Какой вид наблюдения

Какой вид наблюдения

3. Виды наблюдения

Чтобы данные об объекте изучения соответствовали заданным критериям качества, исследователь должен выбрать тот способ на­блюдений, который является наилучшим для отбора необходимых сведений. Как способ сбора информации наблюдение обычно клас­сифицируют по степени формализации процедуры, по положению наблюдателя, по условиям организации и частоте проведения.

По степени формализациинаблюдение подразделяется на неструктурализованное и структурализованное. В неструктурализованном (неконтролируемом) наблюдении исследователь не определяет заранее, какие именно элементы изучаемого процесса (ситуации) он будет наблюдать. Оно не имеет строгого плана, заранее определен лишь сам непосредственный объект наблюдения.

С помощью этого вида наблюдения исследователь выясняет со­циальную атмосферу, в которой происходит явление или событие, границы объекта и его основные элементы, определяет, какие из этих элементов наиболее значимы для исследования, получает первоначальную информацию о взаимодействии этих элементов.

Однако все наблюдать невозможно. Самый лучший наблюдатель, как и группа лучших наблюдателей, никогда не сможет дать полный отчет о наблюдаемых событиях, даже если на первый взгляд они кажутся предельно простыми.

В ходе наблюдения понимание наблюдаемой ситуации часто меняется, а это неизбежно приводит к изменению направления, часто довольно радикальному.

Наряду с изменением направления наблюдения может происхо­дить сужение его поля, когда внимание наблюдателя, направленное вначале на целый ряд элементов исследуемой ситуации, посте­пенно, по мере изменения понимания исследователем объекта-изучения, сосредоточивается на одном или нескольких элементах, которые он определяет как наиболее значимые с точки зрения за­дач исследования, т. е. происходит процесс структурализации на­блюдения.

Эти изменения связаны прежде всего с ответами на вопросы о составе и структуре наблюдаемого коллектива, условиях, обстановке, в которых наблюдаемый коллектив функционирует, выяснением его целей, особенностей поведения участников.

Из практики социологических исследований и методической литературы можно выделить, следующий примерный перечень этих вопросов.

Наблюдаемые. Сколько человек участвует в ситуации? Кто они? Каковы их взаимоотношения? Их роль в данной ситуации? Знакомы ли они? Какова связь между ними (формальная или неформальная)? Какова структура возникновения группировок (ядра, лидеры, изо­лированные индивиды)?

Обстановка. Где происходит наблюдаемая ситуация? Какого рода социальное поведение данная обстановка поощряет, какому препятствует? Какого рода поведения следует ожидать, какое будет- не­ожиданным?

Цель. Имеются ли какие-либо формальные цели, ради которых собрались участники, или они оказались вместе случайно? Имеются ли неформальные цели? Совместимы или противоположны цели различных участников ситуации?

Социальное поведение. Что и как делают участники ситуации? Каковы стимулы, вызывающие ту или иную форму поведения? Что является объектом данной формы поведения, на кого или на что оно направлено? Как действует наблюдаемый (говорит, жестикули­рует, плачет, смеется и т. п.)? Каковы напряженность, постоянство, эмоциональность, продолжительность данной формы поведения? Каков эффект данной формы поведения?

Частота и продолжительность. Когда возникла ситуация и как долго она длилась? Уникальна эта ситуация или повторяется? Как часто она возникает? Что вызывает ее? Насколько она типична?а Ответы на эти вопросы требуют соответствующей подготовки наблюдателя, поэтому успех неконтролируемого наблюдения в реша­ющей степени зависит от его квалификации. Обычно оно проводите» самим исследователем или его ближайшими помощниками, хорошо представляющими предмет и цели исследования и обладающими достаточными профессиональными навыками.

Недостаток неконтролируемого наблюдения — опасность субъек­тивного отношения наблюдателя к объекту, что может привести к искажению результата. Именно здесь проблема «наблюдение — вывод» может проявиться наиболее ярко.

Неконтролируемое наблюдение чаще всего встречается в мо­нографических социологических исследованиях, оно также применя­ется в исследованиях поискового плана или на начальном (поис­ковом) этапе более обширного социологического исследования,

Структурализованным (контролируемым) называется такой вид ,наблюдения, при котором социолог заранее определяет, какие из элементов изучаемого процесса или ситуации имеют наибольшее значение .для его исследования, и сосредоточивает на них свое вни­мание, составляя специальный план записи наблюдений до начала сбора информации.

Чаще всего задача структурализованного наблюдения в исследо­вании — проверка результатов, полученных другими методами, уточ­нение, их. Оно может использоваться и как основной метод сбора информации для точного описания и проверки гипотез в исследова­ниях небольшого масштаба.

Его применение требует хорошего предварительного знания предмета исследования, так как в процессе разработки процедуры структурализованного наблюдения социолог должен построить си­стему классификации явлений, составляющих наблюдаемую ситуа­цию, и стандартизировать категории наблюдения. Система класси­фикации должна быть выражена в тех терминах, в которых предпо­лагается проводить последующий анализ.

Количество категорий в начале работы может быть значитель­ным, однако по мере апробации многие из них будут исключены либо как неработающие, либо как недостоверные. В ходе пилотаж­ного исследования полезно проверить действенность выбранных для фиксации категорий путем проведения интервью с некоторыми из наблюдаемых, установить, совпадают или нет их самооценки с само­оценками действий, которые делает наблюдатель.

Контроль результатов осуществляется прежде всего стандарти­зацией процедуры наблюдения, оформлением выделенных в процессе разработки программы факторов, подлежащих наблюдению, в виде таблиц, карточек, протоколов наблюдения, а также использованием вспомогательных технических, средств (кино-, фото-, звукозаписы­вающая аппаратура). Кроме того, контроль осуществляется путем увеличения числа наблюдателей и сравнения результатов их наблю­дений, а также через интенсификацию наблюдения — проведение серии наблюдений за одним и тем же объектом. Только выполнение всех этих условий делает наблюдение действительно контроли­руемым.

Если исследователь утверждает, что представители каких-то со­циальных групп реже читают газеты, чем это общепринято, то он обязан установить «нормальную меру» чтения газет и сравнить с этой мерой среднюю частоту чтения газет данной социальной труп пой. Если такая операция не проводится, то вывод им получен на основе неконтролируемого наблюдения.

Контролируемое наблюдение находит самое широкое применение в исследованиях экспериментального плана. Довольно часто оно используется в описательных исследованиях. В’ поисковых ис­следованиях оно применяется крайне редко, так как отсутствие достаточной информации о предмете не позволяет провести удовлетворительную структурализацию.

В зависимости от степени участия наблюдателя в исследуемой социальнойситуации различаются включенное (участвующее) и невключенное (не участвующее) наблюдение.

При не включенном (внешнем) наблюдении исследователь или его помощники находятся вне изучаемого объекта. Они со стороны наблюдают происходящие процессы, не вмешиваясь в их ход, не задавая никаких вопросов,— они просто регистрируют ход происходящих событий.

Не включенное наблюдение используется для наблюдения за мас­совыми процессами, когда наблюдатель, для того чтобы видеть весь ход процесса, должен находиться на достаточном удалении от объек­та наблюдения. Оно применяется для описания социальной среды, в которой происходит интересующее социолога событие. Внешний наблюдатель может видеть и фиксировать акты так называемого «открытого поведения». Но, как человек посторонний, он не может точно знать, что скрывается за этими актами, поэтому его интерпретация не всегда может быть правильной. Можно повы­сить объективность наблюдения путем увеличения числа наблюда­телей, но есть и другой путь: добиваться корректности самих выво­дов наблюдателя. Иными словами, акты поведения должны приобрести для наблюдателя то же значение, что и для наблюдаемых.

Внешнее наблюдение может проводиться не только самим исследователем, но и специально подготовленными наблюдателями. Однако это возможно только в том случае, когда процедура доста­точно хорошо отработана и проверена надежность категорий.

Если речь идет о серии наблюдений, исследователю целесообраз­но проводить первые наблюдения самому или присутствовать при проведении их помощником-наблюдателем, чтобы убедиться в том, что ни одна часть информации не упускается.

Не включенное наблюдение, направленное на описание характери­стик социальной среды, применяется в монографическом исследова­нии (на «поисковом» его этапе) и в исследованиях описательного плана. Кроме того, не включенное наблюдение используется в экс­периментальных исследованиях или на этапе эксперименталь­ной проверки гипотезы в лабораторных условиях. Обычно этот вид наблюдения применяется и при социометрических исследованиях.

Примером не включенного наблюдения могут служить описания Ф. Энгельсом лондонских трущоб в работе «Положение рабочего класса в Англии»8.

Включенным (участвующим) называется такой вид наблюдения, при котором наблюдатель в той или иной степени непосредственно включен в изучаемый процесс, находится в контакте с наблюдаемы­ми людьми и принимает участие в их деятельности. Степень включенности наблюдателя в исследуемую ситуацию может колебаться в довольно широком диапазоне: от наблюдения «пассивного», которое стоит близко к не включенному и сходно с наблюдением через стек­ло, прозрачное лишь для наблюдателя, до наблюдения «активного», когда наблюдатель до такой степени «сливается» с исследуемым коллективом, что наблюдаемые начинают считать его членом данно­го коллектива и соответственно к нему относиться.

Включенное наблюдение в любых его видах позволяет собрать информацию, недоступную для получения другими методами. Иссле­дователю здесь открываются более значимые для коллективной деятельности процессы и явления. Поскольку при длительном на­блюдении члены исследуемого коллектива успевают привыкнуть к наблюдателю, они возвращаются к своим привычным действиям и поведению, к своим обычным правилам и нормам, словом, к тому, что им свойственно в естественных условиях. Наблюдатель постепен­но начинает постигать более глубокие слои коллективной жизни и узнает, что обычно рассказывается в коллективе, о чем говорят и о чем не принято говорить, что поощряется и что порицается, какова эмоциональная атмосфера, в которой живет коллектив, и т. д.

Выделяют разные типы такого участия (включения), которые социологи называют еще «ролями» наблюдателя.

Полное включение (наблюдение проводится скрытно, изнутри). «Участник)), его истинное лицо и цели как исследователя неизвестны наблюдаемым. Он вступает в исследуемый коллектив и принимает участие в его деятельности наравне с другими. Такое интенсивное наблюдение «изнутри» может помочь получить данные, которые невозможно получить путем внешнего наблюдения. Эта раз­новидность наблюдения применяется обычно при исследовании «закрытых» коллективов, не поддающихся наблюдению извне, а также при исследовании социального взаимодействия внутри ма­лых групп.

При включенном наблюдении исследователь может выбрать для себя нейтральную позицию, не принимая активного участия в кол­лективной деятельности. Так, в условиях производства он может взять на себя роль практиканта или стажера. При наблюдении за прослушиванием лекций или ходом каких-либо собраний, дискус­сий исследователь легко может принять на себя роль обычного участника. И в том и в другом случае этого достаточно, так как он имеет возможность вести соответствующие записи, не вызывая ни­каких подозрений.

Наиболее сложной является позиция наблюдателя, когда он на­чинает исполнять роль члена исследуемого коллектива, в особенно­сти если этот коллектив достаточно стабилен и немногочислен. В этом случае любое новое лицо самим своим присутствием вносит в его деятельность определенные нарушения, которые могут иска­зить картину его повседневной жизни, и исследователь должен быть чрезвычайно внимателен и осторожен.

Чтобы нарушения были наименьшими, следует руководствовать­ся следующими правилами:

принять на себя роль рядового члена коллектива;

держаться в тени и не проявлять повышенного интереса к про­исходящему;

больше слушать и наблюдать и меньше задавать вопросов;

высказывания должны быть нейтральными и не иметь оценочно­го характера.

Чтобы хорошо понять внутреннюю логику событий, происходя­щих в коллективе, необходимо достаточно долго участвовать в его жизни. Однако слишком долгое и активное участие в коллективных процессах имеет свои опасные стороны. Исследователь привыкает к поведению и действиям членов коллектива, а также к их реакциям настолько, что все происходящее начинает казаться ему само собой разумеющимся, и от него начинают ускользать особенности этого коллектива. Кроме того, здесь существует определенный риск, свя­занный с тем, что исследователь может принять чью-либо сторону или присоединиться к чьему-то мнению при обсуждении существен­ных для коллектива вопросов. Если он открыто проявит свои пред­почтения, он может потерять доверие тех, кого изучает. Если он внутренне присоединяется к чьей-либо позиции, полученные данные могут оказаться необъективными.

Чтобы всего этого не произошло, можно рекомендовать наблю­дателю применить различные способы проверки «извне» — интервью, анкетирование и т. д., обсудить все виденное с кем-то из коллег. Иногда весьма полезно на несколько дней приостановить наблюде­ние, чтобы затем, вернувшись к нему, увидеть обстановку новыми глазами.

Включенное наблюдение хорошо контролируется увеличением числа наблюдателей, одновременно исследующих одну ситуацию. Доследующее сравнение их записей, которые они должны вести независимо друг от друга, позволяет, во-первых, устранить следствия каких-либо побочных влияний (субъективных и объективных), а во-вторых, обнаружить у того или иного наблюдателя «мертвые точки», т. е. не увиденные им события. Кроме того, наблюдатели имеют воз­можность видеть действия друг друга и реакцию наблюдаемых на присутствие исследователей. Это позволяет наблюдателям проверить правильность своих действий. Поэтому если на всем протяжении исследования участие нескольких наблюдателей невозможно, оно очень желательно хотя бы на начальном этапе работы.

Примером использования метода включенного наблюдения с полным участием наблюдателя в жизни исследуемого коллектива может служить работа В. Б. Ольшанского, который, собирая мате­риал, в течение нескольких месяцев работал сборщиком электроап­паратуры на заводе имени Владимира Ильича.

Длительное (в течение нескольких месяцев) пребывание в изу­чаемом коллективе не только помогло исследователю обнаружить, насколько достоверны результаты, полученные с помощью других методов (анкетного опроса и интервью), но и позволило увидеть некоторые стороны коллективной жизни, скрытые от глаз тех, кому доводилось видеть этот коллектив от случая к случаю.

Так, была выявлена связь между коллективными установками и избирательностью в отношении содержания информации, переда­ваемой по радио. Исследователь наблюдал, как рабочие старались переключиться на менее шумную работу, когда передаваемые сооб­щения соответствовали сложившимся в коллективе интересам и установкам. В наблюдении удалось выявить также некоторые кол­лективные нормы и их влияние на отдельных членов коллектива. Например, было отмечено, что насмешкам подвергались как нару­шители трудовой дисциплины, так и те, кто в ущерб интересам коллектива стремился к индивидуальным достижениям.

Применение включенного наблюдения всегда должно быть мо­рально обосновано. Никто не имеет права наблюдать те явления и события, которые люди специально скрывают от посторонних глаз. Исследователь может наблюдать лишь то, что члены коллектива не скрывают друг от друга, что в их поведении считается более или менее само собой разумеющимся.

Полное участие применяется, как правило, в монографических исследованиях, ибо такая методика наблюдения по природе своей исключает массовость, а результаты наблюдения при полном вклю­чении с трудом поддаются количественному выражению.

«Участник-наблюдатель» — форма наблюдения, при которой исследователь не скрывает своей роли и, с согласия коллектива наблюдает его жизнь в течение определенного времени, имеет возможность беседовать с его членами, принимать участие в обсуждении проблем коллектива.

В этом отношении в очень выгодной позиции оказывается завод­ской социолог. Будучи членом того же предприятия, что и изучае­мый им коллектив, он довольно легко может войти в его состав, не скрывая своих исследовательских интересов, и в дополнение к соб­ственным наблюдениям может обращаться за разъяснениями к тем или иным членам коллектива.

Более или менее длительное присутствие одного и того же на­блюдателя в исследуемой ситуации довольно скоро перестает оказы­вать на нее сколько-нибудь значительное влияние. Людям легче свыкнуться с присутствием наблюдателя, чем изменить ставшие привычными формы поведения.

В качестве примера можно привести социологическое исследова­ние на пражском заводе «ЧКД — Соколове», где применялось вклю­ченное наблюдение указанного типа9. Исследователи посещали в течение нескольких месяцев закрепленный за ними участок и участвовали в общественно-политической жизни коллектива: присутствовали на собраниях партийных и профсоюзных организаций, на производственных совещаниях и рабочих собраниях, а результаты наблюдения заносили в дневник.

«Наблюдатель-участник» — данная роль характеризуется тем, что наблюдение носит более формальный характер. Контакт наблю­дателя с членами наблюдаемого коллектива минимален, исследова­тель не скрывает своих научных целей. Примером может служить наблюдение, которое ведет интервьюер за опрашиваемыми в про­цессе одноразового интервью.

«Наблюдатель» — роль, во многом сходная с не включенным наблюдением. Как правило, наблюдаемым неизвестны задачи, которые ставит перед собой исследователь; они даже могут не знать, что являются объектами наблюдения. Наблюдатель контактирует с ними лишь в той мере, в какой его к этому вынуждает ситуация: отвечая на вопросы наблюдаемых о цели своего присутствия, объяс­няет его каким-нибудь благовидным предлогом.

Степень участия включенного наблюдателя в исследуемой ситуации во многом определяется характером самого исследования и его задачами. В исследованиях поискового плана предпочтительно пол­ное включение с целью лучшего понимания исследуемого явления. В исследованиях экспериментального плана на этапе проверки ги­потезы полезнее применять наблюдение с меньшей степенью участия.

По месту проведения и условиям организациинаблюдения делятся на полевые и лабораторные.

Полевое наблюдение проводится в естественной обстановке, в реальной жизненной ситуации, в непосредственном контакте с изу­чаемым объектом.Большинство конкретно-социологических исследований прохо­дит именно в форме полевого наблюдения. Оно может быть различ­ной степени структурализации и включенности и применяться в исследованиях любого плана — от поискового до эксперименталь­ного на самых различных этапах, выполняя роль как основно­го метода сбора первичной информации, так и дополнительного (предварительное знакомство с объектом, контроль результатов, углубление представлений об объекте, сбор дополнительной инфор­мации).

Лабораторное наблюдение — такой вид наблюдения, при котором условия окружающей среды и наблюдаемая ситуация определяются исследователем. Основное его достоинство — максимальная по срав­нению с другими видами возможность выявить все факторы, ситу­ации и установить взаимосвязь между ними. Основной недостаток — искусственность ситуации, которая, несмотря на все ухищрения ис­следователя, может резко менять поведение участников.

Лабораторное наблюдение чаще всего применяется в исследованиях экспериментального плана или на этапе экспериментальной проверки гипотез и как правило, сводится к фиксации изменений, которые происходят в результате воздействия экспериментальных факторов. При лабораторном наблюдении особенно широко приме­няются возможные технические вспомогательные средства (кино- и фотоаппаратура, видеомагнитофоны и т. д.).

По регулярности проведенияможно различать наблюдение систе­матическое и случайное.

Систематическое наблюдение характеризуется прежде всего регулярностью фиксации действий, ситуаций, процессов в течение опре­деленного периода времени. Оно позволяет выявить динамику про­цессов, значительно повысить достоверность экстраполяции их раз­вития. Наблюдение можно проводить каждый день, раз в неделю, раз в месяц и т. д. Вести наблюдение можно: 1) за определенной группой (например, рабочей бригадой или научным коллективом (лабораторией), в течение месяца, года); 2) за определенным про­цессом в разных группах (например, за ростом самосознания отдель­ных социальных групп, классов, освободившихся от колониализма: наций); 3) за определенным процессом в определенной группе (на­пример, изменением отношения к труду у рабочих определенной бригады, ростом национального самосознания народа и т. д.).

В зависимости от места наблюдения и степени изученности объ­екта систематическое наблюдение может быть полевым (естествен­ным) или лабораторным, иметь различную степень контролируемости и включенности наблюдателя, сохраняя все их достоинства и (не­достатки. Хорошая система классификации, подробная категориза­ция позволяют производить смену наблюдателей, снижая ошибки, связанные с включенностью.

Область применения систематического наблюдения достаточно широка — от поискового до экспериментального исследования. К случайному наблюдению относится наблюдение заранее не запланированного явления, деятельности, социальной ситуации.

Например, проводя по плану наблюдение за изменением содер­жания труда, социолог может столкнуться с общим или дифферен­цированным изменением отношения к труду, проведения досуга, социальной активности и т. п. и зафиксировать все это как пред­ставляющее значительный интерес.

Содержание труда конкретных членов изучаемого коллектива может меняться не только в результате изменения технологии про­изводства (например, внедрения автоматизации), но быть следстви­ем научной организации труда и даже изменения неформальных от­ношений между членами коллектива.

От случайного наблюдения следует отличать случайное выявле­ние и фиксирование фактов в ситуации наблюдения, запланирован­ного именно за данной деятельностью. Выявление такого рода фак­тов является основной задачей не структурализованного наблюдения за заранее определенной ситуацией. Но оно может происходить и в процессе контролируемого наблюдения. Так, фиксируя содержание труда по заранее разработанной про­грамме в карточке, социолог может обнаружить, что не все факты, касающиеся процесса труда, нашли в ней отражение.

Случайное наблюдение обычно не планируется как самостоя­тельная процедура сбора первичной информации.

Включенное наблюдение

Оно вызывает исключительный интерес как в среде студенчества, так и у самих исследователей. Его можно считать самым экстравагантным и рискованным видом занятия социолога из всех, какие ему приходится выполнять.

Включенным называется наблюдение, при котором исследователь в той или иной степени включен в изучаемый объект и находится в непосредственном контакте с наблюдаемыми, при­нимая участие в их деятельности.

Напомним, что включенное наблюдение именуют участвующим наблюдением, а также исследованием «в маске» за скрытое проникновение ученого в среду наблюдения. Социолог действует под вымышленным именем, скрывает истинную профессию и, конечно же, цели исследования. Окружающие не должны догадываться о том, кто он такой. Ученый инкогнито может устроиться на завод и в течение нескольких месяцев проходить производственную практику в качестве стажера. А если у него есть соответствующая квалификация, то и рабочим.

В зависимости от целей исследования объектами включенного наблюдения могут служить элементы деятельности; категории действий; объект или лицо, выступающее центром внимания группы; индивид как представитель определенной статусной группы; условия, в которых происходит событие.

За рубежом одним из первых включенное наблюдение появилось в Германии в 1890 г. П. Горэ работал в качестве фабричного подмастерья в течение трех месяцев и каждую ночь делал заметки с тем, чтобы исследовать фабричную жизнь. Его работа повлияла на универ­ситетских ученых, включая М. Вебера.

Классический пример включенного наблюдения представил в 1936- 1939 гг. сотрудник Гарвардского университета Вильям Уайт, кото­рый и ввел этот метод наблюдения в научную практику. В участвующем наблюдении единственный способ снять помехи от вмешательства исследователя — полное вхождение в изучаемую среду, завоевание ее доверия и симпатии. Для того чтобы изучить поведение и образ жизни итальян­ских эмигрантов, он поселился в трущобах одного из амери­канских городов. Назвавшись студентом-историком, Уайт во­шел в местную общину (он дал ей название Корневиль), изучил особый жаргон итальянского языка, подружился с главарями двух банд, научился местным обычаям, играм в карты и катанию ша­ров и, прожив 18 месяцев в эмигрантской семье, в конце концов был принят как <свой> человек. Вначале он делал записи тайком, но, за­воевав доверие, продолжал регистрировать события открыто. К нему то ли привыкли, то ли перестали обращать внимание.

В 1960-е гг. аналогичное обследование провел американский социолог Левис Яблонски. В одном из своих исследований бандитских формирований, пишет он, я понял, что лучший способ установить контакт и взаимопонимание со своими <клиентами> — говорить на их языке. Включенное, или участвующее наблюдение предполагало занятость ученого в преступных деяниях молодежной группировки, что приравнивалось к серьезному нарушению закона и было связано с риском для жизни.

Перед ученым в подобной ситуации стоит нелегкая нравственная проблема. Чтобы быть понятым другими, он должен действовать как они, т. е. воровать, насиловать, на­рушать закон. Как гражданин, социолог обязан донести по­лиции о любом преступлении, тем более опасном для жизни окружающих людей. Но профессиональные бандиты не лю­бят играть в преступление, они работают по-настоящему: жестоко, методично, без жалости и милосердия.

Взрослые преступники, делился своими наблюдениями Л. Яблонски, способны понять, что научное исследование отличается от полицейского доноса, а подростки — нет. Они склонны видеть в ученом еще одного <полицейского ищей­ку>. Завоевать их расположение крайне трудно. Пока уче­ный, действующий инкогнито или открыто, не докажет своей способности идти на преступление, никто из подростков ве­рить ему по-настоящему не станет. И только завоевав дове­рие, социолог сможет выявить скрытые механизмы поведе­ния и внутреннюю структуру криминогенной среды. Никакая имитация, никакая маскировка или <игра в преступление> здесь не помогут. Поведение самого ученого в экстраорди­нарных ситуациях — залог его научного успеха и спасения жизни.

Л. Яблонски напутствует коллег, прикладных социологов, чтобы они были крайне осторожными. Провал обеспечен, если преступники будут считать тебя <глупым быком>, если нейтральной позицией ты усиливаешь преступную мотивацию своих <клиентов> или если становишься инструментом в чьей-то нелегальной дея­тельности. Проводя включенное наблюдение (и рискуя жизнью), ученый должен знать такие вещи, как языковые символы и мотивы поведения, ценностные ориентации, уровень ожиданий и нормы криминальной субкультуры.

Австрийский социолог Роланд Гиртлер исследовал венских бомжей (бродяг) как сообщество с собственной субкультурой, правилами поведения, неписаными законами, стратегиями выживания. Метод Гиртлера — глубокое погружение в поле, классическое участвующее наблюдение с длительным процессом завоевания доверия, совместным повседневным времяпрепровождением. Его интересовали также биографии информантов. Он пытался понять, какие структурные факторы способствовали возникновению идентичности бродяги с соответствующим образом жизни.

Одну из первых попыток в России использовать метод включенного наблюдения при изучении народного читателя предпринял в начале 20 в. С.А. Рапопортом (публиковался под псевдонимом С. Анский), который, следуя традиции народнического движения, работал шахтером, устраивал громкие читки для рабочих и обсуждения прочитанного, наблюдая их восприятие, понимание и отношение к содержанию книг.

Подобное исследование провел А. Горяновский. В те­чение 40 дней 1989 г. он работал, естественно, <в маске>, в строительном кооперативе, <славящемся> своими махинация­ми. Но не рядовым исполнителем, а главным <снабженцем>. Благодаря этому социологу удалось установить структуру теневой экономики, каналы расхищения материалов, способы присвоения незаработанных денег, механизм тайных сделок в подпольном бизнесе. Как и У. Уайту на первых порах, наше­му социологу на протяжении исследования приходилось прятать свои записи, тщательно маскироваться и контроли­ровать каждый шаг. Хорошо составленная программа и ее ис­кусная реализация на практике позволили получить уни­кальный материал о поведении людей.

Скрытое включенное наблюдение, когда участники деятельности не догадываются о присутствии исследователя, позволяет минимизировать корректирующее воздействие наблюдателя. Этим скрытое включенное наблюдение отличается от открытого, когда исследователь сообщает участникам о своих намерениях. В зависимости от условий организации включенное наблюдение может быть лабораторным и полевым. В первом случае сбор информации осуществляют в искусственно созданных для наблюдений условиях; во втором наблюдение проводится в реальной жизненной обстановке.

К методам включенного наблюдения путем «смены профессии» отечественные журналисты обратились еще в 1960-е годы. Анатолий Гудимов в «Экономической газете» опубликовал серию репортажей о непростых отношениях ГАИ и шоферской братии, о трудных дорогах водителей-«дальнобойщиков», о необычных заботах продавца киоска. Журналист, перевоплотившийся в автоинспектора, прибегнул для сбора материала к одному из методов активного репортерского поиска. После А. Гудимова была еще книга Аллы Трубниковой о ее приключениях в женском монастыре, куда она проникла под видом смиренной послушницы. Можно также назвать блестящие репортажи М. Кольцова «В норе у зверя», цикл очерков В. Горбатова «Обыкновенная Арктика», построенный на включенном наблюдении журналиста, принявшего облик полярника, благодаря которому ему удалось изнутри познать бытовые трудности полярной зимовки.

А в западной журналистике прославился Гюнтер Вальраф, который под вымышленным именем работал в издательском концерне Шпрингера, на себе испытав все превратности судьбы гастарбайтера. Особая убедительность репортажей со сменой имиджа автора кроется в необычности приемов самого сбора информации, а также в результатах дерзкого поиска. В итоге — уникальные детали и подробности, «потаенная» до поры до времени информация, «теневые» отношения официальных авторитетов, хитроумные способы уклонения от законов и грозных инструкций — весь этот «улов» новой информации вмиг возвысил общественную значимость прессы, подчеркнул ее естественную склонность к независимости в ее отношениях с властями.

Смена профессии в карьере журналиста, равно как и в деятельности социолога, пользующегося методом включенного наблюдения, требует известного артистизма и театрального перевоплощения. Необходимо так изменить свой имидж, т. е. комплекс видимых другими примет, идентифицируемых именно с этим человеком, чтобы быть неузнанным. При этом менять приходится не только индивидуальные, но и общепрофессиональные черты. Исследователь принимает новый облик — от костюма до нового стиля поведения. Иной имидж включает его в систему неведомых ранее отношений, обогащает уникальной, порой сенсационной, информацией. Сменить здесь имидж равносильно добровольному уходу со сцены, — если, конечно, не следовать примеру мыслителей древнего Востока, советовавших популярному писателю сменить литературное имя и под псевдонимом, в амплуа новичка, возвратиться на литературный Олимп.

Феномен попрошайничества методом участвующего наблюдения в 2000-е годы изучала М.Кудрявцева, которая в течение нескольких месяцев вживалась в роль нищенки и просила подаяние. Прибегнуть к количественным методам ее вынудили проблемы доступа к полю, т.е. необходимость налаживания доверительных отношений между исследователем и информантами в течение длительного времени. В подобных условиях традиционное анкетирование и статистический анализ данных не подходят.

Врезка

Миграция майя

Команда ученых во главе с профессорами Николасом и Верноной Скарборо из Университета Цинциннати нашла свидетельство главной экологической катастрофы, которое помогает объяснить загадку странных первых поселений и последующей миграции населения майя, будоражащую умы ученых в течение многих десятилетий — почему майя жили в областях, где основные водные источники представляли собой трясину в течение половины года, и почему они затем их покинули?

Оказывается, всему виной сами майя, которые своей жизнедеятельностью привели эти территории к экологической катастрофе и сделали их засушливыми. Но раньше, до прихода человека на эти земли, болота там были постоянными, и засухи никогда не было.

Исследование показывает, почему много первичных центров майя были оставлены спустя приблизительно 1600 лет после того, как эта цивилизация сначала появилась на территории низменности полуострова Юкатан в Латинской Америке. Ученые также выяснили, почему майя мигрировали к новым областям, где они создавали сложные системы водохранилищ, которые позволили их цивилизации процветать в течение нескольких столетий.

Непонятное поведение народности индейцев майя, существовавших в плотнонаселенных городах с развитой культурой, а затем оставивших их, было нерешенной тайной для ученых во всем мире. Первые поселения майя появились около 2000 до н.э, но в 950 г. н.э. большинство городов низменности было покинуто населением. Однажды процветающие города майя, в которых возвышались удивительные по красоте пирамиды, заросли тропическими лесами, пока археологи не начали открывать их вновь в середине 19-ого столетия.

Многие из ранних центров майя были расположены около сезонных болот. Это поставило перед учеными другую загадку, которая заключалась в том, что они содержат влагу только с июля до ноября. Это делает их неподходящими, чтобы в данной местности смогли выжить большие массы людей, которым была нужна вода.

Но два ученых из Университета Цинцинати и их коллеги обнаружили, что эти сезонные болота были раньше постоянно заболоченными землями или мелкими озерами. И лишь приблизительно с 400 г. до н.э по 250 г. н.э. человеческое вмешательство в климат и окружающую среду преобразовали сезонные болота в непостоянные водосодержащие гидросистемы.

Изначально эти озера (болота) были гидрологически устойчивыми экосистемами, которые чем-то представляли собой водохранилища и они были потенциально более привлекательным местом, чем те естественные сезонные болота, найденные там сегодня. Ученые утверждают, что осуществленное индейцами майя экологическое изменение, в тандеме с климатическим изменением, изменили по крайней мере некоторые из этих болотистых мест в период между 1700 и 3000 лет назад.

Ученые базируют свои заключения на данных, собранных во время локальных исследований около Ла-Милпа на территории северо-западной части государства Белиз в 1997 и 1998 годах, и между Яксха и Тикалем в северо-восточной Гватемале в 1999 году. Они изучили топографию, гидрологию, почву, растительность и культурные особенности населения майя, живших в то время. Они проанализировали многочисленные образцы осадочных пород, взятых из этих сезонных болот и старых заброшенных искусственных каналов майя.

Те образцы, что они нашли, датировалось приблизительно 100 годом н.э.. Большинство поверхностной воды в этих сезонных болотах исчезло. На несколько футов ниже поверхности там содержится слой заболоченных торфяников, содержащих следы пыльцы от деревьев, водных растений и зерна прошлого. Но в конце вышеуказанной эпохи, этот слой был захоронен в слоях осадка глины.

Судя по этим слоям, ученые сделали вывод о том, что сельскохозяйственная деятельность майя начала лишать эту местность лесов по мере роста численности населения майя. С вырубленным лесом, эрозия почв ускорялась. В период дождей вода поступала в болота с частицами верхнего слоя почв, которые постепенно заилили водохранилища и уменьшили их глубину. В результате эти земли превратились в некое подобие трясины и уже не могли давать необходимое количество воды для питья и выращивания урожая. Болота превратились из постоянных в сезонные.

Это обстоятельство объясняет, почему майя раньше могли некоторое время успешно жить на этой территории, а затем некоторые ранние городские центры майя были оставлены в период 400 г. до н.э. по 150 г. н.э., то есть они мигрировали и стали осваивать новые сложные системы водохранилищ.

Возможно, что их большие поселения сделали их особенно уязвимыми перед лицом растущей экологической катастрофы, включая длительную засуху. Во многих местах, подобно Ла-Милпа потеря постоянных водных источников в виде постоянных болот заставляла майя искать новые водные источники и больше думать о методах сохранения воды, чтобы преодолевать периоды засухи и не зависеть от дождей. Таким образом, не удивительно, что в течение появления и роста новых городских центров Майя, водные бассейны стали неотъемлемой частью городского пейзажа.

Результаты исследований наглядно демонстрируют разрушительные и долгосрочные последствия от вырубки тропического леса, которые проводятся и в настоящее время населением стран Центральной Латинской Америки. Ученые также обращают внимание, что преобразование болот из постоянных в сезонные заболоченные земли произошло приблизительно 2000 лет назад, и несмотря на прошествие столетий и новое зарастание этой территории лесом, болота полностью так еще и не оправились.

Включенное наблюдение может происходить в ординарных усло­виях, например, на стройке или заводе, и в неординарных услови­ях. Специалисту в облас­ти социальных наук нередко доводится иметь дело с наркоманами, владельцами оружия, членами уличных шаек, бандитских формирова­ний, «преступных синдикатов», с уголовниками к профессиональны­ми ворами. Проводя включенное наблюдение в криминальной субкуль­туре, ученый часто рискует жизнью. К рискованным мероприятиям можно отнести также участие социолога в забастовочном процессе. Профессиональный социолог в рядах забастовщиков — явление необычное для зарубежной, а тем более отечественной социологии. Армянский социолог Г.А. Погосян провел включенное наблюдение в ходе забастовки, происходившей в июле 1988 г в Ереване. Его интересовала социальная динамика явления, харак­тер и типы поведения людей, мотивы и ценности их поступков. По вполне понятным причинам анкетный опрос в такой ситуации про­вести невозможно. И мой коллега оказался в двойственном положе­нии: исполнитель профессиональной роли и участник забастовочного движения, тактика научного метода требовала нейтральной оценки явлений, а цели забастовки — активного участия в них.

На собственном опыте социолог-«забастовщик» убедился, что противоречивость ролей исследованию никак не мешала. Отношение забастовщиков к представителям интеллигенции в их рядах было терпимым и даже дружеским. Г. Погосяну удалось выявить не только уровни забастовочного движения, детали его организации, логику поведения людей, принимающих участие в открытых формах демокра­тического протеста, но также сложно, нелинейную мотивационную структуру поступков.

Включенное наблюдение требует от социолога непосредственного взаимодействия с интересующими людьми, принятия исследователем определенной социальной роли. Все информанты знали об официальном статусе исследовательницы (студентка, а затем аспирантка). Элементом участвующего наблюдения являлось так называемое «стимулирующее» поведение, когда ученый занимает активную позицию и провоцирует ответные реакции у своих информантов. Помимо участвующего наблюдения М.Кудрявцева применяла также скрытое наблюдение, когда информанты не знали о присутствии наблюдающего за ними социолога. Документально работа фиксировалась в дневнике наблюдений на основании полевых заметок. Вначале исследования она пробовала брать интервью и записывать их на пленку, но очень скоро отказалась, поскольку диктофон отпугивал информантов. В дальнейшем М.Кудрявцева старалась запомнить ключевые слова, основные моменты беседы и восстанавливала диалог уже дома на страницах дневника. Информантами выступали профессиональные нищие, т.е. люди, здоровые по природе, но притворяющиеся инвалидами с целью заработать на жизнь, а иногда и обогатиться таким способом. В результате проведенного исследования удалось выявить и описать несколько социальных типов нищих и моделей попрошайничества: «пенсионер(ка)», «церковные нищие», «мать-одиночка», «очень больная старая женщина или юродивая». М.Кудрявцева пришла к выводу о том, что современные нищие, разыгрывающие уличные спектакли, умеют прекрасно манипулировать производимым впечатлением, что выступает несомненным признаком актерского профессионализма. Манипуляцией является сам выходнищего на улицу, «на сцену». Его презентация направлена на то, чтобы соответствовать представлениям о нужде, обездоленности, несчастье. Если собственных ресурсов недостаточно, то нищий прибегает к дополнительным манипулятивным техникам (наклеивание бороды, использование грязной одежды, заворачивание в одеяло полена вместо ребенка и т.п.).

Научно спланированное включенное наблюдение имеет жесткую программу, опирается на про­думанную теорию и детальный анализ проблемы. Но предпосылкой для такого анализа вполне могут служить данные неконтролируемо­го наблюдения. Примером такого двухэтапного социологического исследования может служить опыт В.Б. Ольшанского, тогда сотрудник Института философии AН СССР, проведенный в 1970-е годы. Первым шагом служило включенное наблюдение. Он поступил на завод им. Владимира Ильича и проработал там несколько месяцевв бригаде слесарей-сборщиков. За это время он достаточно сблизился с рабочими, стал в их среде что называется «своим парнем».

Создав нужный плацдарм, В.Ольшанский приступил ко второму этапу, построив программу формализованного обследования, которая включала ин­тервью, опросы и групповые дискуссии.Он изучал жизненные устремления молодых рабочих, нормы коллективного поведения, систему неофициальных санкций к нарушителям, неписанные «можно» и «нельзя». При совместном анализе наблюдений и данных анкетирования, проведенного социологами в период осуществления включенного наблюдения, была получена ценная информация о процессах, происходящих в производственном коллективе, о механизме становления «группового сознания».

Преимущества включенного наблюдения состоит в том, что оно дает социологу самые яркие и непосредственные впечатления о среде, помогает лучше понять поступки людей в реальной жизненной ситуации. Отсюда же вытекает и его недостаток: ис­следователь может потерять способность объективно оценивать си­туацию, как бы внутренне переходя на позиции тех, кого он изучает. Как правило, итогом включенного на­блюдения является социологическое эссе, а не строго научный трактат.

Включенное наблюдение требует определенного периода адаптации наблюдателя и коллектива. Опыт использования этого метода показывает, что срок адаптации длится от 4-5 дней до 2-3 недель и зависит от личных качеств наблюдателя, его пола и возраста.

Основы социологии

Включенное наблюдение – это метод сбора социологических данных или целостная исследовательская стратегия, направленное, систематическое, непосредственное визуальное восприятие

Цель – сбор качественных и количественных данных, выявление типичных и нетипичных образцов поведения.

Научное наблюдение – направленно на достижение цели, планомерно, систематично, контролируемо.

Включенное наблюдение имеет свои недостатки и достоинства.

  • Включенное наблюдение позволяет максимально приблизиться к объекту изучения
  • Присутствие исследователя может изменить естественный ход вещей, даже если он пытается встроиться в исследуемую группу.
  • Один из самых доступных методов
  • Сложность толкования результатов наблюдения, так как они проходят через призму взглядов исследователя.
  • Подразумевает комплекс методов – анализ документов, интервью и тд, а не только наблюдение
  • Проблема отбора случаев и ситуаций
  • Проблема сохранения объективности в построении (идентификации) роли исследователя – личные особенности могут как помогать, так и мешать.

Этапы и процедуры метода наблюдения:

  1. I. Подготовительный этап
  • Определение проблемы, выбор предмета и объекта, постановка целей и задач, актуальность проблемы. Изучение литературы. Уточнение проблемы и случаев – осуществление теоретической выборки
  • Подготовка плана и графика исследования.
  • Проектирование инструментария (карточек, протоколов, дневников, классификаторов), пилотаж инструментария.
  • Подготовка программ обработки, анализа данных
  • Подготовка наблюдателей (ознакомление, разбор, пробное наблюдение, наряд-задание, контроль, оценка наблюдателя).

II Этап сбора данных

III Этап обработки и анализа

Цель наблюдения — описать условия, деятельность, людей, которые в ней участвуют и значение того, что наблюдалось.

Виды наблюдения:

По степени формализованности:

  • Структурированное (бланки, протоколы и карточки наблюдения)
  • Неструктурированное

По включенности наблюдателя:

  • Включенное
  • Невключенное

По открытости:

  • Явное
  • Скрытое

По времени:

  • Длительное
  • регулярное и тд;

По фокусу исследования

  • широкое
  • узкое

По упорядоченности:

  • Случайное
  • Систематическое

По условиям организации:

  • Полевое
  • лабораторное

Проведение исследования

  • Получение доступа к полевым данным (зависит от исследовательских задач, личных ресурсов социолога, здравого смысла и знание повседневной жизни). Для получения доступа иногда достаточно просто находиться поблизости, иногда нужно доверенное лицо, а иногда помогают личные связи социолога.
  • Вовлеченность – отстраненность исследователя. Выделяют следующие роли – полный участник (цели и статус скрыт от других), участник как наблюдатель, наблюдатель как участник, полный наблюдатель (скрытая камера).

Трудности в проведении:

  • Объективные (связанные с ситуацией)
  • Субъективные (Связанные с личностью исследователя)

Процесс анализа и описания результатов

  • Использование заранее системы организации полевых заметок. Проблема отбора – что записывать, как записывать, когда записывать. Специальные отметки – указывающие пропуск слов, воссоздание с чужих слов и тд. Сохранение естественного словаря участников.
  • Фиксация невербального поведения, пространственного расположения участников взаимодействия.
  • Использование специальных программ для качественных исследований или контрольного листа полевых наблюдений.
  • Ведение аналитических примечаний – ведение возникающих гипотез, объяснений и догадок, появляющихся в ходе наблюдения.
  • Эпизодическая и семантическая организация данных – первое – это указание места и времени наблюдения, тогда как сами первичные описания не классифицируются; второе – поиск нужных материалов осуществляется через заранее созданную систему смысловых категорий, которые становятся элементами аналитического указателя. Первичные данные либо сразу маркируются согласно системе аналитического указателя, либо сортируются физически.
  • Чаще всего гипотезы, признаки и типологии формулируются во включенном наблюдении на стадии описания результатов.
  • Фиксация разговоров происходит с помощью различных правил – квадратные, круглые скобки, знаки равенства, указание времени пауз. А знаки пунктуации расставляются не для разделения синтаксических единиц, а для характеристики интонационно-мелодического рисунка речи. (Например, двоеточие – удлинение звука или слога; точка – понижение тона; вопрос.знак – восходящая интонация и тд.)

Теоретическая выборка – это уточнение условий и проблемы, а также отбор условий среди условий.

Контексты наблюдения – абстрактное понятие, включающее в себя время, место, общую структуру взаимодействия, совокупность норм регулирующих поведение людей в данных обстоятельствах места и времени. Это срез нормальной, повседневной жизни.

Попечители и стражники – люди, способные обеспечить «вход» в организацию.

Контрольный лист полевых наблюдений – помогает фиксировать результаты наблюдений:

  • Пространство: местоположение физическое
  • Актор (деятель)
  • Деятельность: совокупность взаимосвязанных действий, совершаемых людьми
  • Объект: присутствующие физические предметы
  • Акт: отдельные действия совершаемые людьми
  • Событие: множество взаимосвязанных деятельностей, ведущихся людьми
  • Время
  • Цель: то, чего люди стремятся достичь
  • Чувства: ощущаемые и выражаемые эмоции

Документы, используемые при наблюдении:

  • Дневник наблюдения
  • Карточка наблюдения
  • Протокол наблюдения (для комбинированной регистрации результатов)
  • Коэффициент согласия наблюдателей (совпадение данных разных наблюдателей в одно время)
  • Коэффициент устойчивости наблюдений (совпадение данных одного наблюдателя в разное время)
  • Коэффициент надежности наблюдения (совпадение данных, полученных разными наблюдателями в разное время)

Виды наблюдений

В зависимости от степени вовлеченности исследователя в изучаемую среду выделяют два вида наблюдений:

— включенное, когда имеет место личное участие наблюдателя в воспринимаемой и регистрируемой им деятельности. При этом другие люди обычно считают его участником события, а не наблюдателем;

— стороннее, когда событие происходит без непосредственного участия в нем наблюдателя, действующего как бы «со стороны».

Следует заметить, что в большинстве случаев поведение людей резко изменяется, если они замечают, что стали объектом исследования. Тем самым нарушается требование к сохранению естественности условий изучаемой деятельности. Поэтому по характеру взаимодействий с объектом существуют следующие виды наблюдений:

— скрытое, при котором люди не знают, что они являются наблюдаемыми,

— открытое, при котором люди осведомлены о производимом наблюдении. Обычно через какое-то время они привыкают к присутствию психолога и начинают вести себя более естественно, если, конечно, наблюдатель не провоцирует пристального внимания к себе.

Относительно времени исследования различают наблюдение:

— однократное, единичное, производимое только один раз;

— периодическое, осуществляемое в течение определенных промежутков времени;

— лонгитюдное (от англ, «долгота»), характеризующееся особой протяжённостью, постоянством контакта исследователя и объекта в течение длительного времени.

По характеру восприятия наблюдение может быть:

— сплошным, когда исследователь обращает свое внимание в равной степени на все доступные ему объекты;

— выборочным, когда его интересуют лишь определенные параметры поведения или тины поведенческих реакций (скажем, такие как частота проявлений агрессии, время взаимодействия матери и ребенка в течение дня, особенности речевых контактов детей и педагогов и т. п.).

По степени стандартизированности процедур выделяют:

— свободное, или поисковое наблюдение, которое, хотя и связано с определённой целью, но лишено четких ограничений в выборе того, на что надо обращать внимание, какие моменты фиксировать и т. п. В нем допустимо изменение предмета исследования и правил, если возникает в этом необходимость. Наблюдение такого вида обычно применяется на ранних стадиях научной работы;

— структурированное, или стандартизированное, когда происходящие события фиксируются без малейших отступлений от заранее разработанной программы. При этом четко определены правила наблюдения, предписано все содержание исследовательских действий, введены единообразные способы регистрации и анализа данных. Подобное наблюдение обычно применяется там, где от исследователя требуется выделять уже известные и ожидаемые характеристики реальности, а не подыскивать новые. Тем самым, разумеется, в некоторой степени сужается поле наблюдения, но возрастает сопоставимость полученных результатов.

Типичные ошибки:

— стремясь подтвердить свою гипотезу, исследователь иногда неосознанно игнорирует все, что может ей противоречить;

— смешивание главного и второстепенного, случайного и закономерного в процессе наблюдений;

— преждевременность обобщений и выводов;

— оценка одного психического феномена делается на основании признака поведения, относящегося к другому феномену (так, многие оказываются склонны делать выводы об интеллекте по беглости речи);

— акцентирование внимания наблюдателя на противоположных себе чертах характера или формах поведения наблюдаемых;

— определяющее влияние на итоги наблюдения первого впечатления о человеке или группе;

— непринятие во внимание возможных мотивов действий, самочувствия наблюдаемых, значимых изменений условий ситуации.

В целях объективизации процедур наблюдения в психологии применяются

 коллективные изучения объекта работающими независимо друг от друга исследователями,

 используются технические средства фиксации и обработки данных, детально разрабатываются программы наблюдений,

 практикуются неоднократные повторные наблюдения одних и тех же объектов.

Наблюдение – ключевой метод в психологии. В широком смысле, любой метод эмпирического исследования содержит в себе элементы наблюдения за объектами с целью изучения их специфики и изменений. Психологическое исследование не обходится без применения на какой-либо из стадий метода наблюдения, но крайне редко дело ограничивается использованием только лишь этого метода, без подключения других.

3) Опрос – получение информации от испытуемых путем вопросов и ответов.

устный

– беседа (свободное интервью) – получение Ин в ходе устного непосредственного свободного общения, ответов на вопросы, а также при изучении особенностей невербального поведения опрашиваемых. Во время Б. исследователь имеет возможность самостоятельно изменять направленность, порядок и структуру вопросов, добиваясь необходимой эффективности процедуры. Характеризуется гибкостью тактики построения диалога в пределах заданной темы, максимальным учетом индивидуальных особенностей респондентов, сравнительно большей естественностью условий опроса.

Недостаток — затрудненность сопоставлений всех полученных результатов, обусловленная широкой вариативностью задаваемых вопросов.

Преимущество же свободного интервью заключается в предоставлении респондентам наилучших возможностей для формулирования собственных точек зрения и более глубокого выражения своих позиций.

— интервью (стандартизированное Инт) – беседа по заранее разработанному плану, по четко разработанной схеме, одинаковой для всех респондентов, с регистрацией и анализом ответов на вопросы. Все условия процедуры регламентированы.   Высокая степень сопоставимости рез-тов, повышение надежности итогов опроса. Однако, мнение респонденотов неполное, формальный характер процедуры  затруднения в достижении хорошего контакта.

Применяется наиболее часто, особенно, когда необходимо опросить большое кол-во людей. В то же время – наиболее субъективный метод.

Респондент (англ. «отвечающий», «опрашиваемый») – Ч, участвующий в опросе в роли источника Ин. может отклониться от истины в силу опр. причин:

— податливость реальному, или воображаемому давлению интервьюера (опрашивающего);

— склонность к выражению социально одобряемых мнений;

— влияние на ответы поведенческих установок и стереотипов мышления;

— неотчетливое осознавание собственных мнений, позиций и отношений;

— незнание каких-либо фактов или ложная информированность;

— антипатия к исследователю;

— сомнения в последующем сохранении конфиденциальности сообщения;

— сознательный обман или преднамеренное умолчание;

— невольные ошибки памяти.

С другой стороны, интервьюер ( лицо, непосредственно проводящее опрос) также способен стать субъектом всевозможных искажений собираемых данных.

ПИСЬМЕННЫЙ

Анкетирование – процедура проведения опроса в письменной форме с помощью заранее подготовленных бланков вопросов. Анкеты (фр. «список вопросов») самостоятельно заполняются респондентами. Френсис Гальтон – изучение умств. качеств по самоотчетам опрашиваемых).

Достоинства:

— высокой оперативностью получения информации;

— возможностью организации массовых обследований;

— сравнительно малой трудоемкостью процедур подготовки и проведения исследований, обработки их результатов;

— отсутствием влияния личности и поведения опрашивающего на работу респондентов;

— невыражснностью у исследователя отношений субъективного пристрастия к кому-либо из отвечающих.

Недостатки:

— отсутствие личного контакта не позволяет, как, скажем, в свободном интервью, изменять порядок и формулировки вопросов в зависимости от ответов или поведения респондентов;

— не всегда достаточна достоверность подобных «самоотчетов», на итоги которых влияют неосознаваемые установки и мотивы респондентов или желание их выглядеть в более выгодном свете, сознательно приукрасив реальное положение дел.

Вопросы (по форме ответа) мб

 закрытые – содержать полный набор возможных ответов, и РЕСП лишь отображает графически свой выбор.

 полузакрытые – имеется графа «Другие ответы», с возможностью РЕСП высказать свое мнение, иное, чем были предложены составителем анкеты,

 открытые – вопросы , предполагающие, что ответы на них целиком и полностью формулирует сам РЕСП.  затруднения с сопоставлением

По способу формулирования вопросы мб

 прямые – направлены на непосредственное, открытое получение Ин от РЕСП. Предполагается, что на вопрос будет дан столь же непосредственный и честный ответ.

В случаях, где требуется дать оценку себя, мн мб неискренны 

 косвенные – использование какой-либо воображаемой ситуации, маскирующей критический потенциал передаваемой Ин

4) Экспертные оценки

Экспертное оценивание — один из важнейших методов психологии. В данном случае проводится опрос, но не испытуемого, а эксперта. В качестве эксперта, как правило, выступает лицо хорошо знающее объект исследования и способное выступать в качестве источника информации. Задача эксперта является выражение своего мнения о той или иной стороне объекта исследования по определенной шкале в соответствии с предусмотренными для этого правилами. # в качестве экспертов могут выступать классный руководитель, педагоги, школьный психолог, родители школьника. Для экспертных оценок также готовятся специальные бланки с заранее продуманными вопросами. Вопросы не должны содержать двусмысленности, быть лаконичными, понятными и не вызывать трудностей у эксперта. Для большей объективности, желательно, чтобы в качестве экспертов выступали несколько человек по каждому из параметров оценки.

После вынесения оценок экспертами необходимо:

1. провести проверку непротиворечивости индивидуальных суждений экспертов,

2. оценить согласованность мнений экспертов между собой,

3. выделить группы экспертов с близкими позициями в случае существенных расхождений в оценках,

4. попытаться выяснить причины разброса индивидуальных мнений.

Все это нужно сделать, чтобы учесть степень субъективности мнений экспертов.

Общие сведения

Вместе с интроспекцией наблюдение считается старейшим психологическим методом. Научное наблюдение стало широко применяться, начиная с конца XIX века, в областях, где особенное значение имеет фиксация особенностей поведения человека в различных условиях, — в клинической, социальной, педагогической психологии, психологии развития, а с начала XX века — в психологии труда.

Наблюдение не применяется там, где вмешательство экспериментатора нарушит процесс взаимодействия человека со средой. Этот метод незаменим в случае, когда необходимо получить целостную картину происходящего и отразить поведение индивидов во всей полноте.

Главными особенностями метода наблюдения являются: — непосредственная связь наблюдателя и наблюдаемого объекта; — пристрастность (эмоциональная окрашенность) наблюдения; — сложность (порой — невозможность) повторного наблюдения. В естественных условиях наблюдатель, как правило, не влияет на изучаемый процесс (явление). В психологии существует проблема взаимодействия наблюдателя и наблюдаемого. Если испытуемый знает, что за ним наблюдают, то присутствие исследователя оказывает влияние на его поведение. Ограниченность метода наблюдения вызвала к жизни другие, более «совершенные» методы эмпирического исследования: эксперимент и измерение.

Предмет наблюдения

  • Вербальное поведение
    • Продолжительность речи
    • Интенсивность речи
    • И др.
  • Невербальное поведение
    • Экспрессия лица, глаз, тела,
    • Выразительные движения
    • И др.
  • Перемещения людей
  • Дистанция между людьми
  • Физические воздействия
    • Касания
    • Толчки
    • Удары
    • побои
    • И др.

И т. д.

То есть предметом наблюдения способно выступать лишь то, что возможно объективно зарегистрировать. Таким образом, исследователь не наблюдает свойства психики, он регистрирует лишь те проявления объекта, которые доступны для фиксации. И только исходя из предположения о том, что психика находит своё проявление в поведении, психолог может строить гипотезы о психических свойствах, основываясь на данных, полученных при наблюдении.

Средства наблюдения

Наблюдение может осуществляться непосредственно исследователем, либо посредством приборов наблюдения и фиксации его результатов. В их число входит аудио-, фото-, видеоаппаратура, особые карты наблюдения.

ВИДЫ НАБЛЮДЕНИЯ

Врезка

Интересный опыт использования метода сти­хийного наблюдения в целях социологического познания общества накоплен в русской литера­туре 1840-х гг. В социальной беллетристике этого периода тесно сплетены гражданские чув­ства и умонастроения близкой к народу интел­лигенции, поиски художественного отражения жизни различных социальных групп, черты на­учного, социологического видения обществен­ного развития. Писатели, близкие к В.Г. Белин­скому и Н.А. Некрасову, не только дали точные зарисовки быта, поступков, элементов сознания представителей многих социальных, професси­ональных сообществ, но и создали типологичес­кие образы, обобщенные социолого-художе-ственные типы людей своего времени.

* * *

Великолепным социальным наблюдателем про­слыл «дядюшка Гиляй»* — известный русский жур­налист, писатель, поэт Владимир Алексеевич Ги­ляровский (1853—1935). В молодые годы, скита­ясь по стране, он активно набирался жизненного опыта: был бурлаком на Волге, крючником, пожар­ным, рабочим на заводе, объездчиком диких ло­шадей, циркачом, актером. В 30 лет начал печа­таться в ведущих отечественных журналах и газе­тах, считался «королем репортеров», писал о самых заметных и нашумевших событиях, описы­вал московское «дно» — хитрованские притоны, приют нищих, босяков и отщепенцев. Слыл пре­красным знатоком Москвы. Самой популярной его книгой является «Москва и москвичи» (1926), где J этн°графической точностью изображена жизнь Москвы конца XIX в.: быт горожан, торговцев,

Многочисленные друзья и приятели В.А. Гиля­ровского называли его, шутя, а потом и всерьез, но всегда тепло и любовно — дядя Гиляй (одно вРемяон подписывался «В. Гиляй»). А.П. Чехов таК и писал ему: «Милый дядя Гиляй!»

артистов, чиновников, нравы рынков и трущоб, ис­тория заведений, трактиров, улиц и бульваров. Получили широкое признание, в том числе и в на­учных кругах, его книги «Трущобные люди» (1887), «Мои скитания» (1928), «Люди театра» (опублико­вано в 1941 г.) и др. Гиляровский прославился в качестве бытописателя Москвы. Он собрал и со­хранил для поколений любопытнейшие истории о людях Москвы, ее улицах и площадях, бульварах и парках, булочных и парикмахерских, банях и рынках, художественных и артистических кружках, великолепных особняках и грязных трущобах. Ги­ляровский не был бесстрастным регистратором

событий и бездушным бытописателем. Он был наблюдателем в самом высоком смысле этого слова. «Не было, кажется, в окружающей жизни ни одного явления, которое не казалось бы ему за­служивающим пристального внимания. Он никог­да не был сторонним наблюдателем. Он вмеши­вался в жизнь без оглядки. Он должен был испро­бовать все возможное, научиться делать все своими руками. Всю жизнь он работал (он пере­менил много профессий — от волжского бурлака до актера и писателя), но в любую работу он все­гда вносил настоящую русскую сноровку, живость ума и даже некоторую удаль», — писал о нем К. Паустовский в очерке «Дядя Гиляй». Его произ­ведения — образец социологического видения мира, результат многочисленных социологических наблюдений и глубокого, до сих пор не потеряв­шего своей ценности научного анализа.

сиональной подготовки. Обучение в вузе отшлифует приемы стихийной со­циологии, превратит их в точный инструмент научного познания, но склон­ность и задатки должны проявиться на школьной скамье.

Стихийная социология — складывающееся в процессе взросления соци­ологическое видение мира (социологический образ мышления), которое опи­рается не на достижения научного знания, а на личный жизненный опыт и здравый смысл. К главным приемам стихийной социологии относятся: 1) со­циальная типологизация; 2) социальная категоризация; 3) социальное ран­жирование. Все они опираются на здравый смысл, формируются в повсе­дневной реальности и служат критерием профпригодности социолога.

Так, типологизация обнаруживается в умении находить, подмечать в ок­ружающем типичное, повторяющееся, а затем правильно его классифици­ровать. На основе сходных черт можно объединить в одну группу внешне различных индивидов. К примеру, людей в возрасте от 12 до 17 лет, несмот­ря на их внешние различия, мы можем объединить в одну и ту же социальную группу и назвать ее «подростки». Водителей, шахтеров, трактористов мы за­числяем в ряды рабочего класса, хотя все они отличаются друг от друга. Ти­пологизация — это обобщение разрозненных явлений в устойчивые группы и типы, но вместе с тем приписывание людей к заранее созданной группе, т.е. наделение их социальными признаками. В основе типологизации лежит способность наблюдать социальную действительность.

В каком-то отношении социология обречена изучать повседневный мир с позиций обыденного сознания. Действительно, профессиональный социолог, создавая свои теории, опирается на собственный здравый смысл и пользуется языком улицы, как бы он ни очищал первое и второе, как бы он их ни трениро­вал и ни улучшал. Но, возможно, не только социолог. По мнению О.Е. Трущен-ко, «ученый, как и любой другой человек, живет в мире, который сам констру­ирует присущими ему способами категоризации и описания. Но, в отличие от «простого человека», ученый должен четко сознавать, что его способ описания ничуть не лучше, чем тот, который существует в обыденном сознании, т.е. на уровне нерефлексивном»7. В обыденной жизни мы поступаем так же, как уче­ные ведут себя в науке: мы создаем собственные теории, которые объясняют окружающий мир, помогают в нем лучше ориентироваться, служат руковод­ством к действию и даже помогают предсказывать будущие события.

Таким образом, у стихийной и профессиональной социологии много об­щего, как много сходства между научным и стихийным наблюдением за со­циальными отношениями людей.

Под наблюдением в социологии подразумевают прямую регистрацию со­бытий исследователем с помощью органов чувств (зрение, слух) или специ­альных записывающих приборов. При этом чаще всего предполагается, что исследователь не предпринимает никаких попыток воздействия на объекты наблюдения, выступая лишь в качестве бесстрастного очевидца происходяще­го. Так, собирая информацию о предпочтении покупателями товаров той или иной группы, мы могли бы не задавать им соответствующих вопросов, а про­сто в течение определенного периода (скажем, одного дня или одной недели) фиксировать, какие именно товары покупают приходящие в магазин люди.

Маслова О.М. Количественная и качественная социология: методология и методы (по материалам «Круглого стола») // Социология: 4М. 1995. № 5-6. С. 11.

При этом можно не просто фиксировать номенклатуру и объем приобретае­мых продуктов, но и разносить полученные в ходе наблюдения данные по различным категориям: социально-демографическим группам покупателей (половым, возрастным, профессиональным), времени дня, дням недели, ме­стам расположения торговых точек и т.п. Статистический анализ полученных подобным образом сведений даст возможность составить определенную типо­логию предпочтений, товаров, торговых марок, предприятий-изготовителей, а кроме того — некую сводную картину покупательского поведения, характер­ного для данного территориального образования. Аналогичным образом пря­мому наблюдению можно подвергнуть и рабочее поведение персонала торго­вого предприятия, включая такие его стороны, как вежливость, расторопность, опрятность, готовность проконсультировать покупателей и т.п. — словом, все то, из чего составится многообразное и не всегда четко и однозначно опреде­ляемое понятие «профессиональная компетентность», а также, в конечном счете, — «имиджторгового предприятия».

Наблюдение может осуществляться как при отсутствии заранее заданных четких гипотез, так и систематизированным образом. В первом случае мы имеем дело с простым или бесструктурным наблюдением. Его задача состоит

в том, чтобы дать исходную информацию для разработки гипотез по более строго­му описанию наблюдаемого объекта.

Систематизированное (или структу­рированное) наблюдение предполагает достаточно четкую, заранее продуманную систему регистрации наблюдаемых событий. Здесь могут использоваться, например, бланки-протоколы, разли­нованные по отдельным пунктам наблюдения, с кодовыми обозначениями событий и ситуаций или карточки наблюдения.

Итак, социологическое наблюдение как метод сбора научной информа­ции — это всегда направленное, систематическое, непосредственное просле­живание и фиксирование значимых социальных явлений, процессов, собы­тий. Оно служит определенным познавательным целям и может быть под­вергнуто контролю и проверке.

По мнению В.А. Ядова, «наблюдение как метод сбора первичных данных либо наводит на гипотезы и служит трамплином для использования более представительных методик, либо применяется на заключительной стадии массовых обследований для уточнения и интерпретации основных выводов»8.

Метод наблюдения обычно формируется в комплексе с другими метода­ми сбора социологической информации на разных этапах реализации иссле­довательских планов. В ряде случаев, когда информация, характеризующая изучаемый объект, не может быть получена другими способами, он приме­няется и как самостоятельный, если не предъявляются требования репрезен­тативности по отношению к генеральной совокупности. Метод наблюдения используется в сочетании с методом опроса для определения качественных характеристик инструментария при пилотажных (пробных) исследованиях, а также с методом эксперимента для изучения реакций испытуемых на те или иные управляемые изменения, предусмотренные планом и программой ис­следования. Простое наблюдение целесообразно применять какдополнитель-

Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. Самара, 1995. С. 131.

ный метод в комплексе с другими (изучение документов, опросы). Так, вклю­ченное наблюдение в сочетании с последующими массовыми обследовани­ями (по документам, опросам) позволяет дополнить сухой, но репрезента­тивный материал более живыми сведениями, повысить обоснованность ин­терпретации данных. Структурированное наблюдение может быть основным методом сбора данных по описательным или объяснительным гипотезам, если объект исследования достаточно локализован. Для лабораторных экс­периментов этот метод — один из ведущих. Как самодовлеющий метод, на­блюдение — основа для относительно узких по объему монографических исследований (например, массовых митингов, демонстраций)9.

Наблюдение — незаменимый источник информации на разведочной стадии фундаментального исследования. В прикладных исследованиях — это незаме­нимый метод работы социолога-консультанта, который всегда начинает с ком­бинации наблюдения, интервью и изучения документов данной организации.

В социологии виды наблюдения подразделяются следующим образом. 1. По форме организации выделяют:

♦ формализованное (структурированное, стандартизированное, контро­лируемое);

♦ неформализованное (неконтролируемое, простое, бесструктурное).

Первое обычно структурировано жесткой программой, где разрабатыва­ется детальный инструментарий (карточки и протоколы), а второе — лишь общим принципиальным планом. Неформализованное наблюдение не дает информации о тенденциях и закономерностях протекания событий. Оно служит подготовительным этапом к проведению более тщательного, форма­лизованного наблюдения или же предшествует эксперименту.

В.А. Ядов по степени формализованное™ выделяет (а) неконтролируемое (или нестандартное, бесструктурное) и (б) контролируемое (стандартизиро­ванное, структурное) наблюдения. В первом исследователь пользуется лишь общим принципиальным планом, во втором — регистрирует события по де­тально разработанной процедуре10.

Неконтролируемое наблюдение во многом похоже на обыденное созерцание событий. Его может провести каждый из нас. Здесь нет четкой программы, выдвижения гипотез, операционализации понятий и множества других вещей, которые обязательны при любом научном мероприятии. Напротив, контроли­руемое наблюдение имеет жесткую программу, опирается на продуманную те­орию и детальный анализ проблемы исследования. Составлению жесткой про­цедуры контролируемого наблюдения предшествует детальный анализ пробле­мы на основе теории и данных неконтролируемого наблюдения. Впервые метод контролируемого наблюдения использовал американский психолог Р. Бейлз (1950) для изучения последовательных фаз в групповой деятельности.

Контролируемым может быть как включенное, так и не включенное на­блюдение. Пример строго научного исследования — включенное наблюде-

9 Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. Самара, 1995. С. 130.

10 Там же. С. 122.

ние социолога В.Б. Ольшанского. В течение нескольких месяцев он адапти­ровался к малой рабочей группе. Появившаяся на более позднем этапе про­грамма формализованного обследования включала интервью, опросы и груп­повые дискуссии.

Какие бы названия ни предлагались в методической литературе, но суть пер­вого критерия классификации типов наблюдения заключается в том, насколь­ко детализированы, прописаны и выверены те процедуры, которые ученый намерен применить в своем наблюдении. Первый критерий выстраивает все множество видов наблюдения на некотором континууме, один полюс которого образован жесткими типами (назовем их хард-стратегиями), а второй — мягкими (софт-стратегиями). Между ними размещается все многообразие реальных на­блюдений, в которых ученый, в зависимости от поставленных целей, научных предпочтений или вкусов, может градуировать степень жесткости и мягкости. Причем, смягчая процедуру, он необязательно поступается научными принци­пами. Так, например, представители качественной социологии предпочитают софт-стратегии и добиваются великолепных научных результатов.

2. По степени включенности наблюдателя выделяют:

♦ невключенное (простое) наблюдение, когда исследователь пассивно фиксирует интересующие его данные о явлении, не вмешиваясь в ход его про­текания;

♦ включенное (участвующее, соучаствующее) наблюдение, которое назы­вают еще исследованием «в маске», где социолог действует под вымышлен­ным именем, скрывает истинную профессию и, конечно же, цели исследо­вания. Окружающие не должны догадываться о том, кто он такой.

Рис. 2. Участие социолога во включенном наблюдении

Если регистрация события производится «со стороны», т.е. исследователь не вмешивается в сам процесс, то наблюдение считается невключенным. Осуществляя его, наблюдатель обязан находиться вне изучаемого объекта.

никоим образом не вмешиваясь в естественный ход событий, в том числе не задавая наблюдаемым никаких вопросов. Напротив, когда ученый имитирует вхождение в социальную среду, адаптируется к ней и анализирует события «изнутри», наблюдение считается включенным, или участвующим.

Когда социолог изучает поведение забастовщиков, уличной толпы, под­ростковой группировки или бригады рабочих, не вливаясь в ряды их участ­ников, то он проводит невключенное наблюдение. Если же он встал в ряды забастовщиков, присоединился к толпе, участвует в подростковой группи­ровке или если устроился работать на предприятие (участие может быть ано­нимным или неанонимным), то он проводит включенное наблюдение.

Примером невключенного наблюдения выступает изучение научных за­седаний. С помощью специальных картотек наблюдения социолог фиксирует поведение докладчика и реакции аудитории, скажем, одобрительные (или неодобрительные) реплики, возгласы, разговоры, вопросы к выступающему и т.д. Обобщая данные, специалист регистрирует количество проявлений поведенческих реакций, а также их интенсивность (силу проявлений). Не-включенные наблюдения достаточно широко распространены в социологии, этнографии, демографии, социальной психологии, экономике. Гораздо реже встречается включенное наблюдение, хотя оно является наиболее интенсив­ным способом получения информации.

3. По форме взаимоотношений ученого с испытуемыми специалисты вы­деляют:

♦ скрытое наблюдение;

♦ открытое наблюдение.

Когда участники деятельности не догадываются о присутствии исследо­вателя, говорят о скрытом наблюдении. Оно позволяет минимизировать кор­ректирующее воздействие наблюдателя. Этим скрытое наблюдение отлича­ется от открытого, в котором исследователь сообщает участникам о своих намерениях. Скрытое и открытое наблюдения нередко трактуются как две разновидности включенного наблюдения. Иногда они разводятся, и тогда специалисты говорят: надо различать прежде всего включенное и невключен­ное наблюдение, а характеристики «скрытое» и «открытое» выступают их побочным продуктом.

Термины «включенное» и «скрытое» могут выступать синонимами, обо­значающими один и тот же вид наблюдения. Но они же могут обозначать разные типы исследования. Так, наблюдение может быть включенным, но открытым. Оно происходит в тех случаях, когда исследователь сообщает на­блюдаемым, кто он на самом деле, но проводит свое исследование, трудясь на заводе, скажем, штукатуром. Он включен в социальную ситуацию, но работает без маски.

Наблюдение может быть включенным и скрытым одновременно, если социолог действует инкогнито и находится в социальной ситуации. Наблю­датель может имитировать новичка в населенном пункте, где все знают друг друга, а его появление не останется незамеченным. Цели своего пребывания исследователь не открывает, подбирая любой подходящий предлог.

Одна из модификаций скрытого включенного наблюдения — так называе­мое стимулирующее, в ходе которого исследователь создает новую эксперимен­тальную обстановку с тем, чтобы выявить скрытое состояние объекта, не демон­стрируемые на людях черты поведения. Здесь наблюдатель — участник изучае —

мых событий — как бы провоцирует нестандартные ситуации и исследует реак­ции объекта наблюдения на свои действия или стимулируемые им действия других1′. Он может, исследуя уровень социального самосознания наемных ра­ботников, подговорить руководителей фирмы в определенные моменты при­бегать к авторитарным приемам, нарушению прав личности или трудового до­говора, злоупотреблению служебным положением, мошенничеству и др., реги­стрируя реакцию наблюдаемых. Таким образом, стимулирующее наблюдение характеризует активную социальную позицию ученого, который поощряет на­блюдаемого к определенным действиям, а иногда и провоцирует их.

В популярном цикле телепередач под названием «Скрытая камера» обыч­ных прохожих ставят в неожиданные, иногда парадоксальные ситуации, а затем фиксируют происходящее на видеокамеру. У социальных психологов это называется методом наблюдения экспериментально созданных ситуаций. Суть его в том, что наблюдатель провоцирует определенные действия, напри­мер фиксирует, как ведут себя пассажиры в ситуации, где предполагается уступить место инвалиду, пожилому человеку и т.п.

Метод включенного (участвующего) открытого наблюдения в первой по­ловине XIX в. применял для изучения положения английского рабочего класса родоначальник марксизма Фридрих Энгельс. Его книга «Положение рабоче­го класса в Англии» имеет подзаголовок: «По собственным наблюдениям и достоверным источникам». В обращении к английскому пролетариату он на­писал: «Рабочие!… Я достаточно долго жил среди вас, чтобы ознакомиться с вашим положением. Я исследовал его с самым серьезным вниманием, изучил различные официальные и неофициальные документы.., но все это меня не удовлетворило. Я искал большего, чем одно абстрактное знание предмета, я хотел видеть вас в ваших жилищах, наблюдать вашу повседневную жизнь, бе­седовать с вами о вашем положении и ваших нуждах, быть свидетелем вашей борьбы против социальной и политической власти ваших угнетателей. Так я и сделал»12. Современный образец такого типа наблюдения дает исследование И.А. Ряжских, изучавшего организацию труда в коллективе строителей. Зада­чи, стоявшие перед исследователем, — изучить особенности процедуры при­ема нового человека в состав бригады — обусловили отказ от принципа ано­нимности наблюдения. Но и публичная форма наблюдения дала возможность вскрыть и изучить многие моменты, сдерживающие широкое распростране­ние новой формы организации бригадного труда.

4. По месту проведения наблюдения делятся на две разновидности:

♦ полевые наблюдения;

♦ лабораторные наблюдения.

Полевые наблюдения проводятся в естественных условиях, а лаборатор­ные — в искусственных, т.е. заранее созданных условиях. Лабораторные на­блюдения распространены в психологии и социальной психологии, но их мало в социологии и антропологии. Трудно вообразить, каким образом пле­мя аборигенов можно переместить в городскую лабораторию, не нарушив естественно сложившейся между людьми системы взаимоотношений.

Подробнее см.: Алексеев А.Н. Социальные нормы производственной организации и жизненная по­зиция личности: Из опыта «экспериментальной социологии». Томск, 1982; Алексеев А.Н. Позна­ние через действие. Фрагменты экспериментальной социологии. М.: РАН, 1993. Энгельс Ф. Положение рабочего класса в Англии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 2. С. 235.

5. По регулярности проведения наблюдения делятся на:

♦ систематические (по заранее разработанному плану изучения объекта в течение определенного времени);

♦ несистематические (проводятся без всякого заранее составленного пла­на в течение неопределенного времени).

Дихотомия «систематическое—несистематическое» может принимать бо­лее дробный вид, и тогда авторы выделяют не две, а три разновидности на­блюдения: систематические, эпизодические и случайные.

6. По длительности проведения, задачам и масштабу изучаемого явлениянаблюдения делятся на:

♦ кратковременные (проводятся на первой стадии исследования для фор­мулировки гипотез или контроля и пополнения данных, полученных други­ми методами);

♦ долговременные, длящиеся многие месяцы и годы, призванные отсле­дить протекание крупномасштабных либо сложно организованных соци­альных процессов.

В последнее время наблюдение обыч­но используется как один из элементов полевого экспедиционного исследова­ния, осуществляемого по специально разработанной программе с использованием стандартных символических при­емов фиксации элементов обрядности, танца и т.д. Наблюдение может про­водиться за действиями как отдельного лица, так и группы (например, при отправлении обряда). В процессе наблюдения все чаще используются техни­ческие средства записи: диктофоны, кинокамеры и видеомагнитофоны.

При наблюдении в естественных ситуациях испытуемые не должны подозре­вать о том, что за ними кто-либо наблюдает и что их поведение оценивается. При этом неизбежно возникают этические (а иногда и юридические) проблемы, име­ют место неконтролируемые влияния — например, присутствие других людей.

Лабораторное наблюдение и применение групповых игр дают возможность контролировать ситуации, но возникает ряд связанных с этим проблем: выбор критериев и построение экспериментальных ситуаций, проблема изменчивос­ти форм поведения в зависимости от восприятия экспериментальной ситуации и проблема выбора адекватных способов фиксации поведенческих проявлений. Неясно также, насколько поведение испытуемых в ролевых играх типично для них, насколько оно соответствует их поведению в реальной жизни13.

В дальнейшем мы остановимся подробнее на двух типах наблюдения — стандартизированном и включенном.

Виды наблюдения

В социологической литературе можно встретить различные классификации наблюдений. Ту классификацию, которую мы рссмотрим не претендует на универсальность, так как социологи выделяют и другие виды наблюдения (само­наблюдение, естественное и проектируемое наблю­дение и др.), но наиболее важные, по нашему мне­нию, основания классификации и разновидности на­блюдений в ней представлены. Рассмотрим наиболее существенные виды наблюдений.

По степени формализации процедуры — неструктурализованное (неструктурированное, нестандартизированное, простое) и структурализованное (структурированное, стандартизированное) наблю­дение.

По характеру контактов с наблюдаемым объек­том — непосредственное (прямое) и косвенное на­блюдение.

В зависимости от наличия элементов контроля — контролируемое и неконтролируемое наблюдение.

В зависимости от того, знают ли наблюдаемые, что за ними наблюдают — открытое (явное) и скры­тое (тайное, инкогнито) наблюдение.

В зависимости от положения наблюдателя по от­ношению к объекту — включенное (участвующее, со­участвующее) и невключенное наблюдение.

По условиям организации — полевое, лабораторное и лабораторно-полевое наблюдение.

По регулярности проведения — систематическое и случайное (несистематическое) наблюдение.

По частоте проведения — однократное и много­кратное (панельное) наблюдение.

Теперь остановимся поподробнее на характеристи­ке основных видов наблюдения.

По степени формализации процедуры выделяют неструктурализованное (неструктурированное, нестандартизированное, простое) и структурализованное (струк­турированное, стандартизированное) наблюдение.

Неструктурализованное (неструктурированное, нестандартизированное, простое) наблюдениеобыч­но не имеет детального плана действий. Исследова­тель заранее не определяет, какие именно элементы изучаемого процесса, явления, ситуации он будет на­блюдать, отсутствуют четкие гипотезы. Определены лишь самые общие черты ситуации, примерный со­став наблюдаемой группы. Исследователь берет объ­ект в целом, а уже во время процесса наблюдения про­исходит уточнение границ объекта, его важнейших элементов и конкретизируется программа исследова­ния. Цель исследования в данном случае будет заклю­чаться в том, чтобы придумать гипотезы для более строгого описания наблюдаемого объекта.

Уже упоминалось, что этот вид наблюдения ведется главным образом за объектом в целом, но, как извест­но — наблюдать все — невозможно: самый лучший на­блюдатель, даже группа лучших наблюдателей никогда не дадут нам полный отчет о наблюдаемых событиях, даже если на первый взгляд они кажутся предельно про­стыми. Поэтому в данном случае возникает неизбежный вопрос: «Что конкретно наблюдать?». Сложно дать на этот вопрос однозначный ответ. В ходе наблюдения понимание ис­следователем наблюдаемой ситуации часто меняется, а это неизбежно приводит к изменению направление наблюдения, часто довольно радикальному. Однако та­кое изменение вполне допустимо, более того, считается что оно возникает как раз в результате оптимального применения неструктурализованного наблюдения.

Перечислим возможные ориентиры такого наблю­дения, которые в общем виде приведены В.А. Ядовым:

«1. Общая характеристика социальной ситуации, включая такие элементы, как сфера деятельности (производство, семейная жизнь, политика и т. д. в дан­ном социальном контексте), правила и нормы, регули­рующие состояние объекта в целом (формальные и об­щепринятые, но не закрепленные в инструкциях или распоряжениях), степень саморегуляции объекта на­блюдения (в какой мере его состояние определяется внешними факторами и внутренними причинами).

2. Попытка определить типичность наблюдаемого объекта в данной ситуации относительно других объ­ектов и ситуаций;экологическая среда, область жиз­недеятельности, общая экономическая и политическая атмосфера, состояние общественного сознания на данный момент. Субъекты или участники социальных событий.В зависимости от общей задачи наблюдения их можно классифицировать: по демографическим и социаль­ным признакам (пол, возраст, семейное и имуществен­ное положение, а также образование и т. д.); по содер­жанию деятельности (сфера занятий, сфера досуга…); относительно статуса в коллективе или группе (руко­водитель, коллега, подчиненный; администратор, об­щественный деятель, член коллектива…); по официаль­ным функциям в совместной деятельности на изучаемом объекте (обязанности, права, реальные возмож­ности их осуществления; правила, которым они следу­ют строго и которыми пренебрегают…); по неофици­альным отношениям и функциям (дружеские связи, неформальное лидерство, авторитет…).

4. Цель деятельности и социальные интересы субъектов и групп: общие и групповые цели и интересы; официальные и неформальные; одобряемые и неодоб-ряемые в данной среде; согласованность или конфликт интересов и целей.

5. Структура деятельности со стороны: внешних побуждений (стимулы), внутренних осознанных намере­ний (мотивы), средств, привлекаемых для достижения це­лей (по содержанию средств и по моральной их оценке), по интенсивности деятельности (продуктивная, репро­дуктивная; напряженная, спокойная) и по ее практичес­ким результатам (материальные и духовные продукты).

6. Регулярность и частота наблюдаемых событий: по ряду указанных выше параметров и по типичным ситуациям, которые ими описываются»18.

Необходимо отметить, что указанный перечень не исчерпывает всех возможных направлений наблюде­ния, тем не менее он может оказать существенную по­мощь наблюдателю при планировании его деятельнос­ти, особенно в начале исследования.

Общей задачей наблюдения, проводимого по тако­му ориентировочному плану, будет: структурирование объекта, выделение в нем разнородных свойств, эле­ментов, функций действующих лиц или групп. Задачи наблюдения, по мере накопления данных и предвари­тельному их анализу, будут уточняться, в результате чего какие-то стороны события совсем опустятся, а другие, наоборот, подвергнутся более тщательному и детальному наблюдению. Таким образом происходит постепенный процесс структурализации наблюдения, т. е. переход от неструктурализованного наблюдения к структурализованному.

Результаты исследования фиксируются в свобод­ной форме непосредственно в процессе наблюдения или позднее по памяти. При обработке полученных данных их систематизация может выполняться с помо­щью формализованных методов.

Неструктурализованное наблюдения часто приме­няют в пилотажном социологическом исследовании, при разработке стандартных, формализованных про­цедур наблюдения или в начале исследования с целью уяснения проблемной ситуации. При его проведении может быть получено много избыточной информации. В основном вся надежда возлагается на интуицию на­блюдателя, цель которого заключается в получении первичной информации об объекте.

Структурализованное (структурированное, стан­дартизированное) наблюдениепредполагает, что ис­следователь обладает достаточной информацией об объекте исследования и заранее определив, какие эле­менты (аспекты) изучаемой ситуации являются наибо­лее значимыми для исследования, сосредоточивает на них свое внимание. В данном случае до начала прове­дения исследования должен быть готов подробный план и инст­рукции для фиксации результатов наблюдения. Результаты фиксируются в специаль­но разработанных документах, бланках, карточках, протоколах наблюдения.

Примером стандартизированного наблюде­ния может служить применявшаяся советскими социо­логами в 20-е годы методика исследования реакции зрительного зала. Заранее была разработана таблица (координатная сетка), в которой по вертикали заноси­лись виды реакции зрителей, а по горизонтали — опре­деленные моменты (эпизоды, сцены, акты) спектакля или фильма. Исследователи, находясь во время пред­ставления в зале, фиксировали на сетке реакцию пуб­лики. В таблице перечислялись следующие реакции зрителей: сочувственное вмешательство зрителей в спектакль; напряженная тишина в зале; тишина; раз­говоры о происходящем; сильный смех; шум и кашель; выход из зрительного зала. С помощью координатной сетки эти реакции соотносились с определенными мо­ментами спектакля или фильма. В.Э. Мейерхольд в сво­ем театре при проведении подобного исследования практиковал другую таблицу: тишина, шум, сильный шум, коллективное чтение, пение, кашель, стук, шарка­нье, возгласы, плач, смех, вздохи, содействие, аплодис­менты, свист, шиканье, выход из зала, приподымание с мест, бросание предметов на сцену, вбег на сцену.

Структурализованное наблюдение применяется практически во всех видах исследования. Оно может выступать как основной метод сбора первичной ин­формации, с помощью которой осуществляется систе­матическое описание изучаемой ситуации, явления и проверяются основные гипотезы, так и дополнять друтие виды социологического исследования, исполь­зоваться для проверки данных, полученных при помо­щи других видов социологического исследования.

Непосредственное и косвенное наблюдение

По характеру контактов с наблюдаемым объек­том — непосредственное (прямое) и косвенное на­блюдение.

Непосредственное (прямое) наблюдениепроводит­ся тогда, когда исследователь имеет возможность непо­средственно контактировать с теми объектами, явле­ниями, знание о которых он должен получить. По мне­нию многих ученых данный вид наблюдения самый лучший, так как благодаря ему наблюдатель может уви­деть изучаемое явление во всей его полноте и конкрет­ности.

Как уже отмечалось выше, непосредственное на­блюдение все же предпочтительнее косвенного, но это не всегда можно осуществить. Обычно в социологии используется косвенное наблюдение.

Косвенное наблюдение осуществляется тогда, ког­да исследователь наблюдает не само изучаемое соци­альное явление, событие, лицо, а его проявления через другие многочисленные социальные факторы, т. е. имеет дело с последствиями, очевидцами событий и поступков и т. д. Поэтому часто свои выводы наблю­датель делает на основе ранее проведенных наблюде­ний. В данном случае ему необходимо очень тщатель­но проанализировать и оценить все полученные фак­ты для того, чтобы вычленить из них те, которые представляют особый интерес для проводимого им ис­следования.

В качестве примера возьмем проблему текучести кадров. Нельзя исследовать потенциальную текучесть кадров с помощью прямого наблюдения, т. к. она не выступает на уровне социального факта. Однако в этом случае можно провести косвенное наблюдение вербального поведения. Фиксируя высказывания ра­бочих о преимуществах работы на других предприяти­ях, можно получить информацию об интересующем исследователя непосредственно ненаблюдаемом соци­альном явлении. В связи с этим можно отметить глав­ную особенность косвенного наблюдения — возмож­ность зафиксировать ненаблюдаемую величину.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *