Формирование половой идентичности

Формирование половой идентичности

Выделяют несколько этапов формирования у ребёнка половой идентичности.

Первый этап – к 1,5 годам в ходе общения со взрослыми формируется знание первичной половой идентичности. Уже к этому времени дети могут знать о своей половой принадлежности. При этом особенно ранимым, потенциально слабым партнером является не женщина, а мужчина. Обычно в первые годы жизни дети очень привязаны к матери. В это время они сталкиваются с проблемами отделения и индивидуализации. Это подразумевает ослабление первоначальной идентификации с матерью, Уменьшение оральной зависимости от неё. У мальчиков и девочек этот процесс оставляет разные впечатления. Ранние впечатления девочек включают в себя двойную идентификацию: не только они идентифицируют себя с матерью (как и мальчики того же возраста), но и сами матери, как большие дочери, очень сильно идентифицируют себя со своими дочерями. Такое чувство особой привязанности делает последующее разделение матерей и дочерей более трудным. В то же время в отношениях с мальчиками матерям свойственно поощрять их оппозицию по отношению к себе и вообще всё, что усиливают их мужское самосознание. Кроме того, игрушки, которые предлагают ребёнку, игры и развлечения, вкусы, которые ему стараются привить, требования, которые к нему предъявляют, — всё пропускается через призму его пола: «Ты не должен плакать, ведь ты не девочка»; «Почему ты дерёшься, разве ты мальчик?». Первичное сознание своей половой принадлежности формируется у ребенка именно в этот период, составляя наиболее устойчивый, стержневой элемент его самосознания. С возрастом объём и содержание гендерной идентичности меняются, включая широкий набор маскулинных и фемининных черт.

Второй этап – 3-4 года. После достижения ребёнком этого возраста различное развитие мальчиков и девочек общепризнано. В течение этого периода более специфичная маскулинная идентификация должна прийти на смену ранней идентификации мальчика с матерью и это совпадает со временем, когда отец всё чаще начинает присутствовать в мире своих детей. Однако в современном обществе это не так то просто осуществить, и поэтому мужская идентификация бывает подкреплена скорее стереотипными представлениями о роли мужчины в обществе, чем реальными отношениями между взрослыми людьми своего пола. Впоследствии мальчики могут переориентироваться на негативный способ проявления маскулинности, идентифицируя себя во всём, что не является женским. Это означает подавление в себе всех качеств, которые считаются женскими, а также предполагает низкую оценку того, что мальчику кажется «женским» в окружающем мире.

Для девочек развитие женской гендерной идентификации носит более последовательный характер. Им не приходится преодолевать своё раннее «Я» и привязанность к матери, поскольку их окончательное определение как женщины совпадает с центральной фигурой, на которой концентрировалось их детское чувство зависимости. Поэтому идентификация девочки со своей матерью отличается от той позиции, которую занимает мальчик, пытающийся освоиться с мужской ролью и соответствующим ей поведением. Таким образом, восприятие мальчика и девочки своего внутреннего мира порождает развитие маскулинности и женственности. Исследования показывают, что основа гендерных различий в способах мышления и разрешение проблем также начинает закладываться по отношению к детям через поведение родителей. С раннего возраста дети учатся, какая одежда им подходит в соответствии с полом, какое поведение является «гендерно соответвующим». Девочки учатся копировать своих матарей, мальчики – отцов. Так, мир девочек оказывается ограниченным маленькой группой подруг; он — частный, несоревновательный, основан не на власти внутри группы, а, наоборот, на взаимном равенстве и уважении друг к другу. Мир мальчиков же является более иерархичным, характеризуется постоянной конкуренцией за статус, наполнен позированием, чтобы утвердить доминирование, привлечь публику, утвердить себя, когда другой повержен.

Итак, к 3-4 годам у ребёнка формируется способность различать людей по полу, складывается чёткое осознание своей половой принадлежности. В этот период зачастую дети отвергают то, что в их системе представлений противоречит нормам их пола: неподобающую одежду, занятия, манеры. Свидетельствует это о колоссальной внутренней работе, связанной с формированием самосознания.

Третий этап – 6-7 лет. На этом этапе происходит практически полная дифференциация половых ролей, выбираются определённые формы игр и компаний. У детей формируются представление о том, насколько его индивидуальные качества и социальное поведение соответствуют нормативам и ожиданиям определённой половой роли. Эти проявления гендерных различий затем усиливаются в результате учителей и школьного воспитания. Система образования становится наиболее мощным средством, при помощью которого общество воспроизводит гендер и социальные отношения.

Четвёртый этап (решающий этап при формировании половой идентичности)- период полового созревания, или пубертатный.

Становление не только половой идентичности, но сексуальной роли — проблема, которая возникает перед человеком и разрешается им в течение пубертатного периода. Половое созревание, по замечанию И.С.Кона, — это стержень, вокруг которого структурируется самосознание полростка. Потребность убеждаться в нормальности своего развития обретает силу доминирующей идеи. Все мальчики и девочки оценивают собственные признаки мужественности и женственности. От того, как складываются знания подростка о себе, как формируется переживание своего «физического Я» вообще и полового в частности, зависят многие стороны его будущего отношения к самому себе, к окружающим людям разного пола и – шире – чувству любви.

Работа по формированию полоролевого поведения нацелена на ознакомление детей с качествами мужественности и женственности, проявлениями и предпочтениями мужчин и женщин в разных видах деятельности, их ролями в семье, на формирование навыков и умений в поведении, а также выработку отношения детей к понятиям красоты, любви, доброжелательных отношений и формирование этих отношений между девочками и мальчиками в группе. Это направление связано с созданием условий для проявления и переживания детьми определённых чувств, например, гордости, смелости, отваги у мальчиков; заботы, сочувствия, ласки – у девочек.

Другой важной психологической проблемой, связанной с воспитанием ребенка в неполной семье, является нарушение половой идентичности, несформированность навыков полоролевого поведения. Утрата либо несформированность чувства пола порождает глубокие изменения всей личности человека. В развитии специфических половых психологических качеств мужчин и женщин огромная роль принадлежит отцу.

Уже в первые месяцы жизни ребенка отец по-разному играет с мальчиком и девочкой, тем самым начинает формировать их половую идентичность. Первые пять лет жизни играют определяющую роль в развитии черт мужественности у мальчика и в установлении в будущем гетеросексуальных отношений у девочки. Поэтому, чем дольше в этот период ребенку придется жить без отца и никакой другой мужчина не послужит эффективной его заменой, тем серьезнее могут оказаться трудности половой идентификации.

Наиболее успешно дети усваивают ту или иную психосоциальную роль в дошкольном возрасте: мальчики в 5-7 лет, у девочек это период более размыт 3-8 лет. Вод влиянием родителей к 3-6 годам у ребенка складывается представление о принадлежности к определенному полу, что чрезвычайно сильно влияет на весь дальнейший ход формирования его личности как мужчины или женщины.

У мальчиков, воспитанных только матерью, наблюдаются развитие женских черт характера, таких как словесная агрессивность, предпочтение игр и занятий, традиционно свойственных девочкам, либо напротив, развитие «компенсаторной мужественности», для которой характерно сочетание преувеличенного мужского поведения с зависимым характером.

В развитии девочки отец играет также важную роль. Для нее он мужчина номер один, его черты, особенности поведения, нюансы взаимоотношений запоминаются порой на бессознательном уровне и становятся образцом, к которому впоследствии будут притягиваться все типы отношений будущей женщины с мужчинами. Дефицит мужского влияния в ходе взросления девочки существенно затрудняет ее развитие как будущей женщины, осложняет формирование у нее навыков межполового общения, что впоследствии негативно отразиться на личной и семейной жизни.

Отсутствие отца в семье или человека, его заменяющего, сказывается на развитии личности мужского самосознания мальчиков. Лишенные в детстве возможности достаточного общения с отцом мальчики в последующем часто не умеют исполнять свои отцовские обязанности и, таким образом, отрицательно влияют на личностное становление своих детей.

Воспитывающиеся без отца мальчики либо усваивают женский тип поведения, либо у них создается искаженное представление о мужском поведении как антагонистически противоположном женскому. В обоих случаях складывается вульгаризованное представление о мужском поведении как агрессивном, грубом, резком и жестоком. Такие мальчики часто менее зрелы и менее целеустремленны, не чувствуют себя в достаточной безопасности, безынициативны и неуравновешенны, более робки.

Дефицит мужского влияния в детстве может привести к возникновению у мальчиков трудностей усвоения адекватной половой роли, и служить одной из причин развития гомосексуализма.

Таким образом, процесс половой идентификации, то есть осознание ребенком своей половой принадлежности и приобретения психологических особенностей поведения, характерных для представителей определенного пола, во многом зависит от состава семьи и влияния матери или отца на формирование у ребенка жизненных и ценностных установок. Именно в условиях семейного воспитания дети получают первый опыт личного поведения, эмоционального реагирования на различные ситуации, учатся познавать окружающий природный и социальный мир, организовывать свой быт, эффективно участвовать в межличностном и межполовом общении.

Результатом издержек материнского воспитания в неполных семьях может стать деформация личности ребенка уже в раннем детстве. Если в полной семье эмоциональный фон создает мать, поддерживая благоприятную семейную атмосферу понимания, доверительности и душевной близости, то отец выполняет функции нормативного контроля и осуществляет регуляцию поведения.

В неполной семье реализация всех перечисленных выше функций возлагается на мать, и не всегда ей это удается. От издержек материнского воспитания в таких семьях страдают, прежде всего, мальчики.

Одна из наиболее распространенных особенностей материнского воспитания в неполных семьях — чрезмерная опека сына матерью. В своем стремлении оградить сына от жизненных трудностей, ответственности и риска матери часто тем самым парализуют детскую волю, мешают сыновьям стать мужчинами. В результате материнская гиперопека может привести к серьезному психологическому осложнению взаимоотношений между сыном и матерью, исходом которой может стать эмоциональное отчуждение, ненависть и вражда.

Не всегда взаимоотношения матери и сына приводят к личностной деформации мальчика. Если мать с раннего детства воспитывает в сыне умение преодолевать трудности, поощряет его самостоятельность и инициативу, стимулирует в нем желание быть сильным и смелым, развивает способность рисковать, то у мальчика сформируется мужской стиль поведения и под влиянием матери. В этом случае мать станет для сына надежным другом в течение всей его жизни.

Таковы некоторые психологические особенности формирования личности ребенка, характерные для всех типов неполных семей. В то же время каждая разновидность неполной семьи имеет свои, присущие только ей характерные черты, связанные с влиянием складывающихся в ней отношений на процесс психического развития и личностного становления ребенка.

Подводя краткие итоги, хотелось бы отметить, что роль родителей в деле воспитания многопланова и отражается на формировании личности ребенка уже в раннем детстве. Отсутствие одного из родителей, например отца, приводит к серьезным нарушениям психического развития ребенка, снижению его социальной активности, деформациям личности и нарушению процесса полоролевой идентификации, а также к различным отклонениям в поведении и состоянии психического здоровья.

Психологические отличия мальчиков от девочек кроются в совершенно разных типах мышления. У девочек более развито правое полушарие мозга, оно отвечает за эмоции, фантазию и креативность. У мальчиков – левое, оно отвечает за логичность и аналитические способности. Несомненно и то, что на развитие отличий мальчиков от девочек влияет гендерная составляющая воспитания. Учеными доказано, что во время разговора с детьми взрослые по-разному жестикулируют – в зависимости от того, с кем говорят — с мальчиком или с девочкой. Они используют разные интонации и даже по-разному строят предложения. Все это, безусловно, оказывает важное влияние на формирование полоролевого поведения.

В чем же проявляются различия между мальчиками и девочками? Оказывается, девочки выбирают замкнутые пространства, где достают свои “сокровища”, И тихо играют. А мальчики любят распахнутые пространства. Они предпочитают бегать, прятаться. В целом девочки более развиты, чем мальчики, как в логическом, так и в творческом мышлении. Однако, уже в подростковый период мальчики начинают стремительно догонять девочек.

В эмоциональном плане мальчики более раздражительны, непоседливы, неуверенны в собственных возможностях. Девочки менее агрессивны, природа сделала так, что способности приспособления к той или иной ситуации у них гораздо выше.

Важная роль в процессе полоролевой социализации психологами

отводится семье, социальным ожиданиям родителей в отношении детей

разного пола и воспитательным воздействиям, применяемым ими к своим

сыновьям и дочерям.

Бесспорен факт, что фундамент личности ребенка и начала качеств

мужественности и женственности закладываются в семье, которая является

первой школой его воспитания – воспитания его нравственных чувств,

навыков социального поведения и особенно в дошкольный период детства,

когда формируются «основные личностные механизмы».

Роль второго, не менее важного, чем семья, фактора в половой

социализации ребенка принадлежит группе сверстников. Оценивая

телосложение и поведение ребенка в свете своих гораздо более жестких, чем

у взрослых критериев маскулинности/феминности, сверстники тем самым

подтверждают или ставят под вопрос его половую идентичность и половые

ориентации.

Роль группы сверстников для мальчиков и девочек несколько отлична.

Девочки больше, чем мальчики, как известно, тяготеют к семье, к взрослым.

Особенно велика роль группы сверстников для мальчиков, у которых

полоролевые нормативы и представления обычно более жестки и завышены,

чем у девочек.

В период дошкольного возраста взрослые начинают сознательно или бессознательно обучать ребенка половой роли в соответствии с общепринятыми стереотипами, ориентируя его в том, что значит быть мальчиком или девочкой. Мальчикам обычно разрешают больше проявлять агрессивность, поощряют физическую активность, инициативность. От девочек ожидают душевности, чувствительности и эмоциональности.

В семье ребенка изо дня в день ориентируют на ценности его пола. Ему сообщают, как должны вести себя мальчик или девочка. В каждой культуре существуют закрепившиеся шаблоны воспитания детей как будущих мужчин и женщин. Мальчику, даже самому маленькому, обычно заявляют: «Не плачь. Ты не девочка. Ты — мужчина». И тот учится сдерживать свои слезы. Девочку наставляют: «Не дерись, не лазай по заборам и деревьям. Ты — девочка!» И шалунье приходится обуздывать себя, ведь она — девочка. Такие и подобные установки взрослых ложатся в основу поляризации поведения. Кроме того, стереотипы мужского и женского поведения входят в психологию ребенка через наблюдение поведения мужчин и женщин. Каждый из родителей несет ценностные ориентации своего пола: такие признаки как душевность, чувствительность, эмоциональность, больше присущи женщине; смелость, решительность, самообладание — признаки мужественности.

Взрослый поступит неверно, если будет слепо следовать этим сложившимся стереотипам. Необходимо искать способы разностороннего развития мальчиков и девочек как будущих взрослых.

В дошкольном возрасте ребенок обнаруживает внешние различия мужчин и женщин в одежде и манере себя вести. Дети подражают всему: формам поведения, которые являются полезными и приемлемыми для окружающих, стереотипными формами поведения взрослых, являющимися вредной социальной привычкой (брань, курение и др.) Так, мальчики, хотя и не используют эти «символы мужественности» в своей практике, но уже вносят их в свои сюжетные игры.

Осознание своего «Я» непременно включает и осознание собственной половой принадлежности. Чувство собственной половой принадлежности в норме уже становится устойчивым у ребенка в дошкольном возрасте. В соответствии с восприятием самого себя как мальчика или девочки ребенок начинает выбирать игровые роли. При этом дети часто группируются в игры по признаку пола.

В этом возрасте обнаруживается открытая доброжелательная пристрастность к детям своего пола и эмоционально окрашенная, затаенная пристрастность к детям противоположного пола. Это определяет развитие самосознания в контексте половой идентификации.

Общение детей в период дошкольного возраста показывает их пристрастную причастность к социальным ролям мужчин и женщин. В играх и в практике реального общения дети усваивают не только социальные роли, связанные с половой идентификацией взрослых, но и способы общения мужчин и женщин, мальчиков и девочек.

Ребенок к концу дошкольного возраста учится таким эмоциям и чувствам, которые помогают ему устанавливать продуктивные отношения со своими сверстниками и со взрослыми. К концу дошкольного возраста у ребенка формируется основы ответственного отношения к результатам своих действий и поступков. Ответственность побуждает чувство сопричастности общему делу, чувство долга.

Общение со сверстниками отличается от общения со взрослыми и имеет некоторые особенности.

Яркая эмоциональная насыщенность. Со взрослым ребенок разговаривает более или менее спокойно, без лишних экспрессии. Разговоры со сверстниками сопровождаются резкими интонациями, криками, кривлянием, смехом и т. д. Наблюдается почти в 10 раз больше экспрессивно-мимических проявлений и подчеркнуто ярких выразительных интонаций. Экспрессии могут выражать самые разнообразные состояния — от выраженного негодования до бурной радости. Эта повышенная эмоциональность отражает особую свободу, раскованность, присущую общению детей друг с другом.

Нестандартность детских высказываний. В общении со взрослым дети, как правило, придерживаются определенных речевых оборотов, общепринятых фраз. Высказывания детей в процессе общения не подчинены жестким нормам и правилам: дети используют самые неожиданные, непредсказуемые слова, фразы, сочетания слов и звуков — они .жужжат, трещат, передразнивают друг друга, придумывают названия новым предметам. Такое общение, отмечают авторы, имеет большой психологический смысл. Оно создает условия для самостоятельного творчества, для проявления индивидуальности, поскольку во взаимодействии с детьми ничто не сковывает ребенка, не тормозит его активности, не ограничивает жесткими нормами «как надо».

Преобладание инициативных высказываний над ответными. Общение со взрослыми характеризуется тем, что ребенок старается поддержать разговор со взрослым, ответить на его вопросы, более или менее внимательно слушает рассказы и сообщения, то есть он старается больше слушать. В контактах с детьми ребенку значительно важнее высказаться самому, чем выслушать другого, поэтому беседы, как правило, не получается: дети перебивают друг друга, каждый говорит о своем, не слушая партнера.

Общение с детьми значительно богаче по своему назначению, функциям. Когда ребенок общается со взрослым, он ждет от него либо информации, либо оценки своих действий (взрослый что-либо сообщает, говорит, что плохо, а что хорошо). По отношению к равному партнеру действия ребенка более разнообразны. В общении со сверстниками ребенок может делать следующее:

управлять действиями партнера — показать, как можно и как нельзя делать;

контролировать его действия — при несоответствии вовремя сделать замечание;

навязывать собственные образцы действий — заставить сделать так, а не иначе;

совместно играть и при этом вместе решать, как будут играть;

постоянно сравнивать с собой — «Я так могу, а ты?»;

притворяться (то есть делать вид), выражать обиду (нарочно не отвечать, не замечать);

фантазировать.

Такое богатство отношений в общении порождает разнообразие контактов и требует от ребенка умения выразить словами свои желания, настроения, требования.

Общение в этом возрасте становится важным средством самопознания, формирования адекватного представления о себе. Сверстник для ребенка выступает в своеобразной роли зеркала, в котором малыш видит отражение своего бытия. У ребенка в этом возрасте велика потребность в стремлении раскрыть и познать свои возможности, понять, на что он способен , поэтому от сверстника требуется участие в совместных шалостях и забавах, а внимание ровесника нужно для оценки его достижений.

Однако, несмотря на усиление потребности в общении со сверстником, и к концу раннего возраста общение с детьми еще уступает по притягательности общению со взрослым и предметной деятельности.

На четвертом году жизни потребность в общении со взрослым еще доминирует над потребностью в контактах с детьми. Основной повод к общению — участие в игре. Ребенок привлекает внимание сверстника, предлагает начать совместные действия или продолжить то, чем ребенок уже занят. Чувствительность по отношению к сверстнику по-прежнему довольно низкая, преобладает позиция превосходства: дошкольник слушает товарища, но не слышит, указывает, как надо делать, что нередко приводит к конфликтам. Ребенок воспринимает другого дошкольника в основном как объект для сравнения с собой и оценки, которая в отношении сверстника выражается достаточно категорично и негативно («Жадина ты какая-то!»), а в отношении себя — всегда положительно. Общие игры недолговременны, от сюжетно-ролевой игры дети вскоре переходят к беготне, лазанью.

Начиная с 4-го года жизни, сверстник становится для ребенка более предпочитаемым и привлекательным. Дети больше стремятся к общению с равным партнером, налаживание контактов происходит достаточно легко. В сверстнике ребенок ищет ценителя собственных умений и знаний: он с удовольствием рассказывает сказки, делится впечатлениями, поучает, приводит себя в пример («Надо куклу одевать, как я»), но к рассказам сверстника по-прежнему относится иронически. В то же время повышается и чувствительность к обращениям сверстника — ребенка 4-5 лет начинает привлекать позиция слушателя. И хотя позиция превосходства еще имеет место, растет и внимание к качествам и возможностям ровесника.

В 5-6 лет позиция превосходства по отношению к сверстникам еще сохраняется, что приводит к поддразниванию, насмешкам, иногда к агрессии. Но возникает и новая позиция — признание достоинств других детей на основе возрастающего чувства симпатии, дружбы. Можно заметить, что дошкольники этого возраста даже способны восхищаться друг другом. Появляется дружеская позиция по отношению к сверстнику — ребенок борется за товарища, защищает его, бескорыстно стремится научить тому, что умеет, в чем сам сильнее.

К 6-7 годам у ребенка уже отмечается интерес к самому сверстнику, не связанный с его конкретными действиями. Если в предыдущем возрасте большинство контактов возникает в ходе игры, то в этом возрасте наибольшее их число приходится на ситуации решения какой-либо практической задачи. Сверстник для старшего дошкольника — это уже не только объект сравнения с собой, не только партнер по игре, но и самоценная и значимая человеческая личность со своими переживаниями и предпочтениями. Между детьми укрепляются отношения доверия: дети делятся своими желаниями, намерениями, вкусами, секретами. Они искренне стараются помочь, доставить друг другу радость и удовольствие. В этом проявляются ростки новых отношений между детьми, в центре которых уже не «я», а «мы». В этом же возрасте возникает привязанность к детям противоположного пола.

На протяжении дошкольного детства развиваются, последовательно сменяя друг друга, три формы общения со сверстниками.

Первая форма общения — эмоционально-практическая — складывается к 2 годам. Содержание потребности в общении со сверстником состоит в том, что ребенок ждет соучастия в своих шалостях, забавах и стремится к самовыражению. Детей привлекает процесс совместных действий, именно в нем заключается цель деятельности малыша. Для установления контактов дети используют экспрессивно-мимические средства- жесты, позы, мимику, широкое применение находят и предметно-действенные операции. На 4-м году жизни все большее место в общении занимает речь.

В возрасте 4-6 лет наблюдается ситуативно-деловая форма общения. Потребность в общении со сверстниками выдвигается на одно из первых мест. Это связано с тем, что бурно развиваются сюжетно-ролевая игра и другие виды деятельности, носящие коллективный характер. Дошкольники пытаются наладить деловое сотрудничество, согласовать свои действия для достижения цели, что составляет основное содержание потребности в общении с другими детьми.

У дошкольников возникает интерес к поступкам, способам действий сверстников, в то же время ярко проявляется склонность к конкуренции, соревновательность, непримиримость в оценке товарищей. Дети спрашивают о достижениях других детей, замечают их промахи, но и требуют признания своих успехов, скрывая при этом собственные неудачи. Таким образом, ребенок не выделяет желаний товарища, не понимает мотивов его поведения, но проявляет пристальный интерес ко всему, что делает сверстник. Это говорит о наличии потребности в признании и уважении.

Формирование сексуальности

Наша сексуальность начинает формироваться с рождения и проходит различные стадии развития. В этом развитии мы усваиваем сексуальные роли/идентичности и соответствующие психосексуальные ориентации и предпочтения. З.Фрейд и его последователи считали, что почти все психосексуальные проблемы и трудности взрослого человека детерминированы «травматическими переживаниями» его раннего детства. Как выразился английский писатель Хью Уолпол (1884-1941), трагедия детства заключается в том, что его катастрофы вечны. Представители других течений психологии считают такой фатализм преувеличенным.

Психосексуальное развитие — тесно связанный с общим биологическим развитием организма, особенно с половым созреванием и дальнейшим изменением половой функции. Психосексуальное развитие, это также результат половой социализации, в ходе которой индивид усваивает определенную половую роль и правила сексуального поведения. Решающее значение здесь имеют социальные факторы: структура деятельности индивида, его взаимоотношения со значимыми другими, нормы половой морали, возраст и типичные формы раннего сексуального экспериментирования, нормативное определение супружеских ролей и т.д.

Психосексуальное развитие человека, начинается с формирования половой идентичности младенца, причем решающую роль в этом процессе играют взрослые. Определив паспортный пол младенца, родители и другие взрослые начинают обучать ребенка его половой роли, показывая и рассказывая ему, что значит быть мальчиком или девочкой. Хотя разница в характере социализации мальчиков и девочек не всегда осознанна, она весьма существенна. В какой мере эти различия обусловлены целями воспитания, а в какой естественными различиями в поведении мальчиков и девочек (например, тем, что мальчики всегда более активны и агрессивны) — вопрос открытый, но эти различия существуют всюду и так или иначе преломляются в сознании ребенка.

Первичная половая идентичность, т.е. сознание своей половой принадлежности, формируется у ребенка уже к 1,5 годам, составляя наиболее устойчивый, стержневой, элемент его самосознания. Любящая мама или объект замещающий ее, формирует положительные представления о теле своего чада, ласкает и зацеловывает его. Затем ребенок самостоятельно изучает себя, в том числе и свои половые органы.

В 3-4 года ребенок уже осознанно различает пол окружающих людей (интуитивно уже грудные дети по-разному реагируют на мужчин и женщин), но часто ассоциирует его с чисто внешними признаками (например, с одеждой). Так, 4-летний мальчик говорит матери: «Вот когда я вырасту большой, я стану папой.

В 6-7 лет ребенок окончательно осознает необратимость половой принадлежности, причем это совпадает с бурным усилением половой дифференцировки поведения и установок; мальчики и девочки по собственной инициативе выбирают разные игры и партнеров в них, проявляют разные интересы, стиль поведения и т.д.; такая стихийная половая сегрегация (однополые компании) способствует кристаллизации и осознанию половых различий.

Помимо родителей, исключительно важным, универсальным агентом половой социализации является общество сверстников как своего, так и противоположного пола. Оценивая телосложение и поведение ребенка в свете своих, гораздо более жестких, чем у взрослых, критериев маскулинности/фемининности, сверстники тем самым подтверждают, укрепляют или, наоборот, ставят под вопрос его половую идентичность и полоролевые ориентации. Особенно велика роль сверстников для мальчиков, у которых полоролевые нормативы и представления (каким должен быть настоящий мужчина) обычно более жестки и завышены, чем у девочек. Объясняется ли это тем, что маскулинные черты традиционно ценятся выше фемининных, или общебиологической закономерностью, по которой на всех уровнях половой дифференцировки формирование мужского начала требует больших усилий, чем женского, и природа делает здесь больше ошибок — вопрос открытый. Сверстники также являются главным посредником в приобщении ребенка к принятой в обществе, но скрываемой от детей системе сексуального символизма. Нарушение полоролевого поведения ребенка сильно сказывается на отношении к нему сверстников: фемининные мальчики отвергаются мальчиками, зато их охотно принимают девочки, а маскулинных девочек легче принимают мальчики, нежели девочки. Однако есть одно важное различие: хотя девочки предпочитают дружить с фемининными сверстницами, их отношение к маскулинным девочкам остается положительным; напротив, мальчишеские оценки фемининных мальчиков резко отрицательны. Отсутствие общения со сверстниками, особенно в предподростковом и подростковом возрасте, может существенно затормозить психосексуальное развитие ребенка, оставив его неподготовленным к сложным переживаниям пубертата.

Пубертат (12-18 лет) качественно меняет структуру полового самосознания, потому что теперь впервые обнаруживается и закрепляется уже не только половая, но и сексуальная идентичность субъекта, включая его сексуальные ориентации.

Распространенные в переходном возрасте тревоги по поводу своего телесного облика, нередко принимающие форму синдрома дисморфофобии, часто связаны именно с половыми признаками или несоответствием своего тела стереотипному и завышенному образу маскулинности/фемининности. Таковы беспокойства по поводу полноты, недостаточного роста, маленькой груди, якобы короткого полового члена. Хотя течение пубертата зависит от половой конституции индивида и даже служит ее индикатором, гормональные процессы, эротические переживания и поведение (мастурбация, сексуальное экспериментирование) и эмоциональные привязанности и влюбленности развиваются в значительной мере автономно. Их соотношение у разных людей различно, а содержание сексуальных интересов и эротических фантазий подростка в значительной мере определяется его детскими переживаниями, а также культурными нормативами.

То как мы проходили этапы психосексуального развитие, оказывает влияние на психологию сексуального поведения и в том числе на удовлетворенность сексом.

20.5. Этапы становления половой идентичности индивида

Опорные слова к вопросу №20 —

Становление половой идентичности индивида не обусловлено прямо и непосредственно наличием социальных стереотипов, представлений, ожиданий. Они должны стать средствами осознания собственной половой принадлежности. Данное направление процесса социализации и его результат — половая идентичность — требуют освоения половых ролей и обучения полоролевому поведению.

Выделяется несколько этапов формирования у ребенка половой идентичности.

Первый этап — знание «первичной половой идентичности» формируется у ребенка к 1,5 годам в ходе общения со взрослыми. Уже к 1,5 годам дети могут знать о своей половой принадлежности.

Второй этап — 3-4 года. К этому периоду формируется способность различать людей по полу, складывается четкое осознание своей половой принадлежности. Хотя субъективными критериями этого различия могут выступать любые поверхностные и случайные свойства (например, одежда). При этом ребенок допускает возможность их изменения у другого, но только не у себя. Любое изменение внешнего облика воспринимается как смена «образа себя», в том числе своего пола.

Третий этап — 6-7 лет. На этом этапе происходит практически полная дифференциация половых ролей, выбираются определенные формы игр и компаний. У детей формируются представления о том, насколько его индивидуальные качества и социальное поведение соответствуют нормативам и ожиданиям определенной половой роли.

Четвертый — решающий этап формирования половой идентичности — период полового созревания, или пубертатный. Становление не только половой идентичности, но и сексуальной роли — проблема, которая возникает перед человеком и разрешается им в течение пубертатного периода.

Половое созревание, по замечанию И.С.Кона, — это стержень, вокруг которого структурируется самосознание подростка. Потребность убеждаться в нормальности своего развития обретает силу доминирующей идеи. Все мальчики и девочки оценивают собственные признаки мужественности и женственности. От того, как складываются знания подростка о себе, как формируется переживание своего «физического Я» вообще и полового в частности, зависят многие стороны его будущего отношения к самому себе, к окружающим людям разного пола и шире — к чувству любви.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *