, с одной стороны, обуславливает энергетический компонент сознания, а с другой ее качество определяется взаимодействием содержания сознания и возможной программой действий. Двухфакторная теория косвенно отделяет проблему силы и знака эмоции, от ее качественного содержания.

  • Познавательная теория эмоций М. Арнольд — Р. Лазаруса.

У М. Арнольд в качестве познавательной детерминанты эмоций выступает интуитивная оценка объекта. Эмоция, как и действие, следует за этой оценкой. «Сначала я вижу нечто, потом я представляю, что это «нечто» опасно, — и как только я представляю это, я напугана и бегу»: мы боимся потому, что решили, будто нам угрожают.

В концепции Р. Лазаруса центральная идея о познавательной детерминации эмоций. Когнитивное опосредование — необходимое условие для появления эмоций.

Центральным понятием концепции Лазаруса является «угроза» — оценка ситуации на основе предвосхищения столкновения с вредом оценивается с помощью познавательных процессов. Каждая отдельная эмоция связана с различной, присущей ей оценкой. Одна и та же ситуация вызывает у разных людей разную оценку и как следствие — разную эмоциональную реакцию.

На возникновение эмоций влияют когнитивный, психологический, поведенческий компоненты

  • Биологическая теория эмоций П.К Анохина.

В процессе эволюции эмоции совершенствовались так же как мышцы, зрение и слух. Наиболее развита система эмоций у человека, так как у него наряду с биологическими потребностями, появляются потребности физиологические. Ведущие эмоции с отрицательным знаком сигнализируют организму об отклонениях в его внутренней среде (голод, жажда), что активирует соответствующую программу действий. Завершение целенаправленных действий сопровождается положительным эмоциональным фоном. Ведущие эмоции участвуют в формировании функциональной системы, определяя направленность поведения, постановку цели. Ситуативные эмоции, возникающие при оценке отдельных этапов действия, позволяют корректировать поведение и достигать поставленной цели.

  • Потребностно-информационная теория эмоций П. В. Симонова.

Развивает идею П. К. Анохина о том, что качество эмоции необходимо рассматривать с позиций эффективности поведения. Все сенсорное разнообразие эмоций сводится к умению быстро оценить возможность или невозможность активно действовать, то есть косвенно привязывается к активирующей системе мозга. Эмоция – механизм, компенсирующий недостаток информации. Мера переживания эмоций зависит от: значимости потребности и разностью между информацией, необходимой для ее удовлетворения (ИН), и доступной информацией (ИД). Эта разность отражает субъективную вероятность достижения цели. Расхождение между реальной и желаемой ситуацией. ИН меньше ИД — отрицательные эмоции.

  • Мотивационные теории эмоций.

Эмоция – психический процесс, специфический продукт д-ти мозга, отражающий действительность.

  • Леонтьев.

Теория эмоций строится на деятельности. Поведение, общая активность побуждается и направляется мотивом. Деятельность состоит из ряда неких действий, которые соответствуют цели. Цель всегда сознательна, такая единица активности как действие возникает только у человека, цель это то, что представляет результат действия. Мотив – это предмет потребности. Эмоция возникает как оценка расхождения между целью и мотивом. Эмоция позволяет оценить приближение к предмету потребности с помощью определенного действия.

  • Дезорганизационные теории.

В основе этих теорий лежит наблюдение, что человек, который находится под влиянием эмоций, работает неорганизованно. Эмоциональное поведение является поведением поражения. Эмоциональное реагирование возникает в момент, когда человек не может принять способ действия.

Эволюционная теория эмоций

Эволюционная теория происхождения эмоций Чарльза Дарвина, опубликована в книге «Выражение эмоций у человека и животных» в 1872 году. В ней эволюционный принцип применяется к психологическому развитию живого организма и доказывается, что между поведением животного и человека не существует непроходимой пропасти. Как показал Дарвин, во внешнем выражении разных эмоциональных состояний, в экспрессивно-телесных движениях много общего у антропоидов и слепорожденных детей. Эти наблюдения легли в основу его теории. Эмоции, согласно этой теории, появились в процессе эволюции живых существ как жизненно важные приспособительные механизмы, способствующие адаптации организма к условиям и ситуациям его жизни. Телесные изменения, сопровождающие различные эмоциональные состояния, в частности, связанные с соответствующими эмоциями движения, по Дарвину, есть не что иное, как рудименты реальных приспособительных реакций организма. И действительно, общность эмоциональных выражений человека и, во всяком случае, высших животных, стоящих наиболее близко к человеку, настолько очевидна, что не поддается никакому оспариванию.

Рудиментарная теория эмоций

Развивает эволюционную идею о происхождении эмоций, оценивая их со стороны поведенческой сферы. После публикации работ Чарльза Дарвина ряд психологов (частью Герберт Спенсер и его ученики, частью французские позитивисты — Теодюль Рибо и его школа, частью немецкая биологически ориентированная психология) стали развивать идеи о биологическом происхождении человеческих эмоций из аффективных и инстинктивных реакций животных. Предполагается, что эмоции являются остаточными проявлениями аффектов некогда сопровождавших полноценные биологические реакции. Согласно данной концепции, выразительные движения, сопровождающие наш страх, рассматриваются как рудиментарные реакции при бегстве и обороне, а выразительные движения, сопровождающие наш гнев, рассматриваются как рудиментарные остатки движений, некогда сопровождавших у наших животных предков реакцию нападения. Страх стал рассматриваться как «заторможенное бегство», а гнев как «заторможенная драка», то есть эмоции позиционируются как «затухающее эхо» элементарных программ поведения. Логика данной теории приводит к несколько спорным выводам об отмирании эмоций как таковых и не объясняет разнообразие эмоционального мира человека.

Психоаналитическая концепция эмоций

Психоанализ обращает внимание на энергетическую составляющую психических процессов, рассматривая в этом плане и эмоциональную сферу. Несмотря на то, что предлагаемый отвлеченный вариант истолкования эмоций был мало привязан к организации мозга, он в дальнейшем привлек внимание многих исследователей, занимавшихся данной проблемой. Согласно мнению Зигмунда Фрейда, бессознательное является источником избытка энергии, который он определяет как либидо. Структурное содержание либидо обусловлено конфликтной ситуацией, которая имела место в прошлом и зашифрована на инстинктивном уровне. Надо отметить, что факты, свидетельствующие о выраженной пластичности нервной системы, плохо согласуются с идеей «законсервированного» конфликта, не говоря уже о том, что в данной гипотезе плохо просматривается биологический смысл. Со временем психоанализ пришёл к выводу, что энергия «бессознательного» не хранится в структурах мозга как «дефект развития», а является следствием появления в нервной системе избытка энергии, как результат несовершенной адаптации личности в социуме. Например, А. Адлер считал, что большинству детей изначально присуще ощущение собственного несовершенства, по сравнению с «всемогущими взрослыми», которое ведёт к формированию комплекса неполноценности. Развитие личности, согласно воззрениям Адлера, зависит от того, каким образом этот комплекс будет компенсироваться. В патологических случаях человек может пытаться скомпенсировать свой комплекс неполноценности за счёт стремления к власти над другими.

Структурная теория эмоций Пейпеца

Концепция американского невропатолога Джеймса Пейпеца, классический пример нейропсихологического подхода к рассмотрению эмоций, была опубликована в 1937. Изучая эмоциональные расстройства у больных с поражением гиппокампа и поясной извилины, Пейпец выдвинул гипотезу о существовании единой системы, объединяющей ряд структур мозга и образующей мозговой субстрат для эмоций. Эта система представляет замкнутую цепь и включает: гипоталамус, передневентральное ядро таламуса, поясную извилину, гиппокамп и мамиллярные ядра гипоталамуса. Она получила название круга Пейпеца. Позднее, в 1952 году, структура названная кругом Пейпеца была названа Полом Мак-Лином лимбической системой (название учитывало, что поясная извилина окаймляет основание переднего мозга). Источником возбуждения лимбической системы является гипоталамус, активность которого модулируют нижележащие структуры среднего мозга и через таламус передает возбуждение к поясной извилине коры больших полушарий. По Джеймсу Пейпецу, поясная извилина является субстратом осознанных эмоциональных переживаний. Сигналы от поясной извилины, через гиппокамп и мамиллярные тела, вновь достигает гипоталамуса, обеспечивая обратную связь в лимбической системе. Таким образом, субъективные переживания, возникающие на уровне коры, контролируют висцеральные и моторные проявления эмоций. Существует ряд возражений против теории Джеймса Пейпеца. Так, в эксперименте показано, что стимуляция гиппокампа человека электрическим током не сопровождается появлением эмоций (страха, гнева), а субъективно пациенты испытывают лишь спутанность сознания.

Органическая теория эмоций Джемса-Ланге

Органическая теория эмоций выдвинута независимо друг от друга американским философом и психологом Уильямом Джеймсом и датским медиком Карлом Георгом Ланге в 1880—1890 годах. Основанием для теории послужил анализ соответствия между объективным проявлением активности вегетативной сферы и субъективным ощущением переживаемой эмоции. Согласно данной теории, эмоциональное ощущение — это проявление в сознании функциональных перестроек в организме, происходящих на уровне вегетативной нервной системы. Внешнее раздражение вызывает рефлекторные изменения в деятельности сердца, дыхании, кровообращении, тонусе мышц, вследствие чего в сознание проецируются разные ощущения, из которых и слагается переживание эмоций. То есть, сначала под действием внешних стимулов происходят характерные для эмоций изменения в организме и только затем, как их следствие, возникает сама эмоция. Если вегетативные реакции являются причиной, а эмоции следствием в континууме взаимодействия организма со средой, то «мы грустим, потому что плачем, сердимся, потому что наносим удар, боимся, потому что дрожим». В сравнении с рудиментарной теорией эмоций, которая рассматривает их в контексте элементарных программ поведения, теория Джемса-Ланге затрагивает более глубокие механизмы поведения, оценивая эмоции на подготовительной стадии, как набор вегетативных реакций, обеспечивающих реализацию плана действий. Следует обратить внимание, что в обеих концепциях эмоции рассматриваются несколько односторонне, как атрибут небольшого набора врожденных программ поведения, поэтому создается впечатление, что ряд процессов нашего сознания лишен эмоционального сопровождения, соответственно становится труднообъяснимым присущее человеку богатство эмоциональной сферы.

Активационная теория Линдсея-Хебба

Основана на работах Джузеппе Моруцци и Хораса Мэгоуна, которые показали наличие в стволе мозга неспецифической системы, способной активировать кору больших полушарий. Более поздние исследования установили наличие неспецифической активирующей системы в таламусе и участие стриопаллидарной системы в регуляции уровня активности. Поскольку эти образования обеспечивают силу и интенсивность протекающих в мозге процессов, помогают организму адаптироваться в среде обитания, а отдельные участки активирующей системы находятся в реципрокных отношениях, было сделано предположение, что эмоции есть сенсорный эквивалент активирующей системы мозга. Дональд Олдинг Хебб произвел анализ электроэнцефалографической картины работы мозга в связи с деятельностью ретикулярной формации и показал, что её активность коррелирует с силой, продолжительностью и качеством эмоционального переживания. Свои идеи Хебб выразил графически и показал, что для достижения успешного результата деятельности человеку необходим оптимальный, средний уровень эмоционального возбуждения. Активационная теория дополнила существующие представления о связи эмоций с поведением и вегетативными реакциями, показав их связь с активирующей системой мозга.

Двухфакторная теория эмоций

Основная статья: Двухфакторная теория эмоций

Двухфакторная теория эмоций Стенли Шехтера предлагает рассматривать эмоцию как сочетание двух компонентов: физиологического возбуждения и когнитивной интерпретации этого возбуждения. Согласно теории, «продукты процесса познания используются для интерпретации значения физиологических реакций на внешние события». Иллюстрирует данную теорию следующий эксперимент: «Четыре группы студентов держали экзамен. Предварительно с этими студентами проводили эксперимент, в котором две группы экзаменовались в условиях враждебности, а две другие — в условиях дружественного отношения. На экзамене одна из каждой пары групп получила инъекцию адреналина, а другая контрольную инъекцию физиологического раствора. Студенты сделали отчет о своих переживаниях. Как ожидалось, первая группа испытывала преимущественно отрицательные эмоции, а вторая — положительные. Влияние же адреналина оказалось неожиданным. Он усиливал как положительные, так и отрицательные эмоции. Какое бы физиологическое состояние не вызывала инъекция, его знак определялся установкой — социальным окружением студентов, а не введенным веществом». Эмоция, с одной стороны, обуславливает энергетический компонент сознания, а с другой её качество определяется взаимодействием содержания сознания и возможной программой действий. Двухфакторная теория косвенно отделяет проблему силы и знака эмоции, от её качественного содержания. Собственно на энергетический компонент эмоций указывают многие исследователи, но остается неясным механизм его реализации в системе прочих психических явлений. Например, идею об уровне возбудимости мозга как модификаторе поведения животных находим у Леонида Викторовича Крушинского. Эта гипотеза основывалась на опытах, в которых искусственное повышение возбудимости нервной системы трусливых и злобных собак введением фармакологических средств приводило к значительному усилению активно- и пассивнооборонительных реакций.

Биологическая теория эмоций

В соответствии с биологической теорией эмоций Петра Кузьмича Анохина, в процессе эволюции эмоции совершенствовались так же как мышцы, зрение и слух. Наиболее развита система эмоций у человека, так как у него наряду с биологическими потребностями, появляются потребности физиологические. Ведущие эмоции с отрицательным знаком сигнализируют организму об отклонениях в его внутренней среде (голод, жажда), что активирует соответствующую программу действий. Завершение целенаправленных действий сопровождается положительным эмоциональным фоном, что закрепляется в памяти животного как «получение награды». Объясняя свою позицию, Пётр Кузьмич Анохин приводит пример, когда хищник в течение многих дней, целенаправленно преследует свою добычу, что сопровождается как негативными переживаниями (чувство голода), так и позитивными (процесс насыщения). Таким образом: «ведущие эмоции участвуют в формировании функциональной системы, определяя вектор, то есть направленность поведения, постановку цели, формирование акцептора результата действия. Ситуативные эмоции, возникающие при оценке отдельных этапов действия, позволяют корректировать поведение и достигать поставленной цели».

Таким образом, основную информационную нагрузку в биологической теории несет её знак, который маркирует программу поведения и придает последней определённую направленность.

Потребностно-информационная теория эмоций

Потребностно-информационная теория эмоций Павла Васильевича Симонова развивает идею Петра Кузьмича Анохина о том, что качество эмоции необходимо рассматривать с позиций эффективности поведения. Все сенсорное разнообразие эмоций сводится к умению быстро оценить возможность или невозможность активно действовать, то есть косвенно привязывается к активирующей системе мозга. Эмоция представляется как некая сила, которая управляет соответствующей программой действий и в которой зафиксировано качество этой программы. С точки зрения данной теории, предполагается, что «… эмоция есть отражение мозгом человека и животных какой-либо актуальной потребности (её качества и величины) и вероятности (возможности) её удовлетворения, которую мозг оценивает на основе генетического и ранее приобретенного индивидуального опыта». Это утверждение можно представить в виде формулы:

Э = −П × (Ин − Ис),

где Э — эмоция (её сила, качество и знак); П — сила и качество актуальной потребности; (Ин — Ис) — оценка вероятности (возможности) удовлетворения данной потребности, на основе врождённого (генетического) и приобретённого опыта; Ин — информация о средствах, прогностически необходимых для удовлетворения существующей потребности; Ис — информация о средствах, которыми располагает человек в данный момент времени.

Ис<Ин эмоция приобретает отрицательный характер, а Ис>Ин — положительный.

Теория когнитивного диссонанса

В контексте теории когнитивного диссонанса Леона Фестингера эмоция рассматривается как процесс, качество которого определяется согласованностью взаимодействующих систем. Положительное эмоциональное переживание появляется тогда, когда реализуемый план действий не встречает на своем пути препятствий. Отрицательные эмоции связаны с несовпадением между текущей деятельностью и ожидаемым результатом. Диссонанс, несоответствие между ожидаемыми и действительными результатами деятельности, предполагает существование двух основных эмоциональных состояний, которые напрямую связаны с эффективностью когнитивной деятельности, построением планов активности и их реализацией. Такое понимание эмоций, ограниченное объяснением их положительного или отрицательного компонента, несколько односторонне показывает природу эмоций, как сигнальной системы реагирующей на качество программ поведения и вуалирует активную, энергетическую сторону эмоций, а также их качественное многообразие. В то же время, данная теория подчеркивает зависимость знака эмоций от качества программы действия, а не от качества эмоционального ощущения.

Примечания

  1. 1 2 Немов Р. С. Общие основы психологии // Психология. — Москва: Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС, 2001. — Т. 1. — 688 с. — 200 000 экз. — ISBN 5-691-00552-9, ISBN 5-691-00553-7.
  2. Уэллс Г. К. Павлов и Фрейд = Pavlov and Freud. — Москва: Издательство иностранной литературы, 1959. — 606 с.
  3. Виноградова О. С. Гиппокамп и память. — Москва: Наука, 1975. — 334 с. .
  4. Хрестоматия по психологии / Под ред. Петровского А. В. — 2-е изд., перераб. и доп. — Москва: Просвещение, 1987. — 448 с. — 140 000 экз.
  5. 1 2 Изард К. Э. Психология эмоций = The Psychology of Emotions. — Питер, 2007. — С. 27. — 464 с. — (Мастера психологии). — 3000 экз. — ISBN 5-314-00067-9.
  6. Прибрам К. Х. Языки мозга = Languages of the Brain. — Москва: Прогресс, 1975. — 463 с. — 38 000 экз.
  7. Крушинский Л. В. Эволюционно-генетические аспекты поведения. — Москва: Наука, 1991. — Т. 1. — 258 с. — (Избранные труды).
  8. Анохин П. К. Эмоции // Психология эмоций. Тексты / Состав.: Ю. Б. Гиппенрейтер и В. К. Вилюнас. — Москва: Изд-во МГУ, 1984. — С. 173. — 288 с. — 87 000 экз.
  9. Симонов П. В. Эмоциональный мозг. — М.: Наука, 1981. — С. 20.
  10. Александров Ю. И. Единая концепция сознания и эмоций: экспериментальная и теоретическая разработка (рус.) // Первая Российская конференция по когнитивной науке : Тезисы докладов / Казань, 9-12 октября 2004 года. — Казань: КГУ, 2004. — С. 14—15.
  • Немов Р. С. Общие основы психологии // Психология. Кн. 1. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. — 688 с.
  • Виноградова О. С. Гиппокамп и память. — М.: Наука, 1975. — 350 с.
  • Петровский А. В. Хрестоматия по психологии. — М.: Просвещение, 1977. — 526 с.
  • Изард К. Э. Психология эмоций. — СПб.: Издательство «Питер», 1999. — 464 с.
  • Прибрам К. Языки мозга. — М.: Прогресс, 1975. — 463 с.
  • Крушинский Л. В. Эволюционно-генетические аспекты поведения. Избр. труды. Т. 1. — М.: Наука, 1991. — 258 с.
  • Анохин П. К. Эмоции // Психология эмоций: Тексты. — М., 1984. — С. 173.
  • Симонов П. В. Эмоциональный мозг. — М.: Наука, 1981. — 215 с.
  • Анохин П. К. Очерки по физиологии функциональных систем. — М.: Медицина, 1975.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *