Гиперактивный характер

Гиперактивный характер

ГИПЕРТИМНЫЙ (ИЛИ ГИПЕРАКТИВНЫЙ) ХАРАКТЕР

Оптимистичность приводит такого человека иногда к тому, что он начинает хвалить самого себя, излагая «естественную теорию смены поколений» и пророча себе высокие должности. Хорошее настроение помогает ему преодолевать трудности, на которые он всегда смотрит легко, как на временные, проходящие. Добровольно занимается общественной работой, стремится во всем подтвердить свою высокую самооценку. Таков гипертимный характер. Если в руководимом вами коллективе есть человек с гипертимным характером, то самое худшее, что вы можете сделать, – это доверить ему кропотливую, однообразную работу, требующую усидчивости, ограничить контакты, лишить его возможности проявлять инициативу. От такого работника вряд ли будет прок. Он будет бурно возмущаться «скукой» работы и пренебрегать обязанностями. Однако возникающее в этих случаях недовольство носит беззлобный характер. Вырвавшись из неприемлемых для него условий, гипертим, как правило, зла на других не держит. Создайте условия для проявления инициативы – и вы увидите, как ярко раскроется личность, работа так и закипит в его руках. Гипертимов лучше ставить на участки производства, где требуются контакты с людьми: они незаменимы и в деле организации труда, в создании климата доброжелательности в коллективе.

Нарушения адаптации и здоровья у гипертимов как правило, связаны с тем, что они не щадят себя. Берутся за многое, стараются все успеть, бегут, торопятся, возбуждены, нередко высказывают высокий уровень притязаний и т. п. Им как бы кажется, что все проблемы могут быть разрешены увеличением темпа деятельности.

Основная рекомендация для людей с гипертимным типом характера – не сдерживаться, как может показаться на первый взгляд, а попытаться создать такие условия жизнедеятельности, которые позволяли бы выразить бурную энергию в работе, занятиях спортом, общении. Старайтесь избегать возбуждающих ситуаций, гасите возбуждение прослушиванием музыки и так вплоть до легкого успокаивающего психофармакологического лечения и аутогенной тренировки.

Бытие человека покоится на двух китах: чувствах и знаниях. Чувства без знаний неэффективны; знания без чувств бесче­ловечны

Гипертимный (или гиперактивный) характер

Оптимистичность приводит такого человека иног­да к тому, что он начинает хвалить самого себя, изла­гая «естественную теорию смены поколений» и про­роча себе высокие должности. Хорошее настроение помогает ему преодолевать трудности, на которые он всегда смотрит легко, как на временные, проходящие. Добровольно занимается общественной работой, стре­мится во всем подтвердить свою высокую самооценку. Таков гипертимный характер.

Если в руководимом вами коллективе есть человек с гипертимным характером, то самое худшее, что вы можете сделать,— это доверить ему кропотливую, од­нообразную работу, требующую усидчивости, ограни­чить контакты, лишить его возможности проявлять инициативу. От такого работника вряд ли будет прок. Он будет бурно возмущаться «скукой» работы и пре­небрегать обязанностями. Однако возникающее в этих случаях недовольство носит беззлобный характер. Вырвавшись из неприемлемых для него условий, ги-пертим, как правило, зла на других не держит. Создай­те условия для проявления инициативы — и вы увиди­те, как ярко раскроется личность, работа так и закипит в его руках. Гипертимов лучше ставить на участки про­изводства, где требуются контакты с людьми: они не­заменимы и в деле организации труда, в создании климата доброжелательности в коллективе.

Нарушения адаптации и здоровья у гипертимов, как правило, связаны с тем, что они не щадят себя. Берутся за многое, стараются все успеть, бегут, торо­пятся, возбуждены, нередко высказывают высокий уровень притязаний и т. п. Им словно кажется, что все

проблемы могут быть разрешены увеличением темпа деятельности.

Оснойная рекомендация для людей с гипертимным типом характера — не сдерживаться, как может пока­заться на первый взгляд, а попытаться создать такие условия жизнедеятельности, которые позволяли бы выразить бурную энергию в работе, занятиях спортом,

обращении. Старайтесь избегать возбуждающих ситуа­ций, гасите возбуждение прослушиванием музыки, и так вплоть до легкого успокаивающего психофармако­логического лечения и аутогенной тренировки.

Аутистический характер

Большинство людей в общении выражают свои имоциональные позиции и того же ждут от собеседни­ка. Однако люди рассматриваемого типа характера, хотя эмоционально и воспринимают ситуацию, имеют

собственное отношение к разным сторонам жизни, но

очень чувствительны, легко травмируются и предпо­читают свой внутренний мир не раскрывать. Поэтому их называют аутистическими (лат. «ауто» — обращен­ный в себя, замкнутый). В общении с людьми такого типa можно столкнуться как с повышенной чувствитель­ностью, робостью, так и с абсолютной, «каменной» хо­лодностью и неприступностью. Переходы от одного к другому создают впечатление непоследовательности.

У аутистического характера есть свои положительные стороны. К ним можно отнести стойкость интел­лектуально-эстетических увлечений, тактичность, не-навязчивость в общении, самостоятельность поведения (иногда даже чрезмерно подчеркиваемую и отстаивае­мую), соблюдение правил формально-деловых отноше­ний. Здесь лица аутистического характера вследствие подчинения чувств рассудку могут давать образцы для подражания. Трудности для этого характерологическо­го типа связаны с вхождением в новый коллектив, с налаживанием неформальных связей. Дружеские от­ношения складываются с трудом и медленно, хотя если

складываются, то оказываются устойчивыми, иногда на всю жизнь.

Если в ваш коллектив пришел человек с аутистическим характером, не торопитесь устанавливать с ним неформальные отношения. Настойчивые попытки про­никнуть во внутренний мир такого человека, «влезть в душу» могут привести к тому, что он еще больше будет замыкаться, уходить в себя.

Производственная деятельность такого человека может страдать от того, что он во всем хочет разоб­раться сам. Это путь, ведущий к высокой квалифика­ции, но часто новые знания и опыт значительно проще получить за счет общения с другими людьми. Кроме того, излишняя самостоятельность затрудняет пере­ключение с одного вопроса на другой, может затруд­нить сотрудничество. «Не влезая в душу» такого чело­века, важно организовать его деятельность так, чтобы он мог прислушиваться к мнениям окружающих.

Иногда лица аутистического характера идут по наиболее легкому пути — общаются только с похожи­ми на себя. Это отчасти правильно, но может усилить имеющиеся особенности характера. А вот общение с эмоциональным, открытым, доброжелательным другом порой полностью меняет характер человека.

Если таким характером обладаете вы сами, то выс­лушайте добрый совет: не стремитесь усиливать зам­кнутость, отрешенность, сдержанность чувств в обще­нии. Положительные черты личности, доведенные до крайней степени, превращаются в отрицательные. Старайтесь развивать эмоциональность и умение вы­ражать чувства. Эмоциональная твердость, определен­ность, умение отстоять свою позицию — это так же необходимо человеку, как и развитие других качеств — интеллектуальных, культурных, профессиональных, деловых и т. п. От недостатка этого страдает челове­ческое общение — одна из ценнейших сторон жизни. И в конечном итоге — профессиональная деятельность.

Лабильный характер

Обычно человек, переживая какую-нибудь эмоцию, например радость, не может быстро ее «поменять». Он еще некоторое время переживает ее, даже если обстоятельства изменились. В этом проявляется обычная инертность эмоциональных переживаний. Не так при моционально-лабильном характере: настроение быс­тро и легко меняется вслед за обстоятельствами. Более того, незначительное событие может полностью изме­нить эмоциональное состояние.

Быстрое и сильное изменение настроения у таких лиц не позволяет людям среднего типа (более инерт­ным) «отслеживать» их внутреннее состояние, сопе­реживать им вполне. Мы часто оцениваем людей по себе, и это нередко приводит к тому, что чувства чело-иска эмоционально-лабильного характера воспринима­ются как легкие, неправдоподобно-быстро меняющие­ся и поэтому как бы ненастоящие, такие, которым не следует придавать значения. А это неверно. Чувства че­ловека такого типа, конечно же, самые настоящие, в чем можно убедиться в критических ситуациях, а так­же по устойчивым привязанностям, которым следует

этот человек, по искренности его поведения, умению сопереживать.

Ошибкой в отношении к человеку с лабильным характером может быть, например, такая ситуация. Начальник, недостаточно ознакомившийся со свои­ми подчиненными, может вызвать покритиковать их, «пробрать», ориентируясь (неосознанно) на собствен­ную эмоциональную инертность. В результате реак­ция на критику может оказаться неожиданной: жен­щина будет рыдать, мужчина может уволиться с работы… Обычное «пропесочивание» может обер­нуться душевной травмой на всю жизнь. Человек, об­ладающий лабильным характером, должен научить­ся жить в «суровом» и «грубом» для его конституции мире, научиться оберегать свою, в некотором смыс­ле слабую, нервную систему от отрицательных воз­действий.

Большое значение имеют условия жизни и хоро­шее психологическое здоровье, так как те же черты эмоциональной лабильности могут проявляться не положительными, а отрицательными сторонами: раз­дражительностью, неустойчивостью настроения, плак­сивостью и т. п. Для лиц с этим характером очень важен хороший психологический климат в трудовом коллективе. Если окружающие доброжелательны, то человек может быстро забывать плохое: оно как бы вытесняется. Благоприятное воздействие на лиц эмо­ционально-лабильного характера оказывает общение с гипертимами. Обстановка доброжелательности, теп­ла не только влияет на таких людей, но и определяет продуктивность их деятельности (психологическое и даже физическое самочувствие).

Демонстративный характер

Основная черта демонстративного характера — большая способность вытеснять рациональный, крити­ческий взгляд на себя и, как следствие этого, демонст­ративное, немного «актерское» поведение.

«Вытеснение» широко проявляется в психике че­ловека, особенно ярко —у детей. Когда ребенок игра­ет, скажем, в машиниста электровоза, он может на­столько увлечься своей ролью; что, обратись вы к нему не как к машинисту, а по имени, он может оби­деться. Очевидно, это вытеснение связано с развитой эмоциональностью, ярким воображением, слабостью логики, неспособностью воспринимать собственное поведение со стороны, низкой самокритичностью. Все это иногда сохраняется и у взрослых. Человек, наде­ленный демонстративным характером, легко имити­рует поведение других людей. Он может выдавать себя за того, каким его хотели бы видеть. Обычно такие люди имеют широкий круг контактов; как правило, если их отрицательные черты развиты не слишком ярко, их любят.

Стремление к успеху, желание хорошо выглядеть в глазах окружающих настолько ярко представлено в этом характере, что возникает впечатление, что это -— главная и чуть ли не единственная черта. Однако это не так. Ключевой чертой является все же неспособ­ность в определенные моменты времени критически взглянуть на себя со стороны. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть, что изображают демонстратив­ные личности в других ситуациях. Например, увлечен-

ные ролью больного. Или, бравируя своим якобы амо­ральным поведением, демонстрируют распущенность и т. д. В этих случаях, независимо от стремления к ус­пеху в другой ситуации, они могут наговаривать на себя то, что с позиций предыдущей роли явно невы­годно. Однако соотнесения одного с другим не проис­ходит, происходит лишь переключение с одной роли на другую. С разными людьми такой человек может нести себя по-разному, в зависимости от того, каким его хотели бы видеть.

С опытом и при наличии способностей лица де­монстративного характера хорошо различают особен­ности других людей. Они видят отношение к себе, подстраиваются под него и пытаются им управлять. Надо заметить, что нередко это им удается. Они выра­батывают к себе то отношение, какое хотят, иногда активно манипулируют людьми.

Нарастание черт подобного рода, особенно соче­тающееся с невысоким уровнем интеллекта и неудов­летворительным воспитанием, может привести к аван­тюризму. Пример тому — небезызвестные ситуации с «доставанием» дефицита, скажем, автомашин. Обма­нутых людей в таких случаях подводит то, что они ори­ентируются на внутренние критерии оценки лжи — пытаются определить, нет ли во внутреннем мире аван­тюриста каких-либо настораживающих деталей: сму­щения, несогласованности представлений и т. п., кото­рые позволили бы им заподозрить его во лжи. Но так как авантюрист после вхождения в роль сам внутрен­не не чувствует лжи, то люди при оценке его поведе­ния легко могут обманываться.

«Развитая» демонстративная личность, если так можно выразиться, формирует и свое мировоззрение, ловко «выдергивая» из принятых взглядов то, что бо­лее всего подходит к типу характера. Усваивается, на­пример, тезис о ложной скромности, о допустимости похвалы в свой адрес, отвергается косность, рациона­лизм окружающих, допускаются намеки на свою из­бранность.

Трудно придется такому человеку, если он попа­дет в коллектив, не учитывающий его личностно-психологического своеобразия. А ведь такое своеобразие действительно есть! Если же окружающие холодны, формальны, не замечают его, человек начинает вес­ти себя демонстративно: привлекает к себе внима­ние, разыгрывает сцены, что обыкновенно осужда­ется окружающими. Но скажите, как еще человек, живущий образами, может показать своеобразие своих переживаний? Не через образы ли? Очевид­но, что возникшую в этих случаях игру следует так и воспринимать.

Распознав демонстративный характер, следует «вводить поправку» в его обещания: ведь часто это связано с саморекламой и вхождением в роль челове­ка, который «все может». Необходимо чувствовать, где проявляется условность игры, а где речь идет о реаль­ном положении дел.

Такому человеку можно поручить, например, рек­ламу продукции, если другие черты личности не будут этому противоречить. Хорошо, если человек с демон­стративным характером будет получать удовлетворе­ние не только от основной работы, но и участвовать в художественной самодеятельности: в этом случае он даст выход своим природным задаткам.

Большое значение для позитивной перестройки такой личности имеет стремление развить у себя про­тивоположные черты — умение себя сдерживать, кон­тролировать, направлять свое поведение в нужное русло и т. п. Отвлеченное мышление позволяет смот­реть на себя со стороны, критически оценивать свое поведение, сопоставить факты, прослеживать «надситуационную» линию поведения.

Если демонстративность в достаточной степени уравновешивается противоположными чертами, че­ловеку доступно многое: и умение анализировать факты, и способность просматривать в воображении целые картины, сценарии возможного развития се­годняшней ситуации, умение подмечать детали по­ведения людей и точно реагировать на них и т. п. При этом условии демонстративный характер в большей степени проявляется своими позитивными чертами.

Психастенический характер

Работник с психастеническим характером, как правило, рационален, склонен к аналитической, «поша­говой» обработке информации, осмыслению фактов путем дробления, выделения отдельных признаков. При этом переключения на другие способы отражения ок­ружающего мира — на уровень образов, к интуитивно­му схватыванию ситуации в целом — не происходит.

Постоянный рационализм обедняет и ослабляет эмоциональность. Эмоциональные переживания ста­новятся блеклыми, однообразными и подчиняются ходу рассудочных построений. Это приводит к тому, что в противоположность предыдущему типу здесь наблю­дается слабость процесса вытеснения. Допустим, че­ловек осмыслил ситуацию, взвесил все «за» и «про­тив», пришел к выводу, что надо действовать таким-то образом, но эмоциональное движение столь слабо орга­низует его внутренний мир, что сомнения не отбрасы­ваются и человек, как бы на всякий случай, воздержи­вается от действий.

Одни и те же желания могут возникнуть из раза в раз, не находя выражения в поведении, становясь привычными и в конце концов даже надоедливыми. Волнующие темы становятся предметом многократно­го обдумывания, но это ни к чему не приводит. Сомне­ния также могут носить привычный характер, а коле­бания между «за» и «против» при решении какого-либо вопроса могут стать постоянными. В результате для человека этого типа характерно отсутствие твердой позиции. Ее заменяет стремление все исследовать, оттягивая выводы и решения. Если вам надо рациона­листически осмыслить ситуацию, поговорите с таким человеком, он глубоко проанализирует, по меньшей мере, некоторые ее стороны, хотя другие аспекты могут быть оставлены им без внимания.

На человека с таким характером не следует взва­ливать принятие решений, особенно ответственных. Если таковые ему приходится принимать, то необходи­мо оказывать в этом помощь: советовать, выделять экспертов по данному вопросу, подсказывать решения, помогая преодолеть психологический (а не связанный с объективными обстоятельствами) барьер в переходе от решений к действию. Вполне очевидно, что психас­тенику противопоказана административная работа. Попав в сложную, быстро меняющуюся, многосторон­нюю ситуацию, например, ситуацию общения, такой человек не успевает ее осмыслить, может чувствовать себя скованно, теряется.

Улучшить характер такому человеку можно, раз­вивая образную память, эмоциональность. Воображе­ние позволяет воспроизводить различные ситуации и сопоставлять их, делая правильные выводы даже без анализа всех сторон каждой ситуации. В результате необходимость в большой умственной работе отпада­ет, а выводы могут оказаться правильными.

Дело в том, что аналитический подход всегда связан с риском не учесть те или иные особенности дела, ко­торые «чувствуются» при непосредственном восприя­тии. Эмоциональность позволяет объединять соображе­ния, соединять по принципу сходства эмоциональных переживаний в различные области опыта, т. е. выступа­ет как интегрирующая, организующая психику сила. Эмоциональные оценки как бы заменяют рациональный анализ, так как позволяют отразить множество сторон ситуации. Известно, что «без человеческих эмоций не­возможно никакое познание истины». Развитие эмоци­ональности сглаживает психастенические черты.

Застревающий характер

Дело в том, что по особенностям эмоциональных переживаний застревающий характер противоположен лабильному. Как пишет А.Н. Овсянико-Куликовский, в сфере чувств действует закон забвения (имеются в виду обычные изменчивые чувства, а не морально-нрав­ственные установки). Вспоминая прежде нанесенную обиду, похвалу, увлечение, разочарование и т. п., мы, конечно, можем представить свое состояние, но пере­жить заново уже не можем, острота ощущения посте­пенно теряется. Иначе устроены лица застревающего характера: когда они вспоминают о том, что было, чувства, по выражению М.Ю. Лермонтова, «болезненно ударяют в душу». Более того, они могут усилиться, так кпк, повторяясь из раза в раз, стилизуют представле­ние о ситуации, преобразуя ее детали. Особенно долго помнятся обиды, так как отрицательные чувства пере­живаются сильнее. Люди с таким характером злопа­мятны, но это объясняется не умыслом, а стойкостью и малоподвижностью переживаний.

Малоподвижность проявляется и на уровне мыш­ления: новые идеи нередко усваиваются с трудом, иногда необходимо тратить дни, месяцы, чтобы внушить такому человеку свежую идею. Но если уж он ее пони­мает, то следует ей с неотвратимым упорством. Та же медлительность, инертность могут проявляться и на уровне движений. Неторопливо, как бы с самолюбова­нием, ступает такой человек.

Инертность и застревание на чувстве, мысли, деле ведут к тому, что в трудовой деятельности часто про­являются чрезмерная детализация, повышенная акку­ратность, хотя чему-то рядом, что не попало в сферу внимания застревающей личности, может не уделять­ся внимание вовсе. Например, предельно аккуратно, летально и долго проводится уборка рабочего стола. По полочкам, тщательно, с вниканием в малейшие подроб­ности раскладываются бумаги и книги.

Как видим из нашего примера, работа с людьми у руководителя с застревающим характером не очень-то ладится. А вот обустройство цеха, придание ему внут­ренне организованного вида такому человеку можно поручить (если наведением порядка он опять же не будет излишне терроризировать окружающих). Следу­ет иметь в виду, что вследствие инертности он может несколько злоупотреблять своей властью.

Негативно на человека такого характера влияют однообразное травмирование какими-то обстоятель­ствами или постоянные условия, вызывающие отрица­тельные эмоции. Накопление отрицательных чувств, которые не только сохраняются, но и суммируются, может привести к взрыву.

Человек выражает свой гнев, плохо владея собой. Крайние ситуации могут приводить к резко выраженной агрессивности. Положительные эмоции, связан­ные, например, с успехом, ведут к тому, что у человека возникает «головокружение от успеха», его «несет», он некритически доволен собой.

Жизнь человека с застревающим характером дол­жна быть достаточно разнообразной. Общение с людь­ми (и чем больше его будет, тем лучше) позволит ему преодолеть, хотя бы отчасти, собственную внутреннюю инертность. Немаловажное значение имеет понимание окружающими особенностей этого характера: терпи­мость к высказыванию давно забытых обид или обви­нений, снисходительное отношение к инертности. Не противоречьте наиболее «тяжелым» устремлениям та­кой личности, не стремитесь перевоспитать ее. Инер­тность сама по себе не определяет, на каких эмоциях, позитивных или негативных, «застрянет» человек. Луч­ше воспринять «застревание» на позитивных, чем на негативных переживаниях!

Конформный характер

Даже хорошая квалификация не помогает работ­нику с конформным характером овладеть навыками самостоятельной работы. Наделенные таким характе­ром люди могут действовать только, если находят под­держку у окружающих. Без такой поддержки теряют­ся, не знают, что им делать, что правильно в конкретной ситуации, а что неправильно.

Особенность людей конформного характера — от­сутствие противоречий со своей средой. Находя в ней место, они легко чувствуют «среднестатическое» мне­ние окружающих, легко впечатляются наиболее рас­пространенными суждениями и легко им следуют. Напору убеждающих воздействий противостоять не могут, тут же уступают.

Лица конформного характера как бы цементиру­ют коллектив. Незаметные, никогда не выступающие на первый план, они — естественные носители его норм, ценностей, интересов. Одно из несомненных до­стоинств этого типа характера — мягкость в общении, естественная «ведомость», способность «растворить» себя в ценностях и интересах другого.

Недостатки конформного характера связаны с его достоинствами. Легко подчиняясь окружающим, та­кой человек часто не имеет собственного мнения. Если мнение окружающих по тому или иному вопро­су изменилось, он слепо следует за ним, не сопостав­ляя его критически с предыдущим. Даже если человек конформного характера располагает знаниями, позволяющими сделать правильные выводы самому, он чаще всего следует за окружением, отбрасывая свои слабо проявляющиеся «догадки»- В лучшем случае робко пробует их высказать, но, если они не находят поддер­жки у окружающих, пасует.

Выражается это явно или нет, но внутренними, глубоко прочувствованными правилами такой личнос­ти являются: «быть как все», «не забегать вперед», «не

отставать». Такие люди словно ставят своей целью быть все время в тени, в золотой середине. Избегают сме­лых, бросающих вызов поступков. Впадая в зависимость от мнений, оценок, взглядов окружающих и формируя таким образом свое мировоззрение, они консерватив­ны и не хотят менять среду, так как это чревато пере-

смотром взглядов. Такие люди редко меняют и место работы, и если даже сложившиеся отношения им не­удобны, обычно терпеливо их переносят.

Работники с конформным характером могут быть хорошими заместителями (помощниками), продвигаясь но служебной лестнице в этой роли. Но их не следует делать «начальниками», поручать им самостоятельную организацию дела. В этом случае человек скорее всего растеряется, может дойти до того, что, ища выход, бу­дет подчиняться своему подчиненному.

Более благоприятны для таких лиц условия, когда деятельность хорошо регламентирована. Они должны четко знать: что необходимо сделать, в какие сроки, в какой последовательности. Если в вашем подчинении оказался такой человек, вы должны четко разъяснить ему свои требования и последовательно руководить им. В этом случае его деятельность станет более продук­тивной, более оживленной.

Преодолеть черты чрезмерного конформизма можно, тренируя волю. Стремитесь высказывать и выражать в поведении свою внутреннюю позицию, отста­ивать ее, развивайте твердость характера.

Неустойчивый характер

У людей такого характерологического типа нет твердых внутренних принципов, недостаточно разви­ты чувство долга и другие высшие человеческие моти­вы. В результате люди такого типа постоянно стремят­ся к сиюминутным удовольствиям и развлечениям. Что именно будет служить предметом развлечений, зави­сит от особенностей компании, в которой находится человек с неустойчивым характером, от уровня разви­тия его личности, от других причин. Это могут быть бряцание на гитаре, многочасовые бессодержательные разговоры — обсуждаются особые случаи, позволяю­щие посмеяться, испытать превосходство перед дру­гими, причем превосходство низкого пошиба, свя­занное с насмешками и т. п.

Стремление к удовольствиям и развлечениям мо­жет быть столь выраженным, что человек пренебрега­ет элементарными обязанностями, не хочет ничего делать, настроен только на потребление. Он не заду­мывается над тем, что часто блага жизни получает за счет других. Лица неустойчивого характера перео­ценивают стремление людей к удовольствиям, им это кажется основным мотивом, ради которого живут все. «Разве не очевидно, что все этого хотят?» — спраши­вают они. Нежелание трудиться и стремление избе­жать занятий, не связанных прямо с удовольствием, приводит к тому, что и в сфере развлечений ничему определенному они научиться не могут. Или, по их сло­вам, могут, но не хотят. Например, не будут система­тически учиться играть на гитаре, водить автомобиль

и т. п.

Для рабочего коллектива такой человек явно не подарок. Свои обязанности он выполняет неровно, многое делает из-под палки. Пренебрегает той час­тью обязанностей, которая требует кропотливого тру­да и не может быть сделана на ходу или наскоком. Снизив контроль или ослабив требования к такому

работнику, руководитель тут же увидит, что обязанно­сти не выполняются, дело до конца не доводится.

С другой стороны, его легкий нрав поможет окру­жающим освободиться от озабоченности, посмотреть на жизнь с развлекательной стороны. Но если коллек­тив недостаточно твердо предъявляет ему свои требо­вания, то это может усугубить его безалаберность, пренебрежение делами и обязанностями. Контроль, однако, не должен быть слишком жестким, так как в противном случае человек может отвергнуть право окружающих на управление его поведением.

Благоприятной средой для человека с неустойчи­вым характером может стать коллектив, учитывающий его интересы, увлечения, склонности. Организация дела должна быть такой, чтобы организующие функ­ции, заботу о мелочах, рутинную часть работы приня­ли на себя другие. Человек неустойчивого характера оказывается лидером там, где нужно выполнить при­ятную, броскую часть работы, связанную с развлече­нием. И здесь он может добиться того, что не по силам другим.

Понимание этих особенностей и правильное их использование, а не попытки перевоспитания личнос­ти, которые обычно оказываются непродуктивными, создают приемлемые условия жизни и деятельности для такого человека. В этих случаях его социальная адаптация оказывается успешной.

Следует обращать внимание на то, как человек не­устойчивого характера влияет на остальных сотрудни-ков. Возможно, кому-то из целеустремленных и волевых членов коллектива можно поручить «присматривать» за дисциплиной такого работника. Надо сказать, что необ-ходимость контроля за поведением лиц неустойчивого характера может сохраняться на протяжении всей их

ЖИЗНИ.

Лабильный характер

Обычно человек, переживая какую нибудь эмоцию, например радость, не может быстро ее «поменять». Он еще некоторое время переживает ее, даже если обстоятельства изменились. В этом проявляется обычная инертность эмоциональных переживаний. Не так при эмоционально лабильном характере: настроение быстро и легко меняется вслед за обстоятельствами. Более того, незначительное событие может полностью изменить эмоциональное состояние. Быстрое и сильное изменение настроения у таких лиц не позволяет людям среднего типа (более инертным) «отслеживать» их внутреннее состояние, сопереживать им вполне. Мы часто оцениваем людей по себе, и это нередко приводит к тому, что чувства человека эмоционально лабильного характера воспринимаются как легкие, неправдоподобно – быстро меняющиеся и поэтому как бы ненастоящие, такие, которым не следует придавать значения. А это неверно. Чувства человека такого типа конечно же самые настоящие, в чем можно убедиться в критических ситуациях, а также по устойчивым привязанностям, которым следует этот человек, по искренности его поведения, умению сопереживать. Ошибкой в отношении к человеку с лабильным характером может быть, например, такая ситуация. Начальник, недостаточно ознакомившийся со своими подчиненными, может вызвать покритиковать их, «пробрать», ориентируясь (неосознанно) на собственную эмоциональную инертность. В результате реакция на критику может оказаться неожиданной: женщина будет рыдать, мужчина может уволиться с работы… Обычное «пропесочивание» может обернуться душевной травмой на всю жизнь. Человек, обладающий лабильным характером, должен научиться жить в «суровом» и «грубом» для его конституции мире, научиться оберегать свою, в некотором смысле слабую, нервную систему от отрицательных воздействий. Большое значение имеют условия жизни и хорошее психологическое здоровье, так как те же черты эмоциональной лабильности могут проявляться не положительными, а отрицательными сторонами: раздражительностью, неустойчивостью настроения, плаксивостью и т. п. Для лиц с этим характером очень важен хороший психологический климат в трудовом коллективе. Если окружающие доброжелательны, то человек может быстро забывать плохое, оно как бы вытесняется. Благоприятное воздействие на лиц эмоционально лабильного характера оказывает общение с гипертимами. Обстановка доброжелательности, тепла не только влияет на таких людей, но и определяет продуктивность их деятельности (психологическое и даже физическое самочувствие).

Модный диагноз

Проблема гипердиагностики действительно существует: диагноз гиперактивности у детей иногда ставится не особенно тщательно, а иногда и вовсе непрофессионально. Часто приходится слышать что-то вроде «диагноз поставил врач в ходе школьной диспансеризации» или «приходили в школу психологи, тестировали, диагностировали».

Это — нарушение нормальной процедуры диагностики, которая требует заполнения многостраничных опросников, тщательного сбора анамнеза, разговора с учителем. Врачи, которые серьезно подходят к диагностике, несколько часов тратят только на разговоры с родителями.

Психолог ничего «диагностировать» не может. Учитель — тем более. Психолог может описать родителю проблему, предположить, с чем она может быть связана, и посоветовать обратиться к врачу.

Врач не ставит диагноз «СДВГ» на основании пятиминутного осмотра ребенка в ходе школьной диспансеризации, и за пятнадцать минут, отведенных ему на прием в поликлинике, он тоже поставить его не может.

Кроме того, в стране нет официально принятого протокола диагностики СДВГ. А пока его нет, проблема гипердиагностики никуда не денется. Однако если диагноз СДВГ кому-то ставят неграмотно, это не значит, что такого расстройства нет.

Детей лечат, чтобы не мешали взрослым

Вопрос, кому больше мешает СДВГ — ребенку или окружающим, — не такой простой, как кажется. Действительно, взрослых такие проявления ребенка истощают, доводят до изнеможения, особенно если это гиперактивность у младших дошкольников.

Но и детям приходится нелегко. Исследование, опубликованное журналом Advances in Medical Sciences в 2009 году, показывает, что у детей с СДВГ почти в два раза выше уровень травматизма (в особенности часты растяжения, открытые раны головы, шеи, тела и конечностей, а также переломы конечностей). Риск серьезных травм (перелом черепа, шеи, позвоночника, трещины черепа и повреждение мозга, повреждения нервов и спинного мозга) при СДВГ выше в три раза.

При серьезных формах гиперактивности и невнимательности у некоторых детей даже появляется педагогическая запущенность — это при нормальном интеллекте и любящих, внимательных родителях! Просто для того, чтобы ребенок сел послушать книжку, выучил цвета, стал разбираться в буквах и цифрах, он должен сосредоточиться. А этого он сделать в обычных условиях не может, и хорошо еще, если родители или педагоги смогут придумать методы завладеть его неустойчивым вниманием и использовать по максимуму те несколько минут, которые у них есть.

При СДВГ часто встречаются проблемы с социальными навыками: дети хуже понимают правила поведения со сверстниками, шутки, труднее разбираются в жестах и выражении лиц, слишком импульсивно реагируют, слишком нетерпеливы, не соблюдают очереди, любят командовать не по делу. Рано или поздно многие такие дети оказываются без друзей, а это уже мешает жить лично им, а вовсе не взрослым.

Невнимательность, хаотичность, неорганизованность тоже создают проблемы им самим: очень трудно учиться, невозможно без посторонней помощи справиться с такими простыми делами, как поддержание минимального порядка в своих вещах и делах. Еще тяжелее — когда эти особенности приводят к конфликтам с окружающими. Сами по себе проявления СДВГ не так тяжелы, как их следствие — социальная дезадаптация.

Множество исследований показывает, что социальная цена СДВГ, если ребенок вовремя не получает помощи, очень высока. У большинства выросших детей расстройство сохраняется и во взрослом возрасте (исследователь Расселл Баркли полагает, что в реальности только 20-35% взрослых «перерастают» свой СДВГ).

У многих детей с СДВГ появляются более серьезные проблемы (асоциальное поведение, расстройства учебных навыков, низкая самооценка, депрессия), а в 5-10% случаев — и более тяжелые диагнозы (биполярное аффективное расстройство, асоциальное расстройство поведения).

10-25% злоупотребляют алкоголем и психоактивными веществами. 25-36% не заканчивают школу. Люди с СДВГ испытывают трудности с адаптацией к новой работе, работа, которую они находят, часто не соответствует их уровню образования и квалификации. Они чаще меняют работу, обычно из-за того, что им скучно или из-за конфликтов. У них больше проблем в отношениях с друзьями и возлюбленными, выше уровень семейных конфликтов и разводов. Выше уровень нарушений правил дорожного движения, чаще аварии — и эти аварии более серьезные.

Некоторые радикально настроенные родители требуют, чтобы общество само адаптировалось к детям. В идеале, конечно, движение навстречу должно быть двусторонним. Но если общество навстречу ребенку не двигается, надо не только работать над изменением общества, но и помогать ребенку выживать в том обществе, какое есть.

Гиперактивность — это особый дар

В середине двухтысячных годов большое распространение среди родителей сложных детей получила концепция «Дети Индиго», которая изложена в одноименной книге американцев Джен Тоубер и Ли Кэрролла. Сторонники ее убеждены, что дети с СДВГ — это на самом деле новый этап развития человечества: дети особо одаренные, гениальные, в школе им просто скучно, а педагогика им нужна другая, не репрессивная.

Эта концепция — целиком религиозная, эзотерическая, примыкающая к идеям оккультного движения New Age (Новая Эра). Принимать ее на веру или нет — вопрос личного мировоззрения. Научная ценность концепции равна нулю; основные идеи представляют в основном религиоведческий интерес.

История появления «детей Индиго» примерно такова: Ли Кэрролл, бизнесмен, продающий радиоаппаратуру, в 1989 году, по его словам, вступил в контакт с инопланетной сущностью по имени Крион. Крион стал диктовать ему послания. Затем на сеансы диктовки стали собираться последователи Кэрролла, которые называют себя «работниками света». Крион надиктовал Кэрроллу много разнообразной информации по спасению человечества, в том числе упомянув о том, что в ДНК человека ожидаются сдвиги, а человечество будет эволюционировать дальше. Дети Индиго, по верованиям «работников света» — это следующее звено в человеческой эволюции: в книге говорится о том, что их ДНК устроена иначе (что с точки зрения генетики совершенно абсурдно).

В книге извещалось, что в мир пришло новое поколение детей. Сейчас их рождается 90% (то есть стандартных остается 10%). Индиго они названы потому, что ясновидящая Нэнси Энн Тепп увидела в их ауре ярко-синий цвет (индиго). Некоторым уже этого достаточно, чтобы навсегда отложить книгу в сторону — обычно это люди с рациональным, научным мышлением.

Но если человек любит необычное, оккультное, эзотерическое и при этом имеет невнимательного гиперактивного ребенка — книга глубоко западает ему в душу. В ней особо указывается, что часто мудрым душам ошибочно ставят диагноз «СДВГ» и начинают их лечить вместо того, чтобы воспитывать, как подобает воспитывать царей, богов и гениев. Как сказала мне одна мать ребенка с СДВГ, «уж лучше я буду считать его поступки проявлением гения, чем выходками идиота».

В книге «Дети Индиго» содержится мысль, что детей не надо воспитывать, они и так все знают и понимают; их надо только направлять. Для растерянных родителей, оказывающихся в трудных воспитательных ситуациях, это звучит, как весть о спасении: не надо ничего придумывать, надо довериться ребенку, он сам все знает.

Но в конечном итоге это оборачивается перекладыванием выбора и ответственности за выбор на ребенка, который пока еще делать его не готов. Так что авторам пришлось внести поправку — устанавливайте границы, не допускайте вседозволенности. Кто-то и сам давно знает этот старый закон педагогики, но кому-то, чтобы простые мысли проникли в сознание, нужна весть из космоса, ауровидение и обещание готового гения на выходе.

Здравая мысль концепции состоит в том, что ребенок — это уникальная личность, талантливая и заслуживающая уважения; ребенок обладает большим потенциалом, который нужно развивать; отношение к ребенку как к «больному», «дефективному» может многое испортить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *