Динамичная личность

Динамичная личность

Интеллект — динамическая модель личности

В психологии используются весьма разнообразные и достаточно противоречивые определения и понятия «интеллект», как мы могли убедиться в первой части книги. Хроматический тезаурус в этом смысле является более однозначным и непротиворечивым. Для примера рассмотрим хроматический анализ социокультурного значения гендера. Как уже говорилось, нами используется системно-функциональная модель, близкая, с одной стороны, к «динамической структуре личности» К. К. Платонова, а с другой, — к представлению интеллекта, по Пиаже, и поэтому далее называемая «интеллектом» (лат. intellectus — «ощущение», «восприятие», «понимание»). Вслед за В. М. Аллахвердовым мы полагаем, что при подразделении содержания личности на «неделимые» составляющие элементы можно будет единообразно описать структуру любого личностного проявления. Поэтому попытаемся представить значение интеллекта для психологии на уровне его компонентов, которые с позиций построения информационных моделей могут оптимально описывать «неделимые» составляющие элементы личности.

Так как сознание оперирует не стимулами, а значениями и смыслами, то для построения такой модели в хроматизме используется лишь семантико-характеристическая информация. С позиций социума человек представляет собой личность. В психологии для обозначения различных сфер личности принято использовать такие прилагательные как «сознательное», «бессознательное» и «подсознательное», по-видимому, считая их характеристиками личности. В хроматизме эти характеристики субстантивированы и выделены в качестве характеристических функций интеллекта. Соответственно, и интеллект подразделяется согласно его основным функциям на сознание (социальное), подсознание (культурное) и бессознание (природное).


Вообще говоря, человек в социуме обречен на осознание своих действий. Поэтому с позиций социума первым понятием должно быть рассмотрено «сознание». В психологии, однако, термин «сознание» заимствован из гносеологии и поэтому, — по четкому определению В. М. Аллахвердова, — омонимичен, противоречив и плохо определен.Так, например, рассмотрим следующие соображения К. К. Платонова: «Личность — это человек как носитель сознания. У животных и новорожденного человека именно потому нет личности, что у них нет сознания. Как только у ребенка начинает появляться сознание, он начинает становиться личностью». Отсюда несложно вывести, что новорожденный ребенок не является и человеком. С этим, я полагаю, даже психологи не согласятся.

В то же время в психоанализе и аналитической психологии тремин «сознание» достаточно однозначен, непротиворечив и семантически определен настолько, что вполне может служить нашей модели интеллекта. Итак, под сознанием в хроматизме понимается произвольно осознаваемые функции социальной обусловленности, вербальное мышление, принципы формально-логической переработки информации и «понимания» (в науке, философии и т. п.).

В психической сфере существуют разные блоки (инстанции), отличающиеся друг от друга уровнем осознанности… Сознание содержит не всю информацию, которую получает организм. Осознанная информация не существует без наличия неосознанной информации (ср. «смутные ощущения» Титченера, «обертоны» Джеймса, «отрицательные ощущения» Фехнера, «фон» гештальтистов и т. д.). Поэтому оставшаяся часть информации перерабатывается в подсознании и бессознании.

Однако в психологии можно встретить, к примеру, такие рассуждения: «…вся психика человека в большей или меньшей степени сознательна, поскольку “бессознательные” и “подсознательные” психические явления отличаются от “сознательных” не качественно, а только количественно…». Метафизичность этого положения следует даже с позиций диалектики («количество переходит в новое качество»); с позиций же психологии здесь, вообще говоря, невозможно что-либо подтвердить или опровергнуть из-за отсутствия каких-либо определений для “сознательных”, “бессознательных” и “подсознательных” явлений. В то же время нейрофизиология полностью опрвергает правомочность этих рассуждений, ибо находит совершенно различные морфологические образования даже на уровне корковых и подкорковых центров.

Подсознание определяется неосознаваемыми и / или частично (в инсайте, к примеру, непроизвольно) осознаваемыми функциями культурной обусловленности, образно-логических операций и «восприятия» (в искусстве, творчестве и т. п.), а также эстетического (внепрагматического) восприятия, творчества, игры и т. п.

Бессознание включает в себя принципиально неосознаваемые функции природной обусловленности «ощущений» (цветовые феномены ВНС, аффектов и т. п.) и генетического кодирования информации. Это связано с тем, что генетический фактор… оказывает влияние на сознание…Появление и нервной системы, и сознания генетически предопределено.

Все это позволяет дать и определение: интеллект является динамической системой функционально выделенных «атомарных» компонентов, каждый из которых включает в себя строго характеристические смыслы (как по отношению друг к другу, так и к внешней среде). Структура же интеллекта как способ связи между этими компонентами, как мне кажется, может рассматриваться лишь на уровне их материальных субстратов (центров или областей головного мозга, элементов ЦНС или ВНС и др.) прежде всего в морфологии, физиологии, и затем уже в психологии.

Психология как наука о душе и / или социуме в основе своей является наукой, изучающей прежде всего субъективное, то есть относительно идеальное. В хроматизме же объясняются функциональные свойства этого идеального на основе анализа информационных процессов. Поэтому личность как открытая — взаимодействующая с обществом — система может быть представлена (с позиций полученной модели интеллекта) лишь при учете характера информации, циркулирующей в системе «личность — социум».

Каким образом можно выявить функциональные проявления общества? Любое общество характеризуется прежде всего культурой, характеристическими составляющими которой можно считать науку, искусство и религию. Несложно показать, что все характеристики науки определяются функциями сознания (как компонента интеллекта — см. выше), характеристики искусства — функциями подсознания и наконец, характеристики религии — совокупностью функций под- и бессознания. При анализе же взаимодействия личности и социума психолог прежде всего должен выявить доминанты в каждой из этих систем — в системе интеллекта и в системе социума.

Так, например, маловероятно, чтобы в интеллекте человека, пришедшего за знаниями в ВУЗ, доминировало бессознание. Вместе с тем, получая весьма противоречивую картину психологических знаний, этот человек не может не включать доминанту бессознания, поскольку формальной логикой эти знания объяснены быть не могут. Поэтому-то нередко на экзаменах и защитах дипломов студенты и дают ответы в полном соответствии с верой в непостижимый — ни их, ни формальной логике — характер существующих знаний о психике человека.

Таким образом, к объяснению функций личности в ее взаимодействии с обществом можно подойти, если искать нечто объективное и материальное — как коррелят для объяснения их субъективности и идеальности. В хроматизме этим объективным свойством явились с одной стороны, отведения электрической активности различных центров головного мозга, а, с другой, материализованные в памятниках культуры цветовые каноны, в которых тысячелетиями осуществлялась объективация субъективного в целях оптимального воспроизводства жизни. В соответствии с хроматическими планами этих каноно. нами и были выявлены межиндивидуальные, объективированные принципы системно-функционального анализа и моделирования взаимодействия личности и социума.

Это позволяет вернуться к понятию личностного смысла гендера и его биосоциокультурному значению для общества. По данным Р. М. Фрумкиной, статус цветообозначений в науке сопоставим лишь со статусом терминов родства, что позволило нам предположить системно-функциональную взаимосвязь родства (продолжения рода) и концептов цвета, которые равнозначно канонизировались всеми традиционными культурами. Многотысячелетняя воспроизводимость гендерной семантики цветовых канонов по существу являлась объективацией субъективных проявлений интеллекта. С одной стороны, это показывало, что канонизировались личностно-ценностные архетипические (глубинно значимые, связанные с выживанием вида) гендерные параметры оптимизации выбора брачных партнеров. С другой стороны, эти же каноны воспроизводились традиционными культурами в целях оптимизации репродуктивной функции, важнейшим условием выполнения которой являлось физическое и психическое здоровье будущих детей с последующей возможностью их обучения и социализации.

Очевидно, эти условия полностью могли выполняться только при адекватном выборе друг другом потенциальных партнеров, что предполагало их «любовь» как хроматическую взаимосвязь всех компонентов обоих интеллектов друг с другом. Так, например, фемининный мужчина, согласно цветовым канонам, выбирал маскулинную женщину, которая выбирала его, — поскольку этим создавалась гомеостатически устойчивая динамическая система взаимодействия всех компонентов их интеллектов, как это моделируется на цветовом теле по закону гармонии Гете-Оствальда. Аналогично фемининная женщина выбирала мужчину и т. д. и т. п.

Положим, этот выбор был детерминирован гендерными характеристиками партнеров и создавал оптимальную систему. Тогда возникала и культурная потребность в канонизации качественных свойств гендера в цветовых (не ограниченно-вербальных, а идеально-психологических) концептах. На этом выборе эмпатически мог сказываться и предметный цвет (раскрасок, одежд, предпочтений и т. п.) как маркер гендерного концепта цвета, который моделировал партнерам основные компоненты интеллектов друг друга в целях создания прочных связей, то есть взаимообусловленного выживания индивидов (оптимальная рекреация обоих партнеров) и воспроизводства вида (всесторонне здорового потомства).

Итак, выявленная семантика гендера (в сочетании с представленными выше результатами хроматического анализа цветовой семантики) позволила построить, если можно так сказать, атомарно-трансактную модель взаимодействия полов. Эта модель, как нам кажется, может оказаться полезной при анализе поведения человека в современном обществе с учетом представленной здесь биосоциокультурной обусловленности личности.

Обобщения по цвету

Как уже говорилось, в хроматизме обобщение по цвету принято соотносить с понятием “цветового кодирования”. Для более четкого понимания этого представим три основных цветовых кода, каждый из которых связан с определенным компонентом интеллекта.

Во-первых, “абстракция” цветообозначения как процесс отвлечения от “конкретного” цвета относится прежде всего к научному мышлению, то есть определяется его формально-логической выводимостью чистым сознанием (рацио) исключительно на понятийном уровне. “Абстракция” же, как результат указанного вида мышления, ограничена характерным отрывом опосредующих связей ее компонентов от “конкретного”, от историчности, что обуславливает “умерщвляющую все живое” схематичность и / или “схоластическую абсолютизацию” формально-логических связей.

Замечу в этой связи, что еще Артур Шопенгауэр присваивал для формально-логических обощений термин «бесцветные понятия». В самом деле, при понятии цветовое определение практически всегда служит уточняющим конкретизирующим признаком (желтый стул, красные шторы и т. п.), тогда как при образе — обобщающим, сублимирующим (голубые мечты, розовое детство и т. п.). В этой связи напомню, что с левым полушарием головного мозга, с одной стороны — в хроматизме, соотносятся функции сознания, а с другой, — в нейропсихологии, абстрагированное, инвариантное к ряду преобразований описание формы с параллельным независимым описанием отдельных ее свойств; систематические ошибки взаимно симметричны и одинаковы для всех наблюдателей.

Вместе с тем, не следует забывать о том, что образ, вызываемый словом-понятием, может иметь и чувственную основу. Нередко это связано с тем, что слово обозначает ряд слабо дифференцируемых значений различных объектов, которые не могут быть переданы каким либо одним предметом. Так, например, слово «красный» может заключать в себя множество оттеночных смыслов от темно-розового до пурпурного. Отсюда чувственная основа слова «красный» оказывается настолько обширной (чем собственно стимул красного цвета), что нередко становится не адекватной ему, поскольку неограниченно расширяет семантическое поле значений красного цвета.

Во-вторых, принцип творческого мышления предполагает уход интеллекта от рациональности, от сознательного вида мышления, поскольку общепринято положение, согласно которому в инсайте чувственно-образный уровень обобщения не обязательно согласуется с формально-логическим. Это связано с тем, в частности, что в теории творчества деятельность сознания (как компонента интеллекта) считается исключительно конечным этапом творения. Началом же принято считать подсознание (“сновидное состояние”, озарение и т. п.) логика которого, как правило, не вписывается в рамки формальной логики научного мышления. В правом полушарии головного мозга (с его активностью в хроматизме связаны функции подсознания) осуществляется полное конкретное описание изображения, в котором описание отдельных его свойст неразделимо; систематические ошибки несимметричны и неодинаковы для разных лиц.

И, наконец, в-третьих, известный в психофизике принцип метамеризации светоцветовой информации позволяет сделать вывод о третьем типе кодирования цвета. Под метамеризацией обычно понимают бессознательный процесс ощущения смеси различных спектральных цветов одинаковыми. В психофизике до сих пор это свойство бессознания считается «недоработкой природы», «неадекватной реакцией механизмов цветового зрения», «дефектом цветоощущения» и т. п. В хроматизме же это свойство выделено как стадия первичной обработки, систематизации и обобщения цветовой информации внешней среды.

Таким образом, рассмотренные принципы цветового кодирования позволили выявить три принципиально различных вида обобщения. С одной стороны, в науке и / или в философии принято доводить осознанное формально-логическое объединение «однородных» предметов до вербализуемой на понятийном уровне и не всегда представимой (“бесцветной”) абстракции. В самом деле, деятельность сознания (как компонента интеллекта) приводит предмет к абстракции, совершенно пренебрегая цветом и формально объединяя принципиально различные хроматические представления в одном понятии.

С другой стороны, в творческом процессе и / или в катарсисе цветовой терапии обыкновенно происходит неосознаваемое чувственное (образно-логическое) объединение свойств «разнородных» предметов как представимая на образно-ассоциативном уровне и не всегда вербализуемая сублимация в виде их архетипического и / или апертурного цвета, и / или оттенка, и / или колорита и т. п.

И наконец, сюда же (к характеристике архетипов) можно отнести метамеризацию как цветовой код бессознания (в частности, сетчатки глаза). По-видимому, бессознание и обеспечивает такое кодирование информации внешней среды, которое оказывается адекватным пропускной способности интеллекта.

В таблице 2 показано, как изменяется предметный цвет (слева направо по трем нижним строкам) в зависимости от компонента кодирования); графа “Уровень обобщения” включает в себя результат кодирования и носитель долговременной памяти данного предмета. Как следует из таблицы, на уровне под- и бессознания результатом кодирования является архетип, который, в свою очередь, подразделяется на сублимат (как результат кодирования информации в подсознании) и метамер (бессознание).

Таблица 2. Цветовые коды интеллекта

Предмет Обобщение Уровни обобщения интеллекта
(вид) Процесс (род) Результат (код) Носитель Компонент
красное, желтое… абстракция имя цвета слово абстракт цветообозначение сознание
кровь, огонь, ягоды… сублимация красное архе- сублимат апертурный цвет подсознание
спектр солнца, огня… метамеризация желтое тип метамер метамерный цвет бессознание

Таким образом, хроматические принципы переработки информации позволили представить архетип как психофизическое образование, одновременно связанное двумя типами обобщения, которые поддаются разделению и последующему анализу. Поэтому указанные виды обобщения в их строгом понимании должны определяться никак не принципом исключенного третьего (или / или), а принципом функционирования естественного интеллекта (и/и) с выявлением доминант интеллекта, определяющих вклад каждого из компонентов в данный цветовой код.

Для наглядности приведем результаты экспериментов, в которых исследовалась связь между реальными цветовыми оттенками и словесными цветообозначениями. Оказалось, что хотя и можно представить ситуацию, когда, например, словом зеленый будет называться любой оттенок зеленого цвета, тем не менее само цветообозначение зеленый имеет вполне отчетливое значение для носителей языка — гораздо более узкое, чем все множество зеленых оттенков. Разумеется, это положение остается справедливым по отношению к любым другим цветам и их оттенкам.

Как отмечает А. П. Василевич, мы имеем каким-то образом структурированное множество цветовых оттенков, в котором чисто условно выделяются области близких цветов. Оттенкам в языке соответствуют слова; при этом непрерывность, присущая цветовому пространству, уступает место дискретности, свойственной языку.

Если вслед за У. Матураной признать, что вербальный язык коннотативен, а не денотативен, и что функция его состоит в том, чтобы ориентировать интеллект в его собственной (информационной) области, а не в том, чтобы указывать ему на независимые от него сущности, то очевидно, что усвоенные в процессе фило- и онтогенеза ориентирующие взаимодействия воплощают в себе прежде всего функцию неязыкового происхождения. В условиях же естественного отбора повторяющихся взаимодействий эта функция по-видимому, и порождала в процессе эволюции систему ко-оперативных консенсуальных взаимодействий между людьми.

Такова гипотеза У. Матураны. Если же предположить, что семантика этих взаимодействий в силу ее коннотативного характера близка к смыслам архетипов, на существование которых указывал К. Г. Юнг, то возникает и необходимость введения понятия для такого рода психологических образований, объективированных филогенезом. Именно неразрывность знака и смысла в апертурных цветах позволила связать последние с образ-концептами (ОК).

Для примера приведу отрывок из доклада Энн Сулливан, преподавательницы в школе для слепых детей. Когда слепой девочке сказали, что она — белая, а один из слуг — черный, она заключила, что цвет определяет род занятий; и когда я спросила ее о цвете кожи кого-то, о профессии которого она не знала, она, казалось, растерялась и, наконец, произнесла: “Синий”.

Как предположила Элеонора Рош, существуют перцептивно выделенные цвета, которые очень легко привлекают внимание и запоминаются лучше, чем другие. Когда же осваиваются имена категорий, имеется тенденция сопоставлять их с выделенными стимулами, а затем по принципу стимульной генерализации они переносятся на другие.

Так, стимульный образец цвета является инструментом, с помощью которого мы опредмечиваем свой ОК во внешней среде. Для наглядности этот процесс можно было бы сравнить в размышлениями Витгенштейна (Философские исследования, § 50) о воображаемом «эталоне цвета», который хранится в Париже и является инструментом вербального языка для формулировки адекватных высказываний о цвете. В самом деле и там, и там этот неосознаваемый «эталон цвета» опредмечивается: в первом случае — в краске внешней среды, во втором — в слове сознания (как внутренней среды интеллекта).

Отсюда, следуя логике Витгенштейна (о том, что «цель языка — выражать мысли»), можно предположить, что цель ОК — обобщать смысл этой мысли в распредмеченном виде. Именно это объясняет многие сложности психолингвистических исследований. И об этом, наверное, лучше всего сказал Генрих фон Клейст : «Для поэта было бы лучше всего, если бы он мог передавать сами мысли без слов». Выше мы убедились в этом при анализе «Черного квадрата» Малевича.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Формально-динамическая модель А. В. Либина.

Данная модель включает четыре базовых интегральных параметра: темперамент, стиль, способности и характер. Каждый параметр не является исключительно автономным образованием, функционирующим независимо от остальных, а находится в общем поле взаимодействия, характеризующемся паттерном индивидуальных проявлений. Темперамент включает два основных компонента — активность (эргичность, темп, пластичность) и эмоциональность, реализующиеся в физической и коммуникативной среде. Стиль А. В. Либин рассматривает как механизм, интегрирующий параметры биологических программ и характеристики процесса социализации. Способности определяют продуктивность функционирования всей системы индивидуальности в конкретных ситуациях. Характер определяется устойчивыми мотивационными тенденциями, типом самооценки и балансом позитивного и негативного жизненного опыта.

Важным положением формально-динамической теории личности (ФДЛ) является экспериментально обоснованный вывод о связующей роли стиля в структуре личности. Стилевой механизм выполняет сопрягающую и компенсаторную функцию в структуре личности и выражается в оптимизирующем и адаптационном эффектах. Необходимо также отметить, что в рамках ФДЛ форма взаимодействия индивидуума с миром детерминируется как свойствами его индивидуальности, так и семантикой фрагментов среды, включенных в сферу взаимодействия.

Говоря о потребностях, хочется отметить, что Фриц Перлз считал наиболее общими и базовыми потребностями в самосохранении и росте, понимая под этим не только физический рост, но и социальное бытие человека, его самореализацию.

Из множества классификаций потребностей я хочу остановиться на распространенной версии иерархии потребностей Абрахама Маслоу, рассмотреть ее аспекты, выделить главное и далее обратить ваше внимание на понимание потребностей и их реализацию с точки зрения гештальт-терапии.

Абрахам Маслоу (1908-1970 гг.) является одним из основателей гуманистической психологии. Впервые он опубликовал свою концепцию потребностей в 1943 году. Он описал иерархию потребностей по восходящей линии: от низших потребностей (материальных) до высших (духовных). Абрахам Маслоу утверждает, что множество различных потребностей можно разделить на пять основных категорий.


1. Физиологические потребности.

Это потребности, направленные на выживание человека как организма. Они, по сути, такие же, как и у животных. Их еще иногда называют побуждениями. К их числу относят голод, жажду, секс, потребность в упражнении (мышечном напряжении), в комфорте (отдыхе, сне). Человек, которому не хватает пищи, самооценки и любви, прежде всего потребует пищи и, пока эта потребность не удовлетворена, будет игнорировать или отодвигать на задний план все другие потребности. Они возникают периодически и являются реакцией на соответствующие биохимические сдвиги в организме. Как правило, энергии на их удовлетворение достаточно и с их реализацией справляется физиология.

2. Потребности в безопасности.

Защита от боли, страха, гнева, неустроенности, потребности в организации, стабильности, в законе и порядке, в предсказуемости событий. Об этих потребностях можно сказать, что они про стремление людей находиться в стабильном и безопасном состоянии, защищенном от страха, боли, болезней и страданий. Эти потребности говорят о заинтересованности человека в долговременном выживании. Неуверенные или невротичные взрослые ведут себя во многом подобно неуверенным детям. «Такой человек, — говорит Маслоу, — ведет себя так, как будто ему почти всегда угрожает большая катастрофа. На обычные ситуации он реагирует так, как если бы происходили чрезвычайные события… Взрослый невротик как будто все время боится, что его отшлепают». Психологически здоровый человек также ищет порядка и стабильности, но это для него, в отличие от невротичного человека, не вопрос жизни и смерти. Такие потребности могут появляться апериодично, то есть без какой либо регулярности или цикличности.

3. Потребности в принадлежности, любви и привязанности.

Человек стремится к участию в каких-либо совместных действиях, принадлежности к группе, заботы о другом и внимании к себе. Любовь, как понимает ее Абрахам Маслоу, не должна смешиваться с сексуальным влечением, которая рассматривается им чисто как физиологическая потребность. Он считает, что отсутствие любви подавляет личностный рост и развитие потенциала индивида. Любовь, согласно Маслоу, предполагает отношения между двумя людьми, включающие взаимное доверие. Маслоу говорит: «Любовь требует, чтобы ее и давали, и получали… Мы должны понимать любовь; мы должны быть способны учить ей, создавать ее, предсказывать ее, или же мир будет поглощен враждебностью и подозрительностью».

4. Потребности в уважении.

Когда наша потребность любить других и быть ими любимыми достаточно удовлетворена, степень ее влияния на поведение уменьшается, открывая дорогу потребностям в уважении. Эти потребности отражают желания людей быть сильными, способными и уверенными в себе, а также, чтобы другие признавали какие они есть, и уважали их за это. Уважение со стороны других включает такие понятия, как престиж, признание, принятие, проявление внимания, статус, репутация и собственно оценка. Удовлетворение потребностей самоуважения порождает чувство уверенности, достоинство и осознание того, что вы полезны и необходимы. А. Маслоу считает, что потребности уважения достигают максимального уровня и останавливаются в росте в зрелом возрасте и далее их интенсивность уменьшается.

5. Потребности в самоактуализации.

Эти потребности выражаются в стремлении человека к наиболее полному использованию своих знаний, способностей, умений и навыков, потребности в красоте, гармонии и целостности. Такие потребности в гораздо большей степени, чем потребности других групп, носят индивидуальный характер. Маслоу охарактеризовал самоактуализацию, как желание человека стать тем, кем он может быть. Человек, который достигает этого высшего уровня, добивается полного использования своих талантов, способностей и потенциала личности. Самоактуализироваться — значит стать тем человеком, которым мы можем стать, достичь вершины нашего потенциала. Но, по мнению Маслоу самоактуализация очень редко встречается в полном объеме, т.к. многие люди просто не замечают своего потенциала, или же не знают о его существовании, либо не понимают пользы самосовершенствования. Люди чаще склонны сомневаться и даже бояться своих способностей. Такое явление Маслоу называет «комплексом Ионы», который характеризуется страхом успеха, мешающий человеку стремиться к самосовершенствованию.

Сам Абрахам Маслоу предостерегает против слишком строгого взгляда на иерархию потребностей. Не следует полагать, что потребность в безопасности не возникает, пока не удовлетворена полностью потребность в пище, или что потребность в любви не возникает, пока не удовлетворена полностью потребность в безопасности. У большинства людей в нашем обществе частично удовлетворено большинство их базовых потребностей, но остаются и какие-то неудовлетворенные базовые потребности. Именно они имеют наибольшее влияние на поведение. Когда потребность удовлетворена, она мало влияет на мотивацию. «Удовлетворенное желание, — говорит Маслоу, — больше уже не желание.»

Познакомившись немного с иерархией потребностей Абрахама Маслоу, я хочу теперь рассказать как их понимает гештальт-терапия. Итак, потребности выступают в качестве силы, мотивирующей человека на какие-либо изменения и развитие. К какой бы группе потребности ни относились, человек не может удовлетворить несколько потребностей сразу. Вообще, в норме, у человека есть способность выбирать, какой из своих потребностей в определенный момент времени отдать предпочтение: он выстраивает приоритеты и иерархию, решая, какая из потребностей неотложна, а какую можно реализовать после того, как будет осуществлена актуальная потребность. Также он способен определять какая потребность возможна в сложившейся ситуации и ему по силам, а реализация какой может привести к нежелательным для него последствиям. В Гештальте это называется способность к различению и выбору.

Гештальтисты считают, что иерархия потребностей у каждого своя. Более того, учитывая, что человек имеет закрепившиеся приоритеты и ценности, что делает его уникальной личностью, его собственная иерархия потребностей не представляет собой чего-то раз и навсегда заданного и упорядоченного. Иерархия существует и гибко меняется в пределах и контексте психологического поля индивида. Все свои хотения реализовать невозможно, а каждый выбор чего-то одного требует отказа от множества других возможностей, только это позволяет определить направление действий.

Рассмотрим реализацию потребности на основе желаний, намерений, эмоций и чувств. Решение вопроса о том, стоит ли сейчас данное желание того, чтобы им заниматься, принимается на этапе «намерений». Например, человек хочет почитать книгу, он пробегает глазами книжную полку… Делает выбор. «Я собираюсь читать вот эту… Намерен ее открыть». Чтобы реализовать намерение, человек начинает взаимодействовать с объектом – в данном случае берет одну из книжек, открывает ее и начинает читать. Если книга подходит, человек читает и дочитывает ее, завершая действие и актуализируя одну из своих возможностей. Намерения в свою очередь очень тесно связаны с желанием, эмоциями и мышлением. Желание выражается словами, что и потребность: «я хочу» или «мне хочется, чтобы…». При этом само желание шире понятия «потребность» и они далеко не всегда друг с другом совпадают. Реализация желания не всегда приносит удовлетворение. О силе и направлении потребностей мы узнаем по тем чувствам, которыми она сопровождается. Эмоции и чувства – непроизвольный, психофизиологический феномен, человек не имеет выбора – переживать ему те или иные из них, и за их возникновение человек не несет ответственности. Он до некоторой степени выбирает, переживать ли ему свое чувство во всей полноте или нет, осознавать свое переживание или от него отстраниться; безусловно, выбирает степень и форму предъявления (выражения) своего чувства и несет ответственность за его резонанс в среде.

Итак, с точки зрения гештальт-терапии свою потребность для начала важно осознать и далее найти в среде то, с помощью чего эту потребность можно реализовать. В таком порядке гештальт сможет быть завершенным.

В гештальт-терапии есть такое понятие, как «цикл контакта удовлетворения потребностей», еще его также можно назвать как «цикл опыта». Рассмотрим его для более лучшего понимания как формируется и удовлетворяется актуальная потребность.

Сначала появляются ощущения, это то, что мы ощущаем при соприкосновении с внешним миром: «я ощущаю голод и я не знаю хочу ли я арбуз или котлету…» Наши ощущения – это то, из чего зарождается потребность. Для того, чтобы сориентироваться чего же я точно хочу в связи с этим ощущением – очень важно, находясь в этом состоянии, замедляться. Энергия нарастает от контакта с внешним миром, появляются чувства в связи с этим и тогда можно точно определиться с тем, чего же я хочу: «…я точно хочу котлету!». После этого происходят какие-то действия для удовлетворения актуальной потребности, направленность на то, чтобы дисбаланс уравновесить: «я иду за котлетой, ем ее и с удовольствием доедаю…» После этого происходит осмысление сделанного и появляются выводы. Но именно в такой последовательности удовлетворение потребностей не всегда возможно. Потому что в реальности человек часто не замечает своих ощущений, а чувства очень часто заменяются мыслями и в результате появляются мысли по поводу мыслей. У человека могут быть трудности с распознаванием потребностей: не знает чего хочет, чужие желания принимает за свои, живет не свою жизнь, а подчиняется кому-то или же думает, что ничего не хочет. Отмечу, что потребности у живого существа есть всегда, независимо от того осознаются они или нет. Если взрослый человек не способен по каким-то причинам распознавать свои потребности, то у него мало шансов на здоровое их удовлетворение.

Бывает и так, что вид самой потребности, так как ее понимает человек, искажается. Чаще всего это происходит в детстве, когда жизненно важные потребности для ребенка не удовлетворяются или удовлетворяются, но в искаженной форме. Например, если родитель бьет своего малыша, то вообще-то оставаться с человеком который физически сильней и больше ребенка небезопасно. Но ребенок не может уйти от бьющего родителя, потому что иначе он не выживет, что еще более опасно. И тогда потребность в безопасности, например, может принять искаженную форму, и будет выражаться вот таким убеждением: терпеть физическое насилие безопаснее, чем быть одиноким. То есть потребность в любви у человека остается, но способы, которыми он способен ее удовлетворить оказываются не эффективными и приводят к страданию. Например, такой человек может влюбляться постоянно в тех, кто не умеет давать любовь и заботу и строить отношения с совершенно не подходящими людьми, которые будут приносить дискомфорт в отношениях.

У человека также есть и такая особенность, как прерывать процесс удовлетворения одних своих потребностей ради других. И если это происходит систематически, то может привести к неврозу. А гештальт-терапия, в свою очередь, направлена на осознание своих паттернов поведения при прерывании той или иной потребности и построения нового способа удовлетворения своих актуальных потребностей, а также на нахождение в среде действительно нужного и безопасного.

ПОТРЕБНОСТИ В ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ

Повысить рейтинг Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься от 10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.

Наша цель — создать конкурентные условия при поиске психолога. Обеспечить приток новых психологов на сайт и поощрять активность пользователей.

Как будут списываться балы:
Если у вас до 2000 баллов то списываться будет 10 баллов в день.
Если больше 2000 то будет работать правило «делителя на 100» *
Но при этом остается несгораемая сумма баллов за предыдущую активность на сайте.
Каждая опубликованная статья +5 баллов плюс +10 стартовых баллов.

* правило «делителя на 100» будет рассчитываться следующим образом:
количество баллов / 100 = целый остаток округлен в меньшую сторону до десятых.

например:
2550 / 100 = 20
18700 / 100 = 180

НОВЫЕ ПРАВИЛА ПО СПИСАНИЮ БАЛЛОВ ВСТУПИЛИ В СИЛУ С 01.01.2019г.

Как заработать балы бесплатно:

За оригинальную статью (ранее не публикуемую в Интернете) будет начислено +200 баллов. Если на момент проверки уникальности статьи, она опубликована на других ресурсах, то Вы получите +60 баллов. Проверка на уникальность и начисление баллов будет проведена на протяжении 48 часов после публикации на портале.
За 500 просмотров статьи Вам насчитывается +50 баллов;
За 1000 просмотров +50 баллов;
За 5000 просмотров +100 баллов.

Динамическая концепция личности в гештальт-терапии

​​​​​​​Сейчас, в этой короткой статье, я постараюсь объяснить Вам основные положения динамической концепции личности в гештальт-терапии. И я сам и довольно большая группа гештальт-терапевтов и тренеров использует эту систему в практической работе для понимания феноменологически (здесь-и-теперь) присутствующих реакций пациента и собственных ответных реакций в процессе психотерапии, супервизии или работы с группой. Вообще-то, эта концепция довольно сложная, и поэтому в предлагаемой статье я могу только попытаться показать какие-то основные черты и надеяться на то, что Вам удастся самостоятельно эти черты интегрировать. В одной известной притче четверо слепых описывали слона, после того как они познакомились с ним на близком расстоянии, и по этому описанию было очень трудно понять, что это за животное. Гораздо более ясно описан слон в школьном учебнике. Вот только тот, кто писал этот учебник, вряд ли когда-нибудь лично трогал слона. Я же сам выращиваю этого слона и поэтому мое описание, наверное, будет не лучше того описания, которое давали слепые. И еще одно замечание — в этой статье я не буду размещать ссылки на литературу по ходу текста: общий список литературы по этому вопросу слишком обширен и, на мой взгляд, цитирование в этом тексте только усложнит понимание.

Основное противоречие между гештальт-подходом и традиционными психоаналитическими, психологическими или психиатрическими концепциями личности заключается в том, что если мы следуем феноменологическому принципу и ориентируемся на то что происходит с человеком с которым мы работаем в данный момент — то какая-либо типологизация, квалификация личностных нарушений пациента неприемлема поскольку противоречит принципу «здесь-и-теперь». Иначе говоря, в гештальт-терапии не существует понятия шизоидной личности. Конечно, я могу работать с больными шизотипическими личностными расстройствами, диагностированными по ДСМ-4, как гештальт-терапевт, но собственно диагностическая категория при этом будет взята из другой понятийной системы и поэтому не будет напрямую соотносится с гештальт-подходом. При феноменологическом подходе в психотерапии я не могу вешать ярлык — «невротик» — я могу только говорить о невротических реакциях и невротическом поведении, которое демонстрирует мой пациент в настоящий момент. Феноменологический подход — одна из базисных черт гештальт-терапии, а в то же время типологизация личностных характеристик человека — один из самых увлекательных и полезных в работе разделов психиатрии, психологии личности, психоанализа. Как же можно внести в работу гештальт-терапевта еще одно измерение — возможность феноменологически подходить к проявлениям личности человека?

Представьте себе Змея-Горыныча. Как известно из сказки у этого персонажа три головы — и эти три головы есть у него постоянно, пока он в добром здравии. Попробуйте представить себе жизнь Змея-I с этими тремя головами — Вы наверняка фантазировали в детстве. Когда кто-либо будил 3-Г в сказке, то обычно просыпалась вначале одна голова — наверное самая тревожная или сензитивная и вступала в переговоры. Или, определив что этот Иван Царевич весьма опасен, будила другую — более зубастую голову, или третью — более рациональную. В переговорах три головы тоже ведут себя по-разному: например они могут обращаться только к И-Ц или еще говорить между собой, или не понравилось что-либо одной голове, а она толкает другую, чтобы та отвечала и так далее.

Теперь заменим эти три головы на три основные линии развития личностных расстройств в соответствии с аналитическим взглядом на типологию личности: эти линии — шизоидная, нарцистическая и невротическая составляющая личности. Одно из основных предположений состоит в том, что все эти три составляющих, в большей или меньшей степени присутствуют в личности каждого человека. И тогда каждый из нас представляется эдаким Змеем-Горынычем у которого есть «шизоидная», «нарцистическая» и «невротическая» головы. И соответственно на каждое событие происходящее в мире эти головы реагируют по разному и по разному ведут себя в работе с психотерапевтом. Одна и та же проблема может быть по разному изложена этими тремя головами и, соответственно, и мои действия могут быть адресованы в большей степени одной из голов. Так, например, сейчас, когда вы читаете этот текст, ваша нарцистическая составляющая может реагировать приблизительно так: «Ну-ка, посмотрим, что за билиберду написал этот Хломов. Наверное, он мнит себя большим теоретиком» и т.д. Ваша шизоидная составляющая может отреагировать следующим образом: «Хорошо, что здесь есть схема и система — сейчас я попробую разобраться». А реакция невротической части может быть приблизительно следующей: «Я же этого не знаю … Мне очень не хватает этого в моей работе…». Но на самом деле, если Ваша психопатия недостаточно оформлена, ваша реакция будет содержать все три составляющих. Именно это придает объем вашим переживаниям. Если Ваша реакция психопатическая, то вы осознаете только одно измерение – Ваши переживания «уплощаются». На все происходящие события Вы реагируете или «нарцистическим» способом, развивая конкуренцию или чувствуя свою неполноценность и покидаете ситуацию, чтобы не переживать стыд. Вы можете пытаться делать это «с поднятым флагом», например покидая старую организацию или семью , чтобы основать новую и прекрасную. Каждый из нас хотя бы раз пытался таким образом «очистится». Действительно, благодаря этому может создаваться что-то новое. (При этом невротическая составляющая «хочет» чтобы все оставалось по старому, и у всех бы остались хорошие отношения. А шизоидная стремится изолироваться или все рассчитать, рационализировать). Для нормальной, «здоровой» ситуации при этом остальные составляющие, невротическая и шизоидная, остаются дееспособными и остается пространство для выражения переживаний их собственным способом.

Я надеюсь что сводная таблица трех типов личности, которую я цитирую по лекции Стивена Шона, позволит Вам составить представление об особенностях этих трех составляющих личности. Единственное, но очень важное отличие этой схемы от предлагаемого мной способа применения — в оригинале это только сводная таблица трех типов личности. В том подходе который я предлагаю — это три фактора, три составляющих личностных реакций. В этой схеме и в тексте мне представляется правильнее говорить о невротической линии, хотя в оригинале говорится о пограничной (borderline) личности. В традиционной отечественной психиатрии именно термин «невротический» наиболее соответствует описанию. Конечно, эта таблица требует обширных комментариев и достаточно серьезной проработки, поэтому я рекомендую Вам потратить некоторое время для того, чтобы наполнить предлагаемые рубрики Вашим реальным опытом. Наверняка Вы знаете ситуации в которых Ваши переживания и поведение соответствовали одному из трех описанных патологических типов. Только степень выраженности этих нарушений не была экстремальной.

Если Вы хотите более подробно познакомится с описанием этих типов, то Вы можете найти их описание в классической психоаналитической литературе. У Кохута Вы найдете наиболее полное описание нарциссизма, У Грегори Бейтсона и Дона Джексона — шизофрении и шизоидии. У Огто Кернберга — описание и анализ пограничной личности. Аналитический обзор литературы посвященной этим типам личности представляет собой отдельную задачу и я не могу предоставить его Вам в рамках этой статьи.

Теперь вернемся к модели Змея-Горыныча. Я уже говорил о том, что между головами Змея-Горыныча существуют определенные отношения и взаимодействия. Так, например «невротическая голова» может быть очень встревожена, но не иметь собственных способов выражения этой тревоги. И тогда эта голова пытается реализовать свою тревогу встревожив другую, например «нарцисстическую» голову. Это может выглядеть следующим образом — человек испытывает тревогу в связи с тем, что его могут отвергнуть, но может это выразить только в нарцистической манере — в форме конфликта и соперничества. И тогда он развивает конфликт как иной способ осуществления привязанности. Для него будет очень важно растянуть этот конфликт, ведь единственная ценность конфликта для него это иной способ поддержания отношений. Всем нам знакомы случаи когда прерванные отношения продолжались в конфликте и связывали противников еще больше чем предыдущие отношения.

Чаще всего дебют психотерапевтической сессии состоит в том что способ обращения, изложения и осознавания не соответствует реально стоящей за этим потребности. Пациента привела ко мне неудовлетворенная «голова» но она не может выразить и осознать свои потребности. Поэтому чаще всего ее интересы представляет другая «голова». Например, пациенту страшно и одиноко, но приходя на прием он начинает интеллектуальное состязание под девизом «Да я и сам все понимаю». Или испытывая действительное желание конкурировать он начинает расхваливать мои терапевтические способности и говорить о глубине и важности наших отношений. В последнем случае реальное стремление относится к нарцистической составляющей, однако эта часть лишена «права голоса» и выражает себя через невротическую составляющую. Естественно потребность, которая лежит в основе этого поведения, не удовлетворяется — вместо достижения активность человека направлена лишь на разрядку напряжения. И тогда, в результате этой деятельности, вместо удовлетворения или радости человек получает лишь усталость.

И последнее положение которое я хочу обозначить в этой статье. Три составляющих личности — шизоидная, невротическая и нарцистическая — существуют не только у клиента, но и у терапевта. И в том случае если у клиента находит выражение лишь «нарцистическая часть» — она обращается к «нарцистической части» терапевта. Это происходит поскольку обращение и запрос формулируется на языке этой части. Если терапевт вступает в диалог в том качестве, в котором его провоцирует клиент, то происходит фиксация одного из способов выражения, фиксация одной из трех личностных характеристик. Согласно приведенным выше рассуждениям это «психопатизация» клиента, что приводит к потере эмоциональной подвижности, к «замораживанию» и тем самым препятствует осознаванию себя и развитию личности. В том случае, если терапевт сохраняет гибкость и в ответ на рационализацию клиента (как проявление шизоидной составляющей), обращается к невротической части и поддерживает проявление и переживание тревоги или депрессии. В этом случае возможным становится реальный контакт с клиентом , подразумевающий возможность участия всех составляющих личности.

В этой статье я только очень коротко представил то направление в котором может быть разрешено противоречие между типологией личности и гештальт-терапевтическим подходом. Под этим углом зрения для гештальт-терапевтов становится возможным использовать все богатство этой типологии личностных расстройств. В то же время это становится возможным применять в повседневной практике гештальт-терапевта, в диалоге, «здесь и теперь». Конечно это только первое представление о динамической концепции личности и я надеюсь что мне удастся продолжить ее изложение, что позволит расширить возможности работы гештальт-терапевтов и откроет новые перспективы в теории гештальт-терапии.

Рефераты Для Тебя

Введение
Глава 1. Основные направления в разработке проблемы личности за рубежом
1.1. «Фрейдизм»
1.2. Личность в гештальтпсихологии
1.3. Вюрцбургская школа
1.4. Бихевиоризм
1.5. Школа Курта Левина
Глава 2. Отечественные подходы к изучению проблемы личности в психологии
2.1. Теории Л.С.Выготского
2.2. Подход С.Л. Рубинштейна
2.3. Представления о личности в школе В.Н. Мясищева
2.4. Значение исследований установки для психологии личности
2.5. Подход А.Н. Леонтьева
2.6. Концепция Л.И. Божович
Заключение
Список литературы

Введение

Известно, что тема личности является для современной психологии весьма актуальной. Об этом свидетельствует огромная научная литература, да и педагогическая литература, посвященная концепциям и теориям личности, насчитывает несколько сотен наименований.

«Темп развития психологии личности, – пишет А. Асмолов, – станет более ощутимым, если привести следующие факты, затрагивающие только одну из проблем психологии личности, – проблему «Я». Если в1969 г. этой проблеме было посвящено около четырехсот публикаций, то в1980 г. их количество перевалило за тысячу».

Подобный интерес к психологическому изучению личности, конечно, не случаен. Через идею личности манифестируют себя и современный человек, и культура, и творчество.

Все это происходит на фоне обострения внимания ко всему циклу гуманитарных тем, в центре которого, безусловно, лежат проблемы культуры и личности.

Обращаясь к изучению личности, психологи надеются понять человека, с одной стороны, как целое, соединить, «конфигурировать» различные представления о нем, полученные в разных психологических теориях, с другой – как уникальное и индивидуальное субъективное образование.

Глава 1. Основные направления в разработке проблемы личности за рубежом

В первой половине XX века в Европе и США формируется ряд самостоятельных психологических школ, отличающихся друг от друга различным пониманием предмета психологии, методов исследования и системы основных психологических понятий. В Европе это были фрейдизм, гештальтпсихология и Вюрцбургская школа, в США — бихевиоризм и школа Курта Левина.

1.1. «Фрейдизм»

Зигмунд Фрейд (1856-1939), широко применяя во врачебной практике метод свободных ассоциаций, прослеживая ход мыслей пациентов, обнаружил личностное содержание этих ассоциаций, скрытое от самих пациентов. Подсознательные ассоциации указывали на устойчивые мотивационные установки личности, психические травмы, перенесенные личностью. Свой метод и учение в целом 3. Фрейд назвал психоанализом («Толкование сновидений»,1900 г.).

Фрейд выступил против отождествления личности только с ее сознанием. Он пришел к выводу, что психическая жизнь человека имеет различные взаимосвязанные уровни. В структуре личности он выделил три сферы: бессознательную, предсознательную и сознательную.

Фрейд открыл человечеству огромный мир, лежащий за пределами его сознания. Идеи Фрейда нашли многочисленных приверженцев. Возникли различные направления фрейдизма и неофрейдизма. Концепция Фрейда существенно повлияла на развитие мировой культуры — социологии, этнографии, искусства, медицины и др.

Фрейд ввел в психологию ряд новых категорий: бессознательная мотивация, защитные психологические механизмы, роль детских психотравм в поведении взрослого, структура личности, психическая организация личности, конфликтность личности и др. Заслуга Фрейда состоит также в соединении психологической теории с психотерапевтической практикой.

Поставив вопрос о естественной природе человека, Фрейд, однако, абсолютизировал эту его природу и недооценил социальную сущность человека. Ближайшие сотрудники 3. Фрейда К.Г. Юнг и А. Адлер впоследствии разошлись с ним в трактовке этой проблемы.

1.2. Личность в гештальтпсихологии

В1912 г. во Франкфурте-на-Майне под руководством Макса Вертгеймера (1880-1943) возникла новая психологическая школа — гештальтпсихология (от нем. Gestalt — форма, структура). В нее входили известные психологи Вольфганг Келер (1887-1967) и Курт Коффка (1886-1941).

В опытах Вертгеймера по восприятию было установлено, что в составе сознания существуют целостные образования (гештальты), неразложимые на сенсорные первоэлементы. Психические образы — не комплексы ощущений, они вписываются в изначально сформированные психические структуры. Под влиянием концепции, выдвинутой в свое время Брентано, Вертгеймер стал приверженцем деятельной сущности сознания: сознание активно — оно строит свои образы внешнего мира, опираясь на некоторые изначально имеющиеся структуры — гештальты.

Прогрессивное значение гештальтпсихологии состояло в преодолении ею «атомизма» в психологии — представления о том, что образы сознания строятся из кирпичиков ощущений.

В исследованиях гештальтпсихологов было открыто множество феноменов зрительного восприятия: взаимодействие фигуры и фона, целостность и структурность восприятия, апперцепция, прегнантность — стремление восприятия к «хорошей» форме (простой и упорядоченной), константность восприятия (постоянство образа предмета, несмотря на изменение условий его восприятия), феномен «близости» (тенденция к заполнению пробелов между смежными элементами воспринимаемой фигуры). Многие явления психологии мышления гештальтисты также пытались объяснить в контексте вышеуказанных закономерностей.

Адаптивные формы поведения гештальтисты объясняли универсальным понятием «инсайт» (от англ. insight — озарение, усмотрение) — внезапным схватыванием отношений при решении проблемных задач.

Исследования гештальт-психологов показали, что психику человека нельзя объяснить только внешней детерминацией. Существуют и изначально сформированные в ней структуры, которые могут модифицировать внешние воздействия. Так, последовательно предъявляемые статические стимулы могут создать эффект движения (фи-феномен).

1.3. Вюрцбургская школа

В1915 г. ученик Вундта Освольд Кюльпе (1862-1915) основал в Вюрцбурге (Бавария) Вюрцбургскую психологическую школу, изучавшую высшие психические процессы — мышление и волю. Объектом научного анализа стало выполнение интеллектуальных заданий, проблемное мышление.

В ходе экспериментов, совмещенных с самонаблюдением, в Вюрцбургской школе было установлено, что мышление как психический процесс не сводится ни к законам логики, ни к законам образования ассоциаций. Сами ассоциации отбираются в мышлении в соответствии с установкой, возникающей в зависимости от принятой субъектом задачи.

Вюрцбургская школа установила наличие несенсорных (безобразных) компонентов мышления — умственных действий и несенсорных системообразующих компонентов сознания — значений и смыслов.

В это время в среде американских психологов под воздействием философии прагматизма возникает психологическая школа бихевиоризма, полностью отказавшаяся от понятия «сознание».

1.4. Бихевиоризм

Бихевиоризм (от англ. Behaviour — поведение) признавал в качестве единственного объекта психологического изучения поведение, поведенческие реакции. Сознание как явление, не поддающееся наблюдению, было исключено из сферы бихевиористской психологии. Изучалось лишь внешне проявляющееся поведение.

Основателями бихевиоризма были Джон Бродес Уотсон (1878-1958) и Эдуард Торндайк (1874-1949). Термин «бихевиоризм» был введен в научный обиход в1913 г. Уотсоном. Но идейно бихевиоризм был подготовлен Торндайком. Использовав в опытах над животными «проблемный ящик» (лабиринт), он получил обширный экспериментальный материал по проблеме научения животных («Интеллект животных»,1898 г.).

Достижением бихевиоризма была разработка экспериментальных методик, основанных на контроле внешних воздействий и реакций организма на эти воздействия. Сложное поведение животных и человека бихевиоризм рассматривал как совокупность двигательных реакций (R) в ответ на внешние воздействия — стимулы (S). S-> R- такова формула бихевиоризма.

Согласно бихевиоризму, человек при рождении имеет определенное количество врожденных схем поведения, на которые надстраиваются более сложные формы – «регуляторы поведения». Удачные реакции закрепляются и в будущем имеют тенденцию к воспроизведению («закон эффекта»).- Закрепление реакций происходит по «закону упражнений» — в результате многократного повторения они автоматизируются.

В рамках бихевиоризма были установлены многие закономерности выработки навыков. Однако в целом категориальная система бихевиоризма осталась крайне ограниченной. Бихевиоризм игнорировал важнейшие психические компоненты действия — мотивацию и психические образы действия как ориентировочную основу его реализации. Из психологии поведения людей полностью исключался социальный фактор. Мозг животного и человека рассматривался бихевиористами как «черный ящик».

1.5. Школа Курта Левина

В развитии общей теории регуляции человеческого поведения значительную роль сыграла теория «поля» немецкого психолога, эмигрировавшего в США, Курта Левина (1890-1947).

Будучи руководителем центра по изучению групповой динамики при Массачусетском технологическом институте и контактируя с Винером, разрабатывавшим в то время в том же институте основы кибернетики, К. Левин исследовал проблему групповой динамики.

Используя физическое понятие «поле», Левин ввел понятие психологического пространства. Жизненное пространство индивида Левин рассматривал как некое целостное поле, внутри которого возникают и взаимодействуют психологические силы — стремления, уровни притязаний, лидерские проявления, конфликты.

Глава 2. Отечественные подходы к изучению проблемы личности в психологии

2.1. Теории Л.С.Выготского

Л.С. Выготский (1896-1934) — один из методологов психологии, много времени посвятивший разработке программы и приемов эмпирического исследования психики ребенка. За десять лет интенсивной научной работы в области психологии им было написано свыше 180 работ, среди них такие как «Психология искусства», «Мышление и речь», «Педагогическая психология», «Исторический смысл психологического кризиса».

Центральной категорией, которой Выготский уделял первостепенное внимание была категория сознания. Л.С. Выготский искал новый путь в объяснении психических явлений, во многом опираясь на идеи марксизма. Чтобы понять внутренние психические процессы, нужно было выйти за пределы организма, и искать их объяснение в общественных отношениях человека со средой.

Его концепция была названа культурно-исторической, потому что интерпретацию сознания и психических процессов можно было вывести только из их развития и становления. Главная идея Выготского состояла в утверждении положения о развитии высших психических функций. Они формируются у ребенка в процессе онтогенетического развития в общении со взрослым. Развитие, по Выготскому, связано с усвоением культурных знаков, самым совершенным из которых является слово. В связи с проблемой высших психических функций обсуждается феномен натуральных психических функций, которые являются врожденными и непосредственными. Развитие, согласно Выготскому, идет по двум линиям. «В развитии ребенка представлены (не повторены) оба типа психического развития, которое мы в изолированном виде находим в филогенезе: биологическое и историческое, или натуральное и культурное, развитие поведения. В онтогенезе оба процесса имеют свои аналоги (не параллели). Это основной и центральный факт, исходный пункт нашего исследования: различение двух линий психического развития ребенка, соответствующих двум линиям филогенетического развития поведения». «Оба плана развития — естественный и культурный — совпадают и сливаются один с другим. Оба ряда изменений взаимопроникают один в другой и образуют в сущности единый ряд социально-биологического формирования личности ребенка». Натуральные функции — механическая память, непроизвольное внимание, воспроизводящее воображение, образное мышление являются феноменами органического развития, которое совершается в культурной среде и превращается в исторически обусловленный биологический процесс. «В то же время культурное развитие приобретает совершенно своеобразный и ни с чем не сравнимый характер, поскольку оно совершается одновременно и слитно с органическим созреванием, поскольку носителем его является растущий, изменяющийся, созревающий организм ребенка». К высшим психическим функциям относятся — логическая память, произвольное внимание, творческое воображение, мышление в понятиях. Первые — натуральные — развиваются по принципу стимул-реакция, вторые опосредствуются знаком.

Л.С. Выготский формулирует две гипотезы:

1) об опосредствованности высших психических функций,

2) о происхождении внутренней деятельности из внешней путем интериоризации.

Эксперименты, проведенные на разных функциях показали, что сначала овладение поведением происходит во внешнем (социальном) плане, в сотрудничестве со взрослым, а затем знаки и сами функции постепенно становятся внутренними. Этот закон носит название общего генетического закона культурного развития – «…всякая функция в культурном развитии ребенка появляется на сцену дважды, в двух планах, сперва — социальном, потом — психологическом, сперва между людьми, как категория интерпсихическая, затем внутри ребенка, как категория интрапсихическая. Это относится одинаково к произвольному вниманию, к логической памяти, к образованию понятий, к развитию воли».

Формирование личности, по Выготскому, представляет собой процесс культурного развития. Он писал, что можно поставить знак равенства между личностью ребенка и его культурным развитием. Личность формируется в результате такого исторического развития, и сама по себе исторична. Показателем личности является соотношение натуральных и высших психических функций. Чем больше в человеке представлено культурное, тем сильнее выражен процесс овладения миром и собственным поведением, тем значительнее личность.

2.2. Подход С.Л. Рубинштейна

Этот подход характеризуется достаточно широким кругом явлений, относимых к психологии личности. Этот подход представлен и реализован в трудах С.Л. Рубинштейна и его последователей, в частности в работах Е.В. Шороховой, К.А. Абульхановой-Славской.

Для Рубинштейна главными, смыслообразующими, если можно так сказать, при разработке проблем личности были две идеи.

Первая идея – это утверждение тезиса об общественной, социальной природе личности. Вторая идея связана с преодолением механистической концепции в психологии.

Ведя борьбу с механизмом в психологии, Рубинштейн и предложил такое определение личности (именно психологическое, а не социологическое), согласно которому личность есть «целостная совокупность внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия».

В этом подходе отражается идея о том, что нет «ничьих» психических явлений, свойств, что они где-то должны существовать, быть локализованы. Место существования психических явлений – это личность. Эта идея была впоследствии сформулирована как принцип личностного подхода в психологии.

Вторая идея С.Л. Рубинштейна – это идея опосредуемости внешних воздействий внутренними состояниями.

У Сергея Леонидовича есть понятие «личностное свойство». В его концепции не очень строго проводилось различение между личностью и собственно личностными свойствами, однако введение этого понятия есть проявление важной тенденции к сужению списка тех характеристик, которые относятся к категории внутренних условий.

Еще одна идея, неоднократно подчеркиваемая в работах Рубинштейна, – это идея формируемости личностных характеристик в ходе осуществляемой человеком деятельности. Личность, как утверждал Рубинштейн, не только проявляется, но и формируется в деятельности. Это очень важное положение, поскольку оно отражает аспект развития и формирования личности, а не элементарную констатацию, каталогизирование изолированных черт личности со всеми последующими поисками эффектных корреляций между ними.

2.3. Представления о личности в школе В.Н. Мясищева

Ленинградский психолог В.Н. Мясищев внес большой вклад в исследование личности и предложил свою интерпретацию, свою версию того, что есть личность как конкретное образование. Центральным понятием у него было понятие «отношение». Именно отношения человека к окружающему миру, к людям и самому себе, по мнению Мясищева, наиболее полно и всесторонне характеризуют личность конкретного человека.

Мясищев разрабатывал преимущественно проблематику аномалий личности, в частности неврозов. Поэтому его особенно интересовала область нарушений отношений человека с окружающим миром, их дисгармонии, характерной для невротического развития.

Вместе с тем необходимо отметить, что понятие «отношение», бесспорно, отражающее определенную реальность, не было подвергнуто детальному анализу. Есть основание считать, что это понятие фиксирует достаточно большой спектр психических явлений. Следовательно, актуальной остается задача уточнения этого понятия и дифференциации его значений, дальнейшего аналитического исследования того, что такое отношение.

2.4. Значение исследований установки для психологии личности

Существенный вклад в разработку проблемы личности внесли представители школы грузинской психологии – Д.Н. Узнадзе и его последователи. В рамках этой школы центральным явилось понятие «установка», с помощью которого исследователи пытались выразить наиболее существенное в личности человека.

Однако при всей важности проводимых в данной школе конкретных исследований необходимо отметить, что одним и тем же термином здесь обознается слишком большой круг явлений: это и иллюзии восприятия, и межличностные отношения. Тем более, что и понятие установки сами авторы объясняли через понятие личности: например, «установка как модификация личности», «установка как модус личности».

Очень важная работа по систематизации и критическому переосмыслению исследований установки была проделана А.Г. Асмоловым. В частности, было четко показано, что необходимо различать виды установок и уровни установки. По-видимому, только один класс установочных явлений – так называемые смысловые установки – относится собственно к области личности, и ни в коей мере нельзя связывать с личностью все установочные явления.

2.5. Подход А.Н. Леонтьева

В рамках данного подхода в качестве основного параметра характеристики личности выбран параметр соотношения мотивов, их иерархии, или иерархии деятельности, которую реализует человек. Это почти синонимичные выражения, так как каждая деятельность релевантна некоторым мотивам, поэтому можно использовать термин «иерархия деятельности», а можно – «иерархия мотивов».

Согласно этому подходу наличие или отсутствие тех или иных способностей у человека не описывает личность. Кроме того, и характер человека как нечто, выражающее устойчивый стиль взаимоотношений человека с окружающими людьми, сам по себе личность не характеризует.

Личность, по мнению Леонтьева, – это психологическое образование особого типа, порождаемое жизнью человека в обществе.

Соподчинение различных деятельностей создает основание личности, формирование которой происходит в процессе социального развития (онтогенеза). К понятию «личность» Леонтьев не относил генотипически обусловленные особенности человека – физическую конституцию, тип нервной системы, темперамент, биологические потребности, аффективность, природные зачатки, а также прижизненно приобретенные знания, умения и навыки, в том числе профессиональные.

Перечисленные выше категории, по его мнению, составляют индивидуальные свойства человека. Свойства индивида не переходят в свойства личности. Даже трансформированные, они так и остаются индивидными свойствами, не определяя складывающейся личности, а составляя лишь предпосылки и условия ее формирования.

2.6. Концепция Л.И. Божович

Тенденция к более узкой трактовке понятия «личность» представлена в трудах отечественного психолога Л.И. Божович.

Божович выделяет следующие основные признаки, характеристики личности. Основной среди них является способность управлять своим поведением и деятельностью. Это по существу, выражение другими словами той же самой мысли о сознательной личности, потому что управлять своим поведением и деятельностью личность может лишь на основе самосознания.

К числу других признаков личности относятся следующие: восприятие себя как единого целого, отличного от окружающей действительности и других людей; переживание своего «Я»; наличие собственных взглядов и собственного отношения к миру, собственных моральных требований и оценок, которые делают человека относительно устойчивым и независимым от ситуативных воздействий среды.

Специально выделяется признак, связанный с особой формой активности, предполагающей наличие иерархии в мотивационной сфере. Этот признак – способность действовать, следуя не только непосредственным побуждениям, но и в соответствии с сознательно поставленными целями и принятыми намерениями.

Заключение

Разработка проблематики личности в психологии – это интенсивно развивающаяся область науки, в которой накапливаются все больше и больше новых данных. В этой области существует достаточно большой сектор направлений и теорий – от направлений, преимущественно подчеркивающих биологическую, наследственную обусловленность личностных характеристик человека, до направлений, акцентирующих свое внимание на исключительно культурных факторах. Последнее направление носит крайне ограниченный характер вследствие ограниченности в нем трактовки культуры и социальности.

В психологии личности происходят значительное накопление эмпирических данных и разработка методик исследования личности. Формулирование ряда теоретических положений, о которых говорилось выше, пока еще не привело к удовлетворительному знанию о личности человека.

Вместе с тем большинство психологов, имеющих достаточный опыт работы в этой области, все более осознают необходимость перехода от разработки частных, хотя и важных вопросов в области психологии личности к созданию более широких теоретических обобщений.

Список литературы

  1. Маклаков А.Г. Общая психология: Учебник для вузов. – СПб.: Питер, 2007.
  2. Общая психология: Учебник/ под ред. Р.Х. Тугушева и Е.И. Гарбера. – М.: Эксмо, 2006.
  3. Психология: Учебник для студентов средних педагогических учебных заведений/ под ред. И.В. Дубровиной. – 2-е изд. – М.: Академия, 2002.
  4. Розин, В.М. Психология: Наука и практика: Учебное пособие. – М.: РГГУ, Омега-Л, 2005.
  5. Столяренко, Л.Д. Психология: Учебник для вузов. – СПб.: Лидер, 2004.
  6. Тихомиров, О.К. Психология: Учебник/ под ред. О.В. Гордеевой. – М.: Высшее образование, 2006.

4.6. ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ В ГЕШТАЛЬТ-ПСИХОЛОГИИ

План:

  • Организм и среда как единое поле психической деятельности.
  • Психологические механизмы осознавания настоящего.
  • Психологический рост.

Литература:

  1. Бодлер Г. Личность и личностный рост. М. : ВЦП, 1985. С. 180-212.
  2. Зейгарник Б.Б. Теория личности К.Левина. М»: изд-во МГУ, 1981.
  3. Левин К. Определение понятия «поле в данный момент» /Хрестоматия по истории психологии. М. : изд-во МГУ, 1980. С. 131-145.

Основные представления гештальт-психологии Ф.Перлса /1893-1970/

Организм как целое

В основе теории Перлса лежит представление об организме как целом и о единстве его функционирования. «Организм действует в среде и реагирует на среду с большей или меньшей интенсивностью; когда интенсивность уменьшается, физическое поведение превращается в ментальное; когда интенсивность увеличивается, ментальное поведение превращается в физическое».

Таким образом, любой аспект поведения индивидуума может рас­сматриваться как проявление целого бытия человека.

Теория психологического поля К.Левина стала основополага­ющей в гешталът-теории. К.Левин представлял поведение как функцию сил, действующих в психологическом «жизненном пространстве» индивидума. Совокупность всех действующих сил он рассматривал как психологическую реальность индивидуума в каждый момент и образу­ющих единую конфигурацию. Позднее теория К.Левина стала основой для развития групповой динамики.

Сам индивидуум понимается как постоянно являющаяся частью более широкого поля, включающего как организм, так и его среду. (Рис. 93)

Ритм контакта и ухода определяется иерархией потребностей индивида.

Доминирующая потребность личности проявляется как фигура на фоне остального, что есть в личности.

Действия личности в психологическом поле должны быть направ­ лены на удовлетворение потребностей.

В отличие от Фрейда, Перлс акцентирует внимание на очевидном, а не подавляемом психическом материале.

Эффективное действие — личности в помологическом поле — та­кое действие, которое направлено к удовлетворению доминирующей потребности, что в итоге укрепляет сущность индивида как целое.

Психология «здесь и теперь»

Переживание настоящего в любой данный момент есть единствен­ но адекватный для личности психический опыт. Принятие с открытым сердцем опыта настоящего — психологическое условие удовлетворен­ности и чувства полноты жизни.

Осознавание – замечание, осведомленность человека о своем поведении.

Фрейдовская проблема «сопротивления» находит отзвук в теории Перлса. Но фрейдовский акцент на специфическое содержание смещен Перлсом на специфическую форму как прерывание континуума осозна вания.

Осознавать — значит уделять внимание постоянно возникающим фи­ гурам в собственном восприятии, прямо соприкасаться, вопреки по­ мехам фантазии, с миром и с собой.

Психологический рост – это процесс расширения зон самосознавания. (Рис. 98)

Психологический рост

Психологическое здоровье и зрелость личности определятся способностью переходить от опоры на среду и регулирование средой к опоре на себя и саморегуляцию. (Рис. 99). Центральным психологическим понятием, раскрывающим сущность саморегуляции является равновесие. «Любое нарушение организмического равновесия составляет не­полный гештальт, незаконченную ситуацию, заставляющую организм становиться творческим, находить средства и пути восстановления равновесия… Формирование фигуры /фона/, оказывающихся наиболее сильными, временно принимает на себя управление всем организмом. Это основной закон органической саморегуляции».

Саморегулируемые, опирающиеся на себя индивидуумы характери­зуются свободным протеканием и определенностью значения фигуры /фона/ в проявлении своих потребностей в контакте и отходе.

Каждый человек обладает способностью достигать оптимального равновесия, внутри себя и между собой и средой.

Перлс исследует возможные пути психологического роста. /Рис. 100/.

Итак, Перлс рассматривает человеческую личность, находящуюся в психологическом поле, от которого она дифференцируема, но от ко­торого неотделима.

Функции контакта и отхода являются решающими в определении социального существования индивида.

Чувство принадлежности к социальному окружению, группе сос­тавляет, по Перлсу, первичный психологический импульс выживания.

Неврозы, внутренне блокирующие психическое развитие личности, возникают вследствие нарушения чувствования границ взаимодействия, неспособности найти и поддержать надлежащее равновесие в отноше­ниях с другими людьми.

Различение границ взаимодействия, чувствование их расширяет способность индивида опираться на себя, осуществлять психическую регуляцию поведения.

Рис. 99 Обретение личностью психического здоровья.

Рис. 100 Психологические пути достижения уровня подлинной личности, способной переживать и выражать свои эмоции.

Вопросы:

  1. Кого из зарубежных психологов вы можете отнести к предста­ вителям холического направлений?
  2. Почему Ф.Перлс рассматривал свои идеи как ревизию фрейдиз­ ма и неофрейдизма?
  3. Какие ключевые понятия составляют психологическую основу рассмотрения Пврлсом осознаваяния?
  4. Как раскрывает Перлс понятие «психологический рост» лич­ ности в процессе взаимодействия индивида со средой?
  5. В чем выражается психологическая зрелость подлинной лич­ ности?

|

Теория «Поля» Курта Левина

Теория немецкого психолога К. Левина (1890-1947) сложилась под влиянием успехов точных наук – физики, математики. Начало века ознаменовалось открытиями в физике поля, атомной физике, биологии. Заинтересовавшись в университете психологией, Левин пытался и в эту науку внести точность и строгость эксперимента, сделав ее объективной и экспериментальной. В 1914 году Левин получил докторскую степень. Получив приглашение преподавать психологию в Психологическом институте Берлинского университета, он сближается с Коффкой, Келером и Вертгеймером, основателями гештальт-психологии. Близость их позиций связана как с общими взглядами на природу психического, так и с попытками в качестве объективной основы экспериментальной психологии выбрать физическую науку. Однако в отличие от своих коллег Левин сосредоточивается не на исследовании когнитивных процессов, а на, изучении личности человека. После эмиграции в США Левин преподает в Стенфордском и Корнельском университетах. В этот период он занимается главным образом проблемами социальной психологии и в 1945 году возглавляет исследовательский центр групповой динамики при Массачусетском технологическом институте.

Свою теорию личности Левин разрабатывал в русле гештальт-психологии, дав ей название «теория психологического поля». Он исходил из того, что личность живет и развивается в психологическом поле окружающих ее предметов, каждый из которых имеет определенный заряд (валентность). Эксперименты Левина доказывали, что для каждого человека эта валентность имеет свой знак, хотя в то же время существуют такие предметы, которые для всех имеют одинаково притягательную или отталкивающую силу. Воздействуя на человека, предметы вызывают в нем потребности, которые Левин рассматривал как своего рода энергетические заряды, вызывающие напряжение человека. В этом состоянии человек стремится к разрядке, т.е. удовлетворению потребности.

Левин различал два рода потребностей – биологические и социальные (квазипотребности).

Потребности в структуре личности не изолированы, они находятся в связи друг с другом, в определенной иерархии. При этом те квазипотребности, которые связаны между собой, могут обмениваться находящейся в них энергией. Этот процесс Левин называл коммуникацией заряженных систем. Возможность коммуникации, с его точки зрения, ценна тем, что делает поведение человека более гибким, позволяет ему разрешать конфликты, преодолевать раз личные барьеры и находить удовлетворительный вы ход из сложных ситуаций. Эта гибкость достигается благодаря сложной системе замещающих действий, которые формируются на основе связанных, коммуницирующих между собой потребностей. Таким образом, человек не привязан к определенному действию или способу решения ситуации, но может менять их, разряжая возникшее у него напряжение. Это расширяет его адаптационные возможности.

В одном из исследований Левина детей просили выполнить определенное задание, например, помочь взрослому помыть посуду или убрать комнату. В качестве награды ребенок получал какой-то приз, значимый для него. Поэтому все дети дорожили возможностью выполнить задание. В контрольном эксперименте взрослый приглашал ребенка помочь ему, но в тот момент, когда ребенок приходил, оказывалось, что кто-то уже помыл всю по суду. Дети, как правило, расстраивались, особенно в том случае, если им говорили, что их опередил кто-то из сверстников. Частыми были и агрессивные высказывания в адрес возможных конкурентов. В этот момент экспериментатор предлагал выполнить другое задание, подразумевая, что оно тоже значимо. Большинство детей мгновенно переключалось. Происходила разрядка обиды и агрессии в новом виде деятельности. Однако некоторые дети не могли быстро сформировать новую потребность и приспособиться к новой ситуации, а потому их тревожность и агрессивность увеличивались.

Левин приходит к мнению, что не только неврозы, но и особенности когнитивных процессов (такие феномены, как сохранение, забывание) связаны с разрядкой или напряжением потребностей.

Исследования Левина доказывали, что не только существующая в данный момент ситуация, но и ее предвосхищение, предметы, существующие только в сознании человека, могут определять его деятельность. Наличие таких идеальных мотивов поведения дает возможность человеку преодолеть непосредственное влияние поля, окружающих предметов, «встать над полем», как писал Левин. Такое поведение он называл волевым, в отличие от полевого, которое возникает под влиянием непосредственного сиюминутного окружения. Таким образом, Левин приходит к важному для него понятию временной перспективы, которая определяет поведение человека в жизненном пространстве и является основой целостного восприятия себя, своего прошлого и будущего.

Появление временн?й перспективы дает возможность преодолеть давление окружающего поля, что особенно важно в тех случаях, когда человек находится в ситуации выбора. Демонстрируя трудность для маленького ребенка преодолеть сильное давление поля, Левин провел несколько экспериментов, которые вошли в его фильм «Хана садится на камень». В нем, в частности, был заснят сюжет о девочке, которая не могла отвести взгляд от понравившегося ей предмета, и это мешало ей достать его, так как нужно было повернуться к нему спиной.

Большое значение для формирования личности ребенка имеет система воспитательных приемов, в частности наказаний и поощрений. Левин считал, что при наказании за невыполнение неприятного для ребенка поступка дети попадают в ситуацию фрустрации, так как находятся между двумя барьерами (предметами с отрицательной валентностью). Для того чтобы произошла разрядка, ребенок может или принять наказание, или выполнить неприятное задание. Однако намного легче для него постараться выйти из поля (пусть даже в идеальном плане, в плане фантазии). Поэтому система наказаний, с точки зрения Левина, не способствует раз витию волевого поведения, но только увеличивает напряженность и агрессивность детей. Более позитивна система поощрений, так как в этом случае за барьером, т. е. за предметом с отрицательной валентностью, следует предмет, вызывающий положительные эмоции. Однако оптимальной является система, при которой детям дается возможность выстроить временную перспективу с тем, чтобы снять барьеры данного поля.

Левин создал серию интересных психологических методик. Первую из них подсказало наблюдение в одном из берлинских ресторанов за поведением официанта, который хорошо помнил сумму, причитавшуюся с посетителей, но сразу же забывал ее, после того как счет был оплачен. Полагая, что в данном случае цифры удерживаются в памяти благодаря «системе напряжения» и исчезают с ее разрядкой, Левин предложил своей ученице Б.В. Зейгарник экспериментально исследовать различия в запоминании незавершенных (когда «система напряжения» сохраняется) и завершенных действий. Эксперименты подтвердили левиновский прогноз. Первые запоминались приблизительно в два раза лучше.1 Был изучен также ряд других феноменов. Все они объяснялись исходя из общего постулата о динамике напряжения в психологическом поле.

Принцип разрядки мотивационного напряжения объединял многие психологические школы. Он лежал в основе и бихевиористской концепции, и психоанализа Фрейда с его представлением о присущем каждому организму «квантуме» – стремящейся рас сеяться психической энергии.

Левиновский подход отличало два момента. Во-первых, он перешел от представления о том, что энергия мотива замкнута в пределах организма, к представлению о системе «организм-ср еда». Индивид и его окружение выступили в виде нераздельного динамического целого. Во-вторых, в противовес трактовке мотивации как биологически предопределенной константы, Левин полагал, что мотивационное напряжение может быть создано как самим индивидом, так и другими людьми (например, экспериментатором, который предлагает индивиду выполнить задание). Тем самым за мотивацией признавался собственно психологический статус. Она не сводилась более к биологическим потребностям, удовлетворив которые организм исчерпывает свой мотивационный потенциал.

Это открыло путь к новым методикам изучения мотивации, в частности уровня притязаний личности, определяемого по степени трудности цели, к которой она стремится. Уровень притязаний устанавливался самим испытуемым, принимающим решение взяться за задачу другой степени трудности, чем уже выполненная им (за которую он получил от экспериментатора соответствующую оценку). По его реакции на успех или неуспех, связанный с выполнением новой задачи и последующими выборами (когда он выбирает либо еще более трудные, либо, напротив, более легкие задачи), определяется динамика уровня притязаний. Эти опыты позволили подвергнуть экспериментальному анализу ряд важных психологических феноменов: принятие решения, реакцию на успех и неуспех, поведение в конфликт ной ситуации.

Левин показал необходимость не только целостно го, но и адекватного понимания себя человеком. Открытие им таких понятий, как уровень притязаний и «аффект неадекватности», который проявляется при попытках доказать человеку неправильность его представлений о себе, сыграло огромную роль в психологии личности, в понимании причин отклоняющегося поведения. Левин подчеркивал, что отрицательное влияние на поведение имеет и завышенный, и заниженный уровень притязаний, так как и в том, и в другом случае нарушается возможность установления устойчивого равновесия со средой.

Открытие временней перспективы и уровня притязаний во многом сближает Девица с Адлером и с гуманистической психологией, которые также пришли к мысли о важности сохранения целостной личности, о необходимости осознания человеком структуры своей личности. Сходство этих концепций, к которым пришли ученые разных школ и направлений, говорит об актуальности данной проблемы, – о том, что, осознав влияние бессознательного на поведение, человечество приходит к мысли о необходимости провести границу между человеком и другими живыми существами, понять не только причины его агрессивности, жестокости, сладострастия (которые великолепно объяснил и психоанализ), но и основы его нравственности, доброты, культуры. Большое значение имело и стремление в новом мире, после второй мировой войны, показавшей хрупкость человека, преодолеть складывавшееся ощущение взаимозаменяемости людей, доказать, что люди – целостные уникальные системы, что каждый человек несет в себе свой внутренний мир.

Свои теоретические взгляды Левин изложил в книгах «Динамическая теория личности» (1935) и «Принципы топологической психологии» (1936). Эти книги вышли в Соединенных Штатах, где у Левина сложилась новая исследовательская программа, отразившая актуальные социальные запросы. От анализа мотивации поведения индивида, одиноко перемещающегося в своем психологическом пространстве, Левин переходит к исследованию группы, перенося на этот новый объект свои прежние схемы. Он становится инициатором разработки направления, названного «групповой динамикой». Теперь уже группа трактуется как динамическое целое, как особая система, компоненты которой (входящие в группу индивиды) сплачиваются под действием различных сил. «Сущность группы, – отмечал Левин, – не сходство или различие ее членов, а их взаимозависимость. Группа может быть охарактеризована как «динамическое целое». Это означает, что изменения в состоянии одной части изменяют состояния любой другой. Степень взаимозависимости членов группы варьирует от несвязной массы к компактному единству».

В США Левин занимался и проблемами групповой дифференциации, типологией стилей общения. Ему принадлежит описание наиболее распространенных стилей общения (демократический, авторитарный, попустительский), а также исследование условий, способствующих выделению в группах лидеров, звезд и отверженных. Эти исследования Левина явились основой целого направления в социальной психологии.

Таким образом, К. Левин стал создателем новых областей как в психологии личности, так и в социальной психологии.

Тема 10 Теории личности в гештальттерапии: К.Левин,Ф.Перлс.

Тема 10 Теории личности в гештальттерапии: К.Левин,Ф.Перлс.

10.1 Исходные положения теории К.Левина. Модель личности и модель окружения. Жизненное пространство и психологическое поле. Напряжение. Регион. Локомоция Валентность. Волевое и полевое поведение человека. Переструктурирование среды. Модель личности. Напряженные системы в модели личности. Напряжение.Два пути уравновешивания напряжения. Развитие личности.

Теория личности Ф.Перлса. Зоны сознавания. Самость. Удовлетворение потребностей. Невротические механизмы искажения границ. Аутентичная личность.

МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ К ИЗУЧЕНИЮ ТЕМЫ:

10.1. Изучая теорию К.Левина, следует обратить внимание нато, чтотеория поля явилась новым шагом в объяснении поведения: этот подход отличается от всех теорий, сводящих поведение к личностным диспозициям и индивидуальным различиям в них. Теория поля является методом анализа жизненного пространства отдельного человека и группы. С ее помощью пытаются не только выявить все условия, значимые для определения поведения и характеризующие как наличную ситуацию, так и состояние субъекта, но и описать их динамические взаимоотношения. Теория поля рассматривает личность как сложное энергетическое поле, мотивируемое психологическими силами и ведущее себя избирательно и творчески. Для описания психологической реальности, построения структуры личности и моделирования ее поведения используются средства топологии, как раздела математики, изучающей свойства геометрических фигур и взаимное расположение фигур. Теория поля включает несколько взаимосвязанных и тесно переплетающихся между собой концептуальных частей («теория поля», «топологическая теория», «векторная теория» и др.). Ключевые понятия теории: «поле», «напряжение», «жизненное пространство» и «психологическое окружение», или «психологическая среда».

10.2. Фредерик Перлз явился основателеи гештальтерапии. Представителями данного направления считаются также П. Гудмен, Дж. Симкин, Р. Хефферлин, К. Наранхо. На развитие направления оказали влияние современная западная философия (феноменология, экзистенциализм), дзен-буддизм, различные психотерапевтические подходы: психоанализ, психодрама , телесно-ориентированная психотерапия.

После чтения данного раздела ответьте на вопросы практического задания.

Теория поля. К.Левин.

«Наука не терпит лени, недобросовестности и глупости» (любимый афоризм К.Левина)

Биография.Курт Левин родился в 1890 г. в Пруссии. Учился в университетах Фрейбурга, Мюнхена и Берлина. В 1914 г. получил докторскую степень. После четырехлетней службы в армии преподавал психологию в Психологическом институте Берлинского университета. Работал в тесном содружестве с Вертгеймером, Кёлером, Коффкой. После установления фашизма в Германии эмигрировал в США, где преподавал в Стенфордском и Корнельском университетах. В 1945 г. стал руководителем исследовательского центра групповой динамики при Массачусетсском технологическом институте. Умер 12 февраля 1947 г от сердечного приступа.

Исходные положения теории К.Левина.

1.Анализ поведения должен исходить из общей ситуации. Необходимо принимать во внимание широкий круг явлений, а не только стимул и реакции, ситуацию следует реконструировать так, как она представляется субъекту.

2. Поведение необходимо объяснять с помощью психологических понятий. Поэтому к основным единицам причинно-следственного анализа относятся, например, не раздражители, как в бихевиоризме, а воспринимаемые субъектом особенности окружения, которые предоставляют ему различные возможности для действия.

3. Простых связей, то есть простых ассоциаций «раздражитель — реакция» для объяснения поведения недостаточно. В основе всякого поведения лежат мотивационные силы.

4. В исследовании целесообразно применять конструктивный метод. Необходимо выработать общие понятия и использовать их как конструктивные элементы, сочетание которых позволяет объяснить каждый конкретный случай.

5. Поведение рассматривается как функция существующего в данный момент поля. На поведение влияет только то, что действует в настоящем: будущие и прошлые события действенны как нечто актуально припоминаемое или предвосхищаемое. Прошлые события (например, научение) вносят свой вклад в структуру существующего в данный момент поля в той мере, если они влияют на актуальные состояния субъекта и его окружения. Однако нельзя без проверки (как это, например, часто делается в психоанализе) сводить наличное поведение к более ранним событиям. Объяснение поведения с помощью диспозициональных переменных таких, как интеллект или инстинкт, также недостаточно, потому что оно также все сводит к прошлым событиям.

6. Психологические ситуации должны по возможности представляться в математической форме, это облегчает их «научную обработку» и позволяет «использовать логически неопровержимый и одновременно соответствующий конструктивным методам язык» Математическое представление данных не обязательно должно носить количественный характер, оно может иметь и качественную природу, как в геометрии. В своей теории поля Левин широко пользуется понятиями топологии, одного из разделов геометрии, рассматривающего соседство областей, а не расстояния и направления. В число основных понятий его теории входит, кроме того, понятие вектора, задаваемого тремя переменными: величиной, направлением и исходной точкой.

Напряжение.

В качестве детерминант поведения личности рассматриваются лежащие в основе силы или потребности. Поле «напряжено», когда возникает нарушение равновесия между личностью и средой. Напряжение поля нуждается в разрядке, осуществляемой как выполнение намерения. Объекты, в которых человек испытывает потребность, имеют побудительную силу, и, соответственно, объекты, не сопряженные с потребностями личности, побудительную силу теряют.

Регион и локомоция.

Психологическое пространство разделено на регионы, которые изображаются графически разделенными границами. Факт жизненного пространства – это то, что может быть осознанно человеком. Границы и размеры региона определяются субъективно и могут меняться в зависимости от состояния пространства в данный момент. Два региона тесно связаны, и влияют друг на друга, если между ними легко может быть осуществлена локомоция.

Пример, Преддипломный стресс. Какие составляющие характеризуют жизненное пространство студента за три дня до защиты диплома?

  1. Регион «защита диплома». Это зона неизвестности. Студент еще не был в этой ситуации. К этому региону прилегают сектора (регионы): защита однокурсника, научный руководитель, рассказы родителей, наблюдение над ситуацией защиты. В указанные регионы студент совершает локомоции. Чем больше секторов, тем меньше времени остается на актуальное снижение напряжения в зоне «защита диплома», увеличивается время работы в ночные часы.
  2. Близко к региону «защита диплома» находится регион «государственный экзамен». Любые задержки в регионе «защита диплома» повышают напряжение в регионе «государственный экзамен». Это может привести к тому, что граница сектора становится столь непроницаемой, что до защиты студент не начинает готовиться к государственному экзамену.
  3. Сфера досуга ( друзья, вечеринки) также примыкает к этим секторам. Посещение этого сектора на некоторое время снижает напряжение в регионе «защита диплома» Границы сектора досуга легко проницаемы при входе в него и трудно проницаемы при выходе. Поэтому если студент идет в библиотеку и забывает читательский билет, то заходит в кафе и остается там. Часто высокий уровень напряжения разряжается в регионах досуга после экзамена в форме банкетов и вечеринок.

Локомоция

Локомоции (действия), которые осуществляют связь между регионами. Они происходят как в реальном, так и воображаемом пространстве. Мечты, решение проблем – это примеры локомоций в воображаемом пространстве. Мечты и фантазии ослабляют напряжение, которое в данный момент невозможно разрядить, если этого не происходит, то для разрядки задействуются другие регионы. Например, когда человек не может решить задачу, он направляется к холодильнику.

Валентность

Валентность- свойство предмета — своего рода энергетический заряд, вызывающий у человека специфическое напряжение, требующее разрядки. Это свойство объекта (региона) притягивать или отталкивать. Валентность бывает положительная, отрицательная и нейтральная. К.Левин, используя понятие валентность описал основные типы внутриличностных конфликтов: выбор между двумя привлекательными объектами, выбор между двумя непривлекательными объектами и поведение в ситуации, когда один объект имеет положительную и отрицательную валентность.

Переструктурирование среды.

Динамика психологической среды осуществляется четырьмя способами: 1) ценность региона может меняться количественно (от положительного к более положительному, или же качественно, от положительного к отрицательному); 2) векторы могут изменяться по силе, направлению; 3) границы могут становиться прочнее или слабее, появляться или исчезать; 4) могут меняться «вещественные» свойства региона, текучесть или ригидность. Переструктурирование среды является результатом изменений в системах напряжения человека, результатом локомоции или когнитивных процессов.

Модель личности

Структура личности рассматривается в теории поля, как следствие дифференциации систем психологических напряжений. Отделение человека от остального мира находит завершение в образе замкнутой фигуры. Несущественно, будет ли нарисованная фигура кругом, квадратом, треугольником или фигурой произвольной неправильной формы, существенно, что она полностью замкнута. Изображение фигуры символизирует два свойства человека: 1) дифференциацию – отделенность от остального мира посредством сплошной границы; 2) отношение «часть – целое» – включенность в большее пространство. Личность разделена на перцептуально-моторный регион и внутриличностный регион. Внутриличностный регион подразделяется на группы периферических и центральных ячеек. Личность – сложная энергетическая система, тип энергии, осуществляющий психологическую работу, называется психической энергией. Психическая энергия высвобождается, когда человек пытается вернуть равновесие после того, как оказался в состоянии неуравновешенности. Неуравновешенность продуцируется возрастанием напряжения в одной части системы относительно других частей в результате внешней стимуляции или внутренних изменений. Когда напряжение исчезает, выход энергии прекращается и вся система приходит в состояние покоя и уравновешенности. Напряжение – это состояние человека или состояние внутриличностного региона относительно остальных внутриличностных регионов. Напряжение обладает двумя свойствами: 1) стремится к соответствию с напряжением других систем посредством процесса уравнивания; 2) оказывает давление на границы системы, перетекая из системы в систему. Возрастание напряжения, высвобождение энергии вызываются возникновением потребности. Выделяются потребности, соотносимые с внутренним состоянием (напр., голода) и квазипотребности, которые эквивалентны специфическому намерению. К.Левина интересовала проблема центрального управления поведением. Поведение определяет та тенденция, которая в данной ситуации возобладает.

Рисунок 1. Модель личности.m—сенсомоторная пограничная зона, выполняющая роль посредника между окружающим миром (u) и внутриличностными областями (ip) Внутриличностные области подразделяются на центральные (z) и периферические (p)

Каждая область соответствует определенной цели действия, будь то устойчивое стремление, которое можно обозначить как потребность (мотив), или же сиюминутное желание. (Области структуры личности могут также представлять некоторые активности или знания субъекта.) Отдельные области в зависимости от степени близости имеют разную степень сходства. Две области максимально похожи, если имеют общую границу.

По своему местоположению области делятся на центральные и периферические. Первые граничат с большим количеством областей, чем вторые. Числом пограничных областей определяется «близость к Я», личностная значимость целей. Действия или представленных этими областями активностей, а также их влияние на другие цели и активности. Области также различаются своим внутренним и внешним положением, определяемым степенью соседства (т. е. возможностью доступа) с пограничной зоной, окружающей все области структуры личности. Сама пограничная зона выполняет функции восприятия и исполнения, т. е. выступает посредником между индивидом и окружением. С одной стороны, восприятие несет информацию об окружающем мире, а с другой — моторное исполнение обеспечивает воздействие личности на окружение (сюда относится не только такая сравнительно грубая моторика, как локомоции, но и речь, а также мимика).

Развитие личности.

Структура внутриличностных областей не задается раз и навсегда. По мере индивидуального развития и накопления опыта она дифференцируется и может переструктурироваться. Каждая новая цель действия представлена в этой структуре собственной областью. Цели действия очень часто представляют собой «квазипотребности», т. е. производные потребности. Квазипотребности имеют преходящий характер. Они часто возникают из намерения, например, опустить в почтовый ящик письмо другу. Намерение образует напряженную систему, которая разряжается и исчезает только после достижения цели действия. Квазипотребности могут, образовываться и без акта намерения, как подлежащие исполнению деятельности, служащие необходимыми промежуточными ступенями к достижению целей действия и связанные с «истинными», т. е. более общими и устойчивыми, потребностями. Скажем, указания экспериментатора, как правило, принимаются без предварительного намерения. Возникает квазипотребность выполнить заданную деятельность, которая, по сути, не отличается от действия, предпринимаемого по собственной инициативе. Решающим в силе квазипотребности (или соответствующей ей напряженной системы) является не наличие или интенсивность акта намерения, а степень связи квазипотребности с истинными потребностями (которые в нашей системе понятий имеют статус мотивов), так сказать, степень «насыщенности» ими.

Наличие напряженной системы, будь то потребность или квазипотребность, сопровождается специфическими изменениями восприятия окружения. Объекты, которые могут служить для разрядки или удовлетворения потребностей, приобретают так называемый побудительный характер, валентность, что и выделяет их из окружения, приводит в движение целенаправленное поисковое поведение. Если, например, человек собирается опустить письмо, то в незнакомом месте почтовый ящик как бы сам бросается в глаза, хотя осознанно его не ищут. Сила валентности зависит от степени напряжения системы. Этой зависимостью утверждается единственная связь между двумя — как мы увидим — разными в своей основе моделями.

Пояснения к рисунку2. Модели трех состояний одного и того же индивида (а) при отсутствии побуждения периферийные зоны р внутриличностных областей IP легко доступны воздействию окружающего мира U, а центральные зоны z, напротив доступны в значительно меньшей степени на что указывает разная прочность границ центральных и периферических областей gz, с одной стороны, и внутриличностных областей и сенсомоторнои пограничной зоны gp, с другой, внутриличностные области ip относительно свободно воздействуют на сенсомоторную пограничную зону m. (b) под давлением, которому противостоит самообладание периферийные зоны р внугрипичностных областей IP не столь доступны чем в случае (а), внешним воздействиям. периферийные (р) и центральные (г) зоны связаны теснее, коммуникации между ip и m затруднены, (с) при крайне высоком напряжении возможна унификация (примитивизация «регресс») внутриличностных областей ip .

Как видно из рисунка, на нем представлены варианты взаимного расположения внутриличностных областей, прочности их границ и, расположение границ повышенной прочности. На рисунке показаны три различных динамических состояния одного и того же индивида, а именно: (а) при отсутствии побуждения, (b) под давлением, которому противостоит самообладание, и (с) при крайне высоком напряжении. Для каждого состояния можно вывести различные способы поведения, например недифференцированный аффективный прорыв в случае состояния (с).

Личностное развитие понимается как включение в ее пространство какой-либо новой ранее неизвестной зоны, которая реорганизует пространство в целом. Чем более дифференцировано личностное пространство, тем на более высокой ступени развития находится личность. Дифференциация – одно из ключевых и относится ко всем аспектам жизненного пространства (имеется в виду возрастание количества границ). Например, для ребенка характерна большая подверженность влиянию среды и, соответственно, большая слабость границ во внутренней сфере, в измерении «реальность-нереальность» и во временной сфере. Возрастающую организованность и интеграцию поведения личности К.Левин определяет как организационную взаимозависимость. С приходом зрелости возникает большая дифференциация и в самой личности, и в психологическом окружении, увеличивается прочность границ, усложняется система иерархических и селективных отношений между напряженными системами. У слабоумных людей границы между внутриличностными областями более жестки, и этих областей у них меньше, чем у нормальных индивидов. На рисунке представлены модели, отражающие различия в интеллекте и развитии.

МОЛОДОЙ ВЗРОСЛЫЙ
НОРМАЛЬНЫЙ
СЛАБОУМНЫЙ

Рисунок 3. Разные фазы развития нормального и слабоумного индивидов. По сравнению со слабоумными у нормальных по мере развития сильнее дифференцируются (растет число) внутриличностные области и менее выражены границы между ними .

Зоны сознавания.

Сознавать значит уделять внимание постоянно возникающим фигурам в собственном восприятии. Избегание сознавания связано с ригидностью в естественном потоке смены фигуры и фона. Можно выделит три зоны сознанвания: сознавание себя, сознавание мира, и промежуточная зона фантазии. Исследование зоны фантазии — заслуга З.Фрейда. Усилия Ф.Перлса направлено на исследование сознавания мира и себя.

Самость.

Самость или я – это просто символ для функции отождествления. Я – отождествляется с тем, что возникает в качестве фигуры, все аспекты здорового организма ( сенсорика, моторика, и пр.) временно отождествляются с возникающим гештальтом, опыт «Я» — тотальность отождествления.

Вопросы для самопроверки

1. Как себя ведет человек в случае внутриличностных конфликтов.

2. Могут ли фантазии и мечты способствовать разрядке регионов психологического пространства.

3. Опишите человека с искаженными механизмами построения границ.

Практическое задание:

1.Какая из рассмотренных теорий вам ближе и почему. Ответ занесите в конспект.

Рекомендуемая литература:

1. Психология личности в трудах зарубежных психологов/ Сост. А.А. Реан. – СПб., 2000.

2. Фрейджер Р, Фейдимен Д. Большая книга психологии. Теории, упражнения, эксперименты. Прайм-Еврознак , Харвест, 2008

3. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. — СПб. 2006.

Тема 10 Теории личности в гештальттерапии: К.Левин,Ф.Перлс.

10.1 Исходные положения теории К.Левина. Модель личности и модель окружения. Жизненное пространство и психологическое поле. Напряжение. Регион. Локомоция Валентность. Волевое и полевое поведение человека. Переструктурирование среды. Модель личности. Напряженные системы в модели личности. Напряжение.Два пути уравновешивания напряжения. Развитие личности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *