Аккомодация это в психологии

Аккомодация это в психологии

1. Введение. Адаптация и аккомодация

Термин «адаптация» вошел в моду вместе с дарвиновской теорией происхождения видов путем естественного отбора. Эта теория была основана на наблюдении того, что нельзя найти двух абсолютно оди­наковых представителей биологического вида или семейства. Повсю­ду мы сталкиваемся с изменчивостью и неповторимостью. Дарви­новская теория восприняла эту изменчивость и объяснила виды как результат естественного отбора. Индивиды, наиболее приспособлен­ные к жизни в условиях, предоставляемых окружающей средой, выживали и производили существующие виды. Другие же погибали, и представляемые ими виды исчезали. Различия между этими вида­ми объяснялись как результат накопления и продолжения индивиду­альных изменений, имевших «ценность для выживания». Адаптации и были теми изменениями, которые таким образом отбирались и пе­редавались.

Термин «аккомодация» — родственное понятие, но слегка от­личающееся по значению. Разница заключается в том, что адапта-, ция применима к органическим модификациям, передаваемым био­логическим путем; тогда как аккомодация применима к изменениям в привычках, которые передаются или могут передаваться социо­логически, т. е. в форме социальной традиции. Впервые этот тер­мин в этом смысле использовал Болдуин в «Словаре философии и психологии».

С точки зрения современной биологической теории следует раз­личать две разновидности адаптации: а) адаптация через измене­ние (наследственная); б) адаптация через модификацию (приобре­тенная). Для функционального приспособления индивида к его среде (см. п. б) Марк Болдуин предложил понятие «аккомодация», предполагая, что адаптация при этом будет увязываться со струк­турным приспособлением, общим и наследственным (см. п. а). По­нятие аккомодации применимо к любому благоприобретенному изменению функции, способствующему лучшему приспособлению к среде и к последующим функциональным изменениям.

Понятие аккомодации, имея ограниченную область применения в биологии, широко и разнообразно использовалось в социологии. Все социальное наследие, традиции, чувства, культура, техника — это аккомодации, т. е. приобретенные приспособления, передаваемые социально, а не биологически. Они не являются частью расового наследия индивида, но приобретаются человеком в его социальном опыте. Эти два понятия различаются еще и тем, что адаптация — это результат конкуренции, а аккомодация (или более точно — соци­альная аккомодация) — результат конфликта.

Итогом адаптации и аккомодаций, поддерживаемых борьбой за существование, является состояние относительного равновесия среди конкурирующих видов и их отдельных представителей. Это равновесие, устанавливаемое адаптацией, — биологическое; это оз­начает, что оно будет передаваться путем биологического наследо­вания, насколько оно непрерывно и закреплено в расе или в виде.

Однако равновесие, основанное на аккомодации, не биологичес­кого свойства; оно носит экономический и социальный характер и передается, если вообще передается, традицией. Природа экономи­ческого равновесия, устанавливаемого в ходе конкуренции, быладостаточно полно представлена в гл. VIII. Сообщество растений — вот это равновесие в его абсолютной форме.

В сообществах животных и людей общность, можно сказать, стала частью индивидуальных членов группы. Индивиды адапти-.-рованы к особому типу коммунальной жизни, и эти адаптации в животном сообществе, в отличие от человеческого, представлены разделением труда между полами, инстинктами, обеспечивающими защиту и благополучие молодняка, и все это передается биологиче­ским путем. Человеческое же общество, хотя и допускает выражения этих изначальных тенденций, организовано вокруг традиций, обыча­ев, коллективных репрезентаций, короче — вокруг согласия. А со­гласие представляет собой не биологические адаптации, но соци­альные аккомодации.

Социальная организация, за исключением порядка, основанного на конкуренции и адаптации, является, по сути своей, аккомодацией различий, достигаемой путем конфликтов. Этот факт объясняет, по­чему именно разномыслие, а не единомыслие является характерной чертой человеческого сообщества в отличие от животного. Доволь­но четко это положение формулирует профессор Кули: «Единство социального разума заключается не в договоре, но в организации, в том факте, что его составные части взаимно обусловливают друг друга и благодаря этому все, что происходит в нем, связано со всем остальным, и в этом — итог целого»3.

Разницу между аккомодацией и ассимиляцией можно проиллю­стрировать на примере различия между одомашниванием и приру­чением. Путем одомашнивания и выведения породы человек изме­нил изначальные наследуемые черты растений и животных. Он изменил характер видов. Когда отдельные представители вида, ес­тественно находящиеся в конфликте с человеком, приручаются, они становятся аккомодированными к нему. Евгенику можно рассмат­ривать как программу биологической адаптации рода человеческо­го в ходе осознанной реализации социальных идеалов. Образова­ние, в свою очередь, представляет собой программу аккомодации, или организации, модификации и культуры изначальных черт.

Любое общество представляет собой организацию элементов, бо­лее или менее антагонистичных по отношению друг к другу, но со­единенных на какое-то время, по крайней мере так, что определены взаимные отношения и соответствующие сферы действия каждого ; из элементов. Такая аккомодация, этот modus vivendi*, может быть относительно постоянным, как в состоящем из каст обществе, или же переходным состоянием, как в обществе, состоящем из классов. В любом случае аккомодация, покуда она сохраняется, обеспечива­ет индивиду или группе признанный статус.

* Способ существования. —Прим. ред.

Аккомодация — это естественный исход конфликтов. В аккомо­дации антагонизм враждебных элементов регулируется в данный момент, и конфликт как открытое, явное действие исчезает, хотя и сохраняется как потенциальная сила. С изменением ситуации при­способление, успешно контролировавшее антагонистические силы до этих пор, не срабатывает. Начинаются смятение и волнения, кото­рые могут перейти в открытый конфликт. Конфликт, будь то война, забастовка или просто обмен вежливыми инсинуациями, неизменно заканчивается новой аккомодацией, или социальным порядком, ко­торый в общем включает и измененный статус в отношениях между участниками . И только ассимиляция полностью стирает этот антагонизм, скрытый в организации групп или индивидов. ,

Аккомодация (В Социологии)

АККОМОДАЦИЯ в социологии, любое приобретённое изменение функции, способствующее сосуществованию действующих индивидов, групп, организаций, сообществ и их совместным действиям без стирания имеющихся между ними различий и утраты своеобразия.

Термин «аккомодация» впервые в 1894 году использовал американский психолог М.Дж. Болдуин (1861-1934) для обозначения процесса разрушения старых привычек и создания новых координаций взаимодействия. В социологической теории аккомодация наиболее подробно представлена в работах Р. Э. Парка как один из четырёх главных процессов социального взаимодействия: «конкуренция-конфликт-аккомодация-ассимиляция». В рамках этой концепции аккомодация на социетальном уровне рассмотрения (т. е. на уровне общества в целом) обеспечивает устройство, или организацию данного общества, конкуренция — экономическое равновесие, конфликт — политический порядок, ассимиляция — внедрение нравственных и культурных образцов на личностном уровне.

Совокупности аккомодаций, или закреплённых принципов внутренней организации и субординации групп и сообществ (например, касты или классы), определяли соответствующие исторические формы общественной аккомодации индивидуальных установок в процессе социального приспособления к новым ситуациям (например, расовые предрассудки, установки на подчинение, лояльность и др.) могут передаваться членам групп традицией или стать результатом личного опыта. На уровне межличностного и межгруппового взаимодействия аккомодация занимает промежуточное положение между конфликтом и ассимиляцией. Аккомодация не устраняет причины конфликта, но последовательно предотвращает и регулирует его через стадии доминирования, толерантности, компромисса, примирения и конверсии, при этом конфликтующие стороны с обоюдного согласия распределяют функции господства и подчинения через формальные правила, устанавливая способ сосуществования и не утрачивая своих специфических черт. Процесс ассимиляции, в отличие от аккомодации, предполагает тесные личные контакты индивида с культурой, их взаимопроникновение. Смотри также Адаптация социальная.

Реклама

Понятие «аккомодация» применяется в исследованиях иммиграции, конфликтов, трудовых споров, организации различных сообществ, субординации, лидерства.

С. П. Баньковская.

Ассимиляция, аккомодация и «недостающее звено» теории Ж.Пиаже

Ссылка: Додонов Ю.С. Ассимиляция, аккомодация и «недостающее звено» теории Ж.Пиаже // Образ Российской психологии в регионах страны и в мире. Мат. международного Форума и школы молодых ученых. М.: ИП РАН, 2006, С. 198-203.
_________________________________________
Термины «ассимиляция» и «аккомодация» вошли в психологическую терминологию благодаря основателю Женевской школы генетической психологии Жану Пиаже. Коротко напомним, что согласно его представлениям соответствующие им процессы являются противоположно направленными и неразрывно взаимосвязаны между собой. При этом (по мнению Пиаже) как ассимиляция не может протекать без аккомодации, так и аккомодация не существует без одновременной ассимиляции и уравновешивание этих двух процессов представляет собой, подобно своему биологическому аналогу, когнитивную адаптацию или сферу подлинного интеллекта.
Озвученные взгляды Пиаже настолько укрепились в современной психологии, что в большинстве своем не подвергаются ни сомнению, ни более детальному анализу. Однако, на наш взгляд, отдельные моменты, касающиеся процессов ассимиляции и аккомодации в их психологической трактовке, требуют не только более глубокого рассмотрения, но и, в части некоторых положений, кардинального пересмотра. В частности, противопоставление ассимиляции и аккомодации или представление их в качестве двух противоположно направленных процессов является, на наш взгляд, несоответствующим не только общепринятой научной терминологии, но и самим принципам протекания когнитивных адаптационных процессов, как в узком, так и в широком понимании этого слова.
С биологической точки зрения ассимиляция является интеграцией внешних элементов в развивающиеся или завершенные структуры организма. При этом данный термин является синонимом «анаболизма», которому противопоставлен «катаболизм» или его синоним – «диссимиляция» и нам не видится хоть сколько-нибудь правомерных обоснований, по которым, в случае с психологическим применением данной терминологии, возможно отступление от общепризнанных норм (что, к сожалению, часто наблюдается в психологии). Тем более что, как будет показано ниже, процесс диссимиляции является неотъемлемой частью адаптационных процессов. Его присутствие не является столь ярко выраженным, как у ассимиляции или аккомодации, однако это не делает его менее значимой составляющей когнитивных процессов.
Формальный смысл психологической ассимиляции заключается в экстенсивном развитии когнитивных схем. При этом увеличение числа компонентов определенной схемы ведет к увеличению ее теоретической потенциальной вариативности Vt или возможному теоретическому количеству комбинаций, которые можно составить с использованием ее элементов. В данном случае мы говорим о теоретическом потенциале, так как не все комбинации элементов могут представлять собой смыслообразующие аккомодаты. Поэтому реальная потенциальная вариативность схемы Vr имеет всегда более низкое значение и отношение Vr/Vt можно, в общих чертах, рассматривать как своеобразный коэффициент ее полезного действия.
Ассимиляционные процессы, обеспечивающие, как уже было сказано, экстенсивное развитие схем неразрывно связаны с аккомодацией. Включение нового составляющего в схему предполагает определенного рода рекомбинацию наличествующих в ней элементов, конечным результатом чего будет являться аккомодата, предполагающая использование вновь ассимилированного компонента. Вместе с тем, аккомодация может выступать и как независимый процесс, обеспечивая в стандартно заданной ситуации поиск новых комбинаций элементов, способных более эффективно удовлетворять потребность или комплекс потребностей, поставленных в соответствие конкретной схеме.
С позиции биологии возможность независимого протекания аккомодации подтверждается существованием так называемых «норм реакций». В процессе филогенеза происходит генетическая ассимиляция, состоящая в фиксации определенных фенотипических признаков. Этот процесс носит случайный характер и может рассматриваться как ответ генетической системы на стрессы, производимые внешней средой (Ваддингтон). В дальнейшем для каждого представителя вида могут наблюдаться ненаследственные вариации (аккомодаты), такие как изменения в форме или росте, но при этом все возможные вариации будут находиться исключительно в пределах допустимой «нормы» и не могут выйти за ее пределы.
В отличие от генетической ассимиляции психологический ее аналог представляет собой процесс, возможность осуществления которого является неотъемлемым условием нормальной приспособительной деятельности в случае постоянно меняющихся и усложняющихся условий обитания вида. При этом ассимиляция новых видов поведенческих реакций происходит, как правило, с определенным запасом или избыточностью и представляет собой, в ряде случаях, скрытое (латентное) научение обеспечивая тем самым избыточный «запас прочности» схемы. В дальнейшем, по мере осуществления приспособительных реакции происходит выявление наиболее эффективных, дополнительная (в силу необходимости и возможности) ассимиляция элементов-аналогов и рудиментация тех элементов, которые показали свою неуместность, не вступая в общее противоречие со схемой (попросту оказались менее эффективными).
В данном случае имеет место именно рудиментация, а не исключение или диссимиляция. Объясняется это тем, что этот процесс не предполагает сохранения структурной единицы знания лишь в качестве активного компонента схемы, но при этом, он и не обеспечивает полного удаления элемента и, следовательно, не имеет противоположную направленность процессу ассимиляции. В приводимой Пиаже формуле T+I→AT+E, составляющая E, на наш взгляд, соответствует именно такому типу элементов. Принципиальная невостребованность приводит к их рудиментации (забыванию), но при этом, вполне вероятно сохранение следов энграмм, которые в определенной ситуации способны восстановить некоторые из таких элементов в общую структуру схемы. Кроме того, в отдельных случаях они могут проявляться в виде атавизмов1.
Вместе с тем, не все изначально ассимилированные в схему «лишние» элементы являются относительно «безобидными». Некоторые из них по тем или иным причинам могут вступать в различного рода противоречия со схемой и представлять собой не просто «балласт», но и помеху или даже угрозу приспособительным реакциям. Так, например, неправильный хват инструмента, применявшийся в работе и повлекший за собой закономерную травму должен быть действительно исключен из схемы как ее элемент или диссимилирован во избежание повторения травматической ситуации.
Процесс психологической диссимиляции представляется нам не менее активным, и, кроме того, более сложным, чем процесс ассимиляции. Связано это с тем, что в отличие от своего биологического аналога мы (и, по всей видимости, другие животные), не обладаем способностью уничтожать свои знания по собственному желанию или каким-либо другим естественным путем. Диссимиляция элементов познания невозможна за пределы общей структуры знания. Этот процесс возможен лишь применительно к конкретной схеме, определяющей совершенно конкретную сферу приспособительных реакций. Никакого противоречия в данном случае нет. Диссимиляция «вредного» элемента схемы, в силу озвученных причин, не может происходить «в никуда». Поэтому единственно возможным вариантом нам представляется не просто диссимиляция, но и одновременная его ассимиляция в другую схему, либо формирование таковой на основе диссимилируемого элемента.
В данном случае функциональным назначением вновь создаваемой или модифицируемой схемы будет недопущение ошибочных, неверных действий. Наличие таких схем – «блокираторов», которые носят исключительно декларативный характер, и поэтому внешне никак себя не проявляющих, является важным условием осуществления эффективных приспособительных реакций или аккомодаций. Выступая в роли «внутреннего полицейского» такая схема активизируется в момент попытки применения неверного действия, которое может повлечь за собой пагубные для индивида последствия.
Вопрос формирования схем-блокираторов является достаточно сложным, что не позволяет нам подробно рассмотреть его в рамках данной работы. Отметим лишь то, что он затрагивает все сферы деятельности человека и при этом одним из самых значимых факторов, а во многих случаях являющимся непосредственной причиной процесса диссимиляции, является потребностно-мотивационная сфера индивида. В частности, есть все основания говорить о том, что противопоставленность принятым в конкретном обществе нормам и принципам поведения ведет к образованию антагонистических комплексов схем, находящихся в постоянном напряжении. Отличительной особенностью таких комплексов является включенность одного и того же элемента в приспособительную схему и находящуюся с ней во взаимодействии схему-блокиратор. Причиной появления комплексов-антогонизмов является невозможность диссимиляции элемента из приспособительной схемы в силу его соответствия удовлетворению потребностей при одновременном явно выраженном наличии негативных последствий, что ведет к образованию сопряженной схемы-блокиратора.
Кратко обобщая вышеизложенное, можно говорить о том, что адаптационные процессы обеспечиваются не двумя, как указывал Пиаже, а тремя процессами – ассимиляцией, аккомодацией и диссимиляцией. При этом процесс диссимиляции протекает только в общем взаимодействии с процессами ассимиляции и аккомодации и конечным продуктом этого взаимодействия является либо создание новой декларативной схемы-блокиратора, либо модификация уже существующей такого рода схемы. Являясь противоположно направленным процессу ассимиляции, диссимиляция в ряде случаях выступает детерминантой образования декларативных схем, в то время как ассимиляция, в первоначальном психологическом понимании этого термина, является следствием ориентировочной деятельности или поискового поведения, направленного на удовлетворение возникшей потребности. Поэтому, учитывая сложность разделения этих двух видов ассимиляций, вполне возможно применение термина рессимиляция в тех случаях, когда идет речь о выводе элемента из схемы с одновременным включением его в схему-блокиратор.
В заключении подчеркнем еще раз, что процесс аккомодации, как было показано выше, не является противоположно направленным ни к процессу ассимиляции, ни к процессу диссимиляции. Без него невозможно протекание двух других, но при этом аккомодация может выступать и как независимый, самостоятельный элемент когнитивного развития, обеспечивая качественное улучшение приспособительных реакций в стандартных ситуациях в рамках заданной схемы. И его независимое протекание, на наш взгляд, совершенно однозначно определяется термином «приспособление» который не является синонимом «адаптации» в силу того, что, адаптация обеспечивается всеми тремя озвученными процессами. Безусловно, бытовой язык допускает определенные терминологические «вольности», но в сфере научного знания необходимо, на наш взгляд, четко разграничивать эти два понятия.
_________________________________
1 Например, человек недавно перестал носить наручные часы. Если подойти к нему на улице и поинтересоваться «который час?», велика вероятность того, что он воспроизведет характерный для этой ситуации жест рукой. В данном случае это действие и будет представлять собой атавизм. Более яркое проявление психологических атавизмов можно наблюдать при общей психической деградации, которая может быть связана с различного рода заболеваниями или процессами старения.
Рекомендуемая литература:
1. Брангье Ж.К. Беседы с Жаном Пиаже // Психологический журнал, 2000, том 21, № 5, с. 112-116. (Беседа пятая (Май-июнь, 1969): Структуры. Механизмы ассимиляции и аккомодация)
2. Обухова Л.Ф. Концепция Жана Пиаже: за и против. – М., 1981.
3. Пиаже Ж. Теория Пиаже // История зарубежной психологии. 30—60-е гг. XX в.: Тексты / Под ред. П.Я. Гальперина, А.Н.Ждан. М., 1986.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *