Интроекция в психологии

Интроекция в психологии

Интроекция

Интроекция — (от лат. intro — внутрь и лат. jacio — бросаю, кладу) — бессознательный психологический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. Включение индивидом в свой внутренний мир воспринимаемых им от других людей взглядов, мотивов, установок и пр. (интрое́ктов). Термин был предложен в 1909 году венгерским психоаналитиком Шандором Ференци.

В речи интроекты проявляют себя постоянным употреблением слов «надо», «должен» и «нельзя». Гешталь-терапия требует эти конструкции заменить на «Я хочу». При интроекции мое собственное желание, моя потребность заменяется на желание или потребность другого человека, сформулированные в виде непреложного правила. Фредерик Перлз, известный как обладатель чрезвычайно резкого языка, называл одним из бичей современного человека «тиранию долженствования», которую именовал mustarbation (от английского must – «должен», на английском слово в целом созвучно «мастурбации»).

Интроекция (из книги Фредерика Перлза «Свидетель Терапии»)

«…Наш рост обеспечивается способностью различения, которая сама является функцией границы между «я» и другим. Мы что-то берем из среды и что-то ей возвращаем. Мы принимаем или отвергаем то, что среда может нам предложить. Но мы можем расти, только если в процессе принятия в себя мы полностью перевариваем и тщательно ассимилируем то, что получили. То, что мы реально ассимилировали, становится нашим собственным, так что мы можем делать с этим все, что нам угодно. Мы можем сохранить это для себя или отдать в новой форме, приобретенной благодаря ассимиляции. Если же мы проглотили нечто, не разжевав, приняли без различения, — оно становится чужеродным телом, загнездившимся в нас паразитом. Хотя оно может казаться нашей частью, на самом деле это не так, оно остается частью среды.

Физический процесс роста посредством ассимиляции, то есть разрушения и переваривания, — легко наблюдать. Пища, которую мы получаем, требует не проглатывания целиком, а пережевывания (что начинает процесс ее разрушения) и переваривания (что продолжает процесс дальнейшего превращения пищи в химические частицы, которые организм может использовать). Физическая пища, хорошо переваренная и ассимилированная, становится частью нас самих, превращается в кости, мышцы и кровь. Но пища, которую мы глотаем целиком, которую мы заталкиваем в себя не потому, что мы ее хотим, а потому что нас заставили ее есть, тяжестью ложится на желудок. Она создает нам неудобства, мы хотели бы выбросить ее из себя, освободиться от нее. Если мы не делаем этого, если мы подавляем свой дискомфорт, свою тошноту и желание избавиться от этой пищи, мы можем в конце концов все же ухитриться ее переварить, — или она нас отравляет.

Психологический процесс ассимиляции в значительной степени похож на физиологический. Понятия, факты, нормы поведения, мораль, этические, эстетические, политические ценности — все это первоначально приходит к нам из внешнего мира. В нашем уме нет ничего, что не пришло бы из среды, но в среде также нет ничего, для чего не существовало бы органической потребности, физической или психологической. Все это должно быть переварено и усвоено, чтобы стать подлинно нашим, частью нашей личности.

Если же мы некритически, целиком принимаем что-то на веру, потому что кто-то так сказал, или потому что это модно, или безопасно, или соответствует традиции, или, наоборот, потому что это не в моде, опасно или революционно, — все это откладывается в нас тяжелым грузом. Это несъедобно, это чужеродные тела, хотя мы и дали им место в своем уме. Такие непереваренные установки, способы действия, чувства, оценки психологически называются интроектами, а механизм, посредством которого эти чуждые образования попадают в личность, мы называем интроекцией.

Я не хочу сказать, что этот процесс проглатывания целиком не служит иногда полезным целям. Студент, который зубрит целую ночь перед экзаменом, чтобы получить хорошую отметку по предмету, который ему непонятен, имеет вполне оправданные причины для своих действий. Но если он тешит себя мыслью, что действительно чему-то научился посредством такой зубрежки, то через полгода он сможет убедиться, что забыл большую часть того, что «выучил».

Я также не хочу сказать, что человек должен отвергать какую-либо психологическую пищу, которая приходит из внешнего мира. Питаться собой психологически так же невозможно, как физически. Я говорю лишь, что факты и установки, на которых строится наша личность, то есть психологическая пища, которую предлагает нам внешний мир, должна быть точно так же ассимилирована, как наша физическая пища. Она должна быть деструктурирована, проанализирована, разъята, а затем собрана вновь в такой форме, в какой она окажется для нас наиболее ценной. Если она просто проглочена целиком, она ничего не дает для развития нашей личности. Напротив того, она превращает нас во что-то вроде комнаты, настолько заваленной чужими вещами, что в ней не хватает места для наших собственных. Она превращает нас в мусорную корзину, наполненную чуждой и ненужной нам информацией. Самое худшее состоит в том, что этот материал имел бы для нас огромную ценность, если бы мы обдумали его, изменили и трансформировали его в себе.

Таким образом, опасность интроекции двояка. Во-первых, интроектор упускает возможности развивать собственную личность, поскольку он занят удержанием чуждых элементов в своей системе. Чем больше интроектов он нахватал, тем меньше у него остается возможностей выразить себя или хотя бы обнаружить, что такое он сам. Во-вторых, интроекция способствует дезинтеграции личности. Интроецировав несовместимые понятия, вы можете обнаружить себя разрываемым на куски при попытке согласовать их. В наше время это встречается довольно часто.

Наше общество, например, с детства учит нас двум совершенно различным и, по-видимому, противоположным установкам. Одна соответствует так называемому «золотому правилу» — делать другим то, что хотелось бы от них получить. Другая — закон выживания наиболее приспособленных, выражаемый пословицей «собака собаку ест». Если мы интроецируем обе эти установки как догмы, мы в конце концов будем пытаться быть одновременно и мягкими, добрыми, нетребовательными, и безудержно агрессивными. Мы будем любить наших соседей, но доверять им только в тех пределах, в каких мы можем с ними справиться. Мы будем являть собой мягкость, но одновременно будем жестокими и садистичными. Каждый, кто интроецирует подобные несовместимые представления, превращает собственную личность в поле их битвы. Невротический конфликт обычно доходит до мертвой точки, когда ни одна из сторон не может победить, и человек не способен ни к какому дальнейшему росту и развитию.

Таким образом, интроекция — это невротический механизм, посредством которого мы принимаем в себя нормы, установки, способы действия и мышления, которые в действительности не являются нашими собственными. При интроекции мы сдвигаем границу между собой и остальным миром так далеко внутрь себя, что от нас почти ничего не остается.

Возвращаясь к ситуации, в которой хорист полагает, что нехорошо беспокоить других, мы можем рассматривать ее как пример интроекции. Кто, в конце концов, говорит это, он или они? Действительно ли он полагает, что его собственные нужды настолько несущественны, что потребности группы всегда должны иметь преимущество? Когда интроектор говорит «я думаю», он обычно имеет в виду «они думают»… »

Описание

В результате этого процесса нечто, приходящее извне, воспринимается человеком как происходящее из него самого. Интроекция является примитивной формой идентификации, но в отличие от идентификации интроекция не осознаётся. Интроекция также тесно связана с психологическими механизмами проекции и проективной идентификации.

Адаптивная роль

Интроекция играет важную роль в процессе формирования «Сверх-Я», совести, привязанностей, особенно в детстве. Маленькие дети вбирают в себя взгляды, мотивы, особенности поведения и эмоциональных реакций значимых для них людей задолго до того, как сознательно решают «стать (или не становиться) похожими» на них.

Защитная функция

Интроекция позволяет маленькому ребёнку осознавать себя как всемогущего (несмотря на его фактическую беспомощность) за счёт «присвоения» себе возможностей и качеств значимых взрослых. Когда человек вырастает, эта защита может сохраняться, защищая его от потери самоуважения в ситуациях зависимости от других людей (у меня есть защитник/помощник, и поэтому Я не беззащитный и не беспомощный), хотя обычно у взрослых людей интроекция начинает осознаваться и превращается в идентификацию.

Деструктивная роль

Как и любая психологическая защита, интроекция искажает восприятие реальности человеком, а конкретно — заставляя его ощущать нечто внешнее как нечто внутреннее. Как следствие, исчезновение этого внешнего может быть воспринято как исчезновение чего-то внутреннего, что имеет непосредственное отношение к природе депрессии и процессу горевания — пытаясь сохранить внутреннюю целостность, человек может предаться бессознательной фантазии о том, что это он виноват в потере, и что он может как-то загладить свою вину, вернув таким образом то, чего ему не хватает.

Идентификация с агрессором

См. также: Стокгольмский синдром

Зигмунд Фрейд был первым, кто обратил внимание на защитные функции процесса, выделив как самостоятельный процесс «идентификацию с агрессором» — бессознательное отождествление себя с тем (теми), кто угрожает твоей безопасности. Если человека не устраивает положение подвергающегося агрессии, он может попытаться сам занять позицию агрессора, интроецируя его черты.

Фрейд не проводил различия между интроекцией и идентификацией (это разграничение появилось в психоанализе несколько позже) и понимал их как основу эдипова комплекса — не способный противостоять власти отца, «отбирающего» у него права на безраздельное владение матерью, сын идентифицируется с отцом, желая стать как отец и найти себе жену как мать.

LiveInternetLiveInternet

Интроекция
Механизмом психологической защиты, противоположным проекции, является интроекция. Интроекция — это включение в собственную психологическую структуру «Я» внешних ценностей и стандартов, для того чтобы они перестали действовать как внешняя угроза. Человек наделяет себя чертами, свойствами других людей. Например, человек берет на себя функции надоедливого наставника, поскольку проявление такой черты у других людей его раздражает или травмирует. С целью снять внутренний конфликт и избежать психологического дискомфорта, человек присваивает убеждения, ценности и установки других людей. Интроекция — это тенденция присваивать убеждения, установки других людей без критики, без попыток изменить их и сделать своими собственными. Интроекты — это отдельные убеждения, ценности, мысли, которые были приняты без анализа и переструктурирования. По мнению З.Фрейда, интроекты — это нормальные образования (например, образцы поведения, с помощью которых формируется личность ребенка). Иными словами, интроекцию можно рассматривать не только как механизм психологической защиты, но и как механизм психического развития личности. Ведь усваивая определенные модели (образцы) поведения, ценности и установки, человек развивается как личность. Наиболее ранним интроектом является родительское поучение, которое усваивается индивидуумом без критического осмысления его ценности.
Пример интроекции: впечатлительный мужчина пытается сдержать слезы, поскольку он усвоил родительскую установку, что взрослый человек не должен плакать в присутствии посторонних. Или человек постоянно себя критикует, поскольку он усвоил (интроектировал) такое отношение к себе родителей.
Ф.Перлз рассматривал интроекты как нежелательные, даже вредные образования, а саму интроекцию — как процесс механического присвоения внешних ценностей и стандартов, характерный для незрелой личности. Он указывал, что более совершенным механизмом, присущим развитой, зрелой личности, является не интроекция, а ассимиляция — превращение, «переваривание» того внешнего материала (норм поведения, социальных установок, знаний и т.п.), который предлагает и навязывает личности социальное окружение.
Замещение
Замещение — это реализация неудовлетворенных желаний и стремлений с помощью другого объекта. Иными словами, замещение — это перенос потребностей и желаний на другой, более доступный объект. В случае невозможности удовлетворить некую свою потребность с помощью одного предмета, человек может найти другой предмет (более доступный) для ее удовлетворения. Например, если человек, которого вы любите и с которым связывали удовлетворение ваших потребностей и желаний, является недоступным для вас, то вы переносите все ваши чувства и возможности удовлетворения потребностей на другого человека. А если ваша мечта стать писателем не осуществилась, то вы в качестве замещения можете выбрать профессию учителя литературы, частично удовлетворяя ваши творческие потребности. В случае замещения имеет место частичная разрядка энергии, напряжения, которое создается одной потребностью и связано с определенным переносом энергии на другой объект. Но это не всегда приводит к достижению желаемой цели, поскольку существует угроза восстановления напряженности. Эффективность замещения зависит от того, насколько замещающий объект похож на предыдущий объект (с которым сначала связывалось удовлетворение потребности). Максимальное подобие замещающего объекта гарантирует удовлетворение большего числа потребностей, которые сначала связывались с предыдущим объектом.
Например, физика имеет большую силу замещения для математики, чем история, поскольку она больше похожа на нее. И если математику не дать возможности работать по специальности, то он лучше себя реализует и удовлетворит свои потребности, занимаясь физикой (или техникой), чем историей. Следовательно, физика является лучшим замещающим объектом для математики, чем литература или история.
Фантазия (воображение)
Фантазия (мечта) является очень распространенной реакцией на разочарования и неудачи. Например, недостаточно физически развитый мальчик может получать удовольствие, мечтая об участии в чемпионате мира, а спортсмен-неудачник, воображая, как с его соперником случаются всяческие неприятности, облегчает свои переживания. Фантазии выполняют функции компенсации. Они содействуют поддержанию слабых надежд, смягчают чувство неполноценности, уменьшают травмирующее влияние обид и оскорблений.
Исследуя роль фантазии, психологи решили проверить гипотезу: на самом ли деле с помощью фантазии ослабляются агрессивные импульсы. Испытуемых разделили на три группы. Людей из первой группы преднамеренно обижали и сразу же после этого предлагали придумать рассказ по картинкам, что давало возможность выхода их чувствам. У испытуемых второй группы такой возможности не было, и сразу после оскорблений их занимали другими делами. В третьей группе людей не обижали, а только предложили придумать рассказ по картинкам.
Результаты экспериментов подтвердили гипотезу. Обиженные испытуемые в своей фантазии обнаружили большую агрессивность. А те, кто после эксперимента получил возможность придумывать рассказ, позже выявляли меньшую агрессивность и враждебность, чем те, которых отвлекли другой работой.
Данные исследования показали, что, вероятно, между людьми существовало бы значительно больше конфликтов, если бы воображение, фантазия не приносили временного облегчения.
Деперсонализация
Деперсонализация — это восприятие других людей как обезличенных, лишенных индивидуальности представителей некоторой группы. Если субъект не позволяет себе думать о других как о людях, которые имеют чувства и индивидуальность, он защищает себя от восприятия их на эмоциональном уровне. При деперсонализации другие люди воспринимаются только как воплощение их социальной роли: они — пациенты, врачи, учителя. Акт деперсонализации других людей может в определенной мере «защитить» субъекта. Это предоставляет возможность, например, врачам лечить своих пациентов, не ощущая переживания под влиянием их страданий. Кроме того, это дает возможность им скрыть свои настоящие чувства (приязнь или неприязнь) за профессиональной маской. Деперсонализация приводит также к насилию и жестокости.
Например, убеждая себя в том, что евреи — не люди, воспринимая их только как носителей определенной социальной роли, нацисты были способными хладнокровно убивать миллионы евреев.
источник

Интроекция как защитный механизм психики.

Интроекция.

Интроекция – это механизм психологической защиты полностью противоположность проекции. Интроекция это приписывание себе внешних каких либо ценностей либо стандартов, для того чтобы они перестали быть внешней угрозой. Индивид наделяет себя чертами характера которые свойственны другим людям совершенно противоположным ему. К примеру, человек принимает на себя роль и функции неприятного ему человека, из-за того что данные черты других людей достаточно сильно раздражают или травмирует его. Для того чтобы убрать конфликт внутри себя и избежать психологического дискомфорта, некоторые люди начинают присваивать убеждения, ценности и установки других людей. Интроекция это тенденция приписывать себе убеждения и установки другого человека не пытаясь даже слегка изменить их для того чтобы превратить в свои личные.
Интроекты это отдельные конкретные убеждения, ценности, мысли, которые принимаются человеком без малейшего изменения либо анализа. По мнению З.Фрейда интроекты это вполне нормальное образование (например, образцы поведения, при помощи которых начинает формироваться личность ребенка). Другими словами интроекцию можно рассмотреть не только как механизм психологической защиты, но также можно рассмотреть как механизм психического развития личности. Ведь принимая, какие либо определенные модели поведения, ценности и установки, индивид развивается как личность.
Интроекция выполняет достаточно важную роль в раннем развитие личности, так как на ее основе усваиваются определенные родительские ценности и идеалы. Маленькие дети впитывают как губка в себя различные позиции и формы поведения, значимых для их жизни людей. Ценности, которые исходят от родителей, ребенок принимает и усваивает. Механизм психологической защиты интроекция начинает актуализироваться во время траура, при утрате близкого человека.
Данный механизм психологической защиты убирает различия между объектом любви и собственной личностью. Очень часто во время депрессии интроекция может проявляться в том что вместо агрессии к другому индивиду, который сделал какой-то достаточно неприятный поступок, человек склонен к самокритике, рефлексии, самообесценивание это случается из-за того что происходит интроекция обвиняемого.
Интроекция оказывает некое влияние на формирование и смену, каких либо социальных установок можно сказать, что по своей сущности интроекция является социально-психологическим механизмом функционирования личности и установления каких либо взаимоотношений с другими людьми. После работы интроекции как механизма психологической защиты, появляются новые, какие либо внутренние конфликты и фрустрации.

Здесь и сейчас

Гештальт-терапия, используя в качестве рабочего понятия слово «организм» вместо терминов «индивид» или «личность», постоянно подчеркивает роль потребностей в цикле жизненной активности. Под их влиянием человек формирует свое отношение к объектам окружающей среды, оценивая их как положительные, отрицательные или нейтральные. Он все время колеблется между нетерпением (impatience) и испугом (dread). Сильная потребность требует немедленного удовлетворения. Если его не происходит, личность испытывает нетерпение и испуг — по Перлзу, это эмоциональные формы возбуждения при нарушении равновесия. Оно восстанавливается посредством присвоения позитивных объектов либо уничтожения, избегания негативных. При этом почти нет разницы между воображением и действительностью: мы стараемся удалить вредные мысли, неприятные образы или разрушительные чувства из нашего сознания, как будто те являются нашими реальными врагами.

Самый надежный способ уничтожить врага — разрушить его или, по крайней мере, обезвредить. Многие люди лишены возможности это сделать, и тогда они прибегают к магическому уничтожению: закрывают глаза и уши, чтобы не видеть и не слышать неприятного для себя, или другим способом уходят из реальности. Магический уход не уничтожает саму опасность, а лишь разрывает контакт с ситуацией, воспринимаемой как угроза — идет ли речь о физическом теле (травма или болезнь), Я-образе (унижение), модели мира (экзистенциальный вакуум), материальном благополучии (нищета) или о чем-либо еще.

Проекция и интроекция в психологии гештальта

Уход и контакт сами по себе не являются чем-то здоровым или, наоборот, болезненным. Невроз состоит скорее в невозможности полного контакта или правильного ухода.

Навязчивые действия являются примером неспособности уйти, а скука (частая жалоба невротиков) возникает в тех ситуациях, когда человек пытается остаться в контакте с тем, что не вызывает у него интереса. Диалектика контакта и ухода составляет сущность психологических событий, происходящих на контактной границе между субъектом и предметным полем (организмом и средой). «Контакт со средой и уход из нее, принятие и отвержение — наиболее важные функции целостной личности, — считает Перлз. — Психологические теории, придерживающиеся дуалистических воззрений на человека, видят в них противоположно действующие силы, разрывающие человека на куски. Мы же рассматриваем их как аспекты одного и того же: способности к различению. Эта способность может замутиться и начать плохо функционировать. В таком случае индивид не способен к естественному поведению, и мы считаем его невротиком».

Поскольку невротические затруднения возникают из неспособности индивида находить и поддерживать правильное равновесие между собой и миром, то различные виды невротических защит в гештальт-терапии трактуются как дефекты контактной границы между личностью и средой, в том числе и социальной. Размышляя о социальной природе невроза, Перлз пишет: «Невротик — это человек, на которого слишком сильно давит общество. Его невроз — защитный маневр, помогающий уклониться от угрозы переполнения миром, который берет над ним верх. Это оказывается наиболее эффективным способом поддержания равновесия и саморегуляции в ситуации, когда, как ему кажется, все против него». Первоначально автор гештальт-подхода описал четыре типа нарушений контактной границы, соответствующих невротическим защитным механизмам — проекцию, слияние, ретрофлексию и интроекцию, позднее к ним добавились еще два — дефлексия и изоляция.

Интроекция — это склонность неразборчиво поглощать и присваивать любые нормы, стандарты поведения, взгляды, мнения и ценности, без попытки разобраться в них и критически переосмыслить. Этот механизм лучше всего объяснить посредством метафор, связанных с едой, как это сделал Перлз в своей первой книге «Эго, голод и агрессия» (1947). Интроекция похожа на заглатывание огромных кусков, без ощущения вкуса, неразжеванных. Такую пищу организм не в состоянии переварить и усвоить, так что интроекты остаются чужеродными телами. Личность, «набитая» непереваренными интроектами, постоянно чувствует экзистенциальный голод, несмотря на тяжесть в желудке от того, что уже проглочено. Несовместимые друг с другом установки и мнения приводят к колебаниям, неуверенности, тревоге. Всю свою энергию интроецирующая личность тратит не на развитие и рост, а на безуспешные попытки примирить внутренние противоречия, избавиться от психологической «тошноты», составляющей фон ее существования. Типичными примерами интроектов являются родительские поучения, мнения учителей, социальные стандарты, подталкивающие человека к конформному поведению. Не соотнося все эти внешние требования с потребностями и желаниями, личность, по образному выражению Перлза, превращается в нечто вроде комнаты, настолько заваленной чужими вещами, что в ней не хватает места для своих собственных. Интроекция «превращает нас в мусорную корзину, наполненную чуждой и ненужной информацией. Самое худшее состоит в том, что этот материал имел бы для нас огромную ценность, если бы мы обдумали его, изменили и трансформировали его в себе.

Проекция, в противоположность интроекции, представляет собой вынесение вовне внутриличностных процессов или их причин, попытка сделать среду ответственной за то, что исходит из самого человека. Он видит мир и других людей холодными, враждебными, агрессивными, в то время как в действительности это его собственные чувства. Скованная запретами и предрассудками, сексуально озабоченная старая дева, подозревающая всех мужчин поголовно в непристойных намерениях — хороший пример невротической проекции. Другой пример — свойственное многим представление, будто бы окружающие только и заняты обсуждением их внешности, поступков или промахов. В этом случае люди делают предположения, основанные на их собственной фантазии, не сознавая, что это всего лишь гипотезы, далекие от реальности. Кроме того, они не осознают происхождения своих догадок.

В проекции граница между Я и остальным миром как бы немного сдвигается «в свою пользу», что дает возможность снять с себя ответственность за те аспекты личности, с которыми трудно примириться, ибо они кажутся непривлекательными, низкими, примитивными. «Проецирующий невротик, — пишет Перлз, — неспособен различать грани собственной целостной личности, которые действительно принадлежат ему самому, и то, что навязано извне. Он рассматривает свои интроекты как себя самого, а те части себя, от которых хотел бы избавиться — как непереваренные и несъедобные интроекты. Посредством проецирования он надеется освободить себя от воображаемых «интроектов», которые в действительности являются аспектами его самого».

Существует несколько видов проекции: зеркальная, при которой человек находит в других свои черты или свойства, которые ему нравятся и желанны; дополнительная (комплементарная), когда другим приписываются характеристики, с помощью которых можно оправдать свои действия и поступки; катартическая, состоящая в том, что человек освобождается от своих негативных свойств, приписывая их другим; атрибутивная, когда окружающие наделяются собственными мотивами и потребностями.

Проекция и интроекция тесно связаны между собой, эти два процесса взаимно дополняют друг друга, образуя пространство внутренней несвободы и внешней скованности. Большинство интроектов связаны с «надо» и «ты должен», так что, чувствуя их стеснение, личность возлагает ответственность за них на внешний мир (родителей, начальника, государство) — это и есть проекция. Интроецирующий индивид теряет свою личностную идентичность, собирая «кусочки» чужих, проецирующий — разбрасывая ее вокруг себя.

Слияние (конфлюенция) состоит в том, что человек вообще не чувствует границы между Я и не-Я, полагает что он и среда — одно, часть и целое неразличимы. В состоянии слияния (ребенка с матерью, индивида с группой, влюбленного со своей возлюбленной) происходит полное отождествление с другим или другими, отказ от различий и непохожести, утрачивается чувство реальности собственного Я. «Человек, находящийся в патологическом слиянии, связывает свои потребности, эмоции и действия в один тугой узел, и уже не сознает, что он хочет делать, и как он сам себе не дает этого делать». Невозможность прервать контакт (уйти), свойственная слиянию, блокирует последующие контакты, субъект как бы «зацепляется» за то, чего уже более не существует.

Механизм слияния лежит в основе множества невротических проявлений: это и поведение матери, неосознанно препятствующей взрослению своего ребенка, и болезненная ревность, при которой муж или жена не имеют права провести хотя бы несколько свободных друг от друга часов, и пресловутое «наших бьют», после которого завязывается тотальная драка между подростками. Особенно часто патологическое слияние имеет место в семейных (супружеских и детско-родительских) отношениях. «Неразрывные узы» хороши лишь в романах, ибо реальные взаимоотношения не превращаются в оковы только в тех случаях, когда есть ощущение другого, непохожего и отличного от нас самих. В таких ситуациях тот, кто перестал выполнять свой «договор» о слиянии, испытывает чувство вины и раздражение, а тот, кто продолжает его выполнять, — боль и обиду. Все это очень далеко от супружеского счастья.

Ретрофлексия значит буквально «обращение назад, на себя», при этом контактная граница проходит как бы посередине самой личности, и субъект начинается относиться к себе как к другому человеку. Могут наблюдаться два различных процесса: или человек делает себе то, что он хотел бы делать другим (упрекает, обвиняет, наказывает), или сам делает себе то, хотел бы получить от других (жалеет, восхищается). Типичные выражения ретрофлексии — «Я должен владеть собой», «Я стыжусь самого себя», «Я не заслуживаю своих несчастий/успехов». По словам Перлза, «интроецирующий индивид делает то, чего от него хотят другие; проецирующий делает другим то, в чем он сам их обвиняет; находящийся в патологическом слиянии не знает, кто кому что делает, а ретрофлексирующий делает себе то, что хотел бы сделать другим».

Дефлексия (уклонение) позволяет избегать нежелательного контакта (с определенным человеком или аспектом реальности, слишком тесного или угрожающего). Иногда дефлексия направлена на уклонение от контакта со своими собственными желаниями или чувствами. Уклоняющееся поведение позволяет личности отгородиться от мира и от себя самой, усиливая контактную границу, в пределе — делая ее непроницаемой. Дефлексия противоположна слиянию, в чрезвычайных ситуациях эти механизмы иногда переходят друг в друга — и человек мечется от экзистенциального одиночества к публичной демонстрации любви ко всем и вся.

Изоляция или эготизм — возможно, наиболее тяжелый тип нарушений контактной границы. Субъект изолирован как от внешнего мира, так и от внутреннего, он отторгает других людей с их чувствами и поступками и свои собственные глубинные импульсы. Его поведение большей частью соответствует уровню «клише» и состоит из автоматизированных, стереотипных действий, которые никому не нужны и никого не радуют. Он редко понимается даже до уровня «ролей», на котором выражена тенденциями манипулировать другими в собственных интересах. Но в состоянии изоляции легко достигнуть уровня «тупика», на котором любое поведение влечет за собой переживание беспомощности и безвыходности.

«Проблема невротика состоит не в том, что он не умеет манипулировать, а в том, что его манипуляции направлены на поддержание и лелеяние его неполноценности, а не на освобождение от нее. Если бы столько же ума и энергии, сколько невротик вкладывает, чтобы заставить окружающих поддерживать его, он посвятил тому, чтобы научиться опираться на самого себя, он непременно преуспел бы в этом».

Отсутствие автономности и зрелости является прямым следствием невротического самопрерывания контакта с миром: невозможно положиться на себя, так функционирующего. Это похоже на человека, который одновременно идет по мосту через пропасть и выдергивает у себя из-под ног доски этого моста. Здесь и сейчас он стоит всего на одной доске, и именно она удерживает тело над пропастью. Научиться сознавать каждое мгновение своей жизни — значит идти по мосту, твердо ступая именно на ту доску, которая сейчас под ногами. Перефразируя слова известного романса, можно сказать: есть только миг между прошлым и будущим, именно в нем переживается жизнь.

Итак, в любой момент времени человек способен к полноценному, подлинному контакту с миром. Он знает, как вступать в такой контакт, но у многих это знание сопровождается запретом: нельзя смотреть на незнакомого человека больше минуты, совершенно недопустимо прикасаться к собеседнику, если он не близкий друг, нельзя чувствовать то, что ты чувствуешь, следует чувствовать то, что следует. Таких запретов множество, и каждый из них запускает разнообразные механизмы невротической защиты. А формируются они еще в детстве, когда, например, трехлетнего ребенка угощают особенно липким и противным лакомством. Жизнерадостного малыша, собравшегося зашвырнуть эту гадость подальше, немедленно призывают к порядку: «Ты же не хочешь обидеть дедушку, который тебя так любит? А то он в следующий раз не принесет тебе паровозик, как обещал.» И ребенок начинает есть, а чувство отвращения он должен преобразовать в благодарность дедушке и любовь к нему. Конечно, столь рафинированным формам невротического поведения трудно выучиться сразу, но большинство людей успешно овладевают всеми типами невротических защит уже в 10-12 лет. И дальше годами тренируются, добиваясь порой подлинного совершенства.

Гештальт как основа бытия — очень простая вещь. Это способность увидеть мир таким, как он есть, испытывая радость от каждой минуты существования в нем, не закрываясь от жизни ни страхом, ни надеждой на то, что все может измениться само по себе, без нашего участия. Какой невротический защитный механизм ни избрала бы личность, он не совместим с подлинной, настоящей жизнью. «Реальный мир, — пишет М.К.Мамардашвили, — лишь тот, который есть сейчас, теперь и полностью, и этой полноты нельзя бояться; если боишься — мира не увидишь. Как говорили латиняне: hie et nunc — здесь и теперь. И в этом мире невозможна вчерашняя добродетель (греки говорили, что на вчерашней добродетели нельзя пристроиться спать); ничего нельзя перекладывать на завтра».

Гештальт как техника — это различные способы сознавания «здесь и теперь» — того, что есть, и себя самого как первичной реальности бытия. Практически каждая техника или упражнение в гештальте учат такому полному, чистому и ясному сознаванию, позволяющему (я думаю, что это главное в гештальт-терапии) почувствовать, ощутить неповторимую прелесть и ценность каждого мгновения, понять то, что знал о мире еще Гераклит: нельзя дважды войти в одну и ту же реку, на входящего во второй раз текут уже новые воды.

Интроекция и гештальт-терапия

Первым из учёных, исследовавших понятие интроекции, является Ш. Ференци (1909 г.). Ш. Ференци рассматривал интроекцию как «распространение аутоэротического интереса на внешний мир путем «втягивания» его объектов в «Я»». Автор уделяет большое внимание «втягиванию», с целью показать понимание объектной любви (или перенесение) как у здорового индивидуума, так и у невротика — как расширение «Я», то есть как интроекцию. Можно говорить о том, что человек способен любить только себя, но при любви к другому он «впускает» его в своё «Я» .

По мнению Ш. Ференци, перенесение является как механизмом, проявляющимся у невротиков в процессе психоаналитической работы, так и психическим механизмом, являющимся чертой невроза, имеющего место во многих жизненных ситуациях. Для более полного понимания психологических особенностей невротиков Ш. Ференци сравнивал их с больными с шизофренией и паранойей. Было выявлено, что для больного шизофренией характерно отгораживание от окружающей среды. Для параноика свойственно поведение похожее на поведение больного с шизофренией, но при этом он проецирует свой интерес на внешний мир. Для невротика характерно вбирание в своё «Я» части окружающего мира, с бессознательной фантазией на данную тему. Этот процесс можно обозначить как «разбавление» «Я» с помощью элементов внешнего мира. Данный механизм ослабляет остроту неудовлетворенных неосознанных стремлений. Невротик находится в состоянии поиска объекта, с которым он может идентифицироваться. Этот объект/объекты необходимы ему для перенесения своих чувств, чтобы охватить эти объекты в своём мире — интроецировать, за счет чего происходит «расширение Я». По мнению Ш. Ференци невротик не имеет отличий от «нормального» человека, так как увеличение сферы интересов, идентифицирование своего «Я» с другими людьми — свойства, которыми обладает как человек «нормальный», так и невротик . Следовательно, можно говорить о том, что интроекция является психическим механизмом, имеющим значение в жизни «нормального» человека, а не являющимся только характерной чертой невротика.

По мнению Ф. Тайсон и Р. Тайсон: «Интроект — это мысленное представление, которое происходит из процесса интроекции. Этот термин в особенности используется для обозначения мысленных представлений, приобретающих вес в процессе формирования Супер-эго — «должен» и «не должен». После образования интроекты ощущаются как имеющие всю силу и власть, вымышленную или реальную, действительных объектов, из которых они происходят» .

Н. Мак-Вильямс пишет о том, что в итоге интроекции что-то, являющееся из окружающей среды, рассматривается индивидуумом, как проистекающее из него самого. Интроекция — примитивная форма идентификации. Чертой интроекции является её неосознанность. В процессе развития Сверх-Я — интроекция важна. В раннем детстве ребёнок впитывает в себя убеждения, особенности поведения и эмоциональных реакций значимых для него людей .

З. Фрейд считал, что интроекция искривляет восприятие действительности. Она принуждает человека переживать что-то из внешнего мира как своё. При возникновении ситуации, при которой возможно исчезновение из внутреннего мира привнесенного внешнего, возможно формирование ощущения, что пропало что-то внутреннее. Данная ситуации может являться катализатором процесса потери, следствием которого является развитие депрессивного состояния .

По мнению З. Фрейда, интроекция и идентификация — одна из форм эмоциональных отношений человека с объектом своего интереса. Идентифицируясь с объектом внимания, человек старается быть подобным тому, к кому он ощущает необычные чувства привязанности. Вследствие процесса интроекции человек в какой-то степени обращается и становится тем объектом, с которым он идентифицируется. Человек может лишиться объекта своей привязанности, но интроекция этого объекта внутрь своего «Я» произошла, и может оказывать влияние на поведение индивидуума .

Л.С. Выготский говорил об интериоризации (сродни интроекции) как о «вращивание внутрь» — взращивании внешних средств во внутренние для основания и применения этих средств в управлении своим поведением в русле концепции формирования высших психических функций . Также учёный говорил о том, что под интериоризацией (интроекцией) подразумевается формирование внутренних структур психики, определяемых ассимиляцией знаков и символов внешней социальной деятельности. То есть, можно говорить об обращении интерпсихологических (меж-личностных) отношений в интрапсихологические (внутриличностные). Через других мы превращаемся в самих себя. Личность превращается в то, что она есть посредством того, что она преподносит о себе для других. Изначально происходит воздействие других людей на нашу личность, благодаря чему происходит воздействие на себя . Также он писал, что ребёнок в течение своего формирования перенимает как содержание культурного опыта, так и приемы и формы культурного поведения, способы мышления .

Б.Д. Карвасарский писал — «При интроекции человек усваивает чувства, взгляды, убеждения, оценки, нормы, образцы поведения других людей, которые, однако, вступая в противоречие с собственным опытом, не ассимилируются его личностью. Этот неассимилированный опыт — интроект — является чуждой для человека частью его личности». Автор говорил, что первые интроекты возникают посредством родительских наставлений, перенимающихся ребенком без цензуры, без осознанной переработки .

Таким образом, взгляды приведенных исследователей, позволяют нам говорить о том, что интроекция является как необходимым механизмом социализации, так и механизмом прерывания контакта с внешним миром.

В гештальт-терапии под интроекцией понимается один из видов сопротивления или механизмов прерывания контакта с собой и/или окружающим миром. Понятие интроекции применяется в работе при описании процесса, в котором суждения и оценивание воспринимаются без цензуры. Эта ситуация сродни тому как маленький ребенок вбирает в себя информацию от окружающих. В речи маркёрами интроектов являются постоянные употребления слов «надо», «должен», «нельзя».

По мнению С. Гингер и А. Гингер: «Каждое усвоение начинается с разрушения, слома установившейся структуры: мы разгрызаем яблоко, прежде чем проглотить его, мы критикуем идею, прежде чем принять ее». Патологическая интроекция имеет место при процессе «проглатывания целиком», без предварительной переработки для усвоения информации. Для ассимиляции необходима агрессия .

Некоторые люди не научились агрессии, необходимой для ассимиляции. Сначала они впитывают мнения родителей, а дальше информацию из окружающей среды (общество, другие люди). Для таких людей характерно восприятие идей, мнений других людей без цензуры, без осознавания информации. Вторичной выгодой является «невозможность» ответственности, так как можно сослаться на других людей.

Ф. Пёрлз выделял три возможные фазы интроекции: полная интроекция — соответствует фазе «сосунка»; частичная интроекция — соответствует фазе «кусаки»; ассимиляция — соответствует фазе «жевуна». Автор подразделял интроецированных индивидуумов в зависимости от фазы, на которой они находятся. К предентальной группе — соответствует полной интроекции — относятся индивидуумы, поведение которых соответствует тому «как будто у них нет зубов». Под этим подразумевается то, что у интроецированного индивидуума информация остается в первозданном виде в качестве инородного объекта в организме. Объект проглочен, оставшись неизменным, неассимилированным. Резцовая группа — соответствует частичной интроекции — относятся люди с интроецируемыми некоторыми личностными структурами. В данной группе индивидуумов в организме можно «найти» чужеродный, неассимилированный объект. Молярная группа — соответствует ассимиляции. «Любая интроекция, полная или частичная, должна пройти через мельницу перетирающих моляров, чтобы не стать или не остаться инородным телом — мешающим изолированным фактором внутри нашего организма…» .

Теория Self (Я-концепция) рассматривает возникновение интроектов и их влияние на формирование личности. Понятие «Self» введено П. Гудманом, который считал, что это постоянный процесс творческого приспособления индивидуума к внутренней («Я») и внешней («мир») среде. Автор выделял три функции Self: id (оно), personality (личность), ego (эго). Personality — наиболее устойчивая функция Self, подразумевающая суждения человека о себе, сформированные на интеграции его опыта. Благодаря personality человек может ответить на вопрос: «Кто я?». Она имеет отношение к статусу личности, профессиональным и другим ролям, содержит концепции индивидуума о себе, образ себя, систему установок и т.д. Я-концепция — это то, что человек о себе знает, думает, но это не означает, что он именно такой. Элементы идентичности могут быть осознанными или неосознанными, при этом можно говорить, что фиксированные суждения о себе могут реализовывать псевдовыборы. Неадекватная интеграция прошлого опыта — один из видов нарушения функции personality. Несвободное поведение индивидуума свидетельствует о том, что в функции personality находятся эго-идеалы, стереотипы, маски, искажения, ошибочные концепции и гипотезы относительно себя .

Интроекция присуща детям и взрослым. Она оказывает влияние на жизнь человека, посредством различных образов, появляющихся в психике человека. Образы начинают быть частью человека, превращаются в идеал Я или Сверх-Я. Интроекция приводит к изменениям в психике человека. «Я» человека делится на две части. Одна часть охватывает утраченный объект. Вторая часть, представляющая «критическую инстанцию или совесть», начинает быть безжалостной касательно первой части «Я» .

В развитии ребёнка, проходит несколько этапов, которые играют значимую роль для формирования Супер-эго. Среди этого можно обозначить — отличие себя и не-себя. К полугоду ребенок психологически готов воспринимать проявления эмоций матери, которые необходимы ему для поведенческих реакций. В дальнейшем у ребёнка формируется способность понимать запрещения и указания. Начиная с девяти месяцев переживание ребенком запрещений матери влияет на образование интроектов. Развитие ранних интроектов под своей основой имеет опыт приятного/неприятного, связанного с приносящим удовольствие или запрещающе-наказывающим материнским образом. Качество интроектов обусловливается качеством ранних отношений между матерью и ребенком. Если при формировании Супер-эго не происходит интроецирование черт нежной, любящей матери, то оно имеет агрессивный характер и склонность к легкому проецированию.

Идентификации с шаблонами объекта ребёнка может и не произойти. Когда материнские шаблоны высоки, она чрезвычайно критична, или же либидные стремления ребенка слабо им регулируются, у малыша есть вариант получения недостаточного одобрение, вследствие чего он будет страшиться лишиться любви. Для предупреждения подобной потери, ребенок может идеализировать стандарты родителей, в связи с чем будут формироваться излишние реактивные образования. В результате ребёнок будет пытаться быть «хорошим», что влияет на развитие необходимых интроектов.

Базовые функции Супер-эго — интроекция и запуск защитных механизмов, вынесение самосуждений. В этой части могут быть мнения, наставления, долженствования и санкции родительских лиц, их «можно»/»нельзя», «должен»/»не должен». Можно добавить, что в ряде случаев у трёхлетних детей можно обнаружить интернализованные «руководства», внушающие детям ощущение наличия «другого» рядом, в то время, когда родителей рядом нет .

Таким образом, интроекция обозначает «вбирание во внутрь». При этом интроект рассматривается как «проглоченная», неассимилированная, не усвоенная человеком осознанно информация. Интроекты и интроекция имеют в себе здоровое ядро. Социализация и усвоение «правил» общества возможно при перенимании того, что исходит из окружающего мира — изначально питательных веществ (молока), а в дальнейшем идей и взглядов. Воспитание и овладение способами поведения невозможно без интроектов. Интроекты оказывают влияние на систему образования, на психотерапию. Это связано с тем, что психотерапевты и преподаватели предлагают набор стратегий, содержащих опыт предшествующих поколений. Данные стратегии нам необходимы, пока мы не научимся формировать свои собственные. Но также, интроекты — ригидные, статичные образования, которые могут закрепляться как паттерны поведения, приобретая структуру патологических интроектов, делая поведение ригидным. Существуют интроекты, имеющие деструктивную основу, которая лежит в основе дискомфортного ощущения человека. Человек не анализируя, подходит ли ему данный интроект, стремится подчинить жизнь ему, не осознавая, актуален ли он в данный момент. В результате такого неосознанного употребления интроекта, образованного в процессе взросления, человек сталкивается с тем, что в какой-то период жизни, интроект разрушает его жизнь — можно говорить о неудовлетворённости человеком жизнью, несмотря на внешнее благополучие.

В гештальт-консультировании клиенты довольно часто предъявляют запросы, связанные с неусвоенными интроектами. Различение интроектов и убеждений у человека с возрастом становится проблематичным. Для гештальт-терапевта работа с интроектами и интроекцией — процесс видоизменения стереотипов и паттернов, затрудняющих удовлетворение жизнью. Они стремятся эксплицитно сформировать независимость клиента — в зарубежной психологии обозначается термином — self-support, ответственность и ассертивность. В процессе работы интроецированный материал расчленяется и трансформируется, что позволяет клиенту подойти к процессу ассимиляции интроекта, вследствие чего происходит личностный рост.

Литература

1. Выготский Л.С. Проблема культурного развития ребенка (1928) // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. — № 4, 1991. — С. 5-18.

2. Выготский Л.С. Проблемы развития психики // Собрание сочи-нений в 6-ти т. Т.3 / Под ред. А.М. Матюшкина. — М.: Педагогика, 1983. — 368 с.

3. Гингер С., Гингер А. Гештальт — терапия контакта / Пер. с фр. Е.В. Просветиной. — СПб.: Специальная Литература, 1999. — 287 с.

4. Карвасарский Б.Д. Психотерапевтическая энциклопедия. — СПб.: Питер, 2005. — 752 с.

5. Лебедева Н.М., Иванова Е.А. Путешествие в гештальт: теория и практика. — СПб.: Речь, 2004. — 560 с.

6. Лейбин В.М. Психоанализ: Учебное пособие. — 2-е изд. // Серия: «Учебное пособие». — СПб.: Питер, 2008. — 592 с.

7. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе / Пер. с англ. — М.: Независи-мая фирма «Класс», 2001. — 480 с.

8. Пёрлз Ф. Эго, голод и агрессии / Пер. с англ. Н. Кедровой, А. Кострикова. — М.: Смысл, 2005. — 358 с.

9. Тайсон Ф., Тайсон Р. Психоаналитические теории развития. // Серия: «Университетсткое психологическое образование». — М.: Когито-Центр, 2013. — 407 с.

10. Ференци Ш. Теория и практика психоанализа / Пер. с нем. И.В.Стефанович. — М.: Университетская книга, Per Se, 2000. — 320 с.

11. Фрейд З. Основные психологические теории в психоанализе / Пер. М.В. Вульф, А.А. Спектор. — М.: АСТ; Мн.: Харвест, 2006. — 400 с.

12. Психологос. Энциклопедия практической психологии http://www.psychologos.ru/articles/view/introekt

Разбираемся с родительскими посланиями (интроектами).

Интроекция – наиболее простая и ранняя психологическая защита, которая формируется в раннем детстве, и которой мы пользуемся в течение всей своей жизни.

Давайте определимся с понятиями.

Интроекция (от лат. intro — внутрь и лат. jacio — бросаю, кладу) — бессознательный психологический процесс, относящийся к механизмам психологической защиты. Включение индивидуумом, в свой внутренний мир воспринимаемых им от других людей взглядов, мотивов, установок и пр. (интрое́ктов). Интроекты – это отдельные мысли, взгляды, установки, убеждения и ценности других людей, которые были приняты индивидом без анализа и осознания.

Интериоризация – в пер. с фр. intériorisation — переход извне внутрь, от лат. interior — внутренний.

У человека нет других способов социализироваться, кроме как усвоить правила общения в той среде, в которой он растет и развивается. Родительские послания – это наиболее ранний интроект, который усваивается ребенком без критического осмысления. Даже если мы начинаем чувствовать, что нам что-то не подходит, то выразить это чувство становится небезопасно. Почему? Потому что тогда ребенок становится не принадлежащим к данной семье: «В нашей семье так не поступают». Это угрожает ребенку потерей той среды, в которой он живет, которой питается, а значит, становится для него смертельно опасным. Таким образом, он задвигает далеко и глубоко свое «Я», своё «хочу», своё «нравится» и живет по законам стаи (в нашем случае семьи).

В речи интроекты проявляют себя стабильным употреблением таких слов как «надо», «ты должен» и «нельзя». Таким образом, при интроекции мое личное желание, моя потребность заменяется желанием или потребностью другого человека. Известный гештальт-психолог Фредерик Перлз называл интроекцию одним из бичей современного человека, называя ее «бремя долженствования». Считал интроекцию механическим присвоением чужих ценностей и стандартом, присущей незрелой личности.

Что происходит дальше?

Ребенок становится взрослым, создает свою семью, пытается устанавливать свои правила и жить по ним, но этого почему-то не происходит. Почему? Потому что у него нет доступа к своему «Я», «хочу», «нравится». Все это наглухо завалено интроектами. Мне это напоминает источник свежей, прохладной воды, который засыпан камнями, но родник существует! Главное разгрести эти каменные завалы и дать свободное движение воде. Тогда этот еле живой ручеек превратится в скором времени в полноводную, бурлящую реку. Как это сделать? Нужно брать по камушку и решать ваш он или нет. Если ваш, то выкладывать им русло реки, а если не ваш, то отбрасывать в сторону.

Разберем ситуацию на конкретных примерах без метафорических сравнений.

Мне проще это сделать на примерах из своей жизни, используя русский фольклор:

1. «Глаза боятся, а руки делают» – моё, помогает, беру, присваиваю.

2. «Чего делить шкуру неубитого медведя?» – это обычно говорилось, когда я о чем-то мечтала, что-то планировала.

Не моё. Я хочу мечтать, хочу планировать, не беру!

3. «На охоту ехать собак кормить» – когда нужно приступать к чему-либо, уже нет времени на подготовку, приготовления. Мне этот интроект помогает подготовиться к важным делам, продумать, как и что будет.

Моё, беру, присваиваю.

4. «Нежели богато, нечего начинать» – не моё, хочу жить богато, хочу начинать, не беру.

5. «Голь на выдумку хитра» – оставляю себе, как маленький камушек (на всякий случай). Мне это дает уверенность в том, что выживу в любых условиях, сделаю конфетку из ничего, умею жить без денег.

6. «Родился мужиком, считай счастье» – 50 на 50, считаю, в нашем обществе до сих пор мужчине позволяется больше. Конечно, это пошло с тех времен, когда мужчин было меньше и они, что называется, были «в цене» (любые). Сейчас ситуация постепенно меняется и сейчас «в цене» уже не любые мужчины, а состоявшиеся, внимательные, заботливые и т.д. Но еще часто встречаются женщины, которые страдают от насилия в семьи и оправдывают насильника его гендерной принадлежностью: «Ну, он же мужик». Я не могу принимать этот факт, как данность, потому этот интроект усвоила на 50%. В этом случае интроект можно переформулировать, чтобы он подошел Вам. На данном примере я это сделала так: «Родился мужиком? Будь мужиком и будет тебе счастье».

Вот по такой схеме можно работать самостоятельно. Для начала лучше проработать очевидные факты, которые находятся на поверхности, постепенно двигаясь в глубину, прислушиваясь к собственным ощущениям. Подсказкой в этой работе могут быть ощущения в теле. Если интроект не Ваш, то можете почувствовать подташнивание, дурноту, ком в горле, тяжесть в желудке.

Берегите себя, если будет сложно, обращайтесь за помощью к специалисту.

Повысить рейтинг Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься от 10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.

Наша цель — создать конкурентные условия при поиске психолога. Обеспечить приток новых психологов на сайт и поощрять активность пользователей.

Как будут списываться балы:
Если у вас до 2000 баллов то списываться будет 10 баллов в день.
Если больше 2000 то будет работать правило «делителя на 100» *
Но при этом остается несгораемая сумма баллов за предыдущую активность на сайте.
Каждая опубликованная статья +5 баллов плюс +10 стартовых баллов.

* правило «делителя на 100» будет рассчитываться следующим образом:
количество баллов / 100 = целый остаток округлен в меньшую сторону до десятых.

например:
2550 / 100 = 20
18700 / 100 = 180

НОВЫЕ ПРАВИЛА ПО СПИСАНИЮ БАЛЛОВ ВСТУПИЛИ В СИЛУ С 01.01.2019г.

Как заработать балы бесплатно:

За оригинальную статью (ранее не публикуемую в Интернете) будет начислено +200 баллов. Если на момент проверки уникальности статьи, она опубликована на других ресурсах, то Вы получите +60 баллов. Проверка на уникальность и начисление баллов будет проведена на протяжении 48 часов после публикации на портале.
За 500 просмотров статьи Вам насчитывается +50 баллов;
За 1000 просмотров +50 баллов;
За 5000 просмотров +100 баллов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *