Даниэль канеман нобелевская премия

Даниэль канеман нобелевская премия

Об авторе

На самом деле эту книгу я читал более 2 месяцев. Мне сложно объяснить, почему так вышло, книга не такая уж и сложная, по количеству страниц тоже не самая большая, но все же читал я очень медленно. Наверное прислушался к названию…

Все началось с того, что я узнал об авторе – Даниэле Канемане. В 2002 году произошло уникальное событие. Как известно, по завету создателя, Нобелевская премия вручается в пяти номинациях (физика, химия, медицина, литература, содействие установлению мира во всем мире), плюс по инициативе Банка Швеции с 1969 года вручается премия по экономическим наукам, которая также именуется Нобелевской премией (пусть и неофициально). Так вот, в 2002 году Нобелевскую премию по экономике впервые получил психолог. До этого не один психолог пытался зайти в пространство Нобелевской премии, но именно Канеману впервые удалось найти лазейку. Как я уже сказал, номинация его в экономике, а именно «за применение психологической методики в экономической науке, в особенности — при исследовании формирования суждений и принятия решений в условиях неопределённости». Если коротко, ему удалось донести, что принимаемые людьми решения существенно отклоняются от того, что предписано стандартной экономической моделью. А если еще проще – люди не так рациональны, как принято считать в экономике, и дело совсем не только в эмоциях, а скорее в когнитивных искажениях. Сейчас многие воспримут это как само собой разумеющиеся, но сведущие в экономике люди помнят, что до начала 21 века в экономике царствовала парадигма homo oeconomicus, которая гласит, что человек как существо, действующее разумно, всегда стремится к максимизации получаемой прибыли и делает выбор из-за значения экономических результатов этого выбора. Так и вышло, что все знали, что человек не всегда рационален, а доказать никто не мог.

Затем я узнал, что на русский уже переведена его книга 2001 года Thinking, Fast and Slow (следуя славной традиции отечественной локализации, перевод названия абсолютно не отображает смысл книги), которая заманила меня таким описанием:

Нобелевский лауреат Даниэль Канеман объясняет, почему мы подчас совершаем нерациональные поступки и как мы принимаем неверные решения.

С первых страниц порадовали следующие слова автора:

Моя основная цель — продемонстрировать работу разума с учетом последних открытий в когнитивной и социальной психологии, ведь сейчас мы лучше понимаем не только недостатки, но и чудеса интуитивного мышления.

А порадовали эти слова по той причине, что сейчас (а, впрочем, как и всегда) многие «исследователи» пытаются попирать разум человека, растоптать рациональность, унизить интеллект. Привожу пример из книги «Счастлив по собственному желанию» (2007 год) известного и популярного в России психотерапевта Андрея Курпатова:

Интеллект в сравнении с ощущением и восприятием эгоистичен, категоричен, а в каком-то смысле даже примитивен. Он упрощает и девальвирует реальное, но всегда готов поручиться за иллюзию. Он слишком целенаправлен, а потому отсекает все подряд. Наш интеллект (ум, рассудок) поступает с ощущениями так же, как в своё время испанцы поступали с чудесными украшениями инков, переплавляя их в грубые и безжизненные куски золота. Ведь сам по себе интеллект не может нас обогатить – это гонка по кругу, переливание из пустого в порожнее, самовоспроизводство. Без восприятия нет интеллекта, он его должник, заёмщик, иждивенец.

Конечно я согласен, что наш разум не идеален, но не в этом ли наша миссия – разобраться в хитросплетениях мышления, начало которой было положено еще философами Сократом (борьба с софистами) и Аристотелем (обоснование логики), а ныне продолжается под знаменами психологов и нейробиологов?

Совсем недавно я задавался вопросом, что заставляет людей отбросить рационализм и обратиться к иррационализму. Ведь дело не в личных предпочтениях, это очень глубокий вопрос, указывающий на пропасть между людьми. Ответ подсказала мне Ася Казанцева — российский научный журналист, популяризатор науки:

Мы живем в интересное время: массив знаний, накопленных человечеством, невообразимо огромен, при этом увеличивается очень быстро, и сама скорость его прироста увеличивается тоже. Сейчас выходит около полутора миллионов научных статей в год, по двести статей каждый час. Ни один человек на свете больше не способен ориентироваться не то что во всех науках — как было возможно во времена Ломоносова или даже Менделеева — но даже успевать следить за собственной областью знаний во всех ее деталях и ответвлениях…
По большому счету, и интерес к научпопу, и интерес к лженауке — выражение одной и той же человеческой потребности понимать, что происходит, или хотя бы иметь утешительную иллюзию понимания.

Указать, что разум не совершенен очень легко. Но разобраться в причинах несовершенства и взять их на вооружение требует настоящего мужества. Поэтому я считаю эту книгу очень важным этапом в истории исследования природы разума.

Какой подход выбрал Канеман? Он условно делит наш разум на Систему 1 и Систему 2. Система 1 срабатывает автоматически и очень быстро, почти не требуя усилий и не давая ощущения намеренного контроля. Система 2 выделяет внимание, необходимое для сознательных умственных усилий, в том числе для сложных вычислений. Пока мы бодрствуем, работают обе системы: первая — автоматически, а вторая — находится в комфортном режиме минимальных усилий. Когда всё происходит гладко, Система 2 принимает предложения Системы 1 совсем или почти без изменений. Система 2 приходит в действие, когда обнаруживается событие, нарушающее модель окружающего мира в представлении Системы 1. Большую часть времени Система 1 отлично выполняет свои функции, однако ей свойственны свои искажения и систематические ошибки, особенно плохо она разбирается в логике и статистике.

Простейший пример. Попробуй решить задачу не напрягаясь.
Теннисный мячик и бита вместе стоят 1 доллар 10 центов. Сколько стоит отдельно теннисный мячик, если известно, что бита стоит на 1 доллар дороже мячика?

Данная задача из книги, и я попался на ней сразу же. Если вдуматься, мы придем к верному решению, что мячик стоит 5 центов, но это потребует определенного напряжения разума, который можно зафиксировать в пульсе, расширении зрачков и ЭЭГ, что свидетельствует о включении Системы 2.

Конечно, деление на Систему 1 и Систему 2 сейчас представляется лишь заглушкой для объяснения когнитивных искажений, но объяснить механизм заблуждений с научной точки зрения ученым будущего еще только предстоит. Но как преддверие, которое поясняет, почему в одном случае мы ошиблись, а в другом нет, вполне сгодится.

Исследованию опыта использования интуитивных предсказаний в книге тоже нашлось, что очень меня порадовало. Для остроты Канеман рассказал историю о противоборстве его с другим исследователем — Гэри Кляйном, который занимался исследованием развития интуитивных навыков у профессионалов своего дела (пожарные, гроссмейстеры, врачи и т.д.). Канеман пригласил его сообща определить, где заканчиваются чудеса интуиции и начинаются ее ошибки. Ребята пришли к заключению, что интуиция приобретается как навык, при соблюдении двух условий:
— наличия контекста, причем достаточно постоянного, чтобы стать предсказуемым;
— возможности изучить упомянутые постоянства контекста посредством длительной практики.

Шахматы — крайний пример неизменного контекста или среды, хотя в бридже и покере тоже присутствуют стойкие статистические закономерности, позволяющие оттачивать умения. Врачи, медсестры, спортсмены и пожарные также имеют дело со сложными, но внутренне закономерными ситуациями. Точные интуитивные суждения, описанные Гэри Кляйном, возникли благодаря крайне значимым сигналам, которые научилась использовать Система 1 эксперта, даже если Система 2 не нашла им наименования. В случае с финансовыми аналитиками и политологами произошло обратное: они действуют в контексте с нулевой достоверностью. Их неудачи отражают изначальную непредсказуемость событий, которые эти эксперты пытаются предсказать.

Для меня это было осознание интуиции – как практически прозрачного механизма распознавания и прогнозирования какой-либо ситуации, на основе богатого предыдущего опыта в области, в которой можно вывести закономерности. Следуя такому объяснению, из интуиции пропадает вся мистика и трансцендентность.

Другое интересное искажение. Допустим, вы смотрите первую серию сериала, где в самом начале или ближе к середине происходит нечто чрезвычайно захватывающее и интересное. Вы прикованы к экрану и не можете оторваться до самого конца, где происходит еще нечто невероятное и серия обрывается. Вот как теперь ждать следующую серию (Игра Престолов, передаю привет)! Поздравляю, вы попали в ловушку peak-end rule, в русском переводе звучащее как «правило кульминации и завершения». Мы оцениваем событие не по среднестатистическому ощущению удовольствия/боли, а лишь по наивысшему и заключительному ощущению.

В книге очень много идей, гипотез, экспериментов и выводов, и найти им применение не составит труда, будь то экономика, политика, наука, образование или работа.

Что порадовало:
Доступность для неподготовленного читателя, позиция автора как исследователя, а не обличителя или панегирика, изобилие примеров, экспериментов, историй.

Что огорчило:
Порой излишняя академичность и затянутость.

«Ачивка» читателя
Не думай медленно, не решай быстро
Не думать, чтобы не ошибаться

Нобелевская премия по экономике 2002
Дениел Канеман
(1934) За исследования в области принятия решений и механизмов альтернативных рынков
Биография Фотогалерея

Жизнь Д.Канемана ярко демонстрирует космополитизм современных ученых. Начав учебу в Еврейском университете Иерусалима (1954 — степень бакалавра по специальности «психология и математика»), Канеман закончил ее уже в калифорнийском университете Беркли (1961 — докторская степень по специальности «психология»). На протяжении последующих 17 лет он преподавал в Еврейском университете Иерусалима, совмещая это с работой в ряде университетов США и Европы (Кембридж, Гарвард, Беркли). С конца 1970-х Канеман на время отошел от работы в Израиле, занимаясь совместными научными проектами с американскими и канадскими учеными в научно-исследовательских центрах этих стран. С 1993 он работает профессором в Принстонском университете США, с 2000 параллельно вновь ведет обучение в Еврейском университете Иерусалима.
Хотя по образованию и профессии Д.Канеман является психологом, присуждение ему премии им. А.Нобеля по экономике в 2002 вызвало одобрение среди экономистов, признающих большое значение его трудов для экономической науки. Канеман стал первым израильтянином и вторым «не-экономистом» (после математика Джона Нэша), который получил Нобелевскую премию по экономике.
Главный объект исследований Канемана — это механизмы принятия человеком решений в ситуации неопределенности. Он доказал, что принимаемые людьми решения существенно отклоняются от того, что предписано стандартной экономической моделью homo oeconomicus. Критикой модели «человека экономического» занимались и до Канемана (можно вспомнить, например, нобелевских лауреатов Герберта Саймона и Мориса Алле), но именно он и его коллеги впервые начали систематически изучать психологию принятия решений.
1979 появилась знаменитая статья Теория перспектив: анализ принятия решений в условиях риска, написанная Канеманом в соавторстве с профессором психологии Амосом Тверски (Иерусалимский и Станфордский университеты). Авторы этой статьи, положившей начало так называемой поведенческой экономике (behavioral economics), представили результаты огромного количества опытов, в ходе которых людям предлагалось совершать выбор между различными альтернативами. Эти эксперименты доказали, что люди не могут рационально оценивать ни величины ожидаемых выгод или потерь, ни их вероятности.
Во-первых, обнаружилось, что люди по-разному реагируют на эквивалентные (с точки зрения соотношения выгод и потерь) ситуации в зависимости от того, теряют они или выигрывают. Это явление называют асимметричной реакцией на изменение благосостояния. Человек боится потери, т.е. его ощущения от потерь и приобретений несимметричны: степень удовлетворения человека от приобретения, например, 100 долларов гораздо ниже степени расстройства от потери той же суммы. Поэтому люди готовы рисковать, чтобы избежать потерь, но не склонны к риску, чтобы получить выгоду. Во-вторых, эксперименты показали, что люди склонны ошибаться при оценке вероятности: они недооценивают вероятность событий, которые, скорее всего, произойдут, и переоценивают гораздо менее вероятные события. Ученые обнаружили интересную закономерность — даже студенты-математики, хорошо знающие теорию вероятности, в реальных жизненных ситуациях не используют свои знания, а исходят из сложившихся у них стереотипов, предрассудков и эмоций.
Вместо теорий принятия решений, основывающихся на теории вероятностей, Д.Канеман и А.Тверски предложили новую теорию — теорию перспективы (prospect theory). Согласно этой теории, нормальный человек не способен правильно оценивать будущие выгоды в абсолютном выражении, на самом деле он оценивает их в сравнении с некоторым общепринятым стандартом, стремясь, прежде всего, избежать ухудшения своего положения. С помощью теории перспективы можно объяснить многие нерациональные поступки людей, не объяснимые с позиций «человека экономического».
По мнению Нобелевского комитета, продемонстрировав, насколько плохо люди умеют прогнозировать будущее, Д.Канеман «с достаточным основанием поставил под вопрос практическую ценность фундаментальных постулатов экономической теории».
Конечно, в этом есть заслуга не одного Канемана, большого приверженца научного соавторства. Во время награждения он откровенно признал, что честь быть удостоенным Нобелевской премии редко отражает вклад в науку одного человека. «Это особенно характерно в моем случае, так как я получил премию за работу, которую делал много лет назад с моим близким другом и коллегой Амосом Тверски, ушедшим из жизни в 1996 году. Мысль об его отсутствии в этот день очень печалит меня», — сказал Канеман.
Любопытно отметить, что американский экономист Вернон Смит, награжденный Нобелевской премией по экономике одновременно с Канеманом, является его постоянным оппонентом, доказывая, что экспериментальная проверка в основном подтверждает (а не опровергает) привычные для экономистов принципы рационального поведения. В решении Нобелевского комитета разделить поровну премию по экономике за 2002 между критиком и защитником модели рационального «человека экономического» заметна не только академическая объективность, но и своеобразная ирония над ситуацией в современной экономической науке, где противоположные подходы пользуются примерно одинаковой популярностью.

Видеолекторий: Даниэль Канеман о когнитивных искажениях, интуиции и счастье

Рубрики : Лекции, Нейронаука, Публичные лекции

Психолог Даниэль Канеман – один из основоположников психологической экономической теории и, пожалуй, самый известный исследователь того, как человек принимает решения и какие ошибки, основанные на когнитивных искажениях, допускает при этом. За изучение поведения человека в условиях неопределенности Даниэль Канеман получил в 2002 году Нобелевскую премию по экономике (это единственный случай, когда Нобелевскую премию по экономике получил психолог). Что такого удалось открыть психологу? За много лет исследований, которые Канеман проводил с коллегой Амосом Тверски, учёные выяснили и экспериментально доказали, что человеческими поступками руководит не только и не столько разум людей, сколько их глупость и иррациональность.

И с этим, согласитесь, сложно поспорить. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию 3 лекции Даниэль Канемана, в которых он ещё раз пройдётся по нерациональной человеческой природе, расскажет о когнитивных искажениях, мешающих нам адекватно принимать решения, и объяснит, почему не всегда стоит доверять экспертным оценкам.

Даниэль Канеман: «Загадка дихотомии «опыт-память»

Используя различные примеры, от нашего отношения к отпускам до впечатлений от колоноскопии, нобелевский лауреат и основоположник бихевиористской экономики Даниэль Канеман демонстрирует, насколько по-разному наше «испытывающее я» и наше «помнящее я» воспринимают счастье. Но почему так происходит и к каким последствия ведёт подобное расщепление нашего «Я»? Ответы ищите в этой лекции.

Сейчас все говорят о счастье. Однажды я попросил одного человека посчитать все книги со словом «счастье» в названии, опубликованные за последние 5 лет, и он сдался после 40-й, но их, конечно, было еще больше. Подъем интереса к счастью огромный среди исследователей. Существует множество тренингов на эту тему. Каждый хочет сделать людей счастливее. Но несмотря на такое обилие литературы, существуют некие когнитивные искажения, которые практически не позволяют правильно думать о счастье. И мое выступление сегодня в основном будет посвящено этим когнитивным ловушкам. Это касается и обычных людей, думающих о своем счастье, и в той же мере ученых, размышляющих о счастье, так как оказывается, что мы все запутались в равной степени. Первая из этих ловушек — это нежелание признать, насколько сложно это понятие. Оказывается, что слово «счастье» больше не является таким уж полезным словом, потому что мы применяем его по отношению к слишком разным вещам. Думаю, что есть одно конкретное значение, которым мы должны ограничиться, но, в общем и целом, это то, о чем нам придется забыть и выработать более комплексный взгляд на то, что такое благополучие. Вторая ловушка — это смешение опыта и памяти: то есть между состоянием счастья в жизни и ощущением счастья относительно своей жизни или ощущением, что жизнь тебя устраивает. Это две абсолютно разные концепции, но обе они обычно объединяются в одно понятие счастья. И третья — это иллюзия фокуса, и это печальный факт, что мы не можем думать о каком-либо обстоятельстве, которое влияет на наше благополучие, не искажая его значимости. Это самая настоящая когнитивная ловушка. И просто не существует способа понять все это верно.

© TED conferences
Перевод: компания «Аудиорешения»

Читайте материал по теме: Нейроэкономика: как мы решаем, рискуем и сотрудничаем

Даниэль Канеман: «Исследование интуиции» (Explorations of the Mind Intuition)

Почему интуиция иногда работает, а иногда нет? По какой причине большинство прогнозов экспертов не сбываются и можно ли вообще доверять интуиции экспертов? Какие когнитивные иллюзии мешают делать адекватную экспертную оценку? Как это связано со спецификой нашего мышления? Чем отличаются «интуитивный» и «думающий» типы мышления? Почему интуиция может работать не во всех областях человеческой деятельности? Об этом и многом другом Даниэль Канеман рассказал в своей видеолекции Explorations of the Mind Intuition.

*Перевод начинается с 4:25 минуты.

© Berkeley Graduate Lectures
Перевод: p2ib.ru

Даниэль Канеман: «Размышление о науке благополучия»

Развёрнутый вариант TED-выступления Даниэля Канемана. Публичная лекция, прочтённая психологом на Третьей международной конференции по когнитивной науке, также посвящена проблеме двух «Я» — «помнящего» и «настоящего». Но здесь психолог рассматривает эту проблему в контексте психологии well-being. Даниэль Канеман рассказывает о современных исследованиях благополучия и тех результатах, которые ему и его коллегам удалось получить за последнее время. В частности, он объясняет, от каких факторов зависит субъективное благополучие, как на нас воздействует наше «настоящее Я», что представляет из себя концепция полезности, от которой зависит принятие решений, насколько оценка жизни влияет на переживаемое счастье, как взаимосвязаны внимание и удовольствие, которое мы испытываем от чего-либо, и насколько мы преувеличиваем значение того, о чём мы думаем? И, конечно же, не остаётся без внимания вопрос, какое значение исследования переживаемого счастья имеют для общества.

Счастье или смысл: в чём мы больше нуждаемся?

Канеман Даниэль. Книги онлайн

Даниэль Канеман (Daniel Kahneman, 5 марта 1934, Тель-Авив) — израильско-американский психолог, один из основоположников психологической экономической теории и поведенческих финансов, в которых объединены экономика и когнитивистика для объяснения иррациональности отношения человека к риску в принятии решений и в управлении своим поведением.

Знаменит своей работой, выполненной совместно с Амосом Тверски и другими авторами, по установлению когнитивной основы для общих человеческих заблуждений в использовании эвристик, а также для развития теории перспектив; лауреат Нобелевской премии по экономике 2002 года «за применение психологической методики в экономической науке, в особенности — при исследовании формирования суждений и принятия решений в условиях неопределённости» (совместно с В. Смитом), несмотря на то, что исследования проводил как психолог, а не как экономист.

Канеман родился в Тель-Авиве, провёл свои детские годы в Париже, переехал в Палестину в 1946 году. Получил степень бакалавра математики и психологии в Еврейском университете в Иерусалиме в 1954 году, после чего работал в Армии обороны Израиля, в основном в психологическом отделе. Подразделение, в котором он служил, занималось отбором и тестированием призывников. Канеман разрабатывал интервью для оценки личности.

После увольнения из армии Канеман возвратился в Еврейский университет, где прослушал курсы логики и философии науки. В 1958 году переехал в Соединённые Штаты Америки и получил степень доктора философии по психологии в Калифорнийском университете, Беркли в 1961 году.

С 1969 года сотрудничал с Амосом Тверски, который по приглашению Канемана читал в Еврейском университете лекции об оценке вероятности событий.

В настоящее время работает в Принстонском университете, а также в Еврейском университете. Входит в редакционный совет журнала Economics and Philosophy. Канеман никогда не заявлял, что он один занимался психологической экономикой — он указывал, что все, что им получено в этой области, он и Тверски достигли совместно с их соавторами Ричардом Тэйлером и Джеком Кнетчем.

Канеман женат на Энн Трисман, знаменитой исследовательнице внимания и памяти.

Канеман Даниэль на видео

В речи Даниэля Канемана постоянно проскальзывает одно слово: удача. Восьмидесятилетний американец еврейского происхождения считается одним из самых влиятельных из ныне живущих мыслителей. Разработанные им теории двухскоростной обработки информации и эвристики для когнитивной психологии – то же, чем теория Дарвина была для биологии. Умение описывать свои находки четким, понятным языком снискало ему такую популярность, какой позавидовало бы большинство рок-групп.

Но, сидя напротив меня в библиотеке Королевского института, этот лукавый старец утверждает, что почти все свои находки сделал только по воле случая. В раннем детстве ему повезло выжить в оккупированной нацистами Франции. Повезло, что мама была «талантливой сплетницей» и разжигала в нем очарованность глубиной людских странностей (которые были и у патрулировавших город эсэсовцев). И он уверен, что не достиг бы никаких успехов, если в один «удачный день» 1969-го случайно не встретил в Иерусалиме Амоса Тверски, ставшего ему другом и коллегой. «То, что мы встретились, что он мне понравился, что мы так хорошо сработались, а наша методика стала такой авторитетной, – это чистое везение», – признается Канеман. «Чистым везением» было и получить в 2003 году Нобелевскую премию по экономике (за работу о теории перспектив). «Нобелевскую премию не за качество работы дают, знаете ли…» – объясняет ученый. Однако идея о финансовой нерациональности человека экономистов потрясла и еще дала жизнь новой дисциплине: поведенческой экономике. В этом тоже есть элемент счастливой случайности.

В 2011 году вышла книга «Думай медленно… Решай быстро» – квинтэссенция трудов Канемана, которую тот посвятил умершему в 1996-м Тверски. Книга разошлась миллионом копий, но счастье, что она вообще была написана. «Каждый миг работы над ней вызывал у меня ненависть, – делится автор, – и в законченном виде она мне не понравилась. Так что ее успех стал для меня большим сюрпризом».

Для всех же, кто ее прочитал, это совсем не сюрприз. Изложенные в ней идеи повлияли на все – от методики набора бейсбольных команд до того, что по инициативе Дэвида Кэмерона была сформирована группа поведенческих исследований. Продуктом канемановских теорий (скромность тут никак не уместна) стал и его собственный изумленный фатализм. «В ретроспективе толковать жизнь слишком просто», – считает психолог. Мир куда беспорядочнее, чем мы настроены полагать.

Центральная идея трудов Канемана и Тверски состоит в наличии двух систем мышления. Первая – «быстрая»: когда мы мыслим на автомате, без усилий, интуитивно, можем сразу ответить на простые вопросы вроде «сколько будет два плюс два?» или «любишь ли ты свою маму?» Вторая система – «медленная». Это запасной «процессор», который включается, когда нам нужно взять пау­зу и подумать над тем, сколько будет 24×17 или как разрешится ситуация в Крыму.

Нам хочется верить, что главная – система номер два. Что мы рациональные, рассудительные существа. Но система номер два – ленивая. Она слишком охотно готова поощрять сиюминутные суждения и впечатления, выработанные системой номер один. Эвристическим путем мы упрощаем в голове сложные вопросы: вместо «подходит ли эта партия на роль правящей?» мы спрашиваем, «нравится ли мне лицо Дэвида Кэмерона?» На нас влияют «ориентиры» (когда риелтор говорит, что двухкомнатная квартира в Хакни стоит 20 млн фунтов) и «угол подачи» («должна ли Шотландия быть независимой?» или «должна ли Шотландия оставаться частью Великобритании?»). Мы склонны давать событиям яркие объяснения, но не склонны задумываться, насколько эти объяснения правдоподобны. Так что если мы за неделю услышим о гибели двух велосипедистов, то будем думать, что ездить на велосипедах стало заметно опаснее, хотя вероятнее, что эти смерти не связаны.

Проведя серию комичных экспериментов с рулеткой и шулерскими костями, Тверски и Канеман показали, как же легко можно заставить нас принимать нерациональные решения. Даже судьи из уголовных судов действовали под влиянием абсолютно случайных чисел. Ученые также продемонстрировали зловещий эффект установок (как люди начинают вести себя эгоистичнее, увидев изображения денег). Многие из таких психологических уловок срабатывали, даже когда испытуемых о них открыто предупреждали. «Если что-то нам кажется правильным, мы этому следуем», – резюмирует Канеман. Систему номер два мы обычно включаем после, чтобы объяснить уже сделанное. Если вообще включаем.

Один из занимательнейших моментов книги – рассказ о визите автора в инвестиционную компанию с Уолл-стрит. Проанализировав ее отчеты, он вычислил, что трейдеры, которых высоко ценили за способность «читать» рынки, показывали результаты не лучше, чем если бы принимали решения наугад. Поэтому их бонусы были за везение, хотя те находили, как выдать успех за плод мастерства. «Они довольно-таки сильно разозлились, когда я сказал им об этом, – смеется психолог. – Но есть четкие доказательства, что головокружительному обогащению намного больше способствует удача, нежели умения».

То же справедливо и при оценке успешности одной компании на фоне другой. Канеман рассказывает, как один из самых известных CEO мира, принимая его однажды вечером у себя дома, сильно сокрушался, что миллиарды заработал по счастливой случайности. Но, по мнению ученого, мы вряд ли перестанем верить в миф о всевидящих CEO, которые заслуживают восьмизначных зарплат. «Наш разум, – говорит он, – это инструмент для объяснения мира. Мы объясняем мир, рассуждая о причинах и следствиях. А в историях о причинах и следствиях всегда должны быть герои. О том, что могло случиться и изменило бы ход событий, мы не думаем».

Отсюда и его интерпретация финансового кризиса 2008-го. Спрашиваю: может, это система номер два взяла отпуск? Ведь мало того, что решения принимались неправильные, их еще и закрепляли. Но Канеман мыслит иначе: «Самой большой ошибкой было утверждать, что это можно было предвидеть. Очень умные люди не смогли это предвидеть. Было много таких, кто думал, что это может случиться, а потом, когда все уже случилось, сказал: “А мы так и знали”. Это неправильное употребление слова “знать”».

Канеман больше не занимается научной работой, но по-прежнему востребован как советник и консультирует крупные компании по принятию решений. Сейчас его как раз увлекает идея «знания». «Что значит что-то знать? – вопрошает он с блеском в глазах за очками. – Реальные факты почти не играют здесь роли. Знание – это, как правило, единственное, что приходит на ум, что-то безальтернативное для вас. Особенно это справедливо, когда вы психологически прикованы к тому факту, что те, кому вы доверяете, верят в то же самое. И только потом вы придумываете объяснения».

Поэтому, продолжает ученый, людей и не переубедишь в дискуссии о политике. «Ведь доводы, которыми они подкрепляют свои убеждения, – аргументирует он, – не имеют почти никакого отношения к самим этим убеждениям, которые, как правило, формируются под действием случайных социальных факторов. Почему я верю в глобальное потепление? Потому что верю тому типу людей, которые говорят мне, что оно есть! – Канеман засмеялся. – Доказательств у меня никаких».

В результате возникают абсолютно нелепые корреляции. Например, противники однополых браков склонны также сомневаться в глобальном потеп­лении. «Связь тут исключительно ассоциативная и эмоциональная», – комментирует собеседник. Ученые куда охотнее убеждают публику историями, чем фактами. «Если вы хотите донести что-то о глобальном потеплении, – отмечает психолог, – то нужно апеллировать к системе номер один. Силу апелляции к системе номер два мы переоцениваем. Когда понимаешь, что факты людям неважны, становится довольно неприятно».
Труд жизни, кажется, внушил Канеману изумленное восприятие человека как милого набора
недостатков.

«Идея о том, что поведение человека саморазрушительно, что судьба воплощается в поступках людей, чтобы в конце концов погубить их, – это большая идея, – констатирует он. – Мы придаем слишком много значения мелким проблемам и слишком мало – серьезности последствий. Не удивлюсь, если многие погибли, ища во время пожара свои брюки».

Канемана тянет назвать пионером в изучении человеческой глупости, но он такое определение отвергает: «Мы не глупые. Это побочные эффекты системы, которая в остальном работает крайне хорошо. Центральный персонаж моей книги – это система номер один, я считаю. Но это естественно. У нее было куда больше времени на развитие. Это вторая система ленивая… Но она не стоит на месте».

Как думать быстро и медленно

Контролируйте естественные импульсы

По мнению Канемана, у нас есть две системы мышления: быстрая, основанная на импульсах и интуиции, и медленная, опирающаяся на рассудительность. По природе мы тяготеем к быстрой, особенно когда устаем, но нужно знать, когда доверять ей. Она годится, например, для прогнозирования вероятности, но для формирования полной картины может понадобиться мышление медленное, как и для того, чтобы понять, насколько человек подходит для конкретной работы.

Приучайтесь мыслить долгосрочно

Обманный эффект концентрации внимания выдвигает на первый план сиюминутное и может привести к нежелательным результатам.

Будьте честными

Исследования показывают, что несправедливые работодатели страдают от спада производительности труда, а несправедливость цен ведет к снижению продаж.

Помогайте друг другу

Предубеждения слепят, как говорит Канеман, и потому чужие ошибки увидеть легче. Так что просите конструктивной критики и будьте готовы сказать другим, что те могут улучшить.

Чтобы чужая реакция была разумнее, рисуйте картину целиком,
а не только негативные участки

Людям свойственно концентрироваться на различиях, а не на отдельных объектах. Поэтому инвесторов больше заботит динамика богатства, чем оно само. Переключайте их внимание, говоря, как много у них есть, а не как много они потеряли.

Судите здраво

«Ощущаемое» состояние отличается от «запоминаемого». Запоминающее «я» не интересует длительность хорошего или плохого состояния. Оно оценивает его по пиковым точкам и концу.

Не давайте неудачам сломить вас

Как бы много вы ни планировали, большую роль может сыграть случай, а по статистике, за любого рода неудачей следует успех.

Не полагайтесь полностью на бухгалтеров и фондовых управляющих

Изучив их долгосрочные результаты, Канеман пришел к выводу, что причина их успеха – в удаче,
а не в навыках.

Не игнорируйте чувства

Счастье – это реальное состояние, а потому его можно измерить, исследовать и осмыслить. Как цель для общества и средство воздействия на экономику.

Не поддавайтесь «иллюзии достоверности»

Если «факты» повторять и разъяснять, они могут показаться правдивыми. Но мы должны постоянно
ставить их под сомнение.

Не хмурьтесь, если хотите, чтобы ваши просьбы выполняли

Когда лицо выражает негативные эмоции, окружающие начинают больше анализировать и сомневаться.

Канеман, Даниел

Даниел Канеман

Daniel Kahneman

Дата рождения

5 марта 1934 (85 лет)

Место рождения

Тель-Авив, подмандатная Палестина

Страна

Израиль, США

Научная сфера

экономика, социальная психология

Место работы

  • Принстонский университет
  • Университет Британской Колумбии
  • Калифорнийский университет в Беркли
  • Мичиганский университет

Альма-матер

  • Еврейский университет в Иерусалиме
  • Калифорнийский университет в Беркли

Учёная степень

докторская степень

Научный руководитель

Сьюзен Мур Эрвин-Трипп

Награды и премии

Сайт

princeton.edu/~kahneman

Даниел Канеман на Викискладе

Даниел Ка́неман (англ. Daniel Kahneman, ивр. ‏דניאל כהנמן‏‎, родился 5 марта 1934, Тель-Авив) — израильско-американский психолог. Один из основоположников поведенческой экономики, в которой объединены экономика и когнитивистика для объяснения иррациональности отношения человека к риску в принятии решений и в управлении своим поведением. Знаменит своей работой, выполненной совместно с Амосом Тверски и другими авторами, по установлению когнитивной основы для общих человеческих заблуждений в использовании эвристик, а также для развития теории перспектив; лауреат Нобелевской премии по экономике 2002 года «за применение психологической методики в экономической науке, в особенности — при исследовании формирования суждений и принятия решений в условиях неопределённости» (совместно с В. Смитом), несмотря на то, что исследования проводил как психолог, а не как экономист..

Член Национальной академии наук США (2001).

Биография

Канеман родился в Тель-Авиве, провёл свои детские годы в Париже, переехал в Палестину в 1946 году. Получил степень бакалавра математики и психологии в Еврейском университете в Иерусалиме в 1954 году, после чего работал в Армии обороны Израиля, в основном в психологическом отделе. Подразделение, в котором он служил, занималось отбором и тестированием призывников. Канеман разрабатывал интервью для оценки личности.

После увольнения из армии Канеман возвратился в Еврейский университет, где прослушал курсы логики и философии науки. В 1958 году переехал в Соединённые Штаты Америки и получил степень доктора философии по психологии в Калифорнийском университете, Беркли в 1961 году.

С 1969 года сотрудничал с Амосом Тверски, который по приглашению Канемана читал в Еврейском университете лекции об оценке вероятности событий.

В настоящее время работает в Принстонском университете, а также в Еврейском университете. Входит в редакционный совет журнала Economics and Philosophy. Канеман никогда не заявлял, что он один занимался психологической экономикой — он указывал, что все, что им получено в этой области, он и Тверски достигли совместно с их соавторами Ричардом Талером и Джеком Кнетчем. Отмечен Talcott Parsons Prize Американской академии искусств и наук (2011).

Канеман женат на Энн Трисман, знаменитой исследовательнице внимания и памяти.

Объясняя, почему он занялся психологией, Канеман однажды написал:

Это, должно быть, было в конце 1941 или в начале 1942. Евреи были обязаны носить Звезду Давида и соблюдать комендантский час с 18:00. Я пошел поиграть с христианским другом и задержался допоздна. Я вывернул мой коричневый свитер наизнанку, чтобы пройти несколько кварталов до дома. Я спускался по пустой улице и увидел приближающегося немецкого солдата. Он был в чёрной форме, которой, как мне говорили, следует особенно остерегаться, — её носили эсэсовцы. Я сближался с ним, пытаясь идти быстро, и заметил, что он пристально смотрит на меня. Он подозвал и обнял меня. Я испугался, что он заметит звезду внутри моего свитера. Он заговорил со мной по-немецки, с большим чувством. Выпустив меня из объятий, он открыл свой бумажник, показал мне фото мальчика и дал немного денег. Я пошёл домой, более чем когда-либо уверенный в том, что моя мать была права: люди бесконечно сложны и интересны.

В 2016 году подписал письмо с призывом к Greenpeace, Организации Объединенных Наций и правительствам всего мира прекратить борьбу с генетически модифицированными организмами (ГМО).

Научные достижения

Первая совместная работа Канемана и Тверски была посвящена закону малых чисел. Дальнейшее сотрудничество привело учёных к фундаментальному прогрессу в понимании эвристики. В своих работах они рассматривали эвристические черты вероятностного мышления. В основном их внимание было сосредоточено на доступности, репрезентативности, закреплении (установка «якоря») и корректировке.

Доступность — это склонность людей переоценивать вероятность события, если примеры подобного рода легко приходят в голову. Репрезентативность — это склонность оценивать вероятность события исходя из того, в какой степени это событие соотносится с подходящей психической моделью (например с профессией). Закрепление и корректировка это процесс вынесения суждения, при котором изначальный ответ действует как якорь, а дополнительная информация используется лишь для того, чтобы корректировать этот ответ.

Анализ когнитивных и ситуационных факторов, проведённый Канеманом и Тверски, помог понять психологические процессы, управляющие человеческими суждениями и принятием решений.

Ссылки

  • Curriculum Vitae Д. Канемана (pdf)
  • Страница Д. Канемана на сайте Принстонского университета
  • Автобиография
  • Джереми Клифт Вызов вразумленному духовенству // Финансы и развитие. 2009, сентябрь
  • Нобелевская лекция Д.Канемана: Maps of Bounded Rationality (real video)
  • «Объединение понимания психологических исследований в экономической науке, специально сосредоточенных на человеческих суждениях, и принятии решений в условиях неопределенности»
  • Даниэль Канеман
  • Даниэль Канеман. Робкие решения и смелые предсказания
  • Видеолекторий: Даниэль Канеман о когнитивных искажениях, интуиции и счастье. Моноклеr. Дата обращения 10 марта 2018.

Лауреаты премии по экономике памяти Альфреда Нобеля с 2001 года

Джордж Акерлоф / Майкл Спенс / Джозеф Стиглиц (2001) • Даниел Канеман / Вернон Смит (2002) • Роберт Энгл / Клайв Грейнджер (2003) • Финн Кюдланд / Эдвард Прескотт (2004) • Роберт Ауман / Томас Шеллинг (2005) • Эдмунд Фелпс (2006) • Леонид Гурвич / Эрик Маскин / Роджер Майерсон (2007) • Пол Кругман (2008) • Оливер Уильямсон / Элинор Остром (2009) • Питер Даймонд / Дейл Мортенсен / Кристофер Писсаридес (2010) • Томас Сарджент / Кристофер Симс (2011) • Ллойд Шепли / Элвин Рот (2012) • Юджин Фама / Ларс Петер Хансен / Роберт Шиллер (2013) • Жан Тироль (2014) • Ангус Дитон (2015) • Оливер Харт / Бенгт Хольмстрём (2016) • Ричард Талер (2017) • Уильям Нордхаус / Пол Ромер (2018)

Полный список | 1969—1975 | 1976—2000 | с 2001

Даниел Канеман

Daniel Kahneman

Дата рождения

5 марта 1934 (85 лет)

Место рождения

Тель-Авив, подмандатная Палестина

Страна

Израиль, США

Научная сфера

экономика, социальная психология

Место работы

  • Принстонский университет
  • Университет Британской Колумбии
  • Калифорнийский университет в Беркли
  • Мичиганский университет

Альма-матер

  • Еврейский университет в Иерусалиме
  • Калифорнийский университет в Беркли

Учёная степень

докторская степень

Научный руководитель

Сьюзен Мур Эрвин-Трипп

Награды и премии

Сайт

princeton.edu/~kahneman

Даниел Канеман на Викискладе

Даниел Ка́неман (англ. Daniel Kahneman, ивр. ‏דניאל כהנמן‏‎, родился 5 марта 1934, Тель-Авив) — израильско-американский психолог. Один из основоположников поведенческой экономики, в которой объединены экономика и когнитивистика для объяснения иррациональности отношения человека к риску в принятии решений и в управлении своим поведением. Знаменит своей работой, выполненной совместно с Амосом Тверски и другими авторами, по установлению когнитивной основы для общих человеческих заблуждений в использовании эвристик, а также для развития теории перспектив; лауреат Нобелевской премии по экономике 2002 года «за применение психологической методики в экономической науке, в особенности — при исследовании формирования суждений и принятия решений в условиях неопределённости» (совместно с В. Смитом), несмотря на то, что исследования проводил как психолог, а не как экономист..

Член Национальной академии наук США (2001).

Энциклопедичный YouTube

  • 1/5 Просмотров:8 585 14 402 8 033 30 412 10 946
  • ✪ Даниэль Канеман — Размышления о науке (субъективного) благосостояния
  • ✪ «Думай медленно… Решай быстро» Даниэль Канеман | АНИМАЦИЯ
  • ✪ Даниэль Канеман — ЛЕКЦИЯ ОБ ИНТУИЦИИ
  • ✪ Крушение экономической теории — Анна Солодухина
  • ✪ Почему метод многократного проигрывания лучше, чем когнитивная терапия* Результаты исследования

Субтитры

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *